Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 29 апреля 2009 г. N 16-О09-11 Суд оставил без изменения приговор суда, которым заявитель осужден за неуважение к суду и ему отказано в удовлетворении ходатайства о прекращении уголовного дела, поскольку суд не усмотрел в поведении осужденного деятельного раскаяния

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 29 апреля 2009 г. N 16-О09-11


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании 29 апреля 2009 года кассационную жалобу осужденного Ц. на приговор Волгоградского областного суда от 11 февраля 2009 года, по которому

Ц., родившийся 24 августа 1954 года в селе Красный Пахарь Артемовского района Донецкой области, несудимый,

осужден по ч. 1 ст. 297 УК РФ к штрафу в размере 2 500 рублей.

По приговору суда постановлено взыскать с Ц. в пользу К.В.Н. в счет компенсации морального вреда одну тысячу рублей.

Заслушав доклад судьи К.П.Е. и мнение прокурора С.Г.П., полагавшего кассационную жалобу оставить без удовлетворения, а приговор без изменения, Судебная коллегия установила:

Ц. признан виновным в том, что, участвуя в качестве подсудимого в судебном заседании по уголовному делу, проявил к суду неуважение, выразившееся в оскорблении участников судебного разбирательства - потерпевшего и свидетеля. Преступление совершено им 15 октября 2008 года в Тракторозаводеком районе г. Волгограда при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании Ц. виновным себя не признал, утверждая, что никаких оскорбительных характеристик умственным способностям потерпевших не давал и неуважение к суду не выражал.

В кассационной жалобе осужденный Ц. настаивает на незаконности, необоснованности и несправедливости приговора. Утверждает, что его высказывание в адрес К.В.Н. не было направлено на оскорбление потерпевшего, а лишь явилось эмоциональной реакцией на его неправильные показания. Заявляет, что судом безосновательно были истолкованы как оскорбительные для свидетеля Л.Р.В. не относящиеся к нему самоироничные слова. При этом осужденный подчеркивает, что, допуская возможность неоднозначного истолкования его высказываний, принес извинения потерпевшим, в связи с чем считает возможным прекращение в отношении него уголовного дела на основании ст. 75 УК РФ и ст. 28 УПК РФ. Полагает, что положенные в основу приговора доказательства, хотя и являются внутренне согласованными, не могут быть признаны безоговорочно достоверными и объективными. Настаивает на необходимости истолкования всех сомнений в его виновности в его пользу. Считает незаконным взыскание с него в пользу потерпевшего К.В.Н. компенсации морального вреда, т.к. не усматривает причинно-следственной связи между его действиями и наступившим более чем через 10 дней после их совершения ухудшением здоровья потерпевшего. Просит приговор отменить, а уголовное дело в отношении него прекратить по основаниям, предусмотренным ст. 75 УК РФ и ст. 28 УПК РФ.

В возражениях на кассационную жалобу государственный обвинитель Ф.К.А. просит приговор оставить без изменения, а жалобу без удовлетворения.

Проверив материалы уголовного дела и обсудив доводы кассационной жалобы и возражений государственного обвинителя, судебная коллегия не находит оснований для отмены постановленного в отношении Ц. приговора или для внесения в него каких-либо изменений.

Совершение Ц. действий, выразившихся в оскорблении участников уголовного судопроизводства и в проявлении тем самым неуважения к суду, подтверждается исследованными в судебном заседании доказательствами:

- показаниями потерпевших К.В.Н. и Л.Р.В., заявивших о том, что в ходе судебного заседания, участниками которого они были, подсудимый допустил в их адрес высказывания, в которых оскорбил их в присутствии троих федеральных судей, государственного обвинителя, секретаря судебного заседания, потерпевшего, свидетеля, защитника подсудимого и судебного пристава;

- показаниями свидетелей Б.И.А., поддерживавшей в судебном заседании 15 октября 2008 года обвинение, Г.Н.А., участвовавшей в этом судебном заседании в качестве секретаря судебного заседания, и К.М.Т., выполнявшего обязанности судебного пристава, которые подтвердили факт высказывания Ц. в присутствии участников судебного заседания оскорбительных выражений в адрес К.В.Н. и Л.Р.В.;

- актом лингвистической экспертизы, установившей в высказываниях Ц. лингвистические признаки речевого оскорбления;

- копией протокола судебного заседания от 15 октября 2008 года, в котором воспроизводятся слова, произнесенные Ц.

Факт произнесения в судебном заседании при рассмотрении уголовного дела по обвинению его в превышении должностных полномочий выражений "из-за этого дебила я три года получил" и "вопрос дураком был сказан" признается и самим осужденным Ц., утверждающим, что указанные слова он произнес, находясь в возбужденном эмоциональном состоянии и не желая оскорбить потерпевших или выразить неуважение к суду.

Приводимые в кассационной жалобе осужденного доводы об отсутствии в его действиях умысла на оскорбление потерпевших и на выражение неуважения к суду являются несостоятельными. Избранные Ц. для выражения своего отношения к происходящему в зале судебного заседания и к личностям участников судебного разбирательства лексические обороты, являются, согласно заключению эксперта-лингвиста, оскорбительными и облеченными в неприличную форму. Такого рода обороты неприемлемы в общении между людьми, тем более в ходе судебного разбирательства, где их использование оскорбительно не только для конкретных лиц, против которых они направлены, но и для суда, призванного обеспечивать порядок в судебном заседании. Ц., работавший судебным приставом, не мог не понимать значения порядка в зале судебного заседания и поддержания атмосферы уважительного отношения к суду и участникам судебного процесса.

Подтверждением умышленного характера действий Ц. и, соответственно, наличия в этих действиях состава неуважения к суду является и то, что в ходе судебного заседания ему председательствующим неоднократно делались замечания по поводу нарушения порядка, однако он их игнорировал, доведя эти нарушения до непосредственного оскорбления участников судопроизводства.

Совершенные осужденным действия правильно квалифицированы по ч. 1 ст. 297 УК РФ.

Наказание Ц. назначено в соответствии со ст.ст. 6, 60 УК РФ с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, личности виновного, положительных его характеристик, отсутствия по делу смягчающих и отягчающих обстоятельств, влияния наказания на исправление осужденного. Назначенное наказание является минимальным предусмотренным санкцией ч. 1 ст. 297 УК РФ и установленным для наказания в виде штрафа ч. 2 ст. 46 УК РФ.

Суд правильно отказал Ц. в удовлетворении ходатайства о прекращении уголовного дела по основанию, предусмотренному ст. 75 УК РФ и ст. 28 УПК РФ, не усмотрев в его поведении деятельного раскаяния, т.к. на всем протяжении производства по уголовному делу осужденный утверждал, что произнесенные им в судебном заседании слова были спровоцированы поведением самих потерпевших и отрицал их оскорбительный характер.

Не находит Судебная коллегия и оснований для пересмотра приговора в части решения по вопросу о компенсации причиненного К.В.Н. морального вреда. Суд обоснованно, с учетом реального объема причиненного потерпевшему морального вреда и материального положения осужденного, признал возможным взыскать в качестве компенсации одну тысячу рублей вместо заявленного к взысканию К.В.Н. одного миллиона рублей.

Вместе с тем из приговора подлежит исключению приводимая судом в обоснование невозможности применения в отношении Ц. ссылка на то, что прекращение уголовного дела по основанию, предусмотренному ст. 75 УК РФ и ст. 28 УПК РФ, возможно только при наличии совокупности всех условий, указанных в этих статьях. По смыслу названных норм, освобождение лица от уголовной ответственности и прекращение в отношении него уголовного дела возможно при установлении как всей совокупности предусмотренных ими обстоятельств, так и какого-либо одного из этих обстоятельств при условии, что оно свидетельствует о действительном деятельном раскаянии виновного.

Кроме того, отказывая в прекращении уголовного дела в соответствии со ст. 75 УК РФ и ст. 28 УПК РФ, суд необоснованно сослался как на обстоятельство, препятствующее принятию такого решения, на то, что освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием возможно лишь за впервые совершенное преступление небольшой или средней тяжести, а Ц. проявил неуважение к суду, будучи подсудимым по обвинению в совершении преступления, предусмотренного п. "а" ч. 3 ст. 286 УК РФ. При этом, однако, ни в приговоре по настоящему уголовному делу, ни в каком-либо другом сохраняющем силу судебном решении вопрос о виновности Ц. в совершении преступления, предусмотренного п. "а" ч. 3 ст. 286 УК РФ, не исследовался и виновным в нем он не признавался. С учетом этого ссылка на данное основание к отказу в освобождении осужденного от уголовной ответственности подлежит исключению из приговора.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия определила:

приговор Волгоградского областного суда от 11 февраля 2009 года в отношении Ц. изменить, исключить из его мотивировочной части указания о том, что прекращение уголовного дела по основанию, предусмотренному ст. 75 УК РФ и ст. 28 УПК РФ, возможно только при наличии совокупности всех условий, указанных в этих статьях, а также о том, что уголовное дело в отношении Ц. не подлежит прекращению, поскольку преступление он совершил, будучи подсудимым по обвинению в совершении преступления, предусмотренного п. "а" ч. 3 ст. 286 УК РФ, тогда как ст. 75 УК РФ и ст. 28 УПК РФ предусматривают возможность прекращения уголовного дела лишь в отношении лиц, впервые совершивших преступление небольшой или средней тяжести.

В остальном данный приговор в отношении Ц. оставить без изменения, а кассационную жалобу осужденного - без удовлетворения.

Подсудимый в процессе рассмотрения судом уголовного дела допустил оскорбительные высказывания в адрес участников процесса.

В связи с этим он был осужден за неуважение к суду.

Судебная коллегия по уголовным делам согласилась с позицией нижестоящего суда.

Как указала Коллегия, суд обоснованно отказал в прекращении уголовного дела по таким основаниям, как деятельное раскаяние и невиновное причинение вреда. Оснований для вывода о деятельном раскаянии не имеется. На всем протяжении производства по уголовному делу подсудимый утверждал, что произнесенные им в судебном заседании слова были спровоцированы поведением самих потерпевших, и отрицал их оскорбительный характер.

Между тем Коллегия указала суду на неверное толкование норм УК РФ об указанных основаниях освобождения от уголовной ответственности. Суды сочли, что освобождение от ответственности возможно только при наличии совокупности всех условий, указанных в соответствующих статьях УК РФ. Между тем по смыслу этих норм освобождение лица от ответственности и прекращение в отношении него уголовного дела возможно при установлении как всей совокупности предусмотренных ими обстоятельств, так и какого-либо одного из этих обстоятельств (при условии, что оно свидетельствует о действительном деятельном раскаянии виновного).


Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 29 апреля 2009 г. N 16-О09-11


Текст определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.