Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 1 ноября 2006 г. N 565-П06 Осужденный подлежит освобождению от наказания за побои, поскольку со дня совершения преступления прошло более двух лет, то есть истек срок давности уголовного преследования за преступления небольшой тяжести

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 1 ноября 2006 г. N 565-П06


Президиум Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрел уголовное дело по надзорным жалобам осужденного П. и адвоката Ж.А.Е. на приговор Верховного Суда Республики Саха (Якутия) от 16 апреля 2004 г., которым

П., родившийся 23 декабря 1969 г. в с. Сырдах Усть-Алданского района Республики Саха (Якутия), ранее не судимый,

осужден:

- по ст. 111 ч. 4 УК РФ на 6 лет лишения свободы;

- по ст. 116 ч. 1 УК РФ на 6 месяцев исправительных работ, с применением ст. 71 ч. 1 п. "в" УК РФ на 2 месяца лишения свободы;

- по ст. 105 ч. 2 п. "к" УК РФ на 9 лет лишения свободы;

по совокупности преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, назначено 14 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

По делу осужден также О.

Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации 28 сентября 2004 г. приговор в отношении П. оставлен без изменения.

В надзорных жалобах осужденный П. и адвокат Ж.А.Е. оспаривают обоснованность осуждения П. по ст. 105 ч. 2 п. "к" УК РФ.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации К.А.В., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание приговора и кассационного определения, мотивы надзорных жалоб и вынесения постановления о возбуждении надзорного производства, мнение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации К.С.Г., полагавшего судебные решения изменить, освободить П. от наказания по ст. 116 ч. 1 УК РФ в связи с истечением сроков давности, объяснения адвоката Ж.А.Е., поддержавшего доводы жалобы, Президиум Верховного Суда Российской Федерации установил:

П. признан виновным в преступлениях, совершенных при следующих обстоятельствах.

4 июня 2002 г. О. и П., следуя на автомобиле, увидели В.И., который накануне сделал замечание О. и Т. по поводу охоты на турпанов. Остановившись и выйдя из машины, О. ударил В.И. по лицу, а когда тот упал, стал наносить ему удары по различным частям тела, П. также стал бить и пинать потерпевшего.

Затем О. вывел из палатки В.А. и стал его пинать, подошедший П. также стал наносить ему удары. О. после этого нанес несколько ударов В.И., а П., уронив потерпевшего, сел на него верхом и надавил на горло. О. и П. около 30 минут поочередно избивали В.И. и В.А.

В результате здоровью В.А. был причинен легкий вред, а здоровью В.И. - тяжкий вред.

Узнав у В. адрес Ох., который также делал замечание О. и Т. по поводу охоты, О. и П. съездили за ним и поехали в сторону озера Мюрюлю.

Встретив В.И., осужденные посадили его в машину, он потерял сознание, а по прибытии к засидке потерпевший скончался.

После этого О., П. и Ох., загрузив тело В.И. в машину, поехали по пойме реки. Когда они остановились, Ох. побежал, переправился через реку. П. догнал его, повел к реке. Решив, что Ох. донесет о смерти В.И., П. с целью убийства взял его за горло и прижал к воде, Ох. захлебнулся, П. ногой надавил ему на грудь и на шею. В результате Ох. получил телесные повреждения в виде переломов подъязычной кости и грудины, причинившие тяжкий вред здоровью, и скончался от механической асфиксии в результате сдавления шеи и верхней трети грудной клетки.

Осужденный П. в надзорной жалобе, не оспаривая правильности осуждения по ч. 4 ст. 111, ч. 1 ст. 116 УК РФ, указывает, что необоснованно признан виновным в совершении преступления, предусмотренного п. "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ, отмечая, что по делу нарушались нормы уголовно-процессуального закона, ненадлежащим образом продлялись сроки следствия; в основу обвинения в убийстве положены его показания на предварительном следствии от 10 июня 2002 г., полученные с нарушением закона, без участия адвоката, а также косвенные доказательства - показания свидетелей Т., Сив., Ф., Х., Сл.

Адвокат Ж. в надзорной жалобе просит приговор и кассационное определение в отношении П. отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение, указывает, что показания осужденного П. на предварительном следствии являются недопустимыми доказательствами, поскольку допрашивался он без участия адвоката Е., принимавшего в тот же день участие в допросе осужденного по делу О., интересы которого противоречат интересам П.; показания свидетелей Т., Сив., Ф., Х., Сл., Пав., основанные на догадках и предположениях, не могли быть положены в основу обвинения П. в убийстве.

Проверив материалы дела и обсудив доводы жалоб, Президиум Верховного Суда Российской Федерации считает, что жалобы осужденного и его защитника удовлетворению не подлежат.

Вина П. в совершении преступления, предусмотренного ст. 105 ч. 2 п. "к" УК РФ, установлена доказательствами, исследованными в судебном заседании.

Так, осужденный П. на предварительном следствии пояснял, что после того как Ох. убежал, он догнал его и избил, решив, что тот донесет о случившемся, он притащил Ох. в речку, у него возник умысел на убийство, он прижал его к воде, и Ох. умер (том 1 л.д. 35).

Эти показания П. обоснованно признаны допустимыми достоверными доказательствами.

Как видно из материалов дела, допрашивался П. с соблюдением норм уголовно-процессуального закона, с участием защитника.

В деле имеется ордер адвоката Ермолаева на защиту интересов П. от 10 июня 2002 г. (том 1 л.д. 18).

В протоколе отражено, что допрос П. проводился с участием адвоката Е., имеется подпись защитника.

Допрошенный в судебном заседании свидетель Ер. пояснил, что он участвовал при допросе П. на предварительном следствии в качестве защитника.

Как видно из материалов дела, адвокат Е. после допроса П. участвовал при проведении допроса О.

Однако это обстоятельство не может служить основанием для исключения показаний П. от 10 июня 2002 г. из числа доказательств, поскольку в тот период противоречий между интересами П. и О. не было.

По поводу убийства Ох. они 10 июня 2002 г. давали аналогичные показания.

Показания осужденного П. на предварительном следствии в качестве подозреваемого согласуются с другими доказательствами.

Так, осужденный О. пояснил, что после того как Ох. убежал, он видел П. в середине реки по плечи в воде, затем он поднялся, и всплыло тело Ох.

Из показаний свидетеля Т. следует, что П. говорил о сидящем в машине мужчине, что он обо всем расскажет, поэтому его нужно убрать, другой находившийся в машине мужчина был мертв.

Свидетель Сл. пояснил, что во время поисков пропавших Ох. и В. П. рассказал о том, что Ох. утопил он, загнав в реку.

Свидетели Сив. и Ф. пояснили, что перед тем как идти закапывать трупы, П. сказал, что одного человека он утопил.

Свидетель Х. пояснил, что во время распития спиртных напитков П. говорил о том, что он убил двоих.

В соответствии с выводами заключения судебно-медицинского эксперта причиной смерти Ох. явилась механическая асфиксия от сдавления шеи и верхней трети грудной клетки тупым твердым предметом, о чем свидетельствуют: наличие кровоподтеков на передних поверхностях верхней половины шеи верхней половины грудины; поперечный перелом кончика большого рога подъязычной кости слева и разгибательный поперечный перелом тела грудины по уровню второго межреберья; наличие кровоизлияний в гортанную часть глотки, в щитоподъязычную перепонку и одноименную мышцу справа, в слизистую оболочку гортани справа, под капсулу щитовидной железы (том 2 л.д. 49-56).

Показаниям допрошенных по делу свидетелей Т., Сив., Ф., Х., Сл., Пав. в приговоре дана правильная оценка, они обоснованно положены в основу обвинения П.

Содержание показаний названных лиц свидетельствует о том, что основаны они не на догадках и не на предположениях, как об этом отмечается в жалобах.

Оснований для исключения показаний этих свидетелей из числа доказательств не имеется.

Вывод суда о виновности П. в убийстве Ох. является правильным, он основан на совокупности исследованных в судебном заседании доказательств.

Обоснованность осуждения П. по ст. 111 ч. 4 УК РФ в жалобах не оспаривается.

Его вина в совершении этого преступления установлена доказательствами, подробно изложенными в приговоре.

Существенных нарушений норм уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора, по делу не допущено.

Предварительное следствие проведено в установленные законом сроки.

Оснований для продления сроков следствия Генеральным прокурором РФ или его заместителями, вопреки доводам жалобы осужденного, не имелось.

Как видно из материалов дела, предварительное следствие по делу приостанавливалось 9 июня 2003 г. (т. 4 л.д. 2), после чего было возобновлено 15 июля 2003 г. (том 4 л.д. 18), затем следствие по делу было приостановлено 11 августа 2003 г. (том 4 л.д. 183), а возобновлено 15 декабря 2003 г.

В соответствии с положениями ст. 162 УПК РФ в срок предварительного следствия не включается время, в течение которого предварительное следствие было приостановлено. При возобновлении приостановленного уголовного дела срок дополнительного следствия, установленный прокурором не может превышать одного месяца со дня поступления уголовного дела к следователю.

Сроки расследования данного дела не нарушались.

Правовая оценка действий П. является правильной, наказание по ст.ст. 111 ч. 4, 105 ч. 2 п. "к" УК РФ назначено в соответствии с требованиями закона.

Вместе с тем приговор суда и кассационное определение подлежат изменению по следующим основаниям.

В соответствии с положениями ст. 78 УК РФ лицо освобождается от уголовной ответственности за преступление небольшой тяжести, если со дня его совершения до вступления приговора в законную силу истекло два года.

Как установлено судом, П. совершил преступление, предусмотренное ст. 116 ч. 1 УК РФ, относящееся к категории небольшой тяжести, 4 июня 2002 г.

Со дня его совершения до рассмотрения дела в кассационном порядке Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации прошло более двух лет.

П. от следствия и суда не уклонялся, течение срока давности не приостанавливалось, однако судом кассационной инстанции не были применены положения ст. 78 УК РФ.

При таких обстоятельствах приговор и кассационное определение подлежат изменению, П. от наказания по ст. 116 ч. 1 УК РФ в соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ следует освободить в связи с истечением сроков давности.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 407, 408, 410 ч. 1 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации постановил:

1. Надзорные жалобы осужденного П., адвоката Ж.А.Е. оставить без удовлетворения.

2. Приговор Верховного Суда Республики Саха (Якутия) от 16 апреля 2004 г., кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 28 сентября 2004 г. в отношении П. изменить, от наказания, назначенного по ст. 116 ч. 1 УК РФ, его освободить в связи с истечением сроков давности уголовного преследования на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ.

П. на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст. 111 ч. 4, 105 ч. 2 п. "к" УК РФ, путем частичного сложения наказаний, назначить 13 лет 11 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В остальном судебные решения в отношении П. оставить без изменения.


Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 1 ноября 2006 г. N 565-П06


Текст постановления официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.