Решение Верховного Суда РФ от 16 марта 2009 г. N ГКПИ08-2382 О признании недействующим пункта 141 Правил внутреннего распорядка изоляторов временного содержания подозреваемых и обвиняемых органов внутренних дел, утв. приказом Министерства внутренних дел РФ от 22 ноября 2005 г. N 950

Решение Верховного Суда РФ от 16 марта 2009 г. N ГКПИ08-2382

ГАРАНТ:

Решение вступило в законную силу 30 марта 2009 г. (Информация опубликована в "Российской газете" от 5 мая 2009 г. N 78)


Верховный Суд Российской Федерации

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению А.Р.А. о признании частично недействующими пунктов 141, 146 и 148 Правил внутреннего распорядка изоляторов временного содержания подозреваемых и обвиняемых органов внутренних дел, утвержденных приказом Министерства внутренних дел Российской Федерации от 22 ноября 2005 года N 950, установил:

Правила внутреннего распорядка изоляторов временного содержания подозреваемых и обвиняемых органов внутренних дел (далее - Правила) утверждены приказом Министерства внутренних дел Российской Федерации от 22 ноября 2005 г. N 950 (в ред. приказа от 30 апреля 2008 г. N 386) по согласованию с Генеральной прокуратурой Российской Федерации, зарегистрированы в Министерстве юстиции Российской Федерации 9 декабря 2005 г. за N 7246, опубликованы в Бюллетене нормативных актов федеральных органов исполнительной власти 19 декабря 2005 г., N 51.

Правила, согласно их пункту 1, в соответствии со статьей 16 Федерального закона от 15 июля 1995 г. N 103-ФЗ "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений" регламентируют внутренний распорядок в изоляторах временного содержания (далее - ИВС) подозреваемых и обвиняемых органов внутренних дел.

Адвокат Майкопской городской коллегии адвокатов "Гарант" А.Р.А. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением об оспаривании следующих норм Правил:

пункта 141, согласно которому лицам, получившим разрешения на свидания с подозреваемыми или обвиняемыми, разрешается проносить предметы, вещества и продукты питания, включенные в Перечень продуктов питания, предметов первой необходимости, обуви, одежды и других промышленных товаров, которые подозреваемые и обвиняемые могут иметь при себе, хранить, получать в посылках, передачах и приобретать по безналичному расчету (приложение N 2);

пункта 146, предусматривающего, что администрация ИВС обеспечивает судьям, прокурорам, следователям, лицам, производящим дознание, а также адвокатам и иным лицам, участвующим в следственных или судебных действиях, беспрепятственное посещение ИВС в рабочее время и доставку подозреваемых или обвиняемых по вызовам уполномоченных на то лиц;

пункта 148, в соответствии с которым запрещается вывод подозреваемых и обвиняемых из камер по вызовам в период сдачи-приема дежурства дежурными сменами (не более одного часа), во время приема пищи (завтрак, обед, ужин) согласно распорядку дня, а также в ночное время (с 22 часов вечера до 6 часов утра следующего дня), за исключением случаев, предусмотренных УПК РФ. В указанное время подозреваемые и обвиняемые, выведенные по вызовам, должны быть возвращены в камеры.

Заявитель просит признать недействующими пункт 141 Правил в части, запрещающей пронос и пользование адвокатами в изоляторах временного содержания органов внутренних дел предметами (техническими средствами связи, компьютерами, кино-, фото-, аудио-, видео- и множительной аппаратурой), не включенными в названный в этом пункте Перечень, и пункты 146, 148 Правил в части, запрещающей посещение адвокатами подозреваемых и обвиняемых в ИВС в период сдачи-приема дежурства дежурными сменами, во время приема пищи согласно распорядку дня, а также в ночное время, вследствие чего, по его мнению, ограничивается право адвокатов на посещение ИВС в нерабочее время, в выходные и праздничные дни. Заявленные требования мотивированы тем, что порядок проведения свиданий подозреваемых и обвиняемых с адвокатом, участвующим в деле в качестве защитника, не может устанавливаться ведомственными нормативными актами, поскольку создается возможность ограничения такими актами существенных элементов конституционного права пользоваться помощью адвоката (защитника), которые подлежат регулированию непосредственно в уголовно-процессуальном законе. Заявитель о времени и месте судебного заседания извещен, просит рассмотреть дело в его отсутствие.

Министерство внутренних дел Российской Федерации, Министерство юстиции Российской Федерации, Генеральная прокуратура Российской Федерации в письменных возражениях считают, что установленные оспариваемыми нормами ограничения, связанные с использованием защитником технических средств во время свидания в ИВС с подозреваемыми (обвиняемыми), а также порядок обеспечения участия подозреваемых и обвиняемых в следственных действиях и судебных заседаниях согласуются с конституционными нормами, положениями Уголовно-процессуального кодекса и Федеральных законов.

Выслушав объяснения представителей Министерства внутренних дел Российской Федерации З.А.А. и П.А.В., Министерства юстиции Российской Федерации М.В.И., Генеральной прокуратуры Российской Федерации Г.Н.С., возражавших против доводов заявителя, проверив материалы дела, Верховный Суд Российской Федерации находит заявленные требования подлежащими частичному удовлетворению.

В соответствии с частью первой статьи 16 Федерального закона от 15 июля 1995 г. N 103-ФЗ "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений" (в ред. от 30 октября 2007 г.) в целях обеспечения режима в местах содержания под стражей Министерством юстиции Российской Федерации, Министерством внутренних дел Российской Федерации, Федеральной службой безопасности Российской Федерации, Министерством обороны Российской Федерации по согласованию с Генеральным прокурором Российской Федерации утверждаются Правила внутреннего распорядка в местах содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений. Согласно части второй этой статьи Правилами внутреннего распорядка устанавливается порядок, в частности, проведения свиданий подозреваемых и обвиняемых с лицами, перечисленными в статье 18 данного Федерального закона (пункт 15); обеспечения участия подозреваемых, обвиняемых и подсудимых в следственных действиях и судебных заседаниях (пункт 16).

Статьи 17 и 18 указанного Федерального закона разграничивают право подозреваемых и обвиняемых на свидания, с одной стороны, с защитником в целях реализации ими конституционного права на получение квалифицированной юридической помощи, с другой стороны, с родственниками и иными лицами в целях сохранения социально-полезных связей с ними, устанавливая различные условия и порядок реализации данного права в зависимости от вида свидания.

Конституционный Суд Российской Федерации, анализируя в Постановлении от 25 октября 2001 г. N 14-П правовой режим свиданий с адвокатом и основываясь на положениях статей 48 (часть 2), 71 (пункты "в", "о") и 76 (часть 1) Конституции Российской Федерации в их взаимосвязи, пришел к выводу о том, что федеральный законодатель при регулировании права на помощь адвоката (защитника), относящегося к основным правам и свободам человека и гражданина, обязан установить в уголовно-процессуальном законе все важнейшие элементы данного права, включая условия и порядок его реализации. Исходя из этого, признал не соответствующим Конституции Российской Федерации, ее статьям 48 (часть 2) и 55 (часть 3), положение пункта 15 части второй статьи 16 Федерального закона "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений", допускающее регулирование конституционного права на помощь адвоката (защитника) ведомственными нормативными актами, поскольку это положение - по смыслу, придаваемому ему правоприменительной практикой, - служит основанием неправомерных ограничений данного права, ставя реализацию возможности свиданий обвиняемого (подозреваемого) с адвокатом (защитником) в зависимость от наличия специального разрешения лица или органа, в производстве которых находится уголовное дело.

В соответствии с частью 3 статьи 79 Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 N 1-ФКЗ "О Конституционном Суде Российской Федерации" акты или их отдельные положения, признанные неконституционными, утрачивают силу. В этой связи положение пункта 15 части второй статьи 16 названного Федерального закона, допускающее регулирование ведомственными нормативными актами конституционного права на помощь адвоката (защитника), в частности условий и порядка проведения свиданий с подозреваемыми и обвиняемыми, является недействующим и применению не подлежит.

Верховный Суд Российской Федерации решением от 31 октября 2007 г. по делу N ГКПИ07-1188 также признал установление ведомственным нормативным правовым актом порядка проведения свиданий подозреваемых и обвиняемых с адвокатом (защитником) незаконным, ограничивающим права защитника на оказание квалифицированной юридической помощи. Решение суда вступило законную силу, поэтому исходя из требований статьи 6 Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 г. N 1-ФКЗ "О судебной системе Российской Федерации", части 3 статьи 253 Гражданского процессуального кодекса РФ является обязательным при оценке законности сходной правовой нормы.

Пункт 141 Правил, позволяя лицам, получившим разрешение на свидание с подозреваемыми или обвиняемыми, проносить предметы, вещества и продукты питания, включенные в Перечень продуктов питания, предметов первой необходимости, обуви, одежды и других промышленных товаров, которые подозреваемые и обвиняемые могут иметь при себе, хранить, получать в посылках, передачах и приобретать по безналичному расчету, фактически запрещает этим лицам проносить предметы и вещи, не предусмотренные данным Перечнем, что прямо следует из его последнего абзаца.

Ограничения, установленные пунктом 141 Правил, на пронос предметов и вещей, как видно из его содержания и представленных суду письменных возражений заинтересованных лиц, в равной мере распространяются на всех лиц, получивших разрешение на свидание с подозреваемыми или обвиняемыми, в том числе на адвокатов (защитников).

Между тем в названный Перечень включены предметы и вещи, которые подозреваемые и обвиняемые могут иметь при себе, хранить и получать для удовлетворения своих социально-бытовых и иных личных потребностей. Предметы и вещи, необходимые адвокату (защитнику) для оказания подозреваемым и обвиняемым квалифицированной юридической помощи, в этом Перечне не указаны.

Согласно статье 48 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи (часть 1); каждый задержанный, заключенный под стражу, обвиняемый в совершении преступления имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента соответственно задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения (часть 2).

По смыслу приведенных конституционных норм и корреспондирующих им положений Международного пакта о гражданских и политических правах (подпункт "b" пункта 3 статьи 14) и Конвенции о защите прав человека и основных свобод (подпункты "b", "с" пункта 3 статьи 6), а также конкретизирующих их норм Уголовно-процессуального кодекса РФ (часть 1 статьи 16, пункт 11 части 1 статьи 53, пункт 1 части 3 статьи 86), существенным и неотъемлемым элементом права на помощь адвоката (защитника) является не только предоставление содержащемуся под стражей обвиняемому (подозреваемому) возможности непосредственного общения со своим защитником, но и возможность последнего оказать квалифицированную юридическую помощь обвиняемому (подозреваемому) всеми средствами и способами, не запрещенными законом.

Федеральным законом "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" (подпункты 1, 3 пункта 3 статьи 6), Уголовно-процессуальным кодексом РФ (статья 84, подпункт 1 части 3 статьи 86) закреплено право адвоката (защитника) собирать сведения, необходимые для оказания юридической помощи, получать и представлять предметы, документы и иные сведения, к которым могут относиться материалы фото- и киносъемки, аудио- и видеозаписи и иные носители информации. При этом не установлено запрета на получение адвокатом (защитником) при проведении свидания с подозреваемым (обвиняемым), содержащимся под стражей, сведений, зафиксированных при помощи соответствующих технических средств в материалах фото- и киносъемки, аудио- и видеозаписи и иных носителях информации. Например, сведений об имеющихся у подозреваемого (обвиняемого) телесных повреждениях, информации, содержащейся в документах и записях, относящихся к уголовному делу либо касающихся реализации прав и законных интересов подозреваемого (обвиняемого) и хранящихся у него в соответствии с пунктом 6 части первой статьи 17 Федерального закона "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений", пояснений подозреваемого (обвиняемого) для последующей квалифицированной подготовки его защиты и т.п.

Однако пункт 141 Правил по смыслу, придаваемому ему нормотворческими органами и правоприменителями, позволяет распространить на адвоката (защитника) запрет на пронос в изолятор временного содержания предметов и вещей, не включенных в вышеназванный Перечень, что, по существу, означает лишение подозреваемого и обвиняемого конституционного права на получение в полном объеме квалифицированной юридической помощи, а адвоката (защитника) - возможности надлежащим образом выполнить свои профессиональные и процессуальные обязанности, если отсутствие при свидании соответствующих предметов и технических средств, использование которых при осуществлении адвокатской деятельности не запрещено законом, препятствует получению необходимых для защиты документов и сведений.

При таком положении данный пункт в части, допускающей ограничение конституционного права на помощь адвоката (защитника), не соответствует требованиям закона и подлежит признанию недействующим. Ограничения и запреты на пронос адвокатом (защитником) в изоляторы временного содержания предметов и вещей для использования при свидании с подозреваемыми или обвиняемыми в целях оказания им квалифицированной юридической помощи могут быть введены только Федеральным законом, а не ведомственным нормативным правовым актом.

Ссылка представителя Генеральной прокуратуры Российской Федерации на часть четвертую статьи 18 Федерального закона "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений", позволяющую досрочно прерывать свидания в случае попытки передачи подозреваемому или обвиняемому запрещенных предметов, веществ и продуктов, лишена правовых оснований. Право адвоката (защитника) пользоваться при свидании предметами и вещами, необходимыми ему для надлежащего выполнения своих профессиональных и процессуальных обязанностей, не означает, что он может передавать эти предметы и вещи подозреваемым и обвиняемым. В случае попытки такой передачи свидание досрочно прерывается, а адвокат (защитник) за допущенное нарушение может быть привлечен к ответственности, установленной Федеральным законом.

Пункты 146 и 148 Правил должны оцениваться с учетом их содержания и места в системе норм права. Эти пункты включены в раздел XVII Правил, устанавливающий в развитие положений пункта 16 части второй статьи 16 и статьи 28 Федерального закона "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений" порядок обеспечения участия подозреваемых и обвиняемых в следственных действиях и судебных заседаниях.

Следственные действия и судебные заседания проводятся по решению следователя, лица, производящего дознание, прокурора или суда (судьи), определение времени их проведения не относится к компетенции адвоката (защитника), имеющего право участвовать в следственных действиях, производимых с участием подозреваемого, обвиняемого либо по его ходатайству или ходатайству самого защитника, а также в судебном разбирательстве уголовного дела (пункты 5, 9 части 1 статьи 53 Уголовно-процессуального кодекса РФ). Право адвоката (защитника) иметь с подозреваемым или обвиняемым свидания наедине и конфиденциально без ограничения их числа и продолжительности является самостоятельным полномочием, не относящимся к его участию в следственных действиях или судебных заседаниях. Данное право не является предметом регулирования пунктов 146 и 148 Правил, регламентируется пунктом 1 части 1 статьи 53 Уголовно-процессуального кодекса РФ, статьей 18 Федерального закона "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений", нормами раздела XVI оспариваемых Правил.

Пункты 146 и 148 Правил, относящиеся к порядку обеспечения участия подозреваемых и обвиняемых в следственных действиях и судебных заседаниях, не распространяются на порядок проведения свиданий с адвокатом (защитником) и не ограничивают права подозреваемых и обвиняемых на своевременное получение квалифицированной юридической помощи.

Руководствуясь статьями 194-199, 253 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Верховный Суд Российской Федерации решил:

заявление А.Р.А. удовлетворить частично. Признать недействующим со дня вступления настоящего решения в законную силу пункт 141 Правил внутреннего распорядка изоляторов временного содержания подозреваемых и обвиняемых органов внутренних дел, утвержденных приказом Министерства внутренних дел Российской Федерации от 22 ноября 2005 года N 950 (в редакции приказа от 30 апреля 2008 г. N 383), в части, допускающей распространение положений этого пункта на пронос и использование в изоляторах временного содержания внутренних дел адвокатом (защитником) при свиданиях с подозреваемыми и обвиняемыми предметов и вещей, не запрещенных законом и необходимых для оказания квалифицированной юридической помощи. В остальной части в удовлетворении заявления отказать, поскольку пункты 146 и 148 указанных Правил, исходя из их места в системе норм права, определяют порядок обеспечения участия подозреваемых и обвиняемых в следственных действиях и судебных заседаниях и не распространяются на отношения, возникающие при посещении адвокатом (защитником) изоляторов временного содержания для свиданий с подозреваемыми и обвиняемыми вне связи с участием в следственных действиях и судебных заседаниях.

Решение может быть обжаловано в Кассационную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в течение 10 дней со дня его принятия в окончательной форме.


Решение Верховного Суда РФ от 16 марта 2009 г. N ГКПИ08-2382


Текст решения опубликован в Бюллетене Верховного Суда Российской Федерации, апрель 2010 г., N 4 (в извлечении)


Решение вступило в законную силу 30 марта 2009 г. (Информация опубликована в "Российской газете" от 5 мая 2009 г. N 78)

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.