Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 8 апреля 2009 г. N 15-Г09-2 Об отказе в признании недействующим Закона Республики Мордовия от 25 сентября 2008 г. N 75-З "О внесении изменений в статью 2 Закона Республики Мордовия "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения"

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 8 апреля 2009 г. N 15-Г09-2


Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании гражданское дело по заявлению К.Р.П. об оспаривании Закона Республики Мордовия N 75-З от 25 сентября 2008 года "О внесении изменений в статью 2 Закона Республики Мордовия "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения" по кассационной жалобе К.Р.П. на решение Верховного суда Республики Мордовия от 29 января 2009 года, которым заявление оставлено без удовлетворения.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации А.В.И., объяснения представителя Государственного Собрания Республики Мордовия Ж.И.Н., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации К.В.А., полагавшего решение оставить без изменения, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

К.Р.П. обратилась в суд с заявлением об оспаривании Закона Республики Мордовия N 75-З от 25 сентября 2008 года "О внесении изменений в статью 2 Закона Республики Мордовия "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения".

В обоснование заявленных требований К.Р.П. ссылалась на то, что она является собственником земельных участков, отнесенных к категории земель "земли сельскохозяйственного назначения". Оспариваемым Законом Республики Мордовия установлен минимальный размер земельного участка - 5 га, что не позволяет заявителю выделить в натуре принадлежащие ей доли земельного участка из земель сельскохозяйственного назначения и нарушает ее право распоряжаться принадлежащими ей земельными участками.

Судом вынесено приведенное выше решение, об отмене которого просит в кассационной жалобе К.Р.П., полагая его неправильным, вынесенным с нарушением норм материального права.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, не находит оснований для отмены решения по следующим основаниям.

Конституция Российской Федерации устанавливает, что земля и другие природные ресурсы используются и охраняются в Российской Федерации как основа жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории. Земля и другие природные ресурсы могут находиться в частной, государственной, муниципальной и иных формах собственности (статья 9). Граждане и их объединения вправе иметь в частной собственности землю. Владение, пользование и распоряжение землей и другими природными ресурсами осуществляются их собственниками свободно, если это не наносит ущерба окружающей среде и не нарушает прав и законных интересов иных лиц. При этом условия и порядок пользования землей определяются на основе Федерального закона.

Таким образом, в Российской Федерации земля провозглашена основой жизни и деятельности населяющих ее народов, и выведена в категорию особого рода ценностей, чем обусловлен особый порядок гражданского оборота земельных участков, отличающийся от свободного оборота иного рода имущественных и материальных благ, что связано с наличием не только частного, но и публичного интереса в данном виде общественных отношений, особенно в вопросах владения, пользования, распоряжения землями сельскохозяйственного назначения, которые являются одной из основ обеспечения экономического суверенитета Российской Федерации.

Регулирование вопросов владения, пользования и распоряжения землей отнесено подпунктом "в" пункта 1 статьи 72 Конституции Российской Федерации к совместному ведению Российской федерации и субъектов Российской Федерации. По смыслу приведенных конституционных положений в их взаимосвязи, функция регулирования земельных отношений, в том числе вопросов гражданского оборота земель сельскохозяйственного назначения, возлагается Конституцией Российской Федерации как на Российскую Федерацию в целом, так и на каждый из субъектов Российской Федерации. Соответственно, органы государственной власти обоих территориальных уровней призваны совместно обеспечивать эффективные механизмы регулирования, в частности, вопросов оборота земель сельскохозяйственного назначения с соблюдением баланса частного и публичного интересов в данной сфере.

Реализация субъектами Российской Федерации полномочий по предметам совместного ведения, в том числе в области регулирования вопросов владения, пользования и распоряжения землей, предполагает осуществление ими нормативно-правового регулирования по вопросам, отнесенным федеральным законодателем к их ведению, включая принятие соответствующих законов и иных нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации.

Такие законы и подзаконные акты, согласно части 5 статьи 76 Конституции Российской Федерации, не могут противоречить Федеральным законам, принятым по предметам ведения Российской Федерации и по предметам совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов, а в случае противоречия между Федеральным законом и иным актом, изданным в Российской Федерации, действует Федеральный закон.

Оборот земель сельскохозяйственного назначения в силу части 6 статьи 27 Земельного кодекса РФ регулируется Федеральным законом об обороте земель сельскохозяйственного назначения.

Согласно пункту 2 статьи 1 Федерального закона "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения" N 101-ФЗ от 24 июля 2002 года правовое регулирование отношений в области оборота земельных участков и долей в праве общей собственности на земельные участки из земель сельскохозяйственного назначения осуществляется, в том числе, и законами субъектов Российской Федерации.

Основными принципами оборота земель сельскохозяйственного назначения в части 3 статьи 1 указанного закона провозглашены: сохранение целевого использования земельных участков; установление максимального размера общей площади сельскохозяйственных угодий, которые расположены на территории одного муниципального района и могут находиться в собственности одного гражданина и (или) одного юридического лица.

Таким образом, федеральное законодательство в регулировании оборота земель сельскохозяйственного назначения исходит из принципов допустимости ограничения свободы оборота земель сельскохозяйственного назначения в целях достижения баланса конституционных ценностей сохранения целевого использования, наименьшего дробления участков из состава земель сельскохозяйственного назначения как основы жизнедеятельности народов России - с одной стороны, и защиты интересов собственника по свободному владению, пользованию, распоряжению землями сельскохозяйственного назначения- с другой.

Такой вывод подтверждается, в частности, гражданским законодательством Российской Федерации. Так, в соответствии с пунктом 3 статьи 129 Гражданского кодекса Российской Федерации, земля и другие природные ресурсы могут отчуждаться или переходить от одного лица к другому иными способами в той мере, в какой их оборот допускается законами о земле и других природных ресурсах.

В целях реализации полномочий по регулированию вопросов владения, пользования и распоряжения землями сельскохозяйственного назначения, законодательный орган Республики Мордовия как субъекта Российской Федерации принял Закон Республики Мордовия N 32-з от 7 июля 2003 года "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения в Республике Мордовия"; законом Республики Мордовия N 75-З от 25 сентября 2008 года "О внесении изменений в статью 2 Закона Республики Мордовия "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения" установлен минимальный размер земельного участка из земель сельскохозяйственного назначения, который при образовании новых земельных участков из земель сельскохозяйственного назначения определен в 5 гектаров.

Исходя из конституционно-правового смысла приведенного выше федерального законодательства, учитывая отсутствие специальных норм об ограничении правомочий субъекта Российской Федерации по регулированию вопросов определения минимального размера образуемых новых земельных участков из земель сельскохозяйственного назначения, суд правильно пришел к выводу о том, что данная норма Закона Республики Мордовия не входит в противоречие с федеральным законодательством и принята в соответствии с нормами и принципами, зафиксированными в законодательстве Российской Федерации об обороте земель сельскохозяйственного назначения.

Довод заявительницы в кассационной жалобе о том, что оспариваемая статья нарушает ее право как участника долевой собственности земельного участка сельскохозяйственного назначения на выдел доли размером 4,11 га в натуре для свободного распоряжения не может служить основанием к отмене решения, поскольку права свободного оборота и распоряжения участками независимо от их размера из земель сельскохозяйственного назначения федеральным законодательством не предусмотрено, наоборот, в части 3 статьи 1 Федерального закона "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения" N 101-ФЗ от 24 июля 2002 года провозглашены принципы сохранения целевого использования, максимально возможного сохранения максимальных размеров общей площади земельных участков сельскохозяйственного назначения в целях охраны конституционных ценностей публичного характера, что предполагает установление минимального размера образуемых новых земельных участков из состава земель данной категории.

Суд правильно пришел к выводу о том, что суждение заявительницы о недопустимости ограничения прав собственника в сфере оборота земель сельскохозяйственного назначения не основано на нормах Конституции Российской Федерации и действующего законодательства, предусматривающих ограничение таких прав в целях охраны публичных интересов сохранения земли как основы жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории.

Суд не входит в обсуждение вопросов нарушения конституционных прав заявительницы, гарантированных статьей 36 Конституции Российской Федерации оспариваемыми положениями Закона Республики Мордовия, поскольку данный вопрос в соответствии с положениями части 4 статьи 125 Конституции Российской Федерации отнесен к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации, поскольку требует толкования объема правомочий субъектов в рамках названного конституционного права по владению, пользованию и распоряжению землей, определения его пределов и соотношения с другими конституционными ценностями, гарантированными гражданам, обществу и народу, проживающему на территории России в целом. Толкование содержания конституционных норм названной статьи в силу части 5 статьи 125 Конституции РФ также является прерогативой Конституционного Суда Российской Федерации.

Учитывая, что никаких иных доводов, могущих послужить основанием к отмене решения Верховного Суда Республики Мордовия, в кассационной жалобе не содержится и в судебном заседании не установлено, руководствуясь статьями 360 и 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Верховного суда Республики Мордовия от 29 января 2009 года оставить без изменения, кассационную жалобу К.Р.П. - без удовлетворения.


Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 8 апреля 2009 г. N 15-Г09-2


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)



Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение

Если вы являетесь пользователем системы ГАРАНТ, то Вы можете открыть этот документ прямо сейчас, или запросить его через Горячую линию в системе.