Надзорное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 28 апреля 2009 г. N 14-Д09-5 Суд отменил постановление суда надзорной инстанции, которым приговор и кассационное определение отменены и дело направлено на новое рассмотрение, поскольку в ходе судебного разбирательства не допущено фундаментальных нарушений норм уголовно-процессуального закона, которые лишили сторону обвинения возможности осуществления прав на справедливое судебное разбирательство на основе принципа состязательности и равноправия сторон

Надзорное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 28 апреля 2009 г. N 14-Д09-5


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по надзорным жалобам оправданных Ч. и В. о пересмотре постановления президиума Воронежского областного суда от 4 марта 2009 года.

По приговору Советского районного суда г. Воронежа от 16 сентября 2008 года

Ч., 20 мая 1958 года рождения, уроженец с. Н. Борки Горшеченского района Курской области, не судимый,

оправдан по предъявленному обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ст. 160 ч. 3 УК РФ (в редакции ФЗ от 08.12.2003 г.); ст. 201 ч. 2 УК РФ (в редакции ФЗ от 13.06.1996 г.); ст. 174 ч. 3 УК РФ (в редакции ФЗ от 13.06.1996 г.) за отсутствием состава преступлений.

В., 20 сентября 1971 года рождения, уроженец г. Воронежа, не судимый,

оправдан по предъявленному обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ст. 160 ч. 3 УК РФ (в редакции ФЗ от 08.12.2003 г.); ст. 201 ч. 2 УК РФ (в редакции ФЗ от 13.06.1996 г.); ст. 174 ч. 3 УК РФ (в редакции ФЗ от 13.06.1996 г.); ст. 187 ч. 1 УК РФ (в редакции от 13.06.1996 г.) за отсутствием состава преступлений.

А., 2 февраля 1955 года рождения, уроженец г. Воронежа, не судимый,

оправдан по ст. 160 ч. 3 УК РФ (в редакции ФЗ от 08.12.2003 г.), ст. 201 ч. 2 УК РФ (в редакции ФЗ от 13.06.1996 г.), ст. 174 ч. 3 УК РФ (в редакции ФЗ от 13.06.1996 г.) за отсутствием составов преступлений.

Е., 13 октября 1970 года рождения, уроженка г. Тирасполь Республики Молдова, не судимая,

оправдана по ст. 160 ч. 3 УК РФ (в редакции ФЗ от 08.12.2003 г.), ст. 201 ч. 2 УК РФ (в редакции ФЗ от 13.06.1996 г.), ст. 187 ч. 1 УК РФ (в редакции ФЗ от 13.06.1996 г.), ст. 159 ч. 2 п.п. "а, б, в", ч. 3 п.п. "а, б" УК РФ за отсутствием составов преступлений.

Кр., 4 мая 1974 года рождения, уроженец г. Тбилиси Республики Грузия, не судимый,

оправдан по ст. 160 ч. 3 УК РФ (в редакции ФЗ от 08.12.2003 г.) за отсутствием состава преступления.

М., 31 мая 1971 года рождения, уроженец г. Воронежа, не судимый,

осужден по ст. 159 ч. 2 п. "в" (в редакции ФЗ от 13.06.1996 г.) на три года лишения свободы условно с испытательным сроком три года.

На основании п. 8 постановления Государственной думы Федерального собрания РФ от 28.05.2000 г. освобожден от назначенного наказания.

ГАРАНТ:

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Дату названного постановления Государственной думы Федерального собрания РФ следует читать как "от 26.05.2000 г."


Он же оправдан по ст. 160 ч. 3 УК РФ (в редакции ФЗ от 08.12.2003 г.), ст. 201 ч. 2 УК РФ (в редакции ФЗ от 13.06.1996 г.), ст. 174 ч. 3, ст. 187 ч. 1 УК РФ (в редакции ФЗ от 13.06.1996 г.) за отсутствием составов преступлений.

Дело в отношении А., Е., Кр., М. рассматривается в порядке ст. 410 ч. 2 УК РФ.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Воронежского областного суда от 20 января 2009 года приговор изменен.

Вводная часть приговора дополнена указанием на участие в судебном заседании государственного обвинителя К.И.А. В остальной части приговор оставлен без изменения.

Постановлением президиума Воронежского областного суда от 4 марта 2009 года оправдательный приговор и кассационное определение в части оставления его без изменения отменены. Дело направлено на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.

В надзорных жалобах Ч. и В. просят отменить постановление президиума областного суда.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации К.В.С., мнение прокурора Г.А.Г., об оставлении постановления президиума без изменения, судебная коллегия установила:

органами предварительного расследования Ч., А., М., Е. обвинялись в том, что группой лиц по предварительному сговору, с использованием своего служебного положения совершили хищение вверенного имущества ГП "ВМЗ" на сумму 1 290 000 рублей.

Ч., А., М., В., Е. обвинялись в том, что, продолжая свои преступные действия, злоупотребляя своим служебным положением, группой лиц по предварительному сговору совершили хищение принадлежащего ГП "ВМЗ" векселя ОАО АБ "Промрадтехбанка" на сумму 60 000 рублей.

Ч., А., М., Е. обвинялись в том, что, продолжая свои преступные действия, в составе группы лиц по предварительному сговору злоупотребляя своим служебным положением, совершили хищение принадлежащих ГП "ВМЗ" векселей Акционерного коммерческого банка (АК) Сберегательного Банка (СБ) РФ на сумму 300 000 рублей.

Ч., А., М., В., Е. обвинялись в том, что, действуя, в составе группы лиц по предварительному сговору, злоупотребляя своим служебным положением, совершили хищение принадлежащих ГП "ВМЗ" векселей АК СБ РФ на сумму 200 000 рублей.

Ч., А., М., В., Е., Кр. обвинялись в том, что, продолжая свои преступные действия, в составе группы лиц по предварительному сговору, злоупотребляя своим служебным положением, совершили хищение принадлежащих ФГУП "ВМЗ" векселей Российского акционерного общества (РАО) "Газпром" на сумму 6 000 000 рублей.

Ч., А. обвинялись в том, что, продолжая свои преступные действия, в период с 1998 по 2001 годы, по предварительному сговору между собой, злоупотребляя своим служебным положением, путем присвоения и растраты вверенного имущества совершили хищение денежных средств, принадлежащих ГП "ВМЗ" и ФГУП "ВМЗ" на сумму 806 324 рублей 12 копеек.

Ч., А., М., В., К. обвинялись в том, что совместно с неустановленными следствием лицами совершили хищение принадлежащих ФГУП "ВМЗ" материальных средств в сумме 98 100 рублей по предварительному сговору группой лиц, с использованием своего служебного положения, в крупном размере.

Ч., М., А. и В. обвинялись в том, что совершили присвоение и растрату, то есть хищение чужого имуществ вверенного виновному, группой лиц по предварительному сговор лицом с использованием своего служебного положения на общую сумму 2 000 000 рублей.

Ч., М., А. и В. обвинялись в том, что своими умышленными действиями совершили легализацию (отмывание) денежных средств, приобретенных незаконным путем, то есть совершили финансовые операции с денежными средствами, приобретенными заведомо незаконным путем, и их использование для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности, группой лиц по предварительному сговору, с использованием своего служебного положения.

Ч. и А. обвинялись в том, что группой лиц по предварительному сговору, направленному на хищение вверенных им денежных и материальных средств ФГУП "ВМЗ", вновь в декабре 2000 года, используя свое служебное положение, совершили хищение чужого имущества вверенного виновным на сумму 220 464 рубля.

Ч., А. и В. обвинялись том, что совершили присвоение и растрату, то есть хищение чужого имущества, вверенного виновному, группой лиц по предварительному сговору, с использованием своего служебного положения, в крупном размере.

Ч., А., В., по мнению обвинения, продолжая свою преступную деятельность в составе группы лиц по предварительному сговору, направленном на дальнейшее хищение денежных средств ФГУП "ВМЗ", вновь совершили хищение денежных средств, принадлежащих ФГУП "ВМЗ",- 150 000 рублей.

Ч., А. и М. обвинялись в том, что, злоупотребляя своими полномочиями, вопреки законным интересам ГП "ВМ3", в целях извлечения выгод и преимуществ для себя и других лиц - К. и неустановленных следствием лиц, причинили существенный вред правам и законным интересам предприятия и государства, что повлекло тяжкие последствия, выразившихся в причинении ущерба ГП "ВМЗ" в сумме 1 290 000 рублей и существенном ухудшении экономического положения предприятия.

Ч., М., А. и В. обвинялись в том, что в целях извлечения выгод и преимуществ для себя и других лиц - К. и неустановленных следствием лиц, причинили существенный вред правам и законным интересам предприятия -ГП "ВМЗ" и государства, что повлекло тяжкие последствия, выразившихся в причинении ущерба ГП "ВМЗ" в сумме 60 000 рублей, существенном ухудшении экономического положения предприятия.

Ч., А., М., обвинялись в том, что, злоупотребляя своими служебными полномочиями, действуя вопреки законным интересам ГП "ВМЗ", в целях извлечения выгод и преимуществ для себя и других лиц - К. и неустановленных следствием лиц, причинили существенный вред правам и законным интересам предприятия и государства, что повлекло тяжкие последствия, выразившихся в причинении ущерба ГП "ВМЗ" в сумме 300 000 рублей и существенном ухудшении экономического положения предприятия.

Ч., А., М., В. обвинялись в том, что злоупотребляя своими служебными полномочиями, вопреки законным интересам ГП "ВМЗ", в целях извлечения выгод и преимуществ для себя и других лиц - К. и неустановленных следствием лиц, причинили существенный вред правам и законным интересам предприятия и государства, что повлекло тяжкие последствия, выразившихся в причинении ущерба ГП "ВМЗ" в сумме 200 000 рублей, и существенном ухудшении экономического положения предприятия.

Ч., А., М., В., обвинялись в том, что, злоупотребляя своими служебными полномочиями, вопреки законным интересам ГП "ВМЗ" в целях извлечения выгод и преимуществ для себя и других лиц - К., Кр. и неустановленных следствием лиц, причинили существенный вред правам и законным интересам предприятия и государства, что повлекло тяжкие последствия, выразившихся в причинении ущерба ГП "ВМЗ" в сумме 6 000 000 рублей и существенном ухудшении экономического положения предприятия.

Ч. и А. обвинялись в том, что, злоупотребляя своими служебными полномочиями, вопреки законным интересам ФГУП "ВМЗ", в целях извлечения выгод и преимуществ для себя, причинили существенный вред правам и законным интересам предприятия и государства, что повлекло тяжкие последствия, выразившихся в причинении ущерба ГП "ВМЗ" в сумме 8 063 84 рублей 12 копеек и существенном ухудшении экономического положения предприятия Ч., А., М., В., злоупотребляя своими служебными полномочиями, вопреки законным интересам ГП "ВМЗ", в целях извлечения выгод и преимуществ для себя и других лиц - К., П. и неустановленных следствием лиц, причинили существенный вред правами законным интересам предприятия и государства, что повлекло тяжкие последствия, выразившихся в причинении ущерба ГП "ВМЗ" в сумме 98 100 рублей, и существенном ухудшении экономического положения предприятия.

Ч., М., В. и А. обвинялись в том, что злоупотребляя полномочиями, использовали в своих корыстных интересах денежные средства ФГУП "ВМЗ" в сумме 2 699 998 рублей, чем причинили ФГУП "Воронежский механический завод" и государству существенный вред, выразившийся в причинении убытков в крупном размере на сумму 2 699 998 рублей, и повлекшие тяжкие последствия, так как была создана угроза неплатежеспособности ФГУП "ВМЗ", существенно ухудшено экономическое положение данного государственного предприятия.

Ч., А., злоупотребили своими полномочиями, а также В. причинили ФГУП "ВМЗ" существенный вред, выразившийся в причинении убытков в сумме 150 000 рублей, которые еще более ухудшили экономическое положение данного государственного предприятия и повлекли тяжкие последствия - увеличили неплатежеспособность ФГУП "ВМЗ", кроме того, по мнению государственного обвинителя, преступными действиями Ч., А. и В. ФГУП "ВМЗ" был причинен существенный вред в виде убытков на сумму 220 464 рубля, которые повлекли для данного государственного предприятия тяжкие последствия, увеличив его неплатежеспособность на указанную сумму, и существенно ухудшив экономическое положение ФГУП "ВМЗ", кроме того, по мнению государственного обвинителя; преступными действиями Ч., А., В. ФГУП "ВМЗ" был причинен существенный вред в виде убытков на сумму 2 000 000 рублей, образовавшегося в период отсутствия незаконно изъятых векселей с 10.01.2001 года по 15.10.2001 года, которые повлекли для данного государственного предприятия тяжкие последствия, увеличив его неплатежеспособность на указанную сумму в указанный период, и существенно ухудшили экономическое положение ФГУП "ВМЗ"; М., К. В., иное лицо и неустановленные следствием лица, по мнению государственного обвинителя, изготовили и сбыли поддельные расчетные платежные карты, не являющиеся ценными бумагами, причинив материальный ущерб ФГУП "ВМЗ в размере 75 030 рублей; М., К., В., иное лицо, дело в отношении которого приостановлено в связи с болезнью и неустановленные следствием лица, по мнению государственного обвинителя, изготовили и сбыли поддельные чеки, не являющиеся ценными бумагами и причинили материальный ущерб ФГУП "ВМЗ" в размере 22 244 рубля.

Кроме того, М. признан виновным в совершении мошенничества с использованием своего служебного положения. Стоимость похищенного составила 8 010 рублей.

В надзорных жалобах Ч. и В. просят отменить постановление президиума областного суда, ссылаясь на то, что судом первой инстанции были исследованы все представленные доказательства, а в приговоре изложены мотивы, по которым суд пришел к выводу об отсутствии в их действиях составов преступлений, предъявленных им органами следствия, в то время как основания отмены приговора и кассационного определения судом надзорной инстанции являются необоснованными.

Изучив материалы уголовного дела, обсудив доводы надзорных жалоб, судебная коллегия находит постановление президиума Воронежского областного суда подлежащими отмене по следующим основаниям.

Согласно ст. 409 УПК РФ основаниями отмены или изменения приговора, определения либо постановления суда при рассмотрении уголовного дела в порядке надзора являются основания, предусмотренные ст. 379 УПК РФ.

В соответствии со ст. 379 ч. 1 УПК РФ основаниями отмены или изменения приговора в кассационном порядке являются:

1) несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой или апелляционной инстанции;

2) нарушение уголовно-процессуального закона;

3) неправильное применение уголовного закона;

4) несправедливость приговора.

В то же время в соответствии со ст. 405 УПК РФ (в редакции, действовавшей на момент постановления надзорного постановления) по правовому смыслу, придаваемому ей постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 11 мая 2005 года "По делу о проверке конституционности статьи 405 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом Курганского областного суда, жалобами Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации, производственно-технического кооператива "Содействие", общества с ограниченной ответственностью "Карелия" и ряда граждан", пересмотр судебных решений в сторону ухудшения положения осужденного или оправданного на основании надзорного представления прокурора возможен лишь в случае допущения в предшествующем разбирательстве существенных (фундаментальных) нарушений, повлиявших на исход дела, которые подпадают под критерий, предусмотренный п. 2 ст. 4 Протокола N 7 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод (в редакции Протокола N 11).

Согласно ст. 405 УПК РФ (в редакции ФЗ от 14.03.2009 г.):

1. Пересмотр в порядке надзора обвинительного приговора либо определения или постановления суда в связи с необходимостью применения уголовного закона о более тяжком преступлении, ввиду мягкости наказания или по иным основаниям, влекущим за собой ухудшение положения осужденного, а также пересмотр оправдательного приговора либо определения или постановления суда о прекращении уголовного дела не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных частью второй настоящей статьи.

2. Пересмотр в порядке надзора обвинительного приговора и последующих судебных решений, вынесенных в связи с его обжалованием, по основаниям, влекущим за собой ухудшение положения осужденного, а также пересмотр оправдательного приговора либо определения или постановления суда о прекращении уголовного дела допускаются в срок, не превышающий одного года со дня вступления их в законную силу, если в ходе судебного разбирательства были допущены фундаментальные нарушения уголовно-процессуального закона, повлиявшие на законность приговора, определения или постановления суда.

3. К фундаментальным нарушениям относятся нарушения уголовно-процессуального закона, которые повлекли за собой постановление приговора незаконным составом суда или вынесение вердикта незаконным составом коллегии присяжных заседателей, а равно лишили участников уголовного судопроизводства возможности осуществления прав, гарантированных настоящим Кодексом, на справедливое судебное разбирательство на основе принципа состязательности и равноправия сторон либо существенно ограничили эти права, если такие лишения или ограничения повлияли на законность приговора, определения или постановления суда.

Президиум Воронежского областного суда, отменяя оправдательный приговор и кассационное определение в отношении Ч. и В. и направляя дело на новое судебное рассмотрение, констатировал, что суд первой инстанции при вынесении оправдательного приговора в нарушение требований ст. 305 УПК РФ не привел убедительных оснований, по которым отверг представленные государственным обвинителем и изложенные в приговоре доказательства, "по существу не исследовал представленные доказательства", не осуществил своего права в соответствии со ст. 42 ч. 1 УПК РФ признать ФГУП "ВМЗ" или Российское авиационно-космическое агентство потерпевшим по делу. Указанные нарушения суд надзорной инстанции расценил существенными (фундаментальными) нарушениями уголовно-процессуального закона, поскольку стороне обвинения не была предоставлена реальная возможность довести свою позицию относительно всех аспектов дела.

Однако, в чем выразилось непредоставление такой реальной возможности, суд надзорной инстанции не указал.

Между тем, судебное разбирательство по настоящему делу проведено в соответствии с уголовно-процессуальным законом.

Так, в соответствии со ст. 15 УПК РФ уголовное судопроизводство осуществляется на основе состязательности сторон. Суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты. Суд создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав.

Такие условия для сторон судом были созданы.

Вопреки выводам суда надзорной инстанции принцип состязательности по делу соблюден. Нарушений принципов равенства и состязательности в судебном заседании не допущено. Судом созданы по данному делу условия для исполнения сторонам их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав.

Как следует из протокола судебного заседания, вопреки выводам суда надзорной инстанции государственный обвинитель в судебном заседании не был ограничен в предоставлении и исследовании доказательств, ему была предоставлена "реальная возможность довести свою позицию относительно всех аспектов дела". Как сторона защиты, так и сторона обвинения пользовались равными правами в судебном заседании. Ходатайства обеих сторон разрешались председательствующим в соответствии с уголовно-процессуальным законом путем вынесения протокольных постановлений либо самостоятельных процессуальных документов с приведением соответствующих мотивов принятого решения. В судебном заседании государственный обвинитель активно участвовал в исследовании доказательств, все доказательства, об исследовании которых он ходатайствовал, судом исследованы.

Отменяя судебные решения со ссылкой на нарушение права стороны обвинения довести свою позицию относительно всех аспектов дела, президиум областного суда не учел того, что по инициативе государственного обвинителя были допрошены не все свидетели, заявленные органами предварительного следствия, их показания государственный обвинитель огласить не предлагал.

Однако ограничившись в предоставлении доказательств по данному делу показаниями лишь явившихся свидетелей, государственный обвинитель в прениях в обоснование предъявленного подсудимым обвинения ссылалась на показания недопрошенных в ходе судебного следствия лиц, показания которых не были оглашены в ходе судебного заседания.

При этом, судя по протоколу судебного заседания, ходатайств о дополнении судебного следствия или о его возобновлении от государственного обвинителя не последовало. Сторона обвинения не подавала также и замечаний на протокол судебного заседания.

На это нарушение государственным обвинителем требований уголовно-процессуального закона обоснованно указал суд в приговоре.

Сославшись на то, что оправдательный приговор судом первой инстанции был вынесен без анализа доказательств, на которые сослалась сторона обвинения, без приведения доводов, опровергающих обвинение, суд надзорной инстанции не указал о том, какие именно обстоятельства остались невыясненными в приговоре, что конкретно надлежит проверить и оценить суду при новом рассмотрении дела.

Кроме того, надзорная инстанция в обоснование принятого решения сослалась в постановлении на то обстоятельство, что суд был вправе признать ФГУП "ВМЗ" или Российское авиационно-космическое агентство потерпевшими по делу, однако не сделал этого. При этом указала, что выводы суда об отсутствии ущерба по делу, противоречат материалам дела, согласно которым ущерб составляет более 13 000 000 рублей.

Между тем, факт не признания ФГУП "ВМЗ" и Российского авиационно-космического агентства потерпевшими по делу получил оценку в приговоре.

Суд указал, что, как усматривается из материалов дела, по данному делу органами следствия никто потерпевшим признан не был, в соответствии с ответом на запрос старшего следователя по особо важным делам СЧ по РОПД ГСУ при ГУВД Воронежской области ущерба в балансе предприятия "ВМЗ" нет и, соответственно, нет оснований для подачи гражданского иска. Предоставленными обвинением финансовыми документами также не установлено причинение материального ущерба "ВМЗ".

Суд надзорной инстанции, не согласившись с приведенными судом первой инстанции основаниями непризнания "ВМЗ", а также Российского авиационно-космического агентства потерпевшими по делу, а также с оценкой доказательств отсутствия ущерба, тем не менее, сделал свои выводы об этих фактических обстоятельствах дела, отличные от выводов суда первой инстанции.

При таких обстоятельствах судебная коллегия считает, что в ходе судебного разбирательства, завершившегося постановлением оправдательного приговора, не допущено фундаментальных нарушений норм уголовно-процессуального закона, которые лишили сторону обвинения возможности осуществления прав, гарантированных УПК РФ, на справедливое судебное разбирательство на основе принципа состязательности и равноправия сторон либо существенно ограничили эти права.

В связи с этим у президиума областного суда не имелось оснований для отмены в порядке надзора приговора и кассационного определения. Поэтому постановление суда надзорной инстанции подлежит отмене.

Руководствуясь ст. 408 УПК РФ, судебная коллегия определила:

постановление президиума Воронежского областного суда от 4 марта 2009 года в отношении Ч., В., А., К., Кр., М. в части отмены оправдательного приговора и кассационного определения в этой же части отменить.

Приговор Советского районного суда г. Воронежа от 16 сентября 2008 года, определение судебной коллегии по уголовным делам Воронежского областного суда от 20 января 2009 года в отношении них оставить без изменения.


Надзорное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 28 апреля 2009 г. N 14-Д09-5


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.