Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 28 апреля 2009 г. N 59-О09-14 Оснований для отмены или изменения приговора нет, поскольку наказание осужденным назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенных ими преступлений, обстоятельств, смягчающих наказание, данных, характеризующих их личности

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 28 апреля 2009 г. N 59-О09-14


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденных Р., Б. и В. на приговор Амурского областного суда от 02.02.2009, по которому

Р., родившийся 08.03.1981 в пос. Новорайчихинск Амурской области, судимый 06.02.2002 по ст. 158 ч. 2 п.п. "а", "б", "в", "г", ст. 162 ч. 2 п.п. "а", "б", "г" УК РФ к 4 годам лишения свободы, 23.01.2004 на основании приведения приговора в соответствие с законом по ст. 162 ч. 2 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы, освобожденный условно досрочно 05.03.2004 на срок 1 год 2 месяца 10 дней,

осужден по

ст. 162 ч. 2 УК РФ к 7 годам лишения свободы,

ст. 30 ч. 3, ст. 105 ч. 2 п.п. "ж", "з" УК РФ к 10 годам лишения свободы,

в соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний - к 12 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима,

Б., родившийся 05.04.1975 в г. Хабаровск Хабаровского края, судимый

1. 20.03.2002 по ст. 158 ч. 2 п. "б" УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года,

2. 10.12.2003 по ст. 158 ч. 3 УК РФ с применением ст. 70 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы, освобожденный 09.06.2006 по отбытии наказания,

3. 06.07.2007 по ст. 158 ч. 3 УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года,

4. 29.10.2007 по ст. 158 ч. 3 УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года,

осужден по

ст. 162 ч. 2 УК РФ к 7 годам лишения свободы,

ст. 30 ч. 3, ст. 105 ч. 2 п.п. "ж", "з" УК РФ к 10 годам лишения свободы.

В соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний - к 12 годам лишения свободы.

В соответствии со ст. 74 ч. 5 УК РФ отменено условное осуждение по приговорам от 06.07.2007 и 29.10.2007.

В соответствии со ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров путем частичного присоединения к данному приговору не отбытой части наказания по приговорам суда от 06.07.2007 и 29.10.2007 окончательно назначено 14 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

В., родившаяся 26.08.1986 в с. Чернетченко Белогорского района Амурской области, не судимая,

осуждена по

ст. 33 ч. 5, ст. 162 ч. 2 УК РФ к 5 годам лишения свободы,

ст. 33 ч. 5, ст. 30 ч. 3, ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ к 8 годам лишения свободы,

в соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний - к 8 годам 2 месяцам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Заслушав доклад судьи З.С.Р., выступление осужденных В., Р. и Б., поддержавших с использованием систем видеоконференц-связи доводы своих кассационных жалоб о незаконности и необоснованности приговора суда, выступления защитников А.И.В., в интересах осужденного Р., и Р.Н.И., в интересах осужденного Б., поддержавших доводы кассационных жалоб осужденных об отмене приговора с направлением дела на новое судебное разбирательство, выступление прокурора Генеральной прокуратуры РФ М.А.А., возражавшей против удовлетворения кассационных жалоб, судебная коллегия установила:

Р. и Б. осуждены за разбой с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, совершенный группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, и за покушение на убийство, группой лиц по предварительному сговору, сопряженное с разбоем.

В. осуждена за пособничество в разбое с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением предмета, используемого в качестве оружия, и за пособничество в покушении на убийство, сопряженном с разбоем.

Преступления были совершены в ночь с 9 на 10 января 2008 года на автодороге с. Кавказ - с. Новочесноково Михайловского района Амурской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационных жалобах:

осужденный Р. выражает несогласие с приговором, отрицая умысел на убийство потерпевшего и утверждая, что в показаниях имеются противоречия. Ссылается на то, что суд оставил без внимания показания, данные в судебном заседании, а сделал выводы из показаний, данных на следствии. Излагает свою версию происшедшего, утверждая, что никаких действий в отношении водителя такси не совершал, только видел нож у Б.

Осужденный Б. считает приговор подлежащим отмене по следующим основаниям. Суд нарушил его права в судебном заседании, необоснованно отклоняя ходатайства его и его защитника, в том числе об исключении из числа доказательств протокола его опознания, заключения эксперта о принадлежности крови, протокола осмотра места происшествия с фототаблицей и изъятием ножа. Следствие и суд прошли необъективно. В суде не были допрошены свидетели Л.В.А., Ш.С.Ю., хотя к ним имелись вопросы.

Ставит под сомнение достоверность показаний потерпевшего, в том числе в части стоимости автомобиля, противоречащей показаниям свидетеля Ш.С.Ю. Кроме того, обращает внимание на то, что в объяснении потерпевший не говорил, что был схвачен им, Б., за рукав. Поясняет также, как кровь могла попасть на рукав его куртки.

Утверждает, что после состоявшегося сговора о нападении, добровольно отказался от его совершения, сказав, что не может этого сделать, отдал нож Р., хотя объективных препятствий для совершения им преступления не было, что подтверждается и показаниями Р. и В., но чему суд оценки не дал. Кроме того, утверждает, что показания В. были искажены в приговоре и не приняты во внимание.

Он хотел остановить автомобиль, увидев в руке М. нож, схватил его за клинок, порезав ладонь, открыл дверь и вылез из машины.

Нападение было совершено Р. самостоятельно и должно рассматриваться как эксцесс исполнителя.

Приговор вынесен на противоречивых доказательствах, достоверность которых вызывает сомнение.

Обращает внимание на то, что положительно характеризуется, оспаривает характеристику, данную участковым. Считает, что суд должен был назначить судебно-медицинскую психиатрическую экспертизу, а не ссылаться на имеющиеся в деле заключения.

Просит приговор отменить, направить дело на новое судебное разбирательство с направлением на экспертизу.

Осужденная В. просит приговор отменить и вынести в отношении нее оправдательное решение, поскольку неправомерных действий не совершала. Утверждает, что размер наказания является суровым и несправедливым, приводит положительно характеризующие ее данные.

Утверждает, что не имела сговора на совершение преступления и участия в нем не принимала, излагает события так, как они, по ее мнению, имели место. Обращает внимание на то, что потерпевший, Р. и Б. постоянно меняли свои показания.

Просит учесть заключение экспертизы о тяжести причиненного потерпевшему вреда здоровью, а также исключить из приговора пособничество в разбое, поскольку у потерпевшего ничего похищено не было.

Кроме того, утверждает, что ее показания в приговоре изложены не так, как она давала их на следствии. В приговоре указано, что она вину признала полностью, тогда как при ознакомлении с делом она указывала, что вину признает частично.

Поддерживает жалобу Б. в части отсутствия предварительного сговора на совершение нападения.

Государственные обвинители Б.В.Е. и С.Е.С. возражают на кассационные жалобы осужденных, просят оставить приговор суда без изменения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор суда законным и обоснованным.

Вина осужденных в совершении указанных преступлений полностью подтверждается совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, которым дана в приговоре надлежащая оценка.

Такими доказательствами, в частности, обоснованно признаны показания потерпевшего М., из которых следует, что В. во время движения попросила его остановиться, Р. пересел на место за ним и когда он начал движение, приставил к его шее нож и стал резать горло, сказав остановиться, а сидевший рядом Б. схватил его за левую руку, не давая таким образом сопротивляться. Однако ему удалось вырваться и отобрать у Р. нож, после чего нападавшие покинули его машину.

Эти показания опровергают доводы осужденного Р. о том, что преступлений в отношении потерпевшего он не совершал.

Из этих же показаний видно, что Б. хотя и не нападал на потерпевшего с ножом, однако, применил к потерпевшему насилие совместно с Р., поэтому судом первой инстанции сделан правильный вывод о том, что Б. не отказался о совершения преступления, а принимал в нем участие после перераспределения ролей соучастников.

По заключению судебно-медицинской экспертизы у М. обнаружены резаная рана пальца правой кисти, образовавшаяся возможно от клинка ножа, причинившая средней тяжести вред здоровью, и резаная рана передней и левой боковой поверхности шеи длиной около 20 см и глубиной около 1,5 см, которая также могла образоваться от действия клинка ножа и не повлекшая расстройство здоровья.

Из показаний всех троих осужденных, данных ими в ходе предварительного расследования дела и оглашенных в судебном заседании в соответствии с требованиями закона, видно, что они втроем заранее, по предложению Б., договорились напасть на водителя такси и убить его, чтобы не платить ему деньги и завладеть автомашиной, которую собирались продать. С этой целью Б. взял нож и наточил его. Также они договорились, что В. наймет водителя и попросит его в пути остановиться и тогда они совершат нападение.

Эти показания, будучи оцененными в совокупности с другими доказательствами по делу, обоснованно и мотивированно признаны судом первой инстанции как подтверждающие наличие предварительного сговора всех троих осужденных на разбой и убийство водителя такси.

Показания потерпевшего не содержат противоречий, которые могли бы поставить под сомнение их достоверность.

Показания подсудимых, данные ими в судебном заседании также приведены в приговоре, оценены в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ и обоснованно отвергнуты с приведением убедительных мотивов.

На основании совокупности исследованных доказательств суд первой инстанции пришел к правильному выводу о наличии у осужденных умысла на убийство потерпевшего, о чем свидетельствуют как обстоятельства их сговора об убийстве, их подготовки к нему, так и совершение действий, непосредственно направленных на лишение водителя такси жизни.

Убийство не было доведено до конца по независящим от виновных обстоятельствам, поскольку потерпевший оказал активное сопротивление и завладел ножом, прекратив нападение.

Таким образом, доводы Б. об иных обстоятельствах содеянного и его невиновности, обоснованно отклонены судом первой инстанции. Доводы осужденного о том, что нападение было совершено Р. самостоятельно, обсуждались судом и отвергнуты с приведением в приговоре убедительных доводов, свидетельствующих о том, что все трое осужденных не отказывались от достигнутой ранее договоренности о разбойном нападении и убийстве водителя такси, а выполняли в процессе совершения преступлении я отведенные им роли с учетом того, что нож для его применения был передан от Б. к Р.

Как видно из установленных в судебном заседании и отраженных в приговоре суда обстоятельств, В. предварительно договорилась с другими соучастниками о разбойном нападении на водителя такси и его убийстве, согласно этому сговору ей была отведена определенная роль в совершении преступлений, и она, согласно этой роли, полностью выполнила те действия, о которых было условлено - договорилась с водителем о поездке и попросила его остановиться в пути, чтобы обеспечить соучастникам возможность совершить нападение.

Тот факт, что у потерпевшего ничего похищено не было, не имеет значения для квалификации действий осужденных как разбоя, являющегося нападением с целью хищения чужого имущества, поскольку такое нападение было осужденными Б. и Р. совершено при пособничестве В.

Также не свидетельствует о неправильной квалификации действий осужденных заключение о тяжести причиненного здоровью потерпевшего вреда. Как характер действий осужденных - нанесение удара ножом по горлу, так и причинение средней тяжести вреда здоровью, свидетельствуют о применении при нападении насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего, что является признаком совершения разбоя. Поскольку осужденные имели прямой умысел на причинение потерпевшему смерти, но не довели преступление до конца по независящим от них обстоятельствам, тяжесть причиненного здоровью потерпевшего вреда не имеет значения для квалификации их действий как покушения на убийство.

В приговоре правильно указано на то, что в судебном заседании В. виновной себя признала, как это зафиксировано в протоколе судебного заседания (т. 6 л.д. 68).

Существо ее показаний, данных на следствии и оглашенных в связи с ее отказом от дачи показаний в суде, изложено в приговоре в соответствии с протоколами допросов, исследованных в судебном заседании.

Показания В. о разговорах Р. и Б. после совершения преступления, в частности о том, какие показания Б. будет давать в милиции, не влияют на доказанность как события преступления, так и виновности осужденных в совершении инкриминированных им действий.

Доводы В. о том, что Р. и Б. постоянно меняли свои показания, и доводы Р. о наличии противоречий в показаниях, не могут являться основанием для отмены или изменения приговора суда, поскольку все представленные сторонами показания подсудимых были исследованы судом, приведены в приговоре и получили надлежащую оценку суда.

Свидетели Л.В.А. и Ш.С.Ю. вызывались в суд по инициативе стороны обвинения, однако в суд не явились. Ходатайства государственного обвинителя об оглашении их показаний в связи с неявкой в суд отклонены судом с учетом возражений стороны защиты.

Ни подсудимыми, ни их защитниками не заявлялось о необходимости вызова указанных лиц в судебное заседание. По окончании судебного следствия дополнений у стороны защиты не имелось (т. 6 л.д. 191).

Таким образом, нарушений прав стороны защиты на представление доказательств допущено не было.

Поскольку показания свидетеля Ш.С.Ю., в судебном заседании не оглашались, ссылка на них в кассационной жалобе Б. является несостоятельной.

Также не исследовались в судебном заседании объяснения потерпевшего М., имеющиеся в деле, и никто из участников процесса об этом не ходатайствовал.

Судебное разбирательство, как видно из протокола судебного заседания, проведено объективно и беспристрастно, с соблюдением принципа состязательности и равноправия сторон.

Ходатайства стороны защиты об исключении ряда протоколов и заключения экспертизы из числа доказательств рассмотрены судом после их обсуждения сторонами, с вынесением мотивированных постановлений, которые являются по существу правильными, основанными на законе.

Так, вопрос о допустимости заключения экспертизы, поставленный стороной защиты, по существу таковым не является, поскольку защитой не было заявлено о нарушениях уголовно-процессуального закона, допущенных при производстве экспертизы, а оспаривалась достоверность ее выводов.

Показания потерпевшего, как видно из их существа, касающегося проведения следственных действий, не противоречат содержанию протокола осмотра места происшествия, а лишь дополняют их, и не свидетельствуют о нарушениях процессуального порядка производства осмотра, а потому не могут являться основанием для исключения указанного протокола из числа доказательств.

Аналогично обоснованные решения приняты судом и по другим ходатайствам стороны защиты и обвинения.

Установленная судом стоимость автомобиля потерпевшего сомнений не вызывает.

Психическое состояние подсудимых исследовалось судом первой инстанции и получило оценку в приговоре с учетом заключений судебно-психиатрических экспертиз, существо доводов которых в судебном заседании стороны не оспаривали. В частности, по заключению экспертизы в отношении Б., он психическими расстройствами не страдает, мог осознавать характер и опасность своих действий и руководить ими. Оснований не доверять выводам указанных экспертиз и ставить вопрос о повторном проведении таких исследований, у суда не имелось, не приведено оснований для назначения повторной экспертизы и в жалобе Б.

Суд назначил осужденным наказание в соответствии с требованиями главы 10 УК РФ, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений и данных о личности.

Все данные, характеризующие Б. приведены в приговоре и оценены в их совокупности. Также подробно изложены в приговоре характеризующие В. документы.

Справедливость назначенного осужденным наказания сомнений у судебной коллегии не вызывает, оснований для его смягчения не усматривается.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Амурского областного суда от 02.02.2009 в отношении Р., Б. и В. оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.


Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 28 апреля 2009 г. N 59-О09-14


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.