Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 16 апреля 2009 г. N 47-О09-22 Из приговора подлежит исключению указание на привлечение осужденного к ответственности за покушение на мошенничество, поскольку истекли сроки давности привлечения к уголовной ответственности за данное преступление

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 16 апреля 2009 г. N 47-О09-22


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденных К. и Б. на приговор Оренбургского областного суда от 6 февраля 2009 года, по которому

К., 23 марта 1970 года рождения, уроженец г. Оренбурга, ранее судимый:

1. 5 апреля 2005 года по п. "а" ч. 2 ст. 158 УК РФ к 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год,

2. 30 января 2006 года по п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ с применением ст. 70 УК РФ к 1 году и 8 месяцам лишения свободы,

3. 21 марта 2006 года по ч. 1 ст. 157 УК РФ с применением ч. 5 ст. 69 УК РФ к 1 году и 6 месяцам лишения свободы, освобожден 8 сентября 2006 года условно-досрочно на 8 месяцев и 28 дней,

осужден к лишению свободы: по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ - на 14 лет и 6 месяцев, по ч. 3 ст. 30, ст. 159 ч. 1 УК РФ - на 1 год.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, назначено 15 лет лишения свободы.

На основании ст. 70 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединено не отбытое наказание по приговору от 21 марта 2006 года в виде 3 месяцев лишения свободы и окончательно назначено 15 лет и 3 месяца лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Б., 18 апреля 1975 года рождения, уроженец с. Березовка Кваркенского района Оренбургской области, не судимый,

осужден по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ на 14 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации С.Н.В., объяснения осужденных К., Б., адвокатов Ч.Л.А., Л.А.Л., Ш.А.И. по доводам жалоб, возражения прокурора Г.Г.А., Судебная коллегия установила:

К. осужден за покушение на мошенничество.

К. и Б. осуждены за убийство группой лиц Н.,

Преступления совершены соответственно 3 апреля 2007 года и 19 февраля 2008 года в г. Оренбурге при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационных жалобах:

осужденный К. в жалобе и дополнении к ней просит приговор отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение, утверждает, что его вина в убийстве не доказана, приговор основан на предположениях, указывает, что адвокат В.Т.Б. не принимала участие в его допросах на предварительном следствии и при ознакомлении его с материалами дела, суд необоснованно огласил показания свидетеля Ск., свидетель Сус. дал ложные показания, на следствии он оговорил себя в результате применения к нему недозволенных методов, он, К., применил насилие к Б. и Н. с целью прекращения избиения Б. Н., нанеся Н. удар бутылкой по голове, после окончания расследования следователь Д. приходил к нему в следственный изолятор и без участия адвоката допросил его, К., считает также, что необоснованно осужден за покушение на мошенничество, приговор и в этой части основан на предположениях;

осужденный Б. просит отменить приговор и направить дело на новое судебное разбирательство, утверждает, что при производстве первоначальных следственных действий он находился в состоянии алкогольного опьянения, к нему применялись недозволенные методы, приговор основан на ложных показаниях свидетеля Ск.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель К.Т.П. просит оставить приговор без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия находит, что вина осужденных в содеянном материалами дела доказана.

На предварительном следствии при допросах в качестве подозреваемого и обвиняемого в присутствии защитника Б. показал, что вечером 18 февраля 2008 года в подвале дома он, К. и Ск. употребляли спиртные напитки. К ним пришел Н., с которым он поругался из-за Ск., стал избивать Н. ногами по голове и телу, тот не сопротивлялся, поскольку был сильно пьян. Вместе с ним Н. стал бить ногами по голове и телу К. Он сказал К., что Н. "надо кончать", и стал его душить ремнем, а К. в это время бил Н. ногами по голове. За Н. заступилась Ск., но он, Б., ее прогнал. Поскольку у него не хватило сил задушить Н., то К. ударил его бутылкой по голове, бутылка разбилась. Убив Н., они ушли в другой подвал, сказали Ск., чтобы она об убийстве никому не рассказывала. У него на ногах в тот день были валенки, а К. был обут в ботинки с заостренными носами.

В суде Б. стал утверждать, что в процессе ссоры нанес Н. несколько ударов ногами и руками по туловищу, по голове не бил. К. разнимал их и при этом нанес несколько ударов руками и ногами Н., Ск. видела все происходившее.

Осужденный К., неоднократно допрошенный на предварительном следствии в качестве подозреваемого и обвиняемого, показал, что 18 февраля 2008 года вечером он, Н., Б. и Ск. распивали спиртное в подвале дома. Б. приревновал к Н. Ск. и начал избивать Н., он, К., тоже нанес несколько ударов рукой по голове Н., и тот упал. Затем он и Б. совместно нанесли по несколько ударов ногами по голове Н., а после этого он, К., взял бутылку и нанес ею удар по голове Н. Б. со словами "ему надо перетянуть горло" стал его душить ремнем и тянул за один конец, а он взял другой конец ремня и тянул в другую сторону, после чего Н. захрипел. Он пошел и переодел ботинки, которые были у него все в крови.

Такие показания К. давал при допросах в качестве подозреваемого и обвиняемого в присутствии адвоката, помощью которого был обеспечен с момента задержания, адвокат В.Т.Б. знакомилась с материалами дела совместно с К., никаких оснований считать, что на предварительном следствии право К. на защиту было нарушено, не имеется.

Судом тщательно проверялись доводы осужденных К. и Б. о том, что на следствии они признали вину в результате применения к ним недозволенных методов, и обоснованно были отвергнуты.

В суде К. С изменил показания и стал утверждать, что Б. стал избивать Н. на почве ревности к Ск., он решил их разнять и нанес два удара по голове, четыре удара по корпусу руками Н., а потом взял бутылку, и ею нанес удар по голове Н., бутылка при этом разбилась.

Из показаний свидетеля Ск. на предварительном следствии следует, что 18 февраля 2008 года вечером в подвале дома 40/1 по пр. Гагарина г. Оренбурга она, ее друг Б., К. и Н. распивали спирт. Между Б. и Н. возник конфликт из-за того, что Б. приревновал ее к Н.Н. стал избивать ногами по лицу Б., к нему присоединился К. и тоже стал избивать Н. ногами по лицу. Затем Б. сказал К.: "давай кончать его" и стал душить Н. ремнем, а К. в это время наносил удары ногами по лицу Н.у, вследствие чего обувь и одежда у них были в крови. Поскольку Н. стал задыхаться, она попыталась его защитить, но ее ударил Б., и она убежала в другой подвал. Через 30 минут Б. и К. пришли к ней в подвал, она обратила внимание, что они смыли кровь. К. был одет в телогрейку, у него были ботинки с заостренными носами, Б. был в валенках и фуфайке. Б. сказал, что они убили Н. и что об этом не надо никому говорить.

Показания свидетеля Ск. были обоснованно оглашены судом на основании п. 4 ч. 2 ст. 281 УПК РФ.

Как видно из показаний свидетеля Сус., он 19 февраля 2008 года в составе оперативно-следственной группы выезжал на место происшествия в связи с обнаружением трупа Н. в подвале дома N 40/1 по пр. Гагарина. Сразу было установлено, что в этом подвале проживали лица без определенного места жительства и имели ключ от подвала. В это же самое время около мусорных баков дома N 40/1 по пр. Гагарина были задержаны Б., К., который назвался Кайзером и Ск., как потом выяснилось, находящаяся в федеральном розыске за злостное уклонение от уплаты алиментов. Когда их доставили в отдел милиции, то Ск. в ходе беседы сразу сказала, что убили Н. и К. Она пояснила, что они выпивали в подвале, и Б. ее приревновал к Н., стал его избивать кулаками, ногами по голове и туловищу, а к нему присоединился К. и тоже совместно с Б. избивал его ногами по голове и груди. Б. душил Н., каким-то ремнем, а К. продолжал избивать Н. Она стала защищать Н., но ее ударил Б., и она убежала. Они ей сказали, чтобы она никому не рассказывала о том, что они убили Н. Он взял объяснение от Б. и тот рассказал по обстоятельствам убийства то же самое, что и Ск., а К. в это время, воспользовавшись тем, что он не был задержан, убежал из отдела милиции, и был задержан позже. В ходе следствия выяснилось, что К. находился в розыске за совершение мошеннических действий и поэтому при задержании он назвался К.С.А.

Не доверять показаниям свидетелей Ск. и Сус., как об этом ставят вопрос в жалобах осужденные, у суда никаких оснований не имелось.

Свидетель П.Т.П. (П.) показала, что 19 февраля 2008 года около 7 часов она пришла на работу и дворник Е. сказал, что в подвале дома 40/1 по пр. Гагарина горит свет, и там находится труп мужчины. Она зашла в подвал и увидела труп мужчины, не сразу узнала в нем Н., так как он был сильно избит. Она зашла в соседний подвал и там ее знакомая Ск., которая поддерживала отношения с Б. и К. рассказала ей, что накануне вечером Б. и К. избили Н., так как Б. ее приревновал к Н.

Свидетель Е. подтвердил, что он 19 февраля 2008 года около 8 часов пришел на работу и увидел, что в подвале дома 40/1 по пр. Гагарина горит свет, он зашел туда и обнаружил труп Н., который общался с Б. и К. Работая дворником, он познакомился с К., который представлялся Кайз. К. и Б. ему помогали в работе, он с ними поддерживал отношения и знал, что они общаются со Ск. В подвале дома N 40/2 по пр. Гагарина у него было подсобное помещение, где переодевались и К. с Б. После случившегося в ходе следствия из подвала были изъяты ботинки, которые принадлежали К. и он их опознал.

Не доверять показаниям свидетеля Е. о том, что изъятые в подвале дома N 40/2 по пр. Гагарина ботинки принадлежали К., никаких оснований не имеется. Сам осужденный К. на предварительном следствии показал, что после убийства Н. переодел ботинки в подвале соседнего дома.

Согласно заключениям судебно-медицинских экспертиз вещественных доказательств, на ботинках К., одежде и обуви Б., одежде Н., на горлышке от бутылки, изъятом с места происшествия, обнаружена кровь человека, происхождение которой не исключается от потерпевшего Н. На тканевом ремешке, изъятом с места происшествия, обнаружена кровь человека, происхождение которой не исключается от Н. и не исключается смешение крови с потом Б. и К.

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы потерпевшему Н. были причинены множественные ушибленные раны головы, множественные кровоподтеки и ссадины лица и шеи, кровоизлияния под твердую и мягкую мозговые оболочки, множественные двусторонние переломы ребер повреждением пристеночной плевры и обоих легких, перелом тела грудины с обширными кровоизлияниями в мягкие ткани. Смерть Н. наступила в результате травматического шока от совокупности телесных повреждений в области головы и туловища, которые были причинены прижизненно.

Вина осужденных в убийстве группой лиц потерпевшего Н. подтверждается также протоколом осмотра места происшествия, показаниями потерпевшей Н.Л.С., свидетеля М.А.В., другими доказательствами.

Оценив исследованные доказательства в совокупности, суд пришел к правильному выводу о том, что на следствии осужденные давали более правдивые показания, отвергнув их доводы о том, что К. в убийстве участия не принимал, а лишь разнимал Б. и Н.

Соглашаясь с такой оценкой суда, Судебная коллегия находит несостоятельными аналогичные доводы жалоб осужденных.

Установлена материалами дела и вина осужденного К. в покушении на мошенничество.

Сам осужденный К. С. признал, что для получения кредита в банке он использовал подложные документы, но не имел намерения совершить мошенничество, и показал, что решил взять кредит в банке в размере 150000 рублей для развития бизнеса. Для этого его знакомый сделал ему справки НДФЛ за 2006-2007 год, в его трудовую книжку внес запись о том, что он якобы работает в ООО "КВК", сделал ксерокопию трудовой книжки, которая требовалась в банк и заверил печатью ООО "КВК". 3 апреля 2007 года он пришел в филиал национального банка "Траст", заполнил заявление на получение кредита, к которому приложил поддельные документы: справки НДФЛ за 2006-2007 годы и копию трудовой книжки. Через некоторое время он пришел в банк за кредитом, но ему служба безопасности объявила об отказе в выдаче кредита, поскольку он предъявил подложные документы, и в отношении него возбудили уголовное дело. К. также показал, что с 2004 по 2007 годы в различных налоговых инспекциях Оренбургской области на его имя были зарегистрированы шесть юридических лиц (ООО). В этот промежуток времени он был неоднократно судим, отбывал наказание, официально нигде не трудоустраивался, постоянного места жительства не имел.

Представитель потерпевшего Б.Ю.В. подтвердил, что в апреле 2007 года в кредитный отдел филиала НБ ОАО "Траст" г. Оренбурга обратился с заявлением К. для получения потребительского кредита в размере 150000 рублей. К. предоставил две справки НДФЛ N 2 за 2006-2007 годы, копию трудовой книжки. При проверке этих документов службой безопасности было установлено, что они подложные, так как он никогда не работал в ООО "КВК" и печати не соответствовали оригиналам, то есть тоже были поддельными. Когда на следующий день К. пришел узнать о сроках выдачи кредита, он был сопровожден в отдел безопасности, где находились сотрудники Промышленного РОВД г. Оренбурга, которые впоследствии возбудили уголовное дело по факту мошенничества.

Свидетель К.Д.А., консультант отдела потребительского кредитования НБ "Траст" показал, что К. ему сдавал документы, предоставил две справки НДФЛ N 2 2006-2007 годов и копию трудовой книжки, эти документы были заверены печатью ООО "КВК" и указано, что К. работает там маляром. Сам К. пояснил, что деньги нужны для ремонта квартиры. К. заполнил анкету получателя кредита, где собственноручно указал, что работает в ООО "КВК". Проверив представленные К. документы, служба безопасности банка установила, что они подложные, что К. никогда не работал в ООО "КВК" и печать была поддельная.

Свидетель З.В.С., специалист по кадрам ООО "КВК", показала, что К. в ООО "КВК" никогда не работал ни по трудовому договору, ни по договору подряда. Представленные им в банк справки НДФЛ N 2 и копия трудовой книжки подписаны лицами, в ООО "КВК" не работающими, а печать поддельная.

Свидетель Ш.В.Н., главный специалист службы безопасности банка "Траст", пояснил, что, проверяя анкету К., который обратился в банк за ссудой и указал, что работает в ООО "КВК", он установил, что К. в этой организации никогда не работал. Справки НДФЛ N 2, представленные им, подписаны С.Л.С., которая тоже не работала в ООО "КВК", а печать не соответствует действительной печати ООО "КВК".

Согласно заключению экспертизы, оттиск гербовой печати в справках НДФЛ N 2 за 2006-2007 годы и в копии рудовой книжки на имя К. проставлен не печатью ООО "КВК", образцы оттисков которой были представлены для сравнительного исследования, а другой печатной формой.

Вина К. в покушении на мошенничество подтверждается также показаниями свидетелей Л.А.В., Г.Р.Д., другими доказательствами, изложенными в приговоре.

Оценив исследованные доказательства в совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о том, что вина К. в покушении на мошенничество доказана, отвергнув его доводы об отсутствии у него умысла похитить чужое имущество путем обмана.

Действия осужденных К. и Б. судом квалифицированы правильно, наказание им назначено в соответствии с законом.

Вместе с тем, от наказания, назначенного по ч. 3 ст. 30 и ч. 1 ст. 159 УК РФ К. подлежит освобождению, поскольку сроки давности привлечения к уголовной ответственности, предусмотренные п. "а" ч. 1 ст. 78 УК РФ, истекли.

В связи с этим из приговора подлежит исключению указание о назначении К. наказания по правилам ч. 3 ст. 69 УК РФ и ст. 70 УК РФ.

Что же касается доводов жалобы осужденного К. о том, что после окончания расследования следователь Д. приходил к нему в следственный изолятор и без участия адвоката допросил его, то они не могут быть признаны состоятельными, поскольку в материалах дела отсутствуют какие-либо сведения о том, что после окончания предварительного следствия с К. проводились следственные действия.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия определила:

приговор Оренбургского областного суда от 6 февраля 2009 года в отношении К. изменить, освободить его от наказания, назначенного по ч. 3 ст. 30 и ч. 1 ст. 159 УК РФ, на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, исключить указание о назначении ему наказания на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ и ст. 70 УК РФ.

Приговор в части осуждения К. по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ на 14 лет и 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима и этот же приговор в отношении Б. оставить без изменения, кассационные жалобы осужденных К. и Б. - без удовлетворения.


Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 16 апреля 2009 г. N 47-О09-22


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)



Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.