Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 19 марта 2009 г. N 93-О08-39 Указание о совершении разбоя по квалифицирующему признаку "с незаконным проникновением в жилище" подлежит исключению из приговора, поскольку осужденные вошли в помещение после того, как им открыли дверь, то есть путем свободного доступа

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 19 марта 2009 г. N 93-О08-39


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании 19 марта 2009 года кассационное представление государственного обвинителя А.С.Р. и кассационные жалобы потерпевшей Т., осужденных К., Ю., адвоката Б.А.В. на приговор Магаданского областного суда от 21 октября 2008 года, по которому

К., 2 декабря 1989 года рождения, уроженка г. Магадана, ранее не судима

осуждена по п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ к девяти годам лишения свободы; по п.п. "ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ к тринадцати годам лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний назначено пятнадцать лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Ю., 19 апреля 1989 года рождения, уроженец с. Гадля Ольского района Магаданской области, ранее не судим

осужден по п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ к десяти годам лишения свободы; по п.п. "ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ к четырнадцати годам лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний окончательно Ю. назначено семнадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать:

солидарно с Ю. и К. 20306 (двадцать тысяч триста шесть) рублей в счет материального ущерба в пользу Т.; с Ю. компенсацию морального вреда 100000 (сто тысяч) рублей в пользу Т.:

с К. компенсацию морального вреда 100000 (сто тысяч) рублей в пользу Т.

Ю. и К. признаны виновными и осуждены за разбойное нападение на Т., совершенное 16 января 2008 года в г. Магадане в целях хищения чужим имуществом с применением насилия, опасного для жизни, группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего; за убийство Т. 1989 года рождения, совершенное 16 января 2008 года в г. Магадане группой лиц по предварительному сговору, сопряженное с разбоем.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Р.В.В., мнение прокурора Ш.М.В, поддержавшей кассационное представление, по основаниям в нем изложенным, полагавшей в остальной части судебное решение в отношении Ю. и К. оставить без изменения, судебная коллегия установила:

В кассационном представлении постановлен вопрос об изменении приговора - исключении из описательно-мотивировочной части приговора указания квалифицирующего признака - о совершении разбоя с незаконным проникновением в жилище, поскольку торговый киоск таковым не является. В кассационных жалобах:

потерпевшая Т. просит отменить приговор из-за мягкости назначенного К. и Ю. наказания; при этом потерпевшая указывает на то, что ранее Ю. привлекался к уголовной ответственности и был освобожден от таковой по не реабилитирующим основаниям; не верно, по мнению потерпевшей Т., указано в приговоре, что наказание вынесено с учетом мнения потерпевшей, поскольку она настаивала на более суровом наказании Ю. и К.;

осужденная К., не оспаривая доказанности своей вины и правильности квалификации ее действий просит о снижении наказания (первоначальную жалобу просит не принимать во внимание);

адвокат Б.А.В. в интересах осужденной К. просит приговор изменить и снизить осужденной наказание, указывая, что суд не в полной мере учел то обстоятельство, что К. полностью признала себя виновной, давала правдивые и последовательные показания об обстоятельствах совершенных преступлений; инициатором совершения преступлений она не являлась; отсутствие отягчающих наказание обстоятельств;

осужденный Ю. просит приговор отменить, дело направить на новое рассмотрение, ссылаясь на то, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела; оспаривает обоснованность осуждения за убийство, полагая, что его действия должны быть квалифицированы по ч. 4 ст. 111 УК РФ, предусматривающей ответственность за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшей.

Проверив материалы дела, выслушав объяснение осужденного Ю., поддержавшего доводы своих жалоб, обсудив доводы кассационного представления и кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор суда подлежащим изменению.

Виновность осужденных Ю. и К. в совершении преступлений материалами дела установлена и подтверждается собранными в ходе предварительного следствия и исследованными в судебном заседании доказательствами, которым дана надлежащая оценка.

Так, в период предварительного расследования К. неоднократно поясняла о том, что в январе 2008 года вместе с Ю. договорились об ограблении торгового киоска, в котором работала ее знакомая Т.Ю. В день совершения преступления Ю. предложил ей совершить убийство Т.Ю., на что она ответила согласием, поскольку опасалась последующего разоблачения. Согласно предварительной договоренности, она - К. должна была постучать в окно киоска с тем, чтобы под любым предлогом войти внутрь, после чего туда должен был вбежать Ю. и убить Т.Ю. ножом. Для совершения преступления ими были взяты нож и деревянная скалка, на руки надели резиновые перчатки. Подойдя к киоску, она постучала в окно и попросила Т.Ю. впустить ее, сославшись на то, что на улице холодно. Т.Ю. открыла ей дверь и после ее захода вновь закрыла входную дверь на замок. В киоске она покурила и вышла на улицу, где со слов Ю. узнала, что тот испугался ехавшей в направлении киоска машины. Через некоторое время Ю. вновь предложил ей пойти в кисок для совершения преступления, взяв вместо скалки металлические кусачки и тряпичные перчатки. Вернувшись к киоску, она постучала в окно и после того, как Т. открыла входную дверь, в киоск забежал Ю. Она услышал крики Т. Войдя в кисок, увидела лежащую Т. на полу, голова у Т. была в крови. В ее присутствии Ю. стал наносить удары ножом, она из кассы похитила деньги. В момент нанесения ударов Ю. попросил ее подержать руки Т., что ею и было сделано, а Ю. в это время наносил удары ножом в голову, шею и в грудь Т. Убедившись в смерти Т., ими были похищены пачки сигарет, жевательная резинка, а также сотовый телефон потерпевшей.

Суд первой инстанции обоснованно признал указанные показания К. в ходе предварительного следствия достоверными, так как они подтверждаются другими доказательствами.

В материалах дела имеется протокол осмотра места происшествия, из которого следует, что 16 января 2008 года в торговом киоске, расположенном по адресу: г. Магадан улица Наровчатова N 11-а был обнаружен труп женщины с признаками насильственной смерти.

Согласно заключения судебно-медицинской экспертизы смерть Т.Ю. наступила в результате множественных колото-резаных и резаных ран головы, шеи, туловища, верхних конечностей, не проникающих и проникающих в гортань, брюшную полости с повреждением внутренних органов, вызвавших обильную потерю крови.

Выводы судебно-биологической экспертизы свидетельствуют о том, что обнаруженная на женском пальто-пуховике, а также на металлическом инструменте (клещи), изъятых в доме К., кровь, по своей групповой принадлежности от Т.Ю. не исключается.

Виновность К. и Ю. в совершении преступлений подтверждается и другими, имеющимися в деле и приведенными в приговоре доказательствами.

Тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив все доказательства по делу, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о доказанности вины К. и Ю. в разбое, совершенным группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, опасного для жизни, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей и в убийстве, совершенным группой лиц по предварительному сговору и сопряженным с разбоем, верно квалифицировав их действия по п. "в" ч. 4 ст. 162; п.п. "ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ соответственно.

Выводы суда о наличии у К. предварительного сговора с Ю. на совершение разбоя и убийства надлежащим образом мотивированы в приговоре и подтверждаются приведенными показаниями К. в ходе предварительного следствия, правильно признанными соответствующими действительности, так как соответствуют согласованным и совместным действиям К. и Ю. при совершении разбоя и убийства.

Доводы осужденной К. о том, что она участвовала в убийстве под влиянием страха и психического принуждения со стороны Ю. являются несостоятельными и противоречат материалам дела. В судебном заседании К. поясняла, что Ю. ей никак не угрожал. О наличии каких-либо угроз в отношении К., принуждении ее к совершению разбоя, а затем убийства, Ю. также не давал показаний. Как следует из материалов дела, у Ю. имелся предварительный сговор с К. на совершение разбоя и убийства, при совершении указанных преступлений Ю. и К. совершали активные действия, после совершения преступления участвовали в сбыте похищенного, о происшедшем в органы милиции ни Ю., ни К. не сообщили. Указанные обстоятельства в своей совокупности свидетельствуют, как об отсутствии угроз в отношении К., так и об отсутствии психического принуждения ее к совершению разбоя и убийства.

Вместе с тем, судебная коллегия находит необходимым исключить из осуждения Ю. и К. по п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ квалифицирующий признак - "с незаконным проникновением в помещение" (в приговоре указано жилище), исходя из следующего.

По смыслу закона "незаконное проникновение" предполагает противоправное вторжение в помещение либо жилище. Как установлено по делу К., а затем Ю. вошли в торговый киоск после того как им открыла дверь Т.Ю., то есть путем свободного доступа, что не может свидетельствовать о незаконности их действий в этой части.

Судом первой инстанции тщательно проверялись доводы осужденных о самооговоре, однако эти доводы оказались несостоятельными и суд правильно отверг их.

Изложенные в кассационных жалобах доводы в защиту осужденного Ю., в том числе о переквалификации его действия на ч. 4 ст. 111 УК РФ, тщательно исследованы судом первой инстанции и получили надлежащую оценку в приговоре с указанием мотивов их несостоятельности.

Выводы суда по всем этим доводам основаны на конкретных доказательствах по делу, которым дана оценка в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ, поэтому у судебной коллегии правильность выводов не вызывает сомнений.

Обстоятельства по делу исследованы в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства.

Допустимость приведенных доказательств сомнений не вызывает, поскольку они добыты в установленном законом порядке.

Наказание назначено Ю. и К. в соответствии с требованиями, ст.ст. 60, 69 УК РФ, соразмерно содеянному ими и с учетом всех конкретных обстоятельств дела. Несмотря на исключение квалифицирующего признака разбоя, с учетом того обстоятельства, что объем преступных действий Ю. и К., в совершении которых они признаны виновными и данные о их личности остались без изменения, судебная коллегия не находит оснований для снижения наказания, о чем содержится просьба в кассационных жалобах осужденных К. и Ю.

Судебная коллегия не усматривает также оснований для отмены приговора за мягкостью назначенного осужденным К. и Ю. наказания, как об этом просит потерпевшая Т. в кассационной жалобе, поскольку назначенное наказание К. и Ю. по совокупности совершенных ими преступлений по своему размеру нельзя признать мягким.

Гражданские иски разрешены судом в соответствии с действующим законодательством.

За исключением вносимого изменения, данное дело органами предварительного следствия - расследовано, а судом первой инстанции - рассмотрено полно, всесторонне и объективно; выводы суда, изложенные в приговоре, соответствуют имеющимся доказательствам и надлежащим образом мотивированы. Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Магаданского областного суда от 21 октября 2008 года в отношении К., Ю. изменить: исключить из приговора указание о совершении разбоя по квалифицирующему признаку - "с незаконным проникновением в жилище".

В остальной части тот же приговор в отношении К., Ю. оставить без изменения, кассационные жалобы осужденных К., Ю., адвоката Б.А.В. и потерпевшей Т. - без удовлетворения.

По материалам дела деяния осужденных были квалифицированы, в том числе, как разбой с незаконным проникновением в помещение.

Судебная коллегия по уголовным делам ВС РФ сочла необходимым исключить из приговора указание на квалифицирующий признак разбоя "с незаконным проникновением в помещение".

Как пояснила Коллегия, по смыслу закона "незаконное проникновение" предполагает противоправное вторжение в помещение либо жилище. Между тем по материалам дела осужденные при совершении разбоя вошли в торговый киоск после того, как им открыла дверь потерпевшая, т. е. путем свободного доступа. Такие обстоятельства не могут свидетельствовать о незаконности действий осужденных в этой части.


Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 19 марта 2009 г. N 93-О08-39


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение