Определение Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 7 мая 2009 г. N КАС09-181 Решение Верховного Суда РФ о признании недействующим пункта 6 приказа Генеральной прокуратуры РФ от 18 апреля 2008 г. N 70 "О проведении проверок (служебных расследований) в отношении прокурорских работников органов и учреждений прокуратуры РФ" оставлено без изменения

Определение Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 7 мая 2009 г. N КАС09-181


Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению Я.С.Г. о признании недействующим пункта 6 приказа Генеральной прокуратуры Российской Федерации от 18 апреля 2008 года N 70 "О проведении проверок (служебных расследований) в отношении прокурорских работников органов и учреждений прокуратуры Российской Федерации" по кассационной жалобе Генеральной прокуратуры Российской Федерации на решение Верховного Суда Российской Федерации от 4 марта 2009 года, которым заявленное требование удовлетворено.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Ф.А.И., объяснения представителя Генеральной прокуратуры РФ А.И.Е., возражавшего против требования Я.С.Г. и поддержавшего доводы кассационной жалобы, Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации установила:

приказом Генеральной прокуратуры Российской Федерации от 18 апреля 2008 г. N 70 "О проведении проверок (служебных расследований) в отношении прокурорских работников органов и учреждений прокуратуры Российской Федерации" (далее - Приказ) установлен единый порядок проверки заявлений и сообщений о совершении правонарушений прокурорскими работниками органов и учреждений прокуратуры. Приказ опубликован в журнале "Законность", 2008 г., N 6.

Согласно пункту 6 Приказа, если в обращениях указывается на совершение взаимосвязанных правонарушений прокурорскими работниками Генеральной прокуратуры Российской Федерации и прокурорскими работниками Следственного комитета, проверки (служебные расследования) по указанию Генерального прокурора Российской Федерации или лица, его замещающего, организовывать и осуществлять совместно с представителями Следственного комитета, которые по указанию руководства Следственного комитета самостоятельно проверяют сообщения в отношении своих прокурорских работников. В ходе проведения проверок (служебных расследований) указанной категории представителям Генеральной прокуратуры Российской Федерации и Следственного комитета оказывать друг другу содействие, в необходимых случаях обмениваться информацией, исходя из интересов службы представлять для ознакомления документы, иные собранные материалы, передавать их копии.

При поступлении в органы прокуратуры Российской Федерации сообщений, предусмотренных пунктом 2 данного Приказа в отношении работников Следственного комитета, а в органы Следственного комитета - аналогичных сообщений в отношении прокурорских работников Генеральной прокуратуры Российской Федерации, указанные обращения направлять для рассмотрения соответственно руководителям следственного органа Следственного комитета и органа прокуратуры Российской Федерации.

В ходе рассмотрения настоящего дела Генеральным прокурором РФ 27 февраля 2009 года был издан приказ N 53, которым оспоренный пункт 6 приказа был дополнен абзацем третьим следующего содержания:

"Решение прокурора по сообщениям о совершенном или готовящемся преступлении не препятствует обращению заявителей в следственный орган, уполномоченный принимать процессуальное решение".

Я.С.Г. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о признании недействующим пункта 6 Приказа в целом, фактически оспаривая его законность в части, обязывающей поступившие в органы Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации сообщения о совершенном или готовящемся преступлении со стороны прокурорских работников Генеральной прокуратуры Российской Федерации направлять для рассмотрения руководителю органа прокуратуры Российской Федерации.

Верховный Суд Российской Федерации вынес решение, которым заявление Я.С.Г. было удовлетворено. Пункт 6 приказа Генеральной прокуратуры Российской Федерации от 18 апреля 2008 года N 70 "О проведении проверок (служебных расследований) в отношении прокурорских работников органов и учреждений прокуратуры Российской Федерации" в части, предписывающей при поступлении в органы Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации сообщений о совершенном или готовящемся преступлении со стороны прокурорских работников Генеральной прокуратуры Российской Федерации направлять эти сообщения для рассмотрения руководителю органа прокуратуры Российской Федерации, признан недействующим.

В кассационной жалобе Генеральная прокуратура Российской Федерации просит об отмене судебного решения, считая его незаконным. В кассационной жалобе указано, что на момент вынесения решения суда редакция обжалованного пункта 6 Приказа уже не действовала в связи со внесением в текст пункта 6 указанного выше дополнения. В связи с этим, по мнению представителя Генеральной прокуратуры РФ А.И.Е., производство по делу по заявлению Я.С.Г. подлежало прекращению. Кроме того, Генеральная прокуратура РФ полагает, что прежняя как и ныне действующая редакция обжалованного (в части) приказа не противоречит действующим нормам уголовно-процессуального законодательства, поскольку по смыслу вышеуказанной нормы приказа направление сообщения о преступлении в отношении прокурорских работников руководителю органа прокуратуры носит так называемый внепроцессуальный характер, по своему содержанию проверка является служебным расследованием, которое выходит за рамки уголовно-процессуальной деятельности. Именно в ходе такой проверки должен быть установлен факт совершенного правонарушения, которому должна быть дана правовая оценка: наличие признаков преступления, административного либо иного правонарушения. Как указано в кассационной жалобе, согласно требованиям статьи 42 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации" любая проверка сообщения о факте правонарушения, совершенного прокурором, является исключительной компетенцией органов прокуратуры, пунктом 6 Приказа предусмотрено проведение проверок (служебных расследований) сообщений о совершении прокурорами правонарушений в качестве внепроцессуального, сугубо служебного мероприятия, данный пункт во взаимосвязи с пунктами 7 и 8 Приказа служит дополнительной гарантией защиты прав и законных интересов прокурорских работников.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований для ее удовлетворения.

Согласно статье 1 Уголовно-процессуального кодекса РФ порядок уголовного судопроизводства на территории Российской Федерации устанавливается данным Кодексом, основанным на Конституции Российской Федерации (часть 1); порядок уголовного судопроизводства, установленный данным Кодексом, является обязательным для судов, органов прокуратуры, органов предварительного следствия и органов дознания, а также иных участников уголовного судопроизводства (часть 2).

Порядок рассмотрения сообщения о преступлении определен статьей 144 Уголовно-процессуального кодекса РФ, в силу которой дознаватель, орган дознания, следователь, руководитель следственного органа обязаны принять, проверить сообщение о любом совершенном или готовящемся преступлении и в пределах компетенции, установленной данным Кодексом, принять по нему решение в срок не позднее 3 суток со дня поступления указанного сообщения.

По результатам рассмотрения сообщения о преступлении именно этими органами предварительного расследования и их должностными лицами должно быть принято одно из решений, указанных в статье 145 Кодекса.

Суд первой инстанции правильно указал, что исчерпывающе определив перечень государственных органов и должностных лиц, уполномоченных в пределах своей компетенции проверять сообщения о преступлении и принимать по ним процессуальные решения в строго ограниченные сроки, Уголовно-процессуальный кодекс РФ, обеспечивая реализацию конституционного права каждого на судебную защиту, предусмотрел возможность обжалования их отказа в приеме такого сообщения либо отказа в возбуждении уголовного дела в суд в порядке, установленном статьями 124 и 125 данного Кодекса (часть 5 статьи 144, часть 5 статьи 148).

Из содержания статей 144, 145 Уголовно-процессуального кодекса РФ видно, что эти процессуальные нормы в императивной форме требуют от уполномоченных на то лиц осуществить соответствующие процессуальные действия по поступившему к ним сообщению о любом совершенном или готовящемся преступлении независимо от должностного положения лица, в отношении которого поступило сообщение. Особенности производства по уголовным делам в отношении отдельных категорий лиц, к числу которых относятся прокуроры, определены главой 52 этого Кодекса, которая не содержит норм, освобождающих следственные органы от обязанности проверить поступившее сообщение о преступлении и по результатам его рассмотрения принять одно из предусмотренных статьей 145 Кодекса решений.

Статья 448 Уголовно-процессуального кодекса РФ (п. 10), которая расположена в главе 52 Кодекса, определяет, что решение о возбуждении уголовного дела в отношении прокурора, руководителя следственного органа, следователя, либо о привлечении его в качестве обвиняемого, если уголовное дело было возбуждено в отношении других лиц или по факту совершения деяния, содержащего признаки преступления, принимается - вышестоящим руководителем следственного органа Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации.

Удовлетворяя заявленное требование, суд правильно исходил из того, что в указанной главе не предусмотрено норм, позволяющих следственному органу не совершать указанные процессуальные действия, а направлять сообщение о преступлении руководителю должностного лица, в отношении которого поступило сообщение, для проведения проверки (служебного расследования) в целях установления наличия или отсутствия признаков преступления.

Пункт 6 Приказа предписывает направлять все поступившие в органы Следственного комитета сообщения в отношении прокурорских работников, предусмотренные пунктом 2 Приказа, в том числе о совершенном или готовящемся с их стороны преступлении, для рассмотрения руководителю органа прокуратуры, который по смыслу пунктов 7, 8 Приказа проводит проверку и направляет материалы руководителю соответствующего следственного органа Следственного комитета только в случае, если установит в действиях прокурорского работника признаки преступления.

Таким образом, пунктом 6 Приказа изменен установленный Уголовно-процессуальным кодексом РФ порядок принятия и проверки поступающих в органы Следственного комитета сообщений о преступлении в отношении прокурорских работников, функции следственных органов по проверке таких сообщений и установлению наличия признаков преступления фактически переданы руководителям органов прокуратуры.

Довод кассационной жалобы о том, что проверка сообщений о совершении прокурорами правонарушений осуществляется руководителем органа прокуратуры во внепроцессуальном порядке, не свидетельствует о незаконности обжалованного решения суда, признавшего незаконной норму в части, препятствующей проверке и разрешению сообщения о преступлении в рамках уголовно-процессуальных норм. Как уже указывалось выше, пункт 8 Приказа предусматривает, что направление материалов руководителю соответствующего следственного органа Следственного комитета осуществляется только в случае, если руководитель органа прокуратуры установит в действиях прокурорского работника признаки преступления, то есть избирательно, по усмотрению руководителя органа прокуратуры.

Правильно была признана судом несостоятельной ссылка представителей Генеральной прокуратуры Российской Федерации в обоснование законности оспариваемой нормы на статью 42 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации", в силу которой любая проверка сообщения о факте правонарушения, совершенного прокурором или следователем, возбуждение против них уголовного дела, производство расследования являются исключительной компетенцией органов прокуратуры. Органы прокуратуры, уполномоченные проводить такую проверку, названная статья не определяет. В соответствии со статьей 448 Кодекса решение о возбуждении уголовного дела в отношении прокурора принимается вышестоящим руководителем следственного органа Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации (на основании заключения соответствующего судьи). В этой связи сообщение о преступлении со стороны прокурорских работников, поступившее в органы Следственного комитета, являющегося органом прокуратуры Российской Федерации, должно проверяться этими следственными органами, а не направляться для рассмотрения руководителю органа прокуратуры Российской Федерации, как предписывает оспоренная норма.

Довод кассационной жалобы о том, что пункт 6 и связанные с ним пункты 7 и 8 Приказа служат дополнительной гарантией защиты прав и законных интересов прокурорских работников, не основан на законе. Гарантии, изменяющие или дополняющие установленный уголовно-процессуальным законом механизм проверки сообщений о преступлении, могут быть введены только Федеральным законом.

То обстоятельство, что приказом от 27 февраля 2009 г. N 53 в пункт 6 Приказа были внесены дополнения, не свидетельствует о том, что оспоренная заявителем норма в части обязанности направлять для рассмотрения руководителю органа прокуратуры Российской Федерации поступившие в органы Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации сообщения о совершенном или готовящемся преступлении со стороны прокурорских работников Генеральной прокуратуры Российской Федерации, претерпела изменения. Право заявителей на обращение в следственный орган, уполномоченный принимать процессуальное решение по сообщениям о совершенном или готовящемся преступлении, в том числе со стороны прокурорских работников, основано не на этом дополнении, а на части 1 статьи 45 Конституции РФ, статье 144 Уголовно-процессуального кодекса РФ.

Обжалованное решение Верховного Суда Российской Федерации вынесено при правильном применении норм материального и процессуального права, предусмотренных ст. 362 ГПК РФ оснований для отмены решения суда в кассационном порядке не имеется.

Руководствуясь ст.ст. 360, 361 Гражданского процессуального кодекса РФ, Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Верховного Суда Российской Федерации от 4 марта 2009 года оставить без изменения, а кассационную жалобу Генеральной прокуратуры Российской Федерации - без удовлетворения.

Кассационная коллегия ВС РФ сочла незаконным требование, предписывающее следственным органам направлять все сообщения о преступлениях со стороны прокурорских работников Генпрокуратуры для рассмотрения руководителю органа прокуратуры РФ.

Как указала Коллегия, данное требование по сути меняет установленный в УПК РФ порядок принятия и проверки поступающих в органы Следственного комитета сообщений о преступлении в отношении прокурорских работников. Функции следственных органов по проверке подобных сообщений и установлению наличия признаков преступления в таком случае фактически переданы руководителям органов прокуратуры.

Вместе с тем, УПК РФ не предусматривает норм, позволяющих следственному органу не совершать указанные процессуальные действия, а направлять сообщение о преступлении руководителю должностного лица, в отношении которого поступило сообщение, для проведения проверки (служебного расследования) в целях установления наличия или отсутствия признаков преступления.


Определение Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 7 мая 2009 г. N КАС09-181


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.