Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 25 сентября 2008 г. N 58-О08-49 Сумма, подлежащая взысканию с осужденных в пользу потерпевшего в счет компенсации морального вреда, подлежит снижению, поскольку суд нижестоящей инстанции необоснованно увеличил размер компенсации по сравнению с тем размером, который просил взыскать потерпевший

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 25 сентября 2008 г. N 58-О08-49


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

Рассмотрела в судебном заседании от 25 сентября 2008 года дело по кассационному представлению государственного обвинителя М.Ю.А., кассационным жалобам осужденных М.К.П., Б.Л.С., М.И.А., законных представителей несовершеннолетних осужденных Б.Л.С., Г.О.М., адвокатов И.В.М., Н.Н.Н., на приговор Хабаровского краевого суда от 27 декабря 2007 года, которым

М.К.П., 5 июня 1988 г. рождения, уроженец г. Хабаровска, не судимый,

осужден к лишению свободы: по ст. 163 ч. 2 п.п. "а, в" УК РФ - на 6 (шесть) лет без штрафа, по ст. 317 УК РФ - на 18 (восемнадцать) лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, назначено М.К.П. наказание в виде лишения свободы сроком на 21 (двадцать один) год без штрафа, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Б.Л.С., 25 декабря 1989 г. рождения, уроженец г. Холмска Сахалинской области, несудимый,

осужден к лишению свободы: по ст. 163 ч. 2 п. п. "а, в" УК РФ - на 6 (шесть) лет без штрафа, по ст. 317 УК РФ - на 9 (девять) лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, назначено Б.Л.С. наказание в виде лишения свободы сроком на 10 (десять) лет без штрафа, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

М.И.А., 5 декабря 1989 г. рождения, уроженец г. Хабаровска, несудимый,

осужден к лишению свободы: по ст. 163 ч. 2 п.п. "а, в" УК РФ - на 5 (пять) лет без штрафа, по ст. 317 УК РФ - на 9 (девять) лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, назначено М.И.А. наказание в виде лишения свободы сроком на 9 (девять) лет 7 (семь) месяцев без штрафа, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Постановлено взыскать в солидарном порядке с М.И.А., М.К.П., Б.Л.С. в счет компенсации морального вреда в пользу: Ш.Н.А. - 500 000 рублей, Ш.В.А. - 300 000 рублей, З.К.П. 50 000 рублей.

Заслушав доклад судьи Ф.Л.Г., объяснения осужденных М.И.А., М.К.П., Б.Л.С, в поддержание доводов кассационных жалоб, мнение прокурора Л.Н.В., кассационное представление государственного обвинителя не поддержавшей, полагавшей приговор изменить в части разрешения гражданского иска потерпевшего З.К.П., в остальном приговор оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения, судебная коллегия, установила:

согласно приговору М., Б. и Мак., действуя умышленно, группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия вымогали денежные средства у З. Они же совершили посягательство на жизнь сотрудника милиции Ш., убив его из мести за его законную деятельность по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности.

Преступления совершены М., Б. и Мак. в период времени с апреля по 30 мая 2007 года, в г. Хабаровске, при обстоятельствах приведенных в приговоре.

В судебном заседании осужденные виновными себя в совершении инкриминируемых преступлений не признали.

В кассационном представлении государственный обвинитель М.Ю.А. полагает, что приговор в части назначения наказания Б. и Мак. по ст. 317 УК РФ подлежит дополнению ссылкой на ст. 88 ч. 6-1 УК РФ.

Осужденный Б. и его законный представитель Б.Л.Е., в кассационных жалобах утверждают, что материалами дела не опровергнуты доводы Б. о невиновности. Считают, что потерпевший З. и свидетели обвинения оговаривают Б., находят их показания противоречивыми, полагают, что суд дал им неправильную оценку. Ссылаются на то, что по делу не установлены и не допрошены лица, возможно причастные к смерти Ш., несколько парней, которые вместе с осужденными находились на месте происшествия. Не соглашаются с размером денежных средств, взысканных судом с осужденных, в счет компенсации морального вреда. Полагают, что суд при разрешении иска не учел материальное положение Б. и его семьи, волеизъявление потерпевшего З. Б. считает, что протоколы его допросов от 31 мая 2007 года являются недопустимыми доказательствами, поскольку допросы проведены без участия его законного представителя. Просят приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение в дополнениях к кассационной жалобе Б. просит приговор в части осуждения ее внука по ст. 317 УК РФ отменить и дело прекратить, смягчить наказание, назначенное по ст. 163 ч. 2 п.п. "а, в" УК РФ.

В кассационных жалобах осужденный Мак., его законный представитель Г.О.М. и адвокат Н.Н.Н., утверждают, что виновность Мак. в совершении указанных преступлений не доказана. Находя показания свидетелей-очевидцев происшедшего Г., П., У., С., а также потерпевшего З. противоречивыми, считают, что суд дал им неправильную оценку и поэтому пришел к ошибочному выводу о виновности Мак. Ссылаются на присутствие на месте происшествия еще около десяти агрессивно настроенных парней, которые, по их мнению, могут быть причастны к смерти Ш., либо дать показания об увиденном. Считают, что материалами дела не опровергнуто утверждение Мак. о том, что он деньги у З. не вымогал, 30 мая 2007 года вооружен палкой либо иным предметом не был, ударов Ш. и З. не наносил, лишь только присутствовал на месте происшествия. Мак. утверждает, что в ходе предварительного следствия в нарушение закона ему заменили без его согласия адвоката. Вновь назначенный адвокат ему не помогал, выступал на стороне следствия. Ссылаются на то, что Мак. сирота, учится, ни в чем предосудительном замечен не был, просят об отмене приговора. Мак. просит направить дело на дополнительное расследование.

В кассационных жалобах осужденный М. и адвокат И.В.М. в его интересах, утверждают, что смерть потерпевшего не могла наступить от действий М. Считают, что материалами дела не установлено, что потерпевший Ш. находился при исполнении служебных обязанностей, что он представлялся осужденным, как работник милиции и предъявлял служебное удостоверение. В том числе ссылаются на то, что все происходило в темное время суток, когда невозможно было бы прочесть текст в удостоверении. Утверждают, что конфликт спровоцировали З. и Ш., которые находились в состоянии алкогольного опьянения. М. ссылается на оговор его З., самооговор и оговор им других осужденных в явке с повинной из-за принуждения со стороны оперативных работников, которые избили его. М. считает, что председательствующим судьей был нарушен принцип равноправия и состязательности сторон, допущена необъективность при рассмотрении дела. Просят приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель М.Ю.А., потерпевшие Ш.Н.А., Ш.В.А. находят доводы, изложенные в жалобах несостоятельными, просят оставить их без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит выводы суда о виновности М., Б. и Мак. в совершенных ими преступлениях, основанными на доказательствах, полученных в порядке, установленном законом, всесторонне, полно и объективно исследованных в судебном заседании и получивших оценку суда в соответствии с правилами ст. 88 УПК РФ.

Вина осужденных М., Б. и Мак. в ими содеянном подтверждается собственными показаниями осужденных, данными на предварительном следствии и обоснованно признанными судом правдивыми в той их части, в которой они подтверждаются другими доказательствами.

Так, М. в ходе предварительного следствия не отрицал, что он, Б. и Мак. во время происшедшего 30 мая 2007 года были вооружены деревянными палками, пояснял о нанесении им палкой нескольких ударов Ш., нанесении им, Мак. и Б. палками ударов З.

Б. пояснял, что в указанный день ударил кулаком З. по голове, в то время как, Мак. разговаривал с ним о денежных средствах. Не отрицал вооруженность его и М. битами, одну из которых они взяли у М., а вторую у парня, по кличке "Кисля", нанесения им и М. этими битами ударов Ш., в том числе им - Б. по голове потерпевшего, нанесения им и М. битой ударов также и З. Ссылаясь на то, что не видел, какие действия совершал Мак., при этом утверждал, что Мак. находился рядом.

Мак. не отрицал на предварительном следствии, что в день происшедшего он разговаривал с З. о деньгах. Перед тем, как идти "разбираться", М. и Б. вооружились битами, одну из которых они взяли у М., а вторую у парня, по кличке "Кисля". Не отрицал также, что дрался с З.

Судом обоснованно приведенные показания осужденных М., Мак. Б. признаны правдивыми, как полученные в порядке, установленном законом, согласующиеся с показаниями потерпевшего З., свидетелей П., У., С. и Г., подтверждающиеся ими и другими доказательствами по делу.

Согласно протоколу проверки показаний на месте и фототаблицы к нему от 31.05.2007 г. (т. 1 л.д. 98-101), Б. указал место, расположенное в 30 метрах от территории ГСК N 308 по ул. Немировича-Данченко, где М. выбросил бейсбольную биту, которой наносил удары потерпевшим З. и Ш. В указанном месте была обнаружена и изъята бейсбольная бита красного цвета с рукояткой коричневого цвета.

Из показаний потерпевшего З. усматривается, что в течение апреля-мая 2007 года Мак., М. и Б. неоднократно вымогали у него деньги в сумме 1500 рублей, при этом избивали, причиняя побои, угрожали тем, что покалечат, если не передаст им деньги. Он рассказал о происшедшем Ш.у, который работал в милиции, надеясь на его защиту. 30 мая 2007 года М., Б. и Мак. подошли к нему и Б., в присутствии Ш., нанес ему два удара рукой по лицу. Ш. представился М., Б. и Мак., попросил прекратить противоправные действия, предъявил им свое служебное удостоверение работника милиции, которое те внимательно изучили и ушли, при этом высказав в грубой форме в адрес Ш. и его угрозу физической расправы. Через непродолжительный период времени М., Б. и Мак. вернулись, в компании других парней. При этом в руках М. и Б. были бейсбольные биты, в руках Мак. была то ли бита, то ли металлическая труба. Они втроем отделились от других парней, подбежали к Ш. и начали наносить ему удары перечисленными предметами по голове. Первым удар битой по голове потерпевшего нанес М. Избивая Ш., М., Б. и Мак. кричали: "ну что, мусор, допрыгался, все, тебе конец". Никто кроме М., Б. и Мак. Ш. не бил. Когда он - З. подбежал к Ш., чтобы заступиться за него, М., Б. и Мак. нанесли указанными предметами удары и ему.

Из показаний свидетелей-очевидцев происшедшего Г., П., У., С. следует, что Ш., увидев, как Б. нанес удары рукой по голове З., подошел к Б., М. и Мак. представился им, попросил прекратить противоправные действия, предъявил удостоверение сотрудника милиции, изучив которое Б., М. и Мак. развернулись и ушли, высказывая угрозу расправой Ш. за вмешательство в их дела. Вернулись М., Б. и Мак. через непродолжительный промежуток времени, отделились от компании других парней и подбежали к Ш. При этом М. нанес битой удар по голове пытавшегося выйти из автомашины Ш., который от удара упал. Перечисленные свидетели пояснили, что не видели всех обстоятельств происшедшего, поскольку, испугавшись убежали. При этом Г. и У. пояснили, что успели заметить, что у всех осужденных - М., Б. и Мак. в руках были палки, У. уточнил, что у М. и Б. в руках были именно биты. С. и П. обратили внимание на наличие палок в руках М. и Б., не помнят, была ли палка в руках Мак. До того как покинуть место происшествия, перечисленные свидетели, успели увидеть, как М. наносил удары битой (палкой) по голове Ш., С. и П. видели, что удары потерпевшему наносил и Б. Все перечисленные свидетели пояснили, что Мак. вместе с М. и Б. подбежал к Ш., свидетель П. убегая, слышал звуки наносимых потерпевшему Ш. глухих ударов.

Свидетели П. и У. пояснили также, что З. несколько раз рассказывал им в апреле-мае 2007 года, что М., Мак. и Б. вымогают у него деньги, они советовали З. обратиться за помощью к работнику милиции Ш. Свидетели П., У., С. и Г. пояснили и о том, что, вернувшись к месту происшествия через непродолжительное время, они узнали от З. о том, что Ш. и З. избивали битами (палками) М., Б. и Мак.

Судом не установлено оснований к оговору осужденных потерпевшим З., свидетелями П., У., С. и Г., не усматривается таковых и судебной коллегией.

При оценке показаний перечисленных лиц, наличия разногласий в их показаниях судом обоснованно приняты во внимание их пояснения о запамятовании деталей происшедшего по прошествии времени.

Анализ показаний перечисленных лиц, свидетельствует о том, что их показания согласуются между собой и с показаниями осужденных, в части признанной судом правдивыми, взаимодополняют друг друга, позволяют восстановить полную картину происшедшего.

Вина осужденных М., Б. и Мак. подтверждается также данными, зафиксированными в протоколе осмотра места происшествия, содержащимися в заключениях проведенных по делу судебных экспертиз, другими доказательствами, подробно приведенными в приговоре.

Судом тщательно проверялись все доводы, приводимые осужденными М., Б. и Мак. в свою защиту, в том числе о невиновности в преступлениях, оговоре их потерпевшим и свидетелями обвинения, самооговоре на предварительном следствии из-за применения недозволенных методов его ведения, о том, что потерпевший Ш. не представлялся им, как работник милиции и не предъявлял служебное удостоверение, сам спровоцировал конфликт, и обоснованно признаны не нашедшими подтверждения, как опровергающиеся материалами дела.

В приговоре судом приведены убедительные мотивы выводов о признании несостоятельными указанных осужденными доводов.

В обоснование своей позиции о непричастности осужденных к убийству Ш. в кассационных жалобах указывается, что на месте происшествия, кроме М., Мак. и Б., присутствовали еще около 10 парней, которые могли причинить смерть Ш., при этом М. утверждает, что он нанес потерпевшему всего один удар битой по плечу, а Мак. и Б. утверждают, что удары Ш. не наносили.

Данные утверждения являются несостоятельными по следующим основаниям.

Потерпевший З., находился в непосредственной близости от Ш. на протяжении всего времени его избиения осужденными, никуда с места происшествия не отлучался, недостатками зрения не страдает, сразу же после окончания избиения, рассказал свидетелям о случившемся, в частности и о том, что Мак. наряду с М. с Б., каким-то предметом, то ли битой, то ли трубой наносил удары Ш.

Данный факт все свидетели подтвердили в суде. Свидетели Г. и У. также подтвердили, что видели в руках у Мак. предмет в виде палки.

Из показаний потерпевшего З., а также свидетелей-очевидцев происшедшего усматривается, что другие парни, пришедшие вместе с осужденными, к месту нахождения Ш. и З., к Ш. и З. не подходили, ударов им не наносили.

Анализ совокупности исследованных в судебном заседании доказательств, позволил суду прийти к правильному выводу об их достаточности для постановления по данному делу приговора.

Необходимости в допросе иных лиц судом не установлено.

Помимо этого, как следует из протокола судебного заседания, сторонами не заявлялось ходатайств о допросе в судебном заседании иных лиц, присутствовавших на месте происшествия.

Из показаний допрошенных в судебном заседании лиц судом установлено, что во время происшедшего, несмотря на ночное время, видимость была достаточной, чтобы рассмотреть происходящее, поскольку падал свет от окон (в месте, где Ш. предъявлял удостоверение) и от уличных фонарей (в месте, откуда шли к потерпевшим вооруженные осужденные).

Опровергаются материалами дела и утверждения в жалобах о применении в отношении осужденных недозволенных методов ведения следствия.

В кассационных жалобах М., Б. и Мак. утверждают, что перед допросом, до помещения в ИВС, их избили оперуполномоченные Краснофлотского РОВД; адвокатов при допросах не было, они приходили лишь в конце допросов, чтобы только расписаться в протоколе; с правами, в том числе правом на защиту их не знакомили.

Из показаний оперуполномоченных, участвовавших при задержании и первичном опросе осужденных - К. и О., усматривается, что физическую силу к задержанным они не применяли, лишь надели наручники. Задержанный М. сам изъявил желание написать явку с повинной, написал он ее собственноручно.

Показания оперуполномоченных подтверждаются и справкой из ИБС г. Хабаровска о том, что задержанные прибыли туда без каких-либо повреждений, жалоб не выказывали.

Из дела также усматривается, что от осужденных не поступало жалоб и в течение всего предварительного следствия, за медицинской помощью они не обращались.

Доводы осужденных о том, что их допросы проходили без участия адвокатов опровергаются данными, содержащимися в протоколах допросов, из которых усматривается, что в допросах каждого из осужденных принимали участие адвокаты. Протоколы допросов подписаны всеми участниками следственных действий, замечаний от осужденных и их адвокатов не имелось. В судебном заседании адвокаты, будучи допрошенными, по процедуре допросов подтвердили свое участие в них.

Как усматривается из материалов дела, интересы осужденных представляли квалифицированные адвокаты, их позиция была активной, профессиональной, направленной на защиту интересов осужденных.

В ходе предварительного следствия замена на время отсутствия на срок более пяти дней адвоката, представлявшего интересы Мак. произведена с соблюдением предусмотренной законом процедуры.

Из дела видно, что требования ст. 426 УПК РФ в ходе предварительного следствия соблюдены в полной мере. Законные представители несовершеннолетних осужденных своевременно уведомлялись, в том числе телефонограммами о проводимых следственных действиях, в которых участвовали согласно собственному волеизъявлению (т. 1 л.д. 59, 60, 68, 69-70, 79, 80, 81, 133).

Опровергаются материалами дела также доводы осужденных о том, что они не вымогали деньги у З.

Показаниями потерпевшего, об обстоятельствах вымогательства осужденными у него денег, показаниями свидетелей Зав., Г., У., П., С., узнавших об обстоятельствах вымогательства со слов З., видевших в конце апреля и в мае 2007 года телесные повреждения у З.

Доводы кассационных жалоб о том, что З. и Ш. находились в нетрезвом состоянии и спровоцировали возникший конфликт, Ш. не представлялся осужденным и не предъявлял служебное удостоверение, не основаны на материалах дела, опровергаются показаниями потерпевших и перечисленных свидетелей.

Из пояснений З. и свидетелей установлено, что Б., М. и Мак. прекратили свои противоправные действия, только после того, как Ш. предъявил им служебное удостоверение.

Покидая дворовую площадку, осужденные высказывали в адрес Ш. угрозы расправы именно как с сотрудником милиции.

Кроме того, из показаний потерпевшего и свидетелей усматривается, что, нанося Ш. удары битами и не установленным следствием предметом, М., Б. и Мак. в словесной форме подтвердили, что они били именно сотрудника милиции - "мента", за то, что он "допрыгался", а также обнаружили свои намерения на убийство потерпевшего, поскольку кричали потерпевшему: "тебе конец".

С учетом совокупности перечисленных доказательств, суд пришел к обоснованному выводу об осведомленности осужденных о должностном положении Ш., как сотрудника правоохранительных органов и убийстве потерпевшего из мести за его законную деятельность.

Ссылки в жалобах на то, что во время происшедшего Ш. не находился на службе по охране общественного порядка, не имеют значения для квалификации действий осужденных, поскольку в соответствии с требованиями закона сотрудник милиции и вне службы обязан пресекать противоправные действия любых лиц.

Действия Ш. судом обоснованно признаны судом законными, поскольку он действовал в рамках действующего законодательства, как сотрудник милиции, его поведение было корректным и не носило провокационный характер.

Вопрос о должностном положении Ш. судом исследован с достаточной полнотой.

Утверждения в кассационных жалобах о том, что от действий М. не могла наступить смерть потерпевшего Ш., не влияют на оценку действий осужденных, поскольку в соответствии с требованиями закона, в случае совершения всеми участниками преступления действий, направленных на причинение смерти человеку, не имеет значения, от чьих именно действий наступила смерть потерпевшего.

Из дела также видно, что председательствующим судьей соблюдались принципы объективности, состязательности и равноправия сторон.

В том числе, как следует из протокола судебного заседания, председательствующим судьей создавались все необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления, предоставленных им прав, принимались все предусмотренные законом меры по обеспечению состязательности и равноправия сторон.

С учетом изложенного следует признать, что тщательный анализ и основанная на законе оценка исследованных в судебном заседании доказательств, в их совокупности, позволили суду правильно установить фактические обстоятельства совершенных М., Б. и Мак. преступлений, прийти к правильному выводу о их виновности в совершении этих преступлений, а также о квалификации их действий.

При назначении М., Б. и Мак. наказания, судом в соответствии с требованиями закона учтены характер и степень общественной опасности совершенных ими преступлений, конкретные обстоятельства дела, данные о личности каждого из них, смягчающие и отягчающие обстоятельства.

Назначенное осужденным наказание соответствует требованиям закона, оснований к его смягчению судебной коллегией не усматривается.

В том числе, как видно из приговора, Б. и Мак., совершившим преступления в несовершеннолетнем возрасте, наказание по ст. 317 УК РФ фактически назначено с учетом правил ст. 88 ч. 6-1 УК РФ.

Поскольку судом не принималось решение о назначении Б. и Мак. по ст. 317 УК РФ минимального наказания, предусмотренного санкцией данной нормы закона, составляющего по правилам ст. 88 ч. 6-1 УК РФ 6 лет, либо наказания ниже нижнего предела санкции, то следует признать, что отсутствие в приговоре ссылки на применение ст. 88 ч. 6-1 УК РФ не создает неопределенности либо помех при уяснении текста приговора и исполнении приговора.

Гражданский иск потерпевших Ш. и Ш. судом разрешен в соответствии с требованиями закона.

В то же время подлежит уменьшению сумма, подлежащая взысканию с осужденных в пользу потерпевшего З. в счет компенсации морального вреда по следующим основаниям.

Сам З. просил взыскать с осужденных в счет компенсации морального вреда 20 000 рублей.

Суд указал в приговоре, что исковые требования всех потерпевших подлежат частичному удовлетворению, с учетом материального положения осужденных, однако взыскал с осужденных в пользу потерпевшего З. в счет компенсации морального вреда 50 000 рублей.

С учетом содержащихся в деле данных о материальном положении осужденных и указанного обстоятельства, сумма, подлежащая взысканию с осужденных в пользу потерпевшего З. в счет компенсации морального вреда, судебной коллегией снижается до 15 тысяч рублей.

С учетом изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Хабаровского краевого суда от 27 декабря 2007 года в отношении М.К.П., Б.Л.С., М.И.А. изменить.

Уменьшить сумму, подлежащую взысканию в солидарном порядке с осужденных М.К.П., Б.Л.С., М.И.А. в пользу потерпевшего З.К.П. в счет компенсации морального вреда, до 15 тысяч рублей.

В остальном этот же приговор в отношении М.К.П., Б.Л.С, М.И.А. оставить без изменения, кассационные жалобы осужденных М.К.П., Б.Л.С., М.И.А., законных представителей несовершеннолетних осужденных Б.Л.С., Г.О.М., адвокатов И.В.М., Н.Н.Н., кассационное представление государственного обвинителя М.Ю.А. - без удовлетворения.


Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 25 сентября 2008 г. N 58-О08-49


Текст определения официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение