Постановление Президиума Московского городского суда от 10 апреля 2009 г. по делу N 44у-113/09 Приговор в отношении осужденного за совершение покушения на мошенничество, совершенного организованной группой, в особо крупном размере, подлежит изменению в части квалификации содеянного, поскольку несколько эпизодов преступления были совершены до внесения изменений в действующее на момент совершения преступления законодательство

Постановление Президиума Московского городского суда от 10 апреля 2009 г. по делу N 44у-113/09


Президиум Московского городского суда в составе:

Председательствующего: Егоровой О.А.

и членов Президиума: Паршина А.И., Дмитриева А.Н., Васильевой Н.А., Курциньш С.Э.

рассмотрел уголовное дело по надзорной жалобе осужденного Х. о пересмотре приговора Останкинского районного суда г. Москвы от 27 апреля 2007 года и кассационного определения судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 4 июля 2007 года.

Приговором Останкинского районного суда г. Москвы от 27 апреля 2007 года

Х., 30 марта 1963 года рождения, уроженец п. Квайса Джавского района Юго-Осетинской автономной области, гражданин Российской Федерации, ранее не судимый, осужден:

по ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ (2 эпизода) к лишению свободы сроком на 6 лет, без штрафа за каждое преступление;

по ч. 4 ст. 159 УК РФ (8 эпизодов) к лишению свободы сроком на 7 лет, без штрафа, за каждое преступление.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний окончательно Х. назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 11 лет, без штрафа, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Срок наказания Х. исчислен с зачетом времени содержания под стражей с 7 апреля 2006 года.

Приговором решена судьба вещественных доказательств.

Этим же приговором осуждены Ш. и Б.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 4 июля 2007 года приговор оставлен без изменения.

В надзорной жалобе осужденный Х. выражает несогласие с состоявшимися судебными решениями, просит их отменить, поскольку считает, что его вина в совершении инкриминированных деяний не доказана, дело сфабриковано сотрудниками милиции, доказательства его вины противоречивы и добыты с нарушениями уголовно-процессуального законодательства, по делу достоверно не установлена стоимость имущества, принадлежащего потерпевшим. Также, по мнению осужденного Х., все его действия следует квалифицировать как одно преступление, поскольку часть преступлений была совершена до внесения изменений в УК РФ от 11 декабря 2003 года. По мнению осужденного Х., его вина подтверждается лишь показаниями Ш. в ходе предварительного следствия, от которых впоследствии тот отказался. Осужденный также указывает на отсутствие в его действиях квалифицирующего признака "в составе организованной группы", и на возбуждение уголовного дела с нарушением норм УПК РФ.

Заслушав доклад судьи Свиренко О.В., мнение Первого заместителя прокурора города Москвы Р., полагавшего переквалифицировать действия Х. по эпизоду с Ж. на ст.ст. 30 ч. 3, 159 ч. 3 п.п. "а, б" УК РФ (в редакции ФЗ РФ от 27 декабря 1996 года), назначив наказание в виде 6 лет лишения свободы; его же действия по эпизодам с М. и С. квалифицировать как одно преступление, предусмотренное ст. 159 ч. 3 п.п. "а, б" УК РФ (в редакции ФЗ РФ от 27 декабря 1996 года), назначив наказание в виде лишения свободы сроком на 7 лет, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений окончательно к отбытию назначить Х. 10 лет лишения свободы, в остальном приговор и кассационное определение оставить без изменения, обсудив доводы надзорной жалобы, Президиум установил:

ГАРАНТ:

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Имеется в виду ФЗ от 13 июня 1996 г.


Х. признан виновным в совершении покушения на мошенничество, то есть на хищение чужого имущества путем обмана, совершенное организованной группой, в особо крупном размере, при этом преступление не было доведено до конца по независящим от него обстоятельствам, а именно:

он в неустановленный следствием период времени, но не позднее 10 января 1995 года, создал устойчивую организованную преступную группу, определив целью деятельности преступной группы незаконное завладение имуществом граждан, путем обмана, а именно жилыми помещениями (квартирами и комнатами) одиноких граждан, ведущих асоциальный образ жизни, злоупотребляющих алкоголем, имеющих низкий уровень юридических знаний, неспособных правильно оценивать юридические последствия совершаемых действий. В состав указанной группы с момента ее создания и до 7 апреля 2006 года включительно в различные промежутки времени вошли Ш., Б. и иные неустановленные следствием лица, между которыми были четко распределены роли и обязанности. В данной группе, согласно разработанного Х. плана совершения преступлений и распределения ролей, Х. отводилась роль организатора, координатора деятельности группы, в обязанности которого входило: поиск одиноких граждан, ведущих асоциальный образ жизни, злоупотребляющих алкоголем, имеющих в собственности жилые помещения в г. Москве, либо постоянно зарегистрированных в жилых помещениях в г. Москве, вхождение к ним в доверие; создание мнимого убеждения у потерпевших в добросовестности действий членов указанной группы; убеждение потерпевших в необходимости действий, на которые им указывают члены группы: заключение фиктивных браков, выдача доверенностей, заключение договоров, предметами которых являются жилые помещения, под предлогом извлечения материальных выгод для потерпевших; обман потерпевших о целях и намерениях членов группы; предоставление спиртных напитков потерпевшим с целью их спаивания; организация снятия с учета граждан на территории г. Москвы и организация дальнейшей постановки на регистрационный учет граждан в других регионах РФ; получение денежных средств после проведения мошеннических действий и последующее распределение их между членами группы; мошеннические действия и последующее распределение их между членами группы; подыскание для проживания для ряда потерпевших квартиры 207 д. 14 к. 3 по ул. Космонавтов г. Москвы, где над последними мог быть осуществлен контроль; осуществление действий, направленных на регистрацию незаконных браков на территории РСО-Алании. В указанной организованной группе Ш. была отведена роль поиска одиноких граждан, ведущих асоциальный образ жизни, злоупотребляющих алкоголем, имеющих в собственности жилые помещения в г. Москве, либо постоянно зарегистрированных в жилых помещениях в г. Москве, вхождение к ним в доверие; создание мнимого убеждения у потерпевших добросовестности действий членов указанной группы; убеждение потерпевших в необходимости действий, на которые им указывают члены группы: заключение фиктивных браков, выдача доверенностей, заключение договоров, объектами которых являются жилые помещения, под предлогом извлечения материальных выгод для потерпевших; обман потерпевших о целях и намерениях членов группы; предоставление спиртных напитков потерпевшим; сопровождение потерпевших в пределах г. Москвы в различные организации с целью осуществления действий, на которые им указывают члены группы. В данной группе в роль Б. входило представление потерпевшим риэлтером и убеждение последних в надлежащем опыте работы с недвижимостью; создание мнимого убеждения у потерпевших в добросовестности действий членов указанной группы; убеждение потерпевших в необходимости действий, на которые им указывают члены группы: заключение фиктивных браков, выдача доверенностей, заключение договоров, объектами которых являются жилые помещения, под предлогом извлечения материальных выгод для потерпевших; обман потерпевших о целях и намерениях членов группы; юридическое оформление и сопровождение производимых действий с жилыми помещениями граждан; получение денежных средств от проведения мошеннических действий для последующей передачи организатору. Кроме того, организованная группа включала и неустановленных следствием лиц, роль которых заключалась в осуществлении действий, направленных на незаконную регистрацию браков в ЗАГСах РСО-Алании, без участия сторон, значившихся, как вступающие в брак.

Являясь участниками указанной организованной преступной группы, Х. и Ш., узнав о том, что в коммунальной квартире по адресу: г. Москва, ул. Кедрова, д. 13, к. 2, кв. 37, проживает одинокий С., ведущий асоциальный образ жизни, злоупотребляющий алкоголем, имеющий постоянную регистрацию по указанному адресу, в отношении которого возможно совершить мошеннические действия, с целью хищения денежных средств путем продажи его комнаты вступили сговор между собой и неустановленными лицами. В осуществление преступного замысла, Ш., согласно отведенной ему роли, в январе 1995 года, точное время следствием не установлено, познакомился с С., вошел к нему в доверие, принося спиртные напитки. В процессе распития потерпевшим спиртных напитков Ш., согласно отведенной ему роли, используя доверительные отношения, с целью незаконной регистрации родственницы Х. - М., не состоящей с ними (Х. и Ш.) в преступном сговоре и не осведомленной об их преступных замыслах, уговорил С. зарегистрировать брак с М. с последующей постоянной ее регистрацией по месту проживания потерпевшего. Продолжая свою преступную деятельность, направленную на совершение мошеннических действий в отношении С., используя доверительные отношения, Х. и Ш. согласно заранее разработанному преступному плану, зная, что они не выполнят своих обещаний, обманным путем, пообещали С. взамен на согласие зарегистрировать брак с М. с ее последующей регистрацией, передать в его собственность неустановленную в ходе следствия автомашину ВАЗ 2106. В подтверждение своих слов они предоставили С. возможность пользования неустановленной в ходе следствия автомашиной по доверенности. Таким образом, Х. и Ш. путем обмана добились от потерпевшего согласия на их предложение зарегистрировать брак с М. с ее последующей регистрацией. После этого Х. получил у С. общегражданский паспорт, который, согласно заранее разработанному плану, переправил в РСО-Алания своим неустановленным в ходе следствия соучастникам, где последние, согласно отведенным им ролям, подделали подпись от имени С. в графе "подписи лиц, заключивших брак" в записи акта о заключении брака N 1 от 10 января 1995 года, что подтверждается заключением экспертизы, согласно которой в указанном акте о заключении брака подпись от имени С. выполнена не С., а другим лицом, совершив таким образом незаконную регистрацию брака С. и М. в отделении ЗАГС с. Комгарон Пригородного района РСО-Алания, проставив штамп о регистрации брака в паспорте потерпевшего. Продолжая свои преступные действия, направленные на совершение мошеннических действий в отношении С., их (Х. и Ш.) неустановленные в ходе следствия соучастники неустановленным в ходе следствия способом переправили паспорт потерпевшего в г. Москву, после чего он - Х., совместно со Ш., продолжая использовать доверительные отношения, путем обмана добились от С. согласия подписать все необходимые документы на регистрацию М. и ее несовершеннолетнего сына в его комнате по вышеуказанному адресу. После этого, он (Х.) совместно с соучастником Ш., продолжая свою преступную деятельность по осуществлению заранее разработанного плана, обманным путем стали уговаривать потерпевшего осуществить обмен его комнаты по вышеуказанному адресу на комнату N 1 кв. 45 д. 6 по ул. Городской в г. Москве, пообещав, что в данной комнате он будет постоянно зарегистрирован один. Получив согласие потерпевшего, Х. со Ш., путем обмана, используя особенности психики С., систематически злоупотребляющего алкоголем, убедили потерпевшего подписать все необходимые документы для осуществления обмена комнат по вышеуказанным адресам, с дальнейшей регистрацией С., М. и ее несовершеннолетнего сына, что впоследствии было осуществлено 2 июня 1997 года, где потерпевший проживал один до мая 2005 года. Осуществив часть разработанного плана, связанного с переселением С. в комнату по вышеуказанному адресу, Х., не собираясь передавать неустановленную в ходе следствия автомашину в собственность потерпевшего, забрал автомашину у С., после чего не вернул. Когда потерпевший С. в мае 2005 года потребовал от Х. и Ш., выписать М. и ее несовершеннолетнего сына из комнаты квартиры 45 д. 6 по ул. Городской г. Москвы, Х. и Ш., продолжая свои преступные действия, направленные на совершение мошеннических действий в отношении С., стали уговаривать потерпевшего сняться с регистрационного учета по указанному адресу, обещая вновь осуществить обмен на другую комнату, заранее зная о том, что их обещания не будут выполнены. Когда потерпевший С., поняв, что его обманывают и хотят лишить жилья, отказался сниматься с регистрационного учета, Ш., продолжая осуществлять действия, направленные на завладение мошенническим путем комнатой С. под N 1 кв. 45 д. 6 по ул. Городской в г. Москве, согласно отведенной ему роли, стал угрожать потерпевшему применением насилия и вновь потребовал от потерпевшего подписать все необходимые документы о снятии с регистрационного учета, при этом преступление не было доведено до конца по независящим от них (Х. и Ш.) причинам, так как потерпевший скрылся, а Х. был задержан. Своими преступными действиями Х. совместно с соучастником Ш. и неустановленными в ходе следствия лицами, в составе организованной группы, путем обмана пытались завладеть комнатой потерпевшего С. стоимостью по состоянию на 7 апреля 2006 года 60 000 долларов США, что согласно курсу ЦБ РФ составило 1 651 992 рубля, что является особо крупным размером.

Он же (Х.) так же совершил покушение на мошенничество, то есть на хищение чужого имущества путем обмана, совершенное организованной группой, в особо крупном размере.

Так он, являясь участником вышеуказанной организованной преступной группы, созданной не позднее 10 января 1995 года, при вышеуказанных обстоятельствах, не позднее 16 октября 1998 года, точное время следствием не установлено, узнал от своих неустановленных в ходе следствия соучастников о том, что по адресу: г. Москва, ул. Космонавтов, д. 14, к. 3, кв. 226, в комнате N 1 проживает одинокая Ж., ведущая асоциальный образ жизни, злоупотребляющая алкоголем, имеющая постоянную регистрацию по указанному адресу, в отношении которой возможно совершить мошеннические действия, с целью хищения денежных средств путем продажи ее комнаты, после чего вошел в доверие к Ж., с целью создания дальнейших доверительных отношений приносил ей спиртные напитки, которые потерпевшая распивала. В процессе общения с Ж., узнав от нее, что она проживает в гражданском браке с одиноким М., имеющим постоянную регистрацию в отдельной трехкомнатной квартире по адресу: г. Москва, ул. Константинова, д. 11, кв. 70 и право долевой собственности на указанную квартиру, который также, как и Ж., ведет асоциальный образ жизни и злоупотребляет алкоголем, с целью хищения денежных средств путем продажи квартиры М. совместно с неустановленными в ходе следствия соучастниками, стали убеждать Ж. и М., что им нужно проживать совместно, и для этого им необходима общая отдельная квартира, которую можно получить путем обмена их квартиры и комнаты. При этом он (Х.) приносил потерпевшим алкогольную продукцию, чтобы Ж. и М. не могли трезво оценивать ситуацию и в полной мере понимать и осознавать происходящее. В процессе общения с потерпевшими, он (Х.) видя, что Ж. и М. сомневаются в необходимости осуществления обмена их квартир, путем обмана, заранее зная, что свои обещания он не выполнит, предложил потерпевшим обменять их квартиру и комнату на общую двухкомнатную квартиру в г. Москве с доплатой в размере 20 000 долларов США. В результате, добившись согласия от Ж. и М. обменять квартиру и комнату, реализуя преступный умысел, имея намерения в первую очередь завладеть комнатой Ж., расположенной по адресу: г. Москва ул. Космонавтов, д. 14, к. 3, кв. 226, с целью осуществления ее выписки из данной комнаты, путем обмана и убедил потерпевшую зарегистрировать брак с его (Х.) племянником - Б., не состоящим с ним (Х.) в преступном сговоре и не осведомленным о его преступных намерениях, на что получил согласие. Продолжая свои преступные действия, направленные на хищение денежных средств у Ж. путем продажи ее комнаты, Х. в неустановленное в ходе следствия время, но не позднее 16 октября 1998 года, привез потерпевшую и Б. в Б. отделение ЗАГС г. Москвы, где Ж., будучи введенной в заблуждение относительно его (Х.) истинных намерений и считая, что обязательства, данные ей (Х.) исполнятся, заполнила заявление о вступлении в брак. 16 октября 1998 года Ж. и Б. в Бабушкинском отделение ЗАГСа г. Москвы зарегистрировали брак, согласно акта о заключении брака N 2539. После этого он (Х.), с целью хищения денежных средств у Ж. путем продажи ее комнаты стал убеждать потерпевшую осуществить постоянную регистрацию Б. в ее комнату, что Ж., доверяя Х, выполнила. С этого периода времени и до мая 2000 года, продолжая осуществлять свои преступные намерения по незаконному завладению комнатой Ж., Х. совместно с вышеуказанными соучастниками продолжал предоставлять потерпевшей алкогольную продукцию, а затем, в неустановленное следствием время, но не позднее мая 2000 года, обманным путем убедил расторгнуть брак с Б. и заключить новый брак с ним (Х.), на что получил согласие. С этой целью Х. в неустановленное в ходе следствия время, но не позднее 5 мая 2000 года, привез потерпевшую в Бабушкинское отделение ЗАГС г. Москвы, где Ж., будучи введенной в заблуждение относительно его (Х.) истинных намерений и считая, что обязательства, данные Х. будут выполнены, заполнила заявление о вступлении в брак. 5 мая 2000 года в Бабушкинском отделение ЗАГСа г. Москвы Х. и Ж. зарегистрировали брак. Продолжая свою преступную деятельность, направленную на хищение денежных средств Ж. путем продажи ее комнаты по вышеуказанному адресу, он (Х.) убедил потерпевшую сняться с регистрационного учета по адресу: г. Москва, ул. Космонавтов, д. 14, к. 3, кв. 226 и зарегистрироваться в квартире, специально приисканной для совершения преступлений, направленных на незаконное завладение имуществом граждан, расположенной по адресу: г. Москва, ул. Космонавтов, д. 14, к. 3, кв. 207, где были прописаны, помимо нее, шесть человек. Продолжая свою преступную деятельность, он (Х.) согласно заранее разработанного плана, обманув потерпевших Ж. и М., в том, что последним будет приобретена двухкомнатная квартира, заведомо зная, что он не выполнит своих обязательств, убедил Ж. переехать в специально приготовленную для этой цели квартиру, по адресу: г. Москва, ул. Космонавтов, д. 14, к. 3, кв. 207, где распивая алкогольную продукцию Ж. умерла 10 июля 2003 года. Впоследствии, в продолжение своих преступных действий, им (Х.) выполнены действия, направленные на регистрацию в указанную комнату своих родственников, с целью последующего распоряжения указанной комнатой в его (Х.) интересах, однако, свой преступный умысел он (Х.) довести до конца не смог, по независящим от него обстоятельствам, так как он был задержан 7 апреля 2006 года. Своими преступными действиями он (Х.) совместно с неустановленными соучастниками, путем обмана пытались завладеть комнатой потерпевшей Ж. стоимостью 75 000 долларов США, что на 7 апреля 2006 года по курсу ЦБ РФ составило 2 064 990 рублей, что является особо крупным размером.

Он (Х.) так же совершил мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана, совершенное в крупном размере, организованной группой.

Так он, являясь участником вышеуказанной организованной преступной группы, созданной не позднее 10 января 1995 года, при вышеуказанных обстоятельствах, не позднее 15 декабря 1998 года, точное время следствием не установлено, для совершения мошеннических действий с недвижимостью граждан, узнал о том, что в комнате N 1 коммунальной квартиры, расположенной по адресу: г. Москва, ул. Константинова, д. 30, кв. 47, проживает одинокий К., ведущий асоциальный образ жизни, злоупотребляющий алкоголем, имеющий постоянную регистрацию по указанному адресу, в отношении которого возможно совершить мошеннические действия, с целью хищения денежных средств путем продажи его комнаты, после чего вошел к потерпевшему в доверие, а с целью создания дальнейших доверительных отношений, приносил ему спиртные напитки, которые К. распивал. В процессе распития потерпевшим спиртных напитков, он (Х.), согласно отведенной ему роли, используя доверительные отношения с К., с целью завладения его комнатой и дальнейшей ее продажи, уговаривал последнего зарегистрировать брак с его родственницей - Х., не состоящей с ним в преступном сговоре и не осведомленной о его преступной деятельности, с последующей постоянной ее регистрацией по месту проживания потерпевшего. Получив согласие на регистрацию брака с Х., Х, продолжая свою преступную деятельность, стал убеждать потерпевшего в необходимости снятия с постоянной регистрации К. по указанному адресу и последующей его регистрации по месту проживания его матери, по адресу: Тверская область, город Кимры, проезд Л., д. 5, кв. 38, взамен чего он (Х.) пообещал передать К. деньги в сумме 5000 долларов США, заранее зная, что не выполнит данных обещаний. Таким образом, он (Х.), обманным путем добился от потерпевшего согласия зарегистрировать брак с Х. с ее последующей регистрацией по указанному адресу. Для осуществления своих преступных намерений он (Х.) получил у К. общегражданский паспорт, который, согласно заранее разработанному плану, переправил в РСО-Алания своим неустановленным в ходе следствия соучастникам, где последние, согласно отведенным им ролям, осуществили незаконные действия, позволившие зарегистрировать брак в неустановленном в ходе следствия ЗАГСе РСО-Алании между К. и Х. Продолжая свои преступные действия, направленные на совершение мошеннических действий в отношении К., его (Х.) неустановленные в ходе следствия соучастники, неустановленным в ходе следствия способом переправили паспорт потерпевшего в г. Москву, после чего он (Х.), продолжая использовать доверительные отношения, путем обмана добился от потерпевшего согласия подписать все необходимые документы на регистрацию Х. в его комнате, а также подписать документы для снятия с регистрационного учета потерпевшего из комнаты N 1 кв. 47 д. 30 по ул. Константинова г. Москвы. После того, как Х. была поставлена на регистрационный учет 15 декабря 1998 года, а потерпевший был снят с регистрационного учета на основании его заявления от 10 февраля 1999 года, он (Х.), продолжая свои преступные действия, направленные на хищение денежных средств К. путем продажи его комнаты, попросил Х. выдать доверенность на право приватизации указанной комнаты на имя К., не состоящего с ним (Х.) в преступном сговоре и не осведомленного о его преступных замыслах, удостоверенную 28 июня 2002 года нотариусом г. Москвы Ф. После этого 23 августа 2002 года К., действующим от имени Х. на основании вышеуказанной доверенности, был заключен договор передачи права собственности на комнату N 1 кв. 47 д. 30 по ул. Константинова г. Москвы на имя Х., а 7 октября 2002 года Московским городским комитетом по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним зарегистрировано право собственности Х. на указанную комнату. После этого Х., продолжая свою преступную деятельность, 19 ноября 2004 года, вновь попросил Х. выдать на его имя доверенность на право продажи указанной комнаты, что было сделано. Получив указанную доверенность, Х. 2 декабря 2004 года заключил договор купли-продажи указанной комнаты с М., от которой получил деньги в сумме 24 000 долларов США, что на момент совершения преступления по курсу ЦБ РФ составило 672 384 рубля 40 копеек, которые он похитил. Своими преступными действиями Х., совместно с неустановленными лицами, действуя в составе организованной группы, путем обмана завладел денежными средствами К. на общую сумму 672 384 рубля 40 копеек, причинив потерпевшему ущерб на вышеуказанную сумму, являющейся крупным размером.

Х. так же совершил мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана, совершенное организованной группой, в крупном размере.

Так он (Х.), являясь участником вышеуказанной организованной преступной группы, созданной не позднее 10 января 1995 года, при вышеуказанных обстоятельствах для совершения мошеннических действий с недвижимостью граждан, в неустановленное в ходе следствия время, но не позднее 19 апреля 2000 года, узнал от своих неустановленных соучастников о том, что в комнате N 3 коммунальной квартиры 47 д. 30 по ул. Константинова г. Москвы, проживает одинокий Ч., ведущий асоциальный образ жизни, злоупотребляющий алкоголем, имеющий постоянную регистрацию по указанному адресу, в отношении которого возможно совершить мошеннические действия, с целью хищения денежных средств путем продажи его комнаты, после чего вошел к Ч. доверие и, используя доверительные отношения, добивался согласия от потерпевшего на продажу его комнаты. С указанной целью Х. стал разъяснять потерпевшему, что его комнату необходимо приватизировать, продать, а на полученные от продажи комнаты деньги приобрести однокомнатную квартиру на территории г. Москвы. Получив согласие потерпевшего на приватизацию и продажу комнаты, Х. предложил Ч. переехать в квартиру, расположенную по адресу: г. Москва, ул. Полярная, д. 4, к. 1, кв. 94, сообщив заранее ложную информацию, что данная квартира будет принадлежать Ч. после продажи его собственной комнаты по вышеуказанному адресу, заведомо зная, что он (Х.) не выполнит своих обязательств, так как данная квартира принадлежала его (Х.) бывшей жене С., не состоящей с ним (Х.) и его соучастниками в преступном сговоре и не осведомленной об их преступных намерениях. Получив согласие от потерпевшего на переезд в указанную квартиру, Х. уговорил свою родственницу Б., проживающую в РСО-Алания, зарегистрировать фиктивный брак с Ч., а также Ч. зарегистрировать фиктивный брак с Б. Б., не состоящая с ним (Х.) в преступном сговоре и не осведомленная о его преступной деятельности, дала свое согласие на осуществление фиктивного брака с Ч., который также дал свое согласие на заключение брака с Б., полностью доверяя Х. После этого Х. получил у Ч. общегражданский паспорт, который, согласно заранее разработанному плану, переправил в РСО-Алания своим неустановленным в ходе следствия соучастникам, где последние, согласно отведенным им ролям, подделали подпись от имени Ч. в графе "подписи лиц, заключивших брак" в записи акта о заключении брака N 50 от 19 апреля 2000 года, что подтверждается заключением почерковедческой экспертизы, согласно которой в указанном акте о заключении брака подпись от имени Ч. выполнена не Ч.., а другим лицом, совершив таким образом незаконную регистрацию брака Ч. и Б в отделении ЗАГС г. Владикавказа РСО-Алания, проставив штамп о регистрации брака в паспорте потерпевшего. Продолжая свои преступные действия, направленные на совершение мошеннических действий в отношении Ч., его (Х.) неустановленные в ходе следствия соучастники неустановленным в ходе следствия способом переправили паспорт потерпевшего в г. Москву, после чего он (Х.), продолжая использовать доверительные отношения, обманным путем добился от потерпевшего согласия подписать все необходимые документы на регистрацию Б. в его комнате по вышеуказанному адресу. Продолжая свою преступную деятельность, направленную на хищение денежных средств Ч. путем продажи его комнаты, в неустановленное следствие время, не позднее 10 февраля 2003 года, осуществив часть разработанного плана, связанного с переселением Ч. и регистрацией брака между потерпевшим и Б. и ее последующей регистрацией в комнате потерпевшего, он (Х.) путем обмана и злоупотребления доверием стал уговаривать потерпевшего сняться с регистрационного учета по указанному адресу. Когда потерпевший Ч. отказался сниматься с регистрационного учета, поняв, что его обманывают и хотят завладеть его комнатой, он (Х.) стал угрожать потерпевшему физической расправой, после чего потребовал от Ч. сняться с регистрационного учета. Испугавшись угроз, потерпевший Ч. вынужден был выполнить его (Х.) требования, в связи с чем был снят с регистрационного учета, на основании его заявления от 17 июля 2001 года. После этого он (Х.), продолжая свою преступную деятельность, направленную на хищение денежных средств Ч. путем продажи его комнаты, 10 февраля 2003 года уговорил Б., которая оставалась зарегистрированной по указанному адресу, выдать доверенность на имя К., не осведомленного о его (Х.) преступных намерениях и не состоящего с ним (Х.) преступном сговоре на право представления интересов Б. в различных организациях по вопросу приватизации комнаты потерпевшего Ч., удостоверенную нотариусом г. Москвы Ю., также не осведомленной о его (Х.) преступных намерениях. 18 февраля 2003 года К. на основании вышеуказанной доверенности подписан договор передачи прав собственности на указанную комнату, а 27 февраля 2003 года Московским городским комитетом по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним зарегистрировано право собственности Б. на указанную комнату. После этого он (Х.), продолжая свою преступную деятельность, 19 ноября 2004 года, попросил Б. выдать на его имя доверенность на право продажи указанной комнаты, что было сделано. Получив указанную доверенность, он (Х.) 2 декабря 2004 года заключил договор купли-продажи указанной комнаты с М., давшей согласие на приобретение указанной комнаты, от которой получил деньги в сумме 34 000 долларов США, что на момент совершения преступления согласно курсу ЦБ РФ составило 952 547 рублей 40 копеек, которые похитил. Своими преступными действиями он (Х.), совместно с неустановленными лицами, действуя в составе организованной группы, путем обмана завладел денежными средствами Ч. на общую сумму 952 547 рублей 40 копеек, причинив потерпевшему ущерб на вышеуказанную сумму, являющейся крупным размером.

Х. так же совершил мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана, совершенное организованной группой, в крупном размере.

Так он (Х.), являясь участником вышеуказанной организованной преступной группы, созданной не позднее 10 января 1995 года, при вышеуказанных обстоятельствах, не позднее 5 мая 2000 года, точное время следствием не установлено, узнал от своих неустановленных в ходе следствия соучастников, о том, что в отдельной трехкомнатной квартире, расположенной по адресу: г. Москва, ул. Константинова, д. 11, кв. 70, проживает одинокий М., ведущий асоциальный образ жизни, злоупотребляющий алкоголем, имеющий постоянную регистрацию по указанному адресу, в отношении которого возможно совершить мошеннические действия, с целью хищения денежных средств путем продажи его квартиры, после чего Х. вошел к нему в доверие, и с целью создания дальнейших доверительных отношений приносил ему в спиртные напитки, которые потерпевший распивал. В процессе общения с М., узнав от него, что он проживает в гражданском браке с одинокой Ж., имеющей постоянную регистрацию в комнате коммунальной квартиры по адресу: г. Москва, ул. Космонавтов, д. 14, к. 3, кв. 226, которая также, как и М., ведет асоциальный образ жизни и злоупотребляет алкоголем, с целью хищения денежных средств путем продажи квартиры М., он (Х.) стал убеждать М. и Ж., что им нужно проживать совместно, и для этого им необходима общая отдельная квартира, которую можно получить путем обмена их квартиры и комнаты. При этом он (Х.) предоставлял потерпевшим алкогольную продукцию, чтобы М. и Ж. не могли трезво оценивать ситуацию и в полной мере понимать и осознавать происходящее. В процессе общения с потерпевшими, он (Х.), видя, что М. и Ж. сомневаются в необходимости осуществления обмена их квартир, обманным путем, заранее зная, что свои обещания он не выполнит, предложил потерпевшим за обмен их квартиры и комнаты на общую двухкомнатную квартиру в городе Москве доплату в размере 20 000 долларов США. В результате, добившись согласия от М. и Ж. на обмен квартиры и комнаты, он (Х.) начал реализовывать преступные намерения. С целью осуществления своего преступного умысла он (Х.), совершив мошеннические действия в отношении Ж. при вышеизложенных обстоятельствах, указал М. на необходимость оформления наследства, оставшегося после смерти матери Е., состоящего из 1\2 доли квартиры 70 д. 11 по ул. Константинова г. Москвы, выполнения действий М., направленных на получение свидетельства о праве на наследство по закону, выданного нотариусом г. Москвы К. от 21 апреля 2000 года, не состоящим с ним (Х.) в преступном сговоре и не осведомленным о его преступной деятельности. После чего 5 мая 2000 года право собственности М. на наследуемое имущество было зарегистрировано на основании поданных М. документов в Московском городском комитете по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним, и выдано свидетельство о праве собственности. В продолжение своей преступной деятельности, 17 мая 2000 года он (Х.) прибыл на неустановленной в ходе следствия автомашине совместно с М. в нотариальную контору, расположенную по адресу: г. Москва, ул. Енисейская, д. 20, где Х. путем обмана, заранее зная, что свои обещания он не выполнит, убедил потерпевшего заключить договор купли-продажи его (М.) квартиры, взамен обещая предоставить двухкомнатную квартиру в городе Москве, доплату в размере 20 000 долларов США, с учетом договоренности со Ж. После чего он (Х.) путем обмана и злоупотребления доверием добился от потерпевшего согласия подписать договор купли-продажи квартиры, для чего 17 мая 2000 года доставил потерпевшего в нотариальную контору, расположенную по адресу: г. Москва, ул. Енисейская, д. 20, где потерпевший подписал заключенный с ним (Х.) договор купли-продажи квартиры 70 д. 11 по ул. Константинова г. Москвы, удостоверенный нотариусом г. Москвы К. 6 июня 2000 года, право собственности Х. на указанную квартиру было зарегистрировано, на основании поданных им (Х.) и М. документов в Московском городском комитете по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним, и выдано свидетельство о праве собственности на его (Х.) имя. В продолжение своей преступной деятельности, направленной на хищение денежных средств М. путем продажи его квартиры по вышеуказанному адресу, он (Х.), согласно заранее разработанного плана, пообещав обманным путем, что в ближайшее время потерпевшему М. будет приобретена двухкомнатная квартира для совместного проживания с Ж., заведомо зная, что он не выполнит своих обязательств, убедил М. сняться с регистрационного учета из кв. 70 д. 11 по ул. Константинова г. Москвы, что М. было выполнено, и в дальнейшим убедил потерпевшего зарегистрировать фиктивный брак с В. с целью дальнейшей регистрации потерпевшего по адресу: г. Москва, ул. Космонавтов, д. 14, к. 3, кв. 207, где была зарегистрирована В., зарегистрированный в Бабушкинском отделение ЗАГСа г. Москвы. Реализовав часть заранее разработанного плана по хищению денежных средств М. путем продажи его квартиры, он (Х.) в продолжение своих преступных действий убедил потерпевшего переехать в специально приготовленную квартиру по адресу: г. Москва ул. Космонавтов д. 14, к. 3 кв. 207, после чего Х. разместил рекламные объявления о продаже квартиры потерпевшего М. по вышеуказанному адресу в средствах массовой информации. С помощью данной рекламы он (Х.) познакомился с Г. согласившейся приобрести указанную квартиру за 35 000 долларов США, в связи с чем между ним (Х.) и покупателем Г. 17 декабря 2000 года был подписан договор купли-продажи указанной квартиры, удостоверенный нотариусом г. Москвы В. Когда 21 декабря 2000 года Московским городским комитетом по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним было выдано свидетельство о праве собственности на имя Г. на указанную квартиру, Г. передала Х. деньги в сумме 35 000 долларов США, что согласно курсу ЦБ РФ на момент совершения преступления составило 978 600 рублей. Своими преступными действиями он (Х.), совместно с неустановленными лицами, действуя в составе организованной группы, путем обмана завладел денежными средствами потерпевшего М. на общую сумму 978 600 рублей, причинив потерпевшему ущерб на вышеуказанную сумму, являющейся крупным размером.

Х. так же совершил мошенничество, то есть приобретение права на чужое имущество путем обмана, совершенное организованной группой, в крупном размере.

Так он (Х.), являясь участником организованной преступной группы, созданной не позднее 10 января 1995 года, при вышеуказанных обстоятельствах, для совершения мошеннических действий с недвижимостью граждан, узнал о том, что в комнате N 2 коммунальной квартиры, расположенной по адресу: г. Москва, ул. Космонавтов, д. 10, к. 1, кв. 31, проживает одинокий С., ведущий асоциальный образ жизни, злоупотребляющий алкоголем, имеющий постоянную регистрацию по указанному адресу, в отношении которого возможно совершить мошеннические действия, с целью хищения денежных средств путем продажи его комнаты, после чего познакомился со С., и с целью создания дальнейших доверительных отношений приносил С. спиртные напитки, которые потерпевший распивал. В процессе распития спиртных напитков он (Х.), используя доверительные отношения со С., с целью завладения правом собственности на указанную комнату уговаривал С. выдать доверенности на право приватизации его (С.) комнаты и ее дальнейшей продажи, пообещав в свою очередь оставить потерпевшего проживать в его комнате и неустановленную в ходе следствия денежную сумму. В связи с тем, что С. в связи с употреблением спиртных напитков не мог в полной мере осознавать происходящее и отдавать отчет своим действиям, он (Х.) путем обмана добился от потерпевшего согласия подписать доверенности на право приватизации комнаты на имя К., не состоящего с ним (Х.) в преступном сговоре и неосведомленного о его преступных замыслах, удостоверенную 17 июля 2002 года нотариусом г. Москвы К. 25 сентября 2002 года К., действующий от имени С., на основании указанной доверенности, подписал договор передачи прав собственности на указанную комнату, после чего 14 ноября 2002 года Московским городским комитетом по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним зарегистрировано право собственности на имя С. на указанную комнату. Продолжая свои преступные действия, направленные на совершение мошеннических действий в отношении С., он (Х.) и его не установленные в ходе следствия соучастники, используя особенности психики С., систематически злоупотребляющего алкоголем, путем обмана убедили потерпевшего подписать доверенность на имя К. на право продажи его комнаты N 2 кв. 31 д. 10 к. 1 по ул. Космонавтов г. Москвы, удостоверенную и.о. нотариуса г. Москвы К. - Р. 27 февраля 2003 года. На основании указанной доверенности К. 12 марта 2003 года оформил договор купли-продажи комнаты потерпевшего по указанного адресу с Б., зная, что последняя является родственницей его (Х.). Б. подписала договор купли-продажи указанной комнаты, выступая в качестве покупателя, но при этом не передавая денежных средств К. - представителю потерпевшего. После регистрации 24 марта 2003 года права собственности Б. согласно указанного договора Московским городским комитетом по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним и оформлению свидетельства Х. убедил С. не покидать своей комнаты. В указанной комнате С., систематически распивая алкогольную продукцию, умер 19 октября 2005 года. После этого он (Х.) в продолжение своей преступной деятельности, с целью получения права собственности на указанную комнату своему родственнику Б. попросил Б. подписать договор дарения на имя его (Х.) племянника - Б. На основании указанного договора 8 февраля 2006 года Главным управлением Федеральной регистрационной службы по городу Москве, было зарегистрировано право собственности на указанную комнату на имя Б. и оформлено соответствующее свидетельство. Своими преступными действиями он (Х.), совместно с неустановленными лицами, в составе организованной группы, путем обмана приобрел право на имущество С. на общую сумму 598 644 рубля 40 копеек, что является крупным размером.

Также Х. и Ш. совершили мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана, совершенное организованной группой, в крупном размере.

Так они, являясь участниками вышеуказанной организованной преступной группы, созданной не позднее 10 января 1995 года, при вышеуказанных обстоятельствах, для совершения мошеннических действий с недвижимостью граждан, узнав, что в комнате N 2 коммунальной квартиры, расположенной по адресу: г. Москва, ул. Космонавтов, д. 14, к. 3, кв. 207, проживает одинокий Я., ведущий асоциальный образ жизни, злоупотребляющий алкоголем, имеющий постоянную регистрацию по указанному адресу, в отношении которого возможно совершить мошеннические действия, с целью хищения денежных средств путем продажи его комнаты вступили между собой в преступный сговор, распределив преступные роли. Х. Ш. в качестве вознаграждения за участие в совершении преступления в отношении Я. было обещано денежное вознаграждение. В осуществление своего преступного замысла Ш., согласно отведенной ему преступной роли, не позднее 2 июня 2004 года, точное время следствием не установлено, познакомился с Я., после чего познакомил потерпевшего с Х., а последний с целью создания дальнейших доверительных отношений приносил Я. спиртные напитки, которые потерпевший распивал. В процессе распития спиртных напитков Х., согласно отведенной ему роли, используя доверительные отношения с Я. с целью завладения правом собственности на указанную комнату, уговаривал Я. выдать доверенности на право приватизации его (Я.) комнаты и ее дальнейшей продажи, пообещав взамен однокомнатную квартиру в г. Москве. В связи с тем, что Я. вследствие употребления спиртного не мог в полной мере отдавать отчет своим действиям, Х. совместно со Ш., зная, что они не выполнят своих обещаний, обманным путем пообещали потерпевшему взамен его комнаты приобрести однокомнатную квартиру в г. Москве и добились от потерпевшего согласия подписать доверенность на право продажи комнаты на имя Ш. С этой целью 2 июня 2004 года они доставили потерпевшего в нотариальную контору, расположенную по адресу: г. Москва, Малая Сухаревская площадь, д. 6, стр. 1, где потерпевший подписал доверенность на право продажи указанной комнаты на имя Ш., удостоверенную нотариусом г. Москвы П. В продолжение своих преступных действий Х. и Ш., обманным путем, используя особенности психики Я., убедили последнего в необходимости подписания доверенности на право приватизации указанной комнаты на имя М., не состоящего с ними в преступном сговоре и не осведомленного о их преступных намерениях. С этой целью 16 ноября 2004 года они привезли потерпевшего в нотариальную контору, расположенную по адресу: г. Москва, Ломоносовский проспект, д. 23, где потерпевший подписал доверенность на право приватизации указанной комнаты на имя М., удостоверенную нотариусом г. Москвы Ш. 28 декабря 2004 года М., действующий от имени Я. на основании указанной доверенности, подписал договор передачи прав собственности на указанную комнату на имя Я., на основании которого 27 апреля 2005 года Главным управлением федеральной регистрационной службы по городу Москве зарегистрировано право собственности на имя Я. на указанную комнату и оформлено соответствующее свидетельство. Продолжая свою преступную деятельность, направленную на хищение денежных средств у Я. путем продажи его комнаты, Х. и Ш. обратились к М., ведущему асоциальный образ жизни, злоупотребляющему алкоголем, имеющему низкий уровень юридических знаний, и ввели последнего в заблуждение относительно своих истинных намерений, пообещав ему, что в его, М., собственность будет передана комната в коммунальной квартире N 207 д. 14 к. 3 по ул. Космонавтов г. Москвы в счет квартиры, ранее принадлежавшей ему (М.), и убедив обманным путем подписать договор купли-продажи, на что М. дал согласие. Получив согласие М., 15 июня 2005 года Ш., согласно отведенной ему преступной роли, действуя от имени Я. на основании доверенности от 2 июня 2004 года, удостоверенной нотариусом г. Москвы П., заключил формальный договор купли-продажи указанной комнаты в простой письменной форме с М. Продолжая преступные действия, Ш. направил документы для регистрации указанного договора в Главное управление федеральной регистрационной службы по г. Москве, где 4 августа 2005 года было оформлено свидетельство о праве собственности М. на комнату N 2 кв. 207 д. 14 к. 3 по ул. Космонавтов г. Москвы. В это время к Х. обратился гражданин Т., который попросил Х. вернуть ему денежный долг в неустановленной в ходе следствия сумме, на что Х. в счет погашения долга предложил Т. передать в его собственность комнату в кв. 207 д. 14 к. 3 по ул. Космонавтов в городе Москве, ранее принадлежавшую потерпевшему Я., сказав Т., что данная комната принадлежит ему - Х., но юридически оформлена на его знакомого. С предложенным вариантом Т. согласился и попросил данную комнату оформить на его представителя К. После этого Х., используя особенности психики, факт систематического злоупотребления М. алкоголем, его низкие юридические знания, обманным путем 15 сентября 2005 года убедил последнего заключить договор дарения комнаты по вышеуказанному адресу в простой письменной форме с К., что М. было сделано, и таким образом долг Х. перед Т. был погашен. Указанными преступными действиями Ш. и Х. в составе организованной группы похитили у Я. денежные средства за комнату стоимостью, согласно расценкам рынка недвижимости в г. Москве, 28 000 долларов США, что на момент совершения преступления по курсу ЦБ РФ составило 799 842 рубля 40 копеек, причинив потерпевшему Я. ущерб на вышеуказанную сумму, что является крупным размером.

Он же (Х.) совместно с Ш. и Б. совершил мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана, совершенное организованной группой, в особо крупном размере

Так они, являясь участниками вышеуказанной организованной преступной группы, созданной не позднее 10 января 1995 года, при вышеуказанных обстоятельствах, в апреле 2005 года, точное время следствием не установлено, узнав, что по адресу: г. Москва, ул. Космонавтов, д. 12, кв. 78 проживает одинокая К., ведущая асоциальный образ жизни, злоупотребляющая алкоголем, имеющая постоянную регистрацию по указанному адресу, в отношении которой возможно совершить мошеннические действия, с целью хищения денежных средств путем продажи ее квартиры, вступили между собой в преступный сговор, распределили преступные роли. В осуществление своего преступного замысла, направленного на хищение денежных средств К. путем продажи ее квартиры, Ш., согласно отведенной ему роли, в апреле 2005 года, точная дата следствием не установлена, познакомился с К., вошел к ней в доверие, добиваясь согласия от потерпевшей на продажу ее квартиры. С этой целью Х. и Ш. путем обмана стали разъяснять К., что ее квартиру необходимо приватизировать, продать, а на полученные от продажи квартиры деньги приобрести однокомнатную квартиру на территории СВАО города Москвы с доплатой в размере разницы между проданной и приобретенной квартирами. Получив согласие потерпевшей на продажу квартиры, а также ее общегражданский паспорт, Х. и Ш. предложили К. переехать в квартиру, расположенную по адресу: г. Москва, ул. Полярная, д. 4, к. 1, кв. 94, обманув последнюю, что данная квартира будет принадлежать ей после продажи ее собственной квартиры, заведомо зная, что они не выполнят своих обязательств, так как данная квартира принадлежала С., не состоящей с ними в преступном сговоре. Получив согласие от потерпевшей на переезд в указанную квартиру, Х. и Ш. познакомили К. с Б., которая представилась риэлтером и объяснила, что будет заниматься приватизацией квартиры и ее дальнейшей продажей. После этого Х. и Ш. 27 апреля 2005 года доставили К. в отдел оформления прав собственности департамента жилищной политики и жилищного фонда города Москвы, расположенный по адресу: г. Москва, Рязанский проспект д. 32, где Кузьмина, будучи введенной в заблуждение относительно Х. и его вышеуказанных соучастников истинных намерений и считая, что после приватизации и дальнейшей продажи кв. 78 в д. 12 по ул. Космонавтов г. Москвы ей будет предоставлена в собственность однокомнатная квартира в г. Москве и доплата, подписала договор передачи права собственности на квартиру 78 д. 12 по ул. Космонавтов г. Москвы - К. В тот же день Х. и Ш. привезли К. в нотариальную контору по адресу: г. Москва, Рязанский проспект, д. 32, где, считая, что после приватизации и дальнейшей продажи кв. 78, д. 12 по ул. Космонавтов г. Москвы ей будет предоставлена в собственность однокомнатная квартира в г. Москве и доплата, К. согласилась подписать доверенность, составленную и заверенную нотариусом Ш., на сотрудников ОАО "Мосжилрегистрация" К., Р., Д. на право регистрации права индивидуальной собственности в порядке приватизации квартиры в Главном управлении федеральной регистрационной службы по г. Москве. После этого Х. и Ш., продолжая осуществлять свои преступные действия, направленные на хищение денежных средств путем продажи квартиры К., 28 апреля 2005 года привезли потерпевшую в нотариальную контору по адресу: г. Москва, ул. Луганская, д. 8, где она, будучи введенной в заблуждение относительно Х. и его вышеуказанных соучастников истинных намерений и считая, что после приватизации и дальнейшей продажи квартиры 78 д. 12 по ул. Космонавтов г. Москвы ей будет предоставлена в собственность однокомнатная квартира в г. Москве и доплата, согласилась подписать доверенность на право ее регистрации по адресу: Костромская область, Антроповский район, д. Бедрино, удостоверенную нотариусом г. Москвы И. на имя К., занимающегося регистрацией граждан на территории Костромской области. В продолжение своих преступных замыслов Х. в неустановленное в ходе следствия время передал указанную доверенность от имени К., а также ее общегражданский паспорт, своему знакомому Н., который направил вышеуказанные документы через неустановленного в ходе следствия курьера в п. Антропово Костромской области. В данном населенном пункте указанные документы получил брат К. - К., который в последствии зарегистрировал К. по адресу: Костромская область, Антроповский район, д. Б., в доме не пригодном для жилья, а соответствующие документы переслал Х. В это время Х. совместно с вышеуказанными соучастниками, продолжая свою преступную деятельность, направленную на хищение денежных средств путем продажи квартиры К., 30 мая 2005 года привез потерпевшую в нотариальную контору по адресу: г. Москва, Малая Сухаревская площадь, д. 6, стр. 1, где К. согласилась подписать доверенность на право распоряжения и управления всем своим имуществом на имя Б., удостоверенную нотариусом П. По исполнению всех вышеуказанных действий, он (Х.), совместно с вышеуказанными соучастниками, в неустановленное в ходе следствия время, согласно заранее разработанному плану передали в Главное управление федеральной регистрационной службы по г. Москве документы, необходимые для регистрации права собственности на кв. 78 д. 12 по ул. Космонавтов г. Москвы, где проживала потерпевшая К., после чего 13 июля 2005 года Главным управлением федеральной регистрационной службы по г. Москве зарегистрировано право собственности К. на квартиру 78 д. 12 по ул. Космонавтов г. Москвы и оформлено соответствующее свидетельство о государственной регистрации права, полученное Б., действующей согласно отведенной ей преступной роли. В дальнейшем Б., согласно заранее разработанного плана и отведенной ей роли, разместила рекламные объявления о продаже квартиры потерпевшей К. в средствах массовой информации. С помощью данной рекламы Б. познакомилась с А., согласившимся приобрести указанную квартиру за 78 000 долларов США. В продолжение своих преступных действий, направленных на хищение денежных средств у К. путем продажи ее квартиры, Б. 14 июня 2005 года, получив согласие от А. на покупку квартиры, согласно отведенной ей роли, убедила покупателя передать ей задаток в сумме 1000 долларов США, которые Х. совместно со Ш. и Б. похитил. Не удовлетворившись полученным результатом и продолжая осуществлять свои преступные намерения, Х. совместно со Ш. и Б., на неустановленной в ходе следствия автомашине привезли потерпевшую К. в АКБ "Пересвет" по адресу: г. Москва, ул. Волхонка, д. 9, стр. 4, где К., будучи введенной в заблуждение и считая что, обязательства, данные ей Х., Ш. и Б. будут выполнены, пояснила покупателю А., что квартиру она продает добровольно, и действительно выдала доверенность Б. на право ее продажи. Таким образом, Б. убедила А. в том, что сделка по купле-продаже квартиры законна, после чего Б., согласно отведенной ей роли, убедила покупателя А. заключить договор об аренде двух индивидуальных депозитных сейфовых ячеек в указанном банке, в соответствии с которым, после регистрации договора купли-продажи квартиры в Учреждение юстиции по регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним по г. Москве, получения свидетельства о праве собственности на указанную квартиру на имя А., снятия К. с регистрационного учета, она - Б. могла получить деньги. Подписав указанный договор аренды, покупатель А., являясь добросовестным покупателем и предполагая, что Б. действует в интересах К., поместил деньги в сумме 77 000 долларов США в депозитные сейфовые ячейки указанного банка в качестве оплаты покупки квартиры. В тот же день между Б., согласно отведенной ей преступной роли, действующей на основании доверенности от К. от 30 мая 2005 года, удостоверенной нотариусом П. и покупателем А., был заключен договор купли-продажи квартиры, принадлежащей потерпевшей К., удостоверенный нотариусом г. Москвы К. Продолжая свою преступную деятельность, направленную на хищение денежных средств у К. путем продажи ее квартиры, Б. согласно отведенной ей роли, передала пакет документов, необходимых для регистрации перехода права собственности на квартиру по адресу: г. Москва, ул. Космонавтов, д. 12, кв. 78 на имя покупателя А., в Главное управление федеральной регистрационной службы по г. Москве, и 5 августа 2005 года Главным управлением федеральной регистрационной службы по г. Москве было выдано свидетельство о государственной регистрации права собственности А. на кв. 78 д. 12 по ул. Космонавтов г. Москвы. После чего, 16 августа 2005 года Б., согласно отведенной ей роли, с целью хищения денежных средств у потерпевшей К., полученных от продажи указанной квартиры, получила из депозитной сейфовой ячейки банка АКБ "Пересвет", расположенного по вышеуказанному адресу, деньги в сумме 77 000 долларов США, что на момент совершения преступления по курсу ЦБ РФ составляло 2185375 рублей 50 копеек, предназначенными К., которые Х. совместно со Ш. и Б. похитили, причинив потерпевшей К. своими преступными действиями ущерб на вышеуказанную сумму, что является особо крупным размером.

Он же (Х.) совершил мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана, совершенное организованной группой, в крупном размере.

Так он, являясь участником вышеуказанной организованной преступной группы, созданной не позднее 10 января 1995 года, при вышеуказанных обстоятельствах, в 2004 году, точное время следствием не установлено, узнал о том, что по адресу: г. Москва, Измайловское шоссе, д. 29, кв. 128, имеет постоянную регистрацию одинокая Х., которая в связи с тяжелым материальным положением желает продать свою комнату. С целью совершения в отношении нее мошеннических действий, путем хищения денежных средств посредством продажи ее комнаты, он вступил в предварительный преступный сговор с неустановленными соучастниками, между которыми распределил преступные роли. В осуществление своего преступного замысла, направленного на хищение денежных средств Х. путем продажи ее комнаты, его (Х.) неустановленные соучастники в 2004 году, точное время следствием не установлено, познакомили Х. с Х., который согласно разработанного плана, в процессе общения с Х. вошел к ней в доверие и в процессе доверительных отношений, услышав о том, что Х. желает продать свою комнату в связи с материальными трудностями, убедил потерпевшую продать ему комнату за 12 000 долларов США. Получив согласие от потерпевшей на продажу комнаты, Х., продолжая свою преступную деятельность, уговорил Х. приватизировать комнату, чем она - Х., занималась с указанного периода времени до июня 2005 года включительно, в указанный период времени Х. передал Х. 10 000 долларов, после чего Х., узнав о том, что в Главном управлении Федеральной регистрационной службы по г. Москве, было оформлено свидетельство о государственной регистрации права на имя Х., вновь встретился с потерпевшей, и, зная о том, что стоимость данной комнаты на рынке недвижимости на данный период времени уже составляла 30 000 долларов США, используя доверительные отношения, пообещал в ближайшее время доплатить оставшуюся сумму в размере 2000 долларов США. Однако потерпевшая Х., узнав об истинной стоимости комнаты, сообщила ему (Х.), что условия продажи комнаты изменились, и ему необходимо доплатить 15 000 долларов США. Он (Х.), заранее зная, что не выполнит своих обещаний, продолжая свои преступные намерения, путем обмана введя потерпевшую в заблуждение относительно своих истинных намерений, воспользовавшись низким уровнем юридических знаний потерпевшей, не способной правильно оценивать юридические последствия совершаемых действий, убедил Х. оформить договор дарения ее комнаты по вышеуказанному адресу на имя Т., пообещав после этого доплатить 15 000 долларов США, на что получил ее согласие. С этой целью Х. совместно с неустановленными соучастниками составил договор дарения комнаты N 1 кв. 128 д. 29 по Измайловскому ш. г. Москвы от имени Х. на имя Т., после чего Х. убедил Х. данный договор подписать. В продолжение своих преступных действий его (Х.) неустановленные соучастники 2 сентября 2005 года, передали указанный договор в Главное управление федеральной регистрационной службы по г. Москве для регистрации права собственности, после чего, получив свидетельство о праве собственности на комнату, ранее принадлежавшую Х., Х. совместно с неустановленными соучастниками Х. обещанные денежные средства в размере 15 000 долларов США не передал, завладев путем обмана денежными средствами Х. на общую сумму 426 955 рублей 50 копеек, то есть в крупном размере.

Он же (Х.) совместно с Б. совершили мошенничество, то есть хищение чужого имущество путем обмана, совершенное организованной группой, в особо крупном размере.

Так они, являясь участниками вышеуказанной организованной преступной группы, созданной не позднее 10 января 1995 года, при вышеуказанных обстоятельствах, не позднее 7 октября 2005 года, точное время следствием не установлено, узнав о том, что в комнате N 2 коммунальной квартиры, расположенной адресу: г. Москва, ул. Егора Абакумова, д. 10, к. 1, кв. 35, проживает одинокий Б., ведущий асоциальный образ жизни, злоупотребляющий алкоголем, имеющий в собственности указанную комнату и постоянную регистрацию по указанному адресу, в отношении которого возможно совершить мошеннические действия, с целью приобретения права на его комнату, вступили в преступный сговор между собой. В осуществление своего преступного замысла, направленного на хищение денежных средств Б. путем продажи его комнаты, путем обмана и злоупотребления доверием, Х. совместно с Б., не позднее 7 октября 2005 года, точная дата следствием не установлена, познакомились с Б., вошли к нему в доверие, а с целью создания дальнейших доверительных отношений Х. приносил ему в спиртные напитки, которые Б. распивал. В процессе распития Б. спиртных напитков, Х. согласно отведенной ему роли, использовал доверительные отношения, злоупотребляя которыми, добивался согласия от потерпевшего на продажу его комнаты за неустановленную в ходе следствия сумму, с условием того, что потерпевший останется в ней проживать. В связи с тем, что Б. в силу злоупотребления алкоголем не мог в полной мере осознавать происходящее и отдавать отчет своим действиям, Х. путем обмана добился от потерпевшего согласия подписать договор дарения комнаты на имя его (Х.) родственника Г., а также доверенность на право регистрации договора дарения на имя Т. на право регистрации договора дарения в Главном управлении Федеральной регистрационной службы по г. Москве. С этой целью 7 октября 2005 года Х. и Б. доставили Б., введенного в заблуждение относительно их истинных намерений, в нотариальную контору, расположенную по адресу г. Москва, Малая Сухаревская площадь, д. 6, стр. 1, где Б. подписал доверенность на имя Т. на право регистрации договора дарения указанной комнаты в Главном управлении Федеральной регистрационной службы по г. Москве, удостоверенную нотариусом г. Москвы П. Продолжая свои преступные действия, направленные на хищение денежных средств Б. путем продажи его комнаты по вышеуказанному адресу, Б., согласно отведенной ей роли, находясь в холле первого этажа гостиницы "Ярославская", расположенной по адресу: г. Москва, ул. Ярославская, д. 8, к. 1, где располагался кабинет нотариуса, выступая в качестве риэлтера, воспользовавшись низким уровнем юридических знаний Г. и его неспособностью правильно оценивать юридические последствия совершаемых действий, обманным путем убедила Г. подписать договор дарения комнаты N 2 кв. 35 д. 10 к. 1 по ул. Егора Абакумова г. Москвы, датированный от 17 октября 2005 года, согласно которому он являлся одариваемым лицом, а дарителем являлся Б., и впоследствии доверенность на право регистрации данного договора дарения указанной комнаты на имя Т. в Главном управлении Федеральной регистрационной службы по г. Москве, удостоверенную нотариусом г. Москвы Т. В продолжение своих преступных действий Б. согласно отведенной ей роли 18 октября 2005 года передала вышеуказанные договор дарения и доверенности в Главное управление Федеральной регистрационной службы по г. Москве для регистрации права собственности, после чего получили свидетельство о праве собственности на комнату на имя Г., ранее принадлежавшую Б., стоимость которой на момент совершения преступления по ценам рынка недвижимости в г. Москве составляла 40 000 долларов США, что согласно курсу ЦБ РФ составило 1 141 164 рубля. Своими преступными действиями Х. совместно с Б., в составе организованной группы, путем обмана завладели имуществом Б. на вышеуказанную сумму, что является особо крупным размером.

В судебном заседании Х. виновным себя не признал.

Проверив доводы надзорной жалобы и изучив материалы уголовного дела, Президиум находит судебные решения подлежащими изменению по следующим основаниям.

Суд в обоснование вины Х. сослался на следующие доказательства: показания осужденного Ш., данные в ходе предварительного следствия, показания потерпевших С., М., Я., К., Ч., К., Х., Б. об обстоятельствах совершенных в отношении них преступлений; показания свидетелей Л., Л., К., К., В., Я., М., М., Р., К., Б., Р., К., Г., Б., Н., А., И., К., Р., К., Я., Я., Т., Л., К., М., Щ., П., М., З., Л., А., Н., В., К., К., В., А., А., Л., С., И., Т., Б., К., Ю., Г., А., Б., а также другие доказательства, исследованные судом и приведенные в приговоре.

Доводы Х. о его невиновности судом надлежащим образом исследованы и обоснованно признаны недостоверными, так как доказательства, представленные стороной обвинения, своей совокупностью опровергают показания осужденного том, что он (Х.) никаких мошеннических действий в отношении потерпевших не совершал, к обмену и продаже их комнат и квартир отношения не имел, потерпевшие были людьми злоупотребляющими алкоголем, и готовыми за вознаграждение прописать в свои квартиры кого угодно.

Достоверность сведений, изложенных потерпевшими, а также свидетелями, чьи показания обоснованно положены судом в основу обвинительного приговора, проверена в судебном заседании, при этом оснований не доверять показаниям вышеперечисленных лиц у суда не имелось, они тщательно исследованы судом и оценены в приговоре. Также судом дана оценка изменению своих показаний осужденным Ш., и обоснованно признаны достоверными его первоначальные показания, поскольку они согласуются с иными доказательствами по делу и не противоречат им.

Утверждение осужденного Х. о том, что уголовное дело в отношении него было сфабриковано сотрудниками милиции, является голословным и ничем не подтверждено, поскольку вина Х. установлена совокупностью доказательств по делу.

Ссылка в надзорной жалобе на то, что в основу приговора положены недопустимые доказательства, безосновательна, поскольку судом дана оценка каждому из доказательств с точки зрения относимости, допустимости и достоверности.

Несостоятельным является и довод надзорной жалобы осужденного Х. о том, что его действия неправильно квалифицированы по признаку совершения преступлений в составе организованной группы.

В соответствии с ч. 3 ст. 35 УК РФ преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений.

Суд обоснованно признал совершение осужденными преступлений организованной группой. Об устойчивости группы свидетельствует большой временной промежуток ее существования, объединение в группу большого количества людей, стабильный состав, наличие в составе группы организатора - Х., неоднократность совершения преступлений. Об организованном характере группы свидетельствует также предварительный сговор ее членов на совершение преступлений, тщательная подготовка к хищению имущества в виде объектов недвижимости, распределение функций при осуществлении преступного умысла.

Довод о том, что судом неправильно установлен материальный ущерб, причиненный потерпевшим, является несостоятельным, поскольку материальный ущерб указан либо на момент пресечения преступной деятельности осужденных, либо на момент совершения сделок с имуществом потерпевших, что соответствует законодательству. В материалах дела имеются справки о курсе доллара на момент окончания каждого преступления, за совершение которых осужден Х. (т. 12 л.д. 175-183).

Доводы о нарушении в ходе расследования и судебного разбирательства норм уголовно-процессуального закона следует признать неубедительными. Так, из представленных материалов усматривается, что обстоятельства дела установлены органами предварительного следствия и исследованы судом полно, всесторонне и объективно, а принятые судом решения не противоречат принципам свободы оценки доказательств судом и состязательности сторон в уголовном процессе.

Указание на то, что уголовное дело в отношении Х. возбуждено незаконно, поскольку не было отменено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по заявлению К., опровергается материалами дела, поскольку уголовное дело было возбуждено по другому заявлению К., кроме того, постановление об отказе в возбуждении уголовного дела было вынесено в отношении неопределенных лиц, а не в отношении Х. Также следует отметить, что постановление об отказе в возбуждении уголовного дела было вынесено оперуполномоченным Б., а постановление о возбуждении уголовного дела вынесено следователем Г. При таких обстоятельствах факт возбуждения уголовного дела при наличии неотмененного постановления об отказе в возбуждении по тому же факту не может рассматриваться как нарушение УПК РФ, влекущее безусловную отмену приговора.

Довод жалобы о том, что все действия Х. носят продолжаемый характер и должны квалифицироваться по одной статье УК РФ, несостоятелен, и не основан на материалах дела.

Продолжаемое преступление характеризуется с субъективной стороны единством умысла, обусловленного наличием единой цели, при этом каждое действие совершается как часть общего, направленного на достижение намеченного результата, общественно опасного деяния.

С объективной стороны продолжаемое преступление есть совокупность разных по времени действий, объединенных тождеством предмета посягательства, места их совершения, способа совершения преступления.

Судом правильно установлено, что каждое действие Х. носило самостоятельный характер, умысел Х. был направлен на завладение денежными средствами путем обмана в отношении каждого конкретного потерпевшего, что исключает квалификацию его (Х.) действий как единого преступления.

Однако, как следует из материалов дела преступления в отношении потерпевших Ж., М. и С. были совершены Х. до 11 декабря 2003 года, соответственно 10 июля 2003 года (когда скончалась потерпевшая Ж., и именно в связи с ее смертью осужденный Х. не смог довести до конца свои действия, направленные на завладение ее имуществом), 21 декабря 2000 года (когда было зарегистрировано свидетельство о праве собственности на квартиру, ранее принадлежавшую М., на имя Г.) и 24 марта 2003 года когда было зарегистрировано свидетельство о праве собственности на комнату, ранее принадлежавшую С., на имя Б.), и должны были квалифицироваться по УК РФ в редакции ФЗ РФ от 27 декабря 1996 года, что не было учтено судом при вынесении приговора в отношении Х., действия в отношении М. и С., кроме того, должны квалифицироваться как единое преступление.

Таким образом, по эпизоду с потерпевшей Ж. действия Х. должны быть квалифицированы по ст.ст. 30 ч. 3, 159 ч. 3 п.п. "а, б" УК РФ, а действия в отношении М. и С. подлежат квалификации по ст. 159 ч. 3 п.п. "а, б" УК РФ, так как стоимость имущества каждого потерпевшего дает основание для квалификации действий осужденного, совершенных в составе организованной группы, и по квалифицирующему признаку мошенничества "в крупном размере".

В отношении остальных потерпевших судом правильно установлено время окончания преступных действий, в каждом случае в зависимости от конкретных обстоятельств, и правильно применен материальный закон при квалификации содеянного.

При решении вопроса о мере наказания осужденному за совершенные преступления в отношении потерпевших Ж., М. и С. Президиум Московского городского суда принимает во внимание характер и степень общественной опасности содеянного, данные о личности виновного, конкретные обстоятельства дела, и не находит каких-либо исключительных обстоятельств, дававших бы основания для применения положений ст. 64 УК РФ.

С учетом вносимых изменений в судебные решения Президиум Московского городского суда считает необходимым снизить наказание, назначенное осужденному Х. по совокупности совершенных преступлений.

В остальном судебные решения являются законными, обоснованными и справедливыми.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 407, 408 УПК РФ, Президиум постановил:

надзорную жалобу осужденного Х. удовлетворить частично.

Приговор Останкинского районного суда г. Москвы от 27 апреля 2007 года и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 4 июля 2007 года в отношении Х. - изменить:

переквалифицировать его действия по эпизоду с потерпевшей Ж. со ст.ст. 30 ч. 3, 159 ч. 4 УК РФ на ст.ст. 30 ч. 3, 159 ч. 3 п.п. "а, б" УК РФ (в редакции ФЗ РФ от 27 декабря 1996 года), назначив наказание в виде 6 (шести) лет лишения свободы;

переквалифицировать его же действия по эпизодам с М. и С. со ст. 159 ч. 4 УК РФ по каждому эпизоду на ст.ст. 30 ч. 3, 159 ч. 3 п.п. "а, б" УК РФ (в редакции ФЗ РФ от 27 декабря 1996 года) как одно преступление, назначив ему по этой статье наказание в виде 7 (семи) лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст. 30 ч. 3, 159 ч. 4 (1 эпизод), 159 ч. 4 (6 эпизодов), 30 ч. 3, 159 ч. 3 п.п. "а, б" (1 эпизод, в редакции ФЗ РФ от 27 декабря 1996 года), 159 ч. 3 п.п. "а, б" УК РФ (2 эпизода, в редакции ФЗ РФ от 27 декабря 1996 года), путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно к отбытию назначить Х. наказание в виде 10 (десяти) лет лишения свободы, без штрафа, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

В остальном приговор и кассационное определение оставить без изменения.


Председательствующий

О.А. Егорова


Постановление Президиума Московского городского суда от 10 апреля 2009 г. по делу N 44у-113/09


Текст постановления официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение