Постановление Президиума Московского городского суда от 20 марта 2009 г. по делу N 44у-92/09 Суд изменил приговор, исключив осуждение за покушение на открытое хищение чужого имущества, поскольку вывод суда первой инстанции о наличии у осужденного умысла именно на присвоение изъятых предметов не подтверждается совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств

Постановление Президиума Московского городского суда от 20 марта 2009 г. по делу N 44у-92/09


Президиум Московского городского суда в составе:

Председательствующего Егоровой О.А.,

членов Президиума Дмитриева А.Н., Агафоновой Г.А., Васильевой Н.А., Курциньш С.Э.,

рассмотрел уголовное дело по надзорной жалобе адвоката Ш. в интересах осужденного С. на приговор Дорогомиловского районного суда г. Москвы от 19 июня 2008 года, которым

С., 27 июня 1979 года рождения, уроженец г. Москвы, гражданин Российской Федерации, ранее не судимый, осужден:

- за каждое из преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 286 УК РФ и ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 161 УК РФ (эпизоды с потерпевшим С.), к 1 году 6 месяцам лишения свободы;

- за каждое из преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 286 УК РФ и ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 161 УК РФ (эпизоды с потерпевшим З.), к 2 годам лишения свободы.

На основании ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно С. назначено 3 года лишения свободы, с отбыванием наказания в колонии-поселении, с лишением права занимать должности в органах внутренних дел РФ, связанные с выполнением функции представителя власти, сроком на 3 года.

Срок отбывания наказания исчислен с 19 июня 2008 года.

Приговором решена судьба вещественных доказательств.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 18 августа 2008 года приговор изменен: из резолютивной части при назначении наказания по совокупности преступлений по ч. 2 ст. 69 УК РФ исключено указание о назначении в качестве дополнительного наказания лишение С. права занимать должности в органах внутренних дел РФ, связанные с выполнением функции представителя власти, сроком на 3 года.

В остальной части приговор оставлен без изменения, кассационное представление прокурора - без удовлетворения.

В надзорной жалобе адвокат Ш. ставит вопрос об изменении судебных решений ввиду несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, неправильного применения уголовного закона, а также несправедливости приговора. Анализируя исследованные по делу доказательства, адвокат полагает, что действия С. в части изъятия у потерпевших С. и З. пистолета и ножа без соответствующего оформления полностью охватываются ч. 1 ст. 286 УК РФ, и дополнительной квалификации по двум эпизодам по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 161 УК РФ не требуется. Также, по мнению адвоката, суд не в полной мере учел обстоятельства, смягчающие наказание, а именно: положительные характеристики С. по месту жительства и службы, наличие на иждивении супруги и малолетнего ребёнка, частичное признание вины в содеянном, отсутствие судимостей, состояние здоровья его матери. С учетом приведённых обстоятельств, ставится вопрос о применении в отношении осужденного ст. 73 УК РФ.

Заслушав доклад судьи Иванова В.В., объяснения адвоката Ш. по доводам надзорной жалобы, мнение первого заместителя прокурора города Москвы Р., полагавшего необходимым исключить из приговора указание об осуждении С. по двум преступлениям, предусмотренным ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 161 УК РФ, считать его осужденным по двум эпизодам ч. 1 ст. 286 УК РФ к 2 годам 1 месяцу лишения свободы в колонии-поселении, Президиум установил:

С. признан виновным по двум эпизодам превышения должностных полномочий, а также по двум эпизодам покушения на грабеж, то есть на открытое хищение чужого имущества.

Как указано в приговоре, преступления совершены при следующих обстоятельствах:

С., работая в должности инспектора 1 отделения 2 отдела ДПС ГИБДД (на спецтрассе) ГУВД г. Москвы, будучи назначенным на указанную должность приказом начальника ГУВД г. Москвы N 133 л/с от 28.10.2002 г., имея специальное звание "старшина милиции", осуществлял свою деятельность на основании Конституции РФ, ФЗ РФ "О милиции", КоАП РФ, приказа МВД N 297 от 20.04.1999 г., должностных инструкций, приказов и распоряжений своего непосредственного руководства, имея право останавливать автомашины, проводить их досмотр, налагать административный штраф, т.е. властного характера, совершил действия, явно выходящие за пределы его полномочий и повлекшие существенное нарушение прав и законных интересов граждан и охраняемых законом интересов общества и государства.

2 мая 2007 года возле дома N 2 по Кутузовскому проспекту в г. Москве, находясь при исполнении служебных обязанностей, примерно в 09 часов 30 минут, С., одетый в форменное обмундирование сотрудника ДПС, остановил автомашину ВАЗ-21103, государственный номерной знак Е 665 ЕВ 93, которой управлял С., под предлогом нарушения последним ПДД, предусмотренного ст. 12.9 КоАП РФ, т.е. за превышение установленной скорости движения транспортного средства, что влечет за собой предупреждение, которое, согласно ст. 3.4 КоАП РФ, выносится в письменной форме, наложение административного штрафа в сумме 100 руб., для назначения которого, согласно ст. 28.6 ч. 1 КоАП РФ, протокол об административном правонарушении не составляется, а уполномоченным на то должностным лицом на месте совершения административного правонарушения налагается или взимается административный штраф, о чем такому лицу, согласно ст. 32.3 ч. 1 КоАП РФ, выдается постановление-квитанция установленного образца, а в случае наложения административного штрафа в сумме более 100 руб., предусмотренного ст. 3.5 КоАП РФ, составляется соответствующий протокол. Однако никаких мер, направленных на фиксацию допущенных С. нарушений, С. не принял, не составил требуемых документов, а воспользовался данным обстоятельством в качестве формального предлога и досмотрел салон автомобиля, из которого без соответствующего оформления и составления протоколов о досмотре транспортного средства и об изъятии вещей открыто похитил принадлежащий С. пневматический пистолет N Т 04 009222, который, согласно заключению эксперта, огнестрельным, газовым или пневматическим оружием не является, то есть для хранения и ношения которого специального разрешения не требуется, нарушив право С. на имение имущества в собственности, владении, пользовании и распоряжении им, предусмотренное ст. 35 Конституции РФ, причинив тем самым С. имущественный ущерб на сумму 4 300 руб. После чего С. желая скрыть совершенное преступление и избежать привлечения к уголовной ответственности, а также во исполнение преступного умысла на обращение чужого имущества в свою пользу, умышленно ввел потерпевшего в заблуждение относительно своих данных и назвался Р., сообщив, кроме того, С. не соответствующий своему номер жетона.

Он же, С., 2 мая 2007 года возле дома N 2 по Кутузовскому проспекту в г. Москве, находясь при исполнении служебных обязанностей и одетый в форменное обмундирование сотрудника ДПС, примерно в 11 часов 50 минут, остановил автомашину Дэу Леганза, государственный номерной знак С 530 ЕО 177, под управлением З. якобы за нарушение последним Правил дорожного движения, однако, никаких мер, направленных на фиксацию допущенных З. нарушений, не принял, не составил требуемых документов, а воспользовался данным обстоятельством в качестве формального предлога и досмотрел салон автомобиля, из которого без соответствующего оформления и составления протоколов о досмотре транспортного средства и об изъятии вещей открыто похитил принадлежащий З. нож, который, согласно заключению эксперта, не относится к холодному оружию, то есть для ношения и хранения которого специального разрешения не требуется, нарушив право З. на имение имущества в собственности, владении, пользовании и распоряжении им, предусмотренное ст. 35 Конституции РФ, причинив тем самым Зотову имущественный ущерб на сумму 500 руб. После чего С., желая скрыть совершенное преступление и избежать привлечения к уголовной ответственности, потребовал от З. уехать.

Своими действиями С. существенно нарушил права и законные интересы граждан и охраняемые законом интересы общества и государства и, кроме того, дискредитировал в глазах граждан репутацию органов внутренних дел как органа исполнительной власти, что повлекло существенное нарушение охраняемых законом интересов общества и государства.

Свой умысел на хищение С. по независящим от него обстоятельствам довести до конца не смог, поскольку находился при исполнении служебных обязанностей и не имел возможности реально распорядиться похищенным.

Рассмотрев материалы дела, изучив доводы надзорной жалобы, Президиум приходит к выводу, что судебные решения в отношении С. подлежат изменению по следующим основаниям.

Вывод суда о виновности С. в совершении двух преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 286 УК РФ, соответствует фактическим обстоятельствам дела, основан на совокупности исследованных доказательств, приведенных в приговоре, и не оспаривается в надзорной жалобе.

В то же время, вышеописанные неправомерные действия С. суд первой инстанции помимо ч. 1 ст. 286 УК РФ также квалифицировал по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 161 УК РФ, то есть как покушение на открытое хищение принадлежащего потерпевшим имущества. Однако такая юридическая оценка содеянного осужденным вызывает сомнения в своей обоснованности.

Как установлено по материалам дела, С. признал себя виновным в том, что он действительно без соответствующего оформления изъял пневматический пистолет и нож у потерпевших, полагая, что данные предметы без соответствующего разрешения, то есть неправомерно, находятся во владении указанных лиц. Наличие умысла на обращение изъятых предметов в свою пользу подсудимый отрицал. Такие же пояснения давал С. и во время его личного досмотра и выдачи ножа и пневматического пистолета сотрудникам ОСБ УВД, что подтвердили свидетели С. и С., которые участвовали при этом в качестве представителей общественности, а также свидетель Ч. - сотрудник ОСБ УВД.

Согласно показаниям потерпевшего С., исследованным в ходе судебного разбирательства, осужденный требовал у него документы на право ношения и хранения обнаруженного в салоне автомобиля пневматического пистолета, после чего забрал данный пистолет и сказал ему без соответствующего разрешения не возвращаться. Как показал свидетель Ч., проводивший личный досмотр С., к месту происшествия приезжала женщина, чтобы показать осужденному документы на изъятый пневматический пистолет.

Таким образом, вывод суда о наличии у осужденного умысла именно на присвоение изъятых предметов не подтверждается совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, вследствие чего отсутствуют законные основания для квалификации преступных действий как покушение на открытое хищение чужого имущества.

Суд, правильно установив фактические обстоятельства, связанные с необоснованными и незаконными, без соблюдения соответствующей процедуры, изъятиями С. у потерпевших принадлежащего им имущества, в то же время без достаточных оснований дополнительно квалифицировал эти действия осужденного по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 161 УК РФ (два эпизода).

При таких обстоятельствах, судебные решения следует изменить и исключить осуждение С. по двум эпизодам ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 161 УК РФ.

Как видно из материалов уголовного дела, при назначении наказания за каждое из двух преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 286 УК РФ, суд помимо характера и степени общественной опасности содеянного, конкретных обстоятельств совершенных С. преступлений, также принял во внимание данные о личности осужденного и его семье, что полностью соответствует требованиям ст. 60 УК РФ. Оснований считать назначенное наказание несправедливым вследствие чрезмерной суровости не имеется.

Каких-либо данных для применения положений ст. 73 УК РФ, о чем ставится вопрос в надзорной жалобе, по делу не установлено и в представленных материалах не содержится.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 407 и 408 УПК РФ, Президиум постановил:

надзорную жалобу адвоката Ш. удовлетворить частично.

Приговор Дорогомиловского районного суда г. Москвы от 19 июня 2008 года и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 18 августа 2008 года в отношении С. изменить:

- исключить осуждение С. по двум эпизодам ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 161 УК РФ.

На основании ч. 2 ст. 69 УК РФ, по совокупности двух преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 286 УК РФ, окончательно наказание С. определить путем частичного сложения назначенных наказаний в виде 2 (двух) лет 1 (одного) месяца лишения свободы в колонии-поселении.

В остальной части судебные решения оставить без изменения.


Председательствующий

О.А. Егорова


Постановление Президиума Московского городского суда от 20 марта 2009 г. по делу N 44у-92/09


Текст постановления официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение