Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 28 апреля 2009 г. N 44-О09-15 Оснований для отмены или изменения приговора нет, поскольку наказание осужденному за применение насилия, опасного для жизни и здоровья осужденного с целью воспрепятствования его исправлению, назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, обстоятельства, отягчающего его наказание, данных, характеризующих личность осужденного, и является справедливым

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 28 апреля 2009 г. N 44-О09-15


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденного К. и адвоката В.В.В. на приговор Пермского краевого суда от 23 января 2009 года, которым

К., родившийся 1 апреля 1983 года в пос. Верхняя Старица Гайнского района Пермской области, судимый:

1) 23 августа 2006 года по ст.ст. 119, 318 ч. 1 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год;

2) 2 августа 2007 года по ст.ст. 163 ч. 1, 159 ч. 1, ст. 70 УК РФ к 2 годам 3 месяцам лишения свободы;

3) 19 ноября 2007 года по ст. 161 ч. 2 п. "г", 69 ч. 5 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы;

- осужден по ст. 321 ч. 3 УК РФ к 5 годам лишения свободы.

На основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров частично присоединено неотбытое наказание по приговору от 19 ноября 2007 года и окончательно назначено 5 лет 3 месяца лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Э.Э.Б., выступление адвоката Г.И.Б., мнение прокурора Х.М.М. об оставлении приговора без изменения, судебная коллегия установила:

К. признан виновным в применении насилия, опасного для жизни и здоровья осужденного Ч.А.В. с целью воспрепятствования его исправлению.

Преступление совершено 21 февраля 2008 года в Федеральном государственном учреждении ИЗ-59/4 ГУФСИН МЮ РФ по Пермскому краю в г. Кудымкаре при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационных жалобах:

- осужденный К. выражает несогласие с приговором, указывая, что его вина не доказана, ни один свидетель не подтверждает показания потерпевшего Ч. о нанесении ему травмы К., также подвергает сомнению показания свидетеля Я., данные на предварительном следствии, которые противоречат показаниям свидетелей А., П., при этом данные свидетели не были допрошены в судебном заседании. Указывает, что суд не удовлетворил ходатайство адвоката В. об истребовании из Кудымкарского суда заключения судебно-психиатрической экспертизы, проведенной в отношении Ч. по другому уголовному делу, материалы служебной проверки, проведенной администрацией учреждения. Также считает, что его умысел на дезорганизацию деятельности учреждения не доказан и он не заставлял осужденных отказываться от работы. Полагает, что суд при назначении наказания неправильно применил ст. 70 УК РФ и неправильно исчислил начало срока отбывания наказания. Просит приговор отменить и дело направить на новое судебное разбирательство.

- адвокат В.В.В. в интересах осужденного К. считает приговор незаконным и необоснованным, указывая, что показания потерпевшего Ч., свидетеля Я., которые суд положил в основу приговора являются противоречивыми по обстоятельствам применения К. насилия в отношении Ч., сам К. отрицает нанесение ударов потерпевшему, утверждая, что тот сам поскользнулся и ударился затылком об пол, а он стал оказывать ему первую помощь, при этом ссылаясь на показания свидетелей Пос., Пер., О., Ан., Б., Кет., И., Ф. и эксперта Из., пояснившего, что травма головы могла произойти от удара по голове в затылок или при падении с высоты своего роста и ударе затылком. Также считает, что показания свидетеля Я., данные на предварительном следствии являются недопустимыми доказательствами, полагая, что они даны под давлением, а свидетель Ч. не являлась очевидцем происшедшего. Считает, что выводы суда о дезорганизации К. работы учреждения путем требования от осужденных написания заявления об отказе от работы также не подтверждаются доказательствами. Просит приговор в отношении К. отменить и дело прекратить.

В возражениях на кассационные жалобы потерпевший Ч. и государственный обвинитель П.В.Е. считают доводы жалоб необоснованными, а приговор законным и обоснованным.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия находит, что обвинительный приговор по делу постановлен правильно, выводы суда о виновности К. в совершении преступления, при установленных судом обстоятельствах, соответствуют фактическим обстоятельствам дела и подтверждаются совокупностью доказательств, исследованных в ходе судебного разбирательства.

Так, из показаний потерпевшего Ч. следует, что 20 февраля 2008 года при проверке К., являвшийся поваром, не смог ответить сотрудникам учреждения, что приготовлено на обед, так как сам ничего не делал, заставлял работать за себя осужденного Ан., и он понял, что К. в журнал проверок записали нарушение. На следующий день Ан. написал заявление об отказе от работы на пищеблоке, считает, что это было вызвано давлением со стороны К., который сказал осужденным - работникам пищеблока, чтобы они написали заявления об отказе от работы, что привело бы к остановке работы пищеблока и оставлению без пищи осужденных и подследственных. Около 11-12 часов он спросил у К., почему он заставляет всех писать заявления об отказе от работы, а сам не пишет, после чего К. нанес ему удар рукой по шее, от боли он стал опускаться на пол и в этот момент К. схватил его руками за верхнюю одежду и ударил головой об отделанную кафельной плиткой, стену. Все это происходило в коридоре пищеблока и это должен был видеть Я. Затем К. обтер его лицо снегом, облил холодной водой, стал говорить ему, чтобы он говорил, что его избил на свидании брат, об этом же К. сказал Я., чтобы тот передал всем об этом. Медикам из СИЗО и другому персоналу учреждения он ничего не говорил о случившемся, т.к. боялся, в случае огласки ему могло бы стать еще хуже. От. отвел его в отряд, где он потерял сознание, очнулся он уже в палате окружной больницы. После освобождения, он вместе с матерью и следователем ездили домой к также освободившемуся Я., с которым общался следователь, к разговору следователя с Я. не прислушивался.

Кроме того, из оглашенных в судебном заседании показаний Ч., данных им на предварительном следствии, следует, что после освобождения он встречался с Я., который при встрече подтвердил его избиение К., а также добавил, что после того, как К. взяв его за одежду, ударил головой об стену, от чего он стал падать, то К. также нанес ему один удар коленом в область головы. Данные показания потерпевший подтвердил и в судебном заседании.

Об обстоятельствах избиения Ч. К. суду пояснила и свидетель Ч., которой потерпевший рассказал в связи с чем и каким образом К. причинил ему травму.

Из показаний свидетеля Я., данных на предварительном следствии, следует, что в феврале 2008 года К. стал заставлять осужденных, работающих в пищеблоке СИЗО, писать заявления об отказе от работы, т.е. заставив нас прекратить работу и вступить в конфликт с администрацией СИЗО, он тем самым показывал им свое лидерство. Написал заявление только осужденный Ан., а они с Ч. отказались писать заявления, сам К. также не написал заявление. В этот же день он услышав громкий разговор в коридоре пищеблока, вышел туда, где увидел, что К. и Ч. разговаривают на повышенных тонах на счет того, что К. заставляет осужденных писать заявления об отказе от работы и Затем К. нанес Ч. удар рукой в область груди, после чего их стали успокаивать. Позже он увидел, как Ч. "скользит по стенке". Потом он узнал, что К. взял Ч. за одежду и ударил об стену, и когда Ч. стал спускаться от удара по стенке спиной, то в этот момент К. ударил коленом Ч. в область лица или головы. Затем К. уложил Ч. на скамейку, пригрозил всем, сказал, чтобы все молчали. Также при допросе Я. пояснил, что он опасается К., который может ему каким-либо образом причинить вред, узнав о том, что он дает в отношении его изобличительные показания.

Из заключения судебно-медицинской экспертизы следует, что Ч. была причинена закрытая черепно-мозговая травма в виде острого травматического субарахноидального кровоизлияния, сопровождавшегося тяжелой мозговой симптоматикой, данная травма могла образоваться как при ударном воздействии твердым тупым предметом (предметами) по голове Ч., так и при падении с небольшой высоты и ударе головой о твердую поверхность, квалифицируется как тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни.

Из показаний эксперта Из. следует, что экспертиза в отношении Ч. была проведена уже после его излечения, при осмотре видимых телесных повреждений у него не было, черепно-мозговая травма у Ч. была механического происхождения, предположительно, удар пришелся в область затылка. Отсутствие наружных телесных повреждений не исключает наличие внутренних телесных повреждений - кровоизлияний в мягкие ткани, кровоизлияния над и под оболочки головного мозга.

Оснований считать вышеприведенные показания свидетеля Я., данные на предварительном следствии, недопустимыми доказательствами не имеется, поскольку, они получены с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, при этом сам Я., изменивший в судебном заседании показания, подтвердил суду, что данные показания на следствии даны им, объяснить причину изменения показаний по-существу не смог, о даче им показаний на предварительном следствии под чьим-либо давлением, в частности со стороны потерпевшего, свидетеля Ч., следователя, Я. суду не пояснял.

Кроме того, показания Я., данные на предварительном следствии, согласуются и с показаниями потерпевшего относительно причины избиения Ч. К., т.е. в связи с отказом Ч. от написания заявления об отказе от работы, а также и в части применения насилия к Ч. со стороны именно К., при этом незначительные расхождения в показаниях Я. и потерпевшего в части указания области нанесения первого удара К., чему судом дана обоснованная оценка, не являются существенными и объясняются субъективным восприятием Я. действий К., которые он наблюдал в их динамике и по характеру являвшимися быстрыми, скоротечными, что и могло вызвать данное расхождение.

Относительно свидетелей Ан., Пос., то данные свидетели были вызваны в суд стороной обвинения, и при их неявке сторона защиты (а также и сам К.) не ходатайствовала об их вызове, а просила лишь огласить их показания, данное ходатайство судом было удовлетворено, при этом из показаний Ан. следует, что он не видел как К. подверг избиению Ч., т.к. он отходил в варочный цех, вернувшись, видел только, как К. положил Ч. на скамейку, после чего он снова ушел в варочный цех, а из показаний Пос. также следует, что он ничего не видел, а видел лишь лежащего на лавке Ч., при этом К. сказал, что Ч. упал, поскользнувшись.

Из показаний свидетелей От., Пер. также следует, что они ничего не видели, а увидели Ч. лишь, когда он уже лежал на скамейке, который со слов К. сам упал, поскользнувшись.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, органами предварительного следствия и судом не допущено. В удовлетворении ходатайства стороны защиты об истребовании из Кудымкарского городского суда заключения судебно-психиатрической экспертизы, проведенной в отношении Ч. и материалов служебной проверки, проведенной администрацией учреждения судом обоснованно отказано, поскольку экспертиза в отношении Ч. была проведена по другому уголовному делу и по другим обстоятельствам, необходимости в запросе материалов служебной проверки также не имелось, поскольку по факту получения травмы Ч. проведено предварительное следствие.

Таким образом, суд, оценив исследованные в судебном заседании доказательства в их совокупности, обоснованно пришел к выводу о доказанности вины К. и дал правильную юридическую оценку его действиям по ст. 321 ч. 3 УК РФ, поскольку, К. применил насилие, опасное для жизни и здоровья осужденного Ч. с целью воспрепятствования его положительному поведению, являющееся основной обязанностью осужденного, и не согласившегося выполнять его требования отказаться от работы на пищеблоке ФГУ ИЗ - 59/4, на которые он был определен администрацией учреждения.

Наказание К. назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного им преступления, обстоятельства, отягчающего его наказание, данных, характеризующих его личность, и является справедливым. Наказание на основании ст. 70 УК РФ назначено обоснованно, поскольку, К. совершил преступление в период отбывания наказания, назначенного по приговору от 19 ноября 2007 года, а также правильно исчислено и начало срока наказания - с 7 октября 2008 года, т.е. с момента избрания в отношении К. меры пресечения в виде заключения под стражу.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Пермского краевого суда от 23 января 2009 года в отношении К. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.


Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 28 апреля 2009 г. N 44-О09-15


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение