Постановление Президиума Московского городского суда от 29 мая 2009 г. по делу N 44у-165/09 Приговор подлежит изменению, поскольку на момент совершения преступления статья уголовного закона, предусматривающая ответственность за мошенничество, не содержала такого квалифицирующего признака, как совершение мошенничества в особо крупном размере

Постановление Президиума Московского городского суда от 29 мая 2009 г. по делу N 44у-165/09


Президиум Московского городского суда в составе:

председательствующего Егоровой О.А.,

членов президиума Паршина А.И., Васильевой Н.А., Агафоновой Г.А., Курциньш С.Э.,

рассмотрел в судебном заседании уголовное дело по надзорной жалобе осуждённого М. на приговор Лефортовского районного суда г. Москвы от 9 января 2007 года, которым М., родившийся 30 августа 1970 г. в г. Ленинграде, ранее не судимый, осуждён:

- по ст.ст. 35 ч. 2, 286 ч. 3 п. "в" УК РФ к 4 годам лишения свободы с лишением права занимать должности на государственной службе в течение 3 лет;

- по ст. 159 ч. 4 УК РФ к 5 годам 6 месяцам лишения свободы без штрафа.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, путём частичного сложения наказаний, окончательно назначено 6 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима, с лишением права занимать должности на государственной службе в течение 3 лет.

Отбывание срока наказания исчисляется с 9 января 2007 года.

Г., родившийся 13 июня 1972 г. в г. Куйбышеве, ранее не судимый, осуждён:

1) по эпизоду с потерпевшими К. и Х.:

- по ст.ст. 35 ч. 2, 286 ч. 3 п. "в" УК РФ к 5 годам лишения свободы, с лишением права занимать должности на государственной службе в течение 3 лет;

- по ст. 159 ч. 4 УК РФ к 6 годам лишения свободы, без штрафа;

2) по эпизоду с автомашиной "Хендай Санта Фе":

- по ст. 175 ч. 3 УК РФ к 4 годам лишения свободы, со штрафом в размере 10 000 рублей;

- по ст.ст. 33 ч. 3, 326 ч. 2 УК РФ к 2 годам лишения свободы;

- по ст.ст. 33 ч. 3, 327 ч. 2 УК РФ к 2 годам лишения свободы;

3) по эпизоду с автомашиной "Тойота Авенсис" (ранее похищенной у К.):

- по ст. 175 ч. 3 УК РФ к 4 годам лишения свободы, со штрафом в размере 10 000 рублей;

- по ст.ст. 33 ч. 3, 326 ч. 2 УК РФ к 2 годам лишения свободы;

- по ст.ст. 33 ч. 3, 327 ч. 2 УК РФ к 2 годам лишения свободы;

4) по эпизоду с автомашиной "Тойота Авенсис" (ранее похищенной при неустановленных обстоятельствах):

- по ст. 175 ч. 3 УК РФ к 4 годам лишения свободы, со штрафом в размере 10 000 рублей;

- по ст.ст. 33 ч. 3, 326 ч. 2 УК РФ к 2 годам лишения свободы;

- по ст.ст. 33 ч. 3, 327 ч. 2 УК РФ к 2 годам лишения свободы;

5) по эпизоду с автомашиной "Хендай Гетц":

- по ст. 175 ч. 3 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы, со штрафом в размере 10 000 рублей;

- по ст.ст. 33 ч. 3, 326 ч. 2 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы;

6) по эпизоду с двумя автокранами:

- по ст.ст. 35 ч. 2, 286 ч. 3 п. "в" УК РФ к 5 годам лишения свободы, с лишением права занимать должности на государственной службе в течение 3 лет;

- по ст. 175 ч. 3 УК РФ к 4 годам лишения свободы, со штрафом в размере 10 000 рублей;

7) по эпизоду с автомашиной "Мерседес":

- по ст.ст. 30 ч. 3, 159 ч. 4 УК РФ к 6 годам лишения свободы, без штрафа;

- по ст.ст. 33 ч. 4, 306 ч. 1 УК РФ к 1 году лишения свободы.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений, путём частичного сложения наказаний, окончательно назначено 10 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима, со штрафом в размере 50 000 рублей, с лишением права занимать должности на государственной службе в течение 3 лет. В соответствии со ст. 48 УК РФ постановлено лишить Г. специального звания - майор милиции и медали "За отличие в службе" 3-й степени.

Отбывание срока наказания исчисляется с 27 апреля 2005 года.

Этим же приговором осуждены Б., Х., Ф. и К.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 18 мая 2007 года приговор изменён:

а) в отношении М.:

- в части осуждения по ст.ст. 35 ч. 2, 286 ч. 3 п. "в" УК РФ исключена ссылка на ст. 35 ч. 2 УК РФ и определено считать его осуждённым по ст. 286 ч. 3 п. "в" УК РФ к 4 годам лишения свободы, с лишением права занимать должности в правоохранительных органах РФ, связанные с исполнением функций представителя власти в течение 3 лет;

- в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст. 286 ч. 3 п. "в", 159 ч. 4 УК РФ, путём частичного сложения наказаний, окончательно М. назначено 6 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима, с лишением права занимать должности в правоохранительных органах РФ, связанные с исполнением функций представителя власти в течение 3 лет.

б) в отношении Г.:

- по эпизоду с потерпевшими К. и Х. исключена ссылка на ст. 35 ч. 2 УК РФ и определено считать его осуждённым по ст. 286 ч. 3 п. "в" УК РФ к 5 годам лишения свободы, с лишением права занимать должности в правоохранительных органах РФ, связанные с исполнением функций представителя власти в течение 3 лет;

- по эпизоду с автокранами его действия со ст.ст. 35 ч. 2, 286 ч. 3 п. "в" УК РФ переквалифицированы на ст. 285 ч. 1 УК РФ, по которой назначено наказание в виде лишения права занимать должности в правоохранительных органах РФ, связанные с исполнением функций представителя власти сроком на 3 года;

- в части осуждения по ст. 33 ч. 4 и ст. 306 ч. 1 УК РФ приговор отменён и дело производством прекращено за истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности;

- исключено указание на лишение специального звания - майор милиции и медали "За отличие в службе" 3-й степени;

- в соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ, по совокупности преступлений (ст.ст. 286 ч. 3 п. "в", 159 ч. 4, 175 ч. 3, 33 ч. 3 и 326 ч. 2, 33 ч. 3 и 327 ч. 2, 175 ч. 3, 33 ч. 3 и 326 ч. 2, 33 ч. 3 и 327 ч. 2, 175 ч. 3, 33 ч. 3 и 326 ч. 2, 33 ч. 3 и 327 ч. 2, 175 ч. 3, 33 ч. 3 и 326 ч. 2, 285 ч. 1, 175 ч. 3, 30 ч. 3 и 159 ч. 4 УК РФ), путём частичного сложения наказаний, окончательно Г. назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 8 лет в исправительной колонии общего режима, со штрафом в размере 50 000 рублей, с лишением права занимать должности в правоохранительных органах РФ, связанные с выполнением функций представителя власти в течение 3 лет.

Постановлением Скопинского городского суда Рязанской области от 23 декабря 2008 года осуждённый М. для дальнейшего отбывания наказания переведён из исправительной колонии общего режима в колонию-поселение на неотбытый срок 4 года 15 дней.

Постановлением Люблинского районного суда г. Москвы от 27 ноября 2007 года осуждённый Г. для дальнейшего отбывания наказания переведён из исправительной колонии общего режима в колонию-поселение на неотбытый срок 5 лет 5 месяцев.

В надзорной жалобе осуждённый М. указывает, что суд неправильно квалифицировал его действия по ч. 4 ст. 159 УК РФ, поскольку на момент совершения им преступления отсутствовал квалифицирующий признак мошенничества "в особо крупном размере". Просит переквалифицировать его действия на ч. 3 ст. 159 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13.06.1996 г.) и снизить размер назначенного наказания с учётом того, что по месту службы, работы и отбывания наказания он характеризуется положительно, раскаялся в содеянном, имеет на иждивении родителей-инвалидов и дочь 2006 года рождения.

Дело в отношении Г. рассмотрено в порядке ст. 410 ч. 2 УПК РФ.

Заслушав доклад судьи Московского городского суда Рольгейзера В.Э. и выступление заместителя прокурора г. Москвы Г., полагавшего приговор и кассационное определение изменить: переквалифицировать действия М. и Г. со ст. 159 ч. 4 УК РФ на ст. 159 ч. 3 п. "б" УК РФ (в ред. закона от 13.06.96 г.) с назначением обоим наказания в прежнем размере, президиум установил:

По приговору суда, с учётом внесённых в него изменений, Г. и М. (каждый) признаны виновными:

- в превышении должностных полномочий, то есть совершении должностным лицом, по предварительному сговору группой лиц, действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан, а также охраняемых законом интересов общества и государства, с причинением тяжких последствий;

- в мошенничестве, то есть хищении чужого имущества путём обмана, группой лиц по предварительному сговору, с использованием своего служебного положения, в особо крупном размере (эпизод с потерпевшими К. и Х.).

Так Г., работая с 31.05.2003 года в должности старшего оперуполномоченного по особо важным делам 7 отделения 3 оперативно-розыскной части при отделе уголовного розыска службы криминальной милиции (далее ОРЧ при ОУР СКМ) УВД ЮАО г. Москвы, будучи назначенным на должность приказом от 25.07.2003 г. N 726 л/с по УВД ЮАО г. Москвы, имея специальное звание - капитан милиции, Б., работая с 16.12.2002 г. в должности заместителя начальника ОРЧ - начальника 7 отделения 3 ОРЧ при ОУР СКМ УВД ЮАО г. Москвы, будучи назначенным на должность приказом от 20.01.2003 г. N 67 л/с по УВД ЮАО г. Москвы, имея специальное звание - подполковник милиции и М., работая с 16.12.2002 г. в должности заместителя начальника отдела - начальника 3 ОРЧ при ОУР СКМ УВД ЮАО г. Москвы, будучи назначенным на должность приказом от 20.01.2003 г. N 67 л/с по УВД ЮАО г. Москвы, имея специальное звание - майор милиции, занимаясь по роду возложенных на них служебных обязанностей борьбой с незаконным завладением автотранспортом, осуществляя свою деятельность на основании Конституции РФ, УК РФ и УПК РФ, Закона РФ "О милиции" от 18.04.1991 г. N 1026-I, Федерального закона РФ "Об оперативно-розыскной деятельности" от 12.08.1995 г. N 144-ФЗ, иных законодательных и ведомственных нормативных актов, должностной инструкции, а также приказов и распоряжений руководства, то есть, являясь должностными лицами органов внутренних дел, представителями власти, обладающими в силу занимаемых должностей широким кругом прав и полномочий, в том числе властного характера, грубо превысили свои должностные полномочия. Летом 2003 года, в точно неустановленный период времени до 17.07.2003 года, Г., получив по роду своей служебной деятельности при неустановленных обстоятельствах из неустановленного источника информацию о планируемой К. продаже дорогостоящего автомобиля "Ауди А6", принял решение об использовании указанных сведений вопреки интересам службы, в целях личного корыстного обогащения и хищения путём мошенничества денежных средств К. Для реализации своего преступного умысла Г. в указанный период времени вступил в преступный сговор, направленный на превышение должностных полномочий и мошенническое завладение денежными средствами К., с Б. и М., также являющимися должностными лицами. Подыскав соучастников из числа указанных руководителей 3 ОРЧ и заручившись их поддержкой, Г. разработал план совершения преступления, согласно которому он совместно с соучастниками, а также другими сотрудниками 7 отделения 3 ОРЧ, неосведомлёнными о преступном характере их действий, должен был под видом осуществления оперативно-розыскных мероприятий, грубо превышая свои должностные полномочия, задержать К. непосредственно после продажи тем автомобиля, доставить в помещение СКМ УВД ЮАО г. Москвы, где под обманным предлогом склонить к передаче ему и соучастникам денежных средств и завладеть ими. 17.07.2003 года Г. из неустановленного источника получил подтверждение о том, что К. продал автомобиль "Ауди-А6" и вместе с вырученными за него денежными средствами находится в ресторане "Сан Диего" по адресу: г. Москва, ул. Школьная, д. 11/3. После этого, действуя во исполнение общего преступного плана, Г. и Б., не имея объективных данных, свидетельствующих о совершении К. какого-либо преступления, действуя под обманным предлогом проведения оперативно-розыскных мероприятий, введя в заблуждение неосведомлённых об их преступных намерениях других сотрудников 7 отд. 3 ОРЧ при ОУР СКМ УВД ЮАО г. Москвы: Х., Н., Е. и Т., являющихся подчинёнными соучастников, совместно с ними примерно в 20.00 часов выехали в указанный ресторан, расположенный в Центральном административном округе г. Москвы, то есть за пределами территории их оперативного обслуживания, где задержали К. и его знакомого Х. после чего без каких-либо оснований и процессуального оформления, явно выходя за пределы своих полномочий, действуя вопреки ст. 21 Конституции РФ, в соответствии с которой каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность, а также ч. 3 ст. 5 Закона "О милиции" от 18.04.1991 г. N 1026-1, из которой следует, что всякое ограничение граждан в их правах и свободах милицией допустимо лишь на основаниях и в порядке, прямо предусмотренных законом, принудительно доставили их в помещение СКМ УВД ЮАО г. Москвы по адресу: г. Москва, Каширское ш., д. 76, корп. 5, где в течение длительного времени, не менее 4 часов, незаконно удерживали, лишая свободы передвижения. При этом в отсутствие оснований, предусмотренных ст. 14 Закона РФ "О милиции", соучастники применили в отношении К. и Х. специальные средства - наручники. В процессе содержания К. в СКМ УВД ЮАО г. Москвы, находясь в кабинете N 21 и зная о том, что в соответствии с ч. 1 ст. 3 Закона "О милиции" деятельность милиции должна строиться в соответствии с принципами уважения прав и свобод человека и гражданина, а сотрудникам милиции запрещается прибегать к жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению, Г., Б. и присоединившийся к ним М., используя своё служебное положение сотрудников внутренних дел, не снимая с потерпевшего К. наручников, создавая условия для достижения преступного результата, оказывали на него психологическое воздействие, угрожая привлечением к уголовной ответственности за якобы совершённое преступление - сбыт имущества - автомобиля, заведомо добытого преступным путём, не имея при этом никаких объективных данных о причастности К. к какой-либо противоправной деятельности, и как следствие, не имея законной возможности реализовать свои угрозы. Также, с целью оказания психологического воздействия на потерпевшего, создания видимости претворения в жизнь угроз и придания им достоверности, а также, желая подавить волю К. и склонить его к передаче им денежных средств, Г., Б. и М., явно выходя за пределы своих полномочий, незаконно, грубо нарушая порядок личного досмотра и обыска гражданина, установленные ст.ст. 182 и 184 УПК РФ, ст. 27.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях и ч. 2 ст. 11 Закона "О милиции", в отсутствие понятых, обыскали потерпевшего. Добившись путём угроз и запугивания желаемого результата и подавив волю К., действуя из личной корыстной заинтересованности, с единственной целью - завладеть личными средствами потерпевшего, Г., Б. и М. ввели последнего в заблуждение относительно своих истинных намерений, и под обманным предлогом передачи им денежных средств в качестве вознаграждения за освобождение и непринятие мер по его привлечению к уголовной ответственности вынудили передать им денежные средства, вырученные К. в результате продажи автомобиля в сумме 48.000 долларов США, что соответствовало не менее чем 1.451.760 рублей по курсу ЦБ РФ. Таким образом, Г., Б. и М., действовавшим вопреки задачам и целям органов криминальной милиции МВД России, установленным ст.ст. 2 и 3 Закона РФ "О милиции", а также ст. 2 Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности" N 144-ФЗ от 12.08.1995, были умышленно грубо превышены их должностные полномочия, что выразилось в существенном нарушении прав и законных интересов граждан - К. и Х., которые без каких-либо законных оснований, в нарушение ч. 3 ст. 5 Закона РФ "О милиции" были задержаны и в течение длительного времени в наручниках принудительно удерживались в помещении СКМ УВД ЮАО г. Москвы, то есть фактически были лишены свободы, при этом К. подвергался незаконному личному обыску, а также были причинены тяжкие последствия, выразившиеся в хищении путём мошенничества принадлежащих К. денежных средств в особо крупном размере. Кроме того, Г., Б. и М. существенно нарушили охраняемые законом интересы общества и государства, что выразилось в дискредитации основных принципов уголовного судопроизводства, а также авторитета органов внутренних дел и государственной власти в целом, при этом стоимость похищенных мошенническим путём и присвоенных соучастниками денежных средств представляет собой особо крупный размер.

Г. также признан виновным:

- в заранее не обещанных приобретении и сбыте имущества (автомобиля), заведомо добытого преступным путём, с использованием своего служебного положения (по 3 эпизодам);

- в заранее не обещанном приобретении имущества (автомобиля), заведомо добытого преступным путем, с использованием своего служебного положения;

- в заранее не обещанных приобретении и покушении на сбыт имущества (2 автокрана), заведомо добытого преступным путем, группой лиц по предварительному сговору, использованием своего служебного положения, в крупном размере;

- в организации подделки и уничтожения идентификационного номера и подделки государственного регистрационного знака транспортного средства в целях его сбыта, а также сбыта транспортного средства с заведомо поддельными идентификационным номером и государственным регистрационным знаком, совершенных группой лиц по предварительному сговору;

- в организации подделки и уничтожения идентификационного номера, номера двигателя и подделки государственного регистрационного знака транспортного средства в целях его сбыта, а также сбыта транспортного средства с заведомо поддельными идентификационным номером, номером двигателя и государственным регистрационным знаком, совершенных группой лиц по предварительному сговору (по 2 эпизодам);

- в организации подделки государственного регистрационного знака транспортного средства в целях его эксплуатации, совершенной группой лиц по предварительному сговору;

- в организации подделки иного официального документа, предоставляющего права, в целях его использования, а также сбыта такого документа с целью скрыть другое преступление и облегчить его совершение (по 3 эпизодам);

- в злоупотреблении должностными полномочиями, то есть использовании должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы, из корыстной заинтересованности, что повлекло существенное нарушение прав и законных интересов организаций, охраняемых законом интересов общества и государства;

- в покушении на мошенничество, то есть на хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, группой лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере.

Указанные преступления совершены при обстоятельствах, подробно изложенных в описательной части приговора.

Проверив материалы дела и обсудив доводы, изложенные в надзорной жалобе осужденного М., президиум находит состоявшиеся судебные решения подлежащими изменению по следующим основаниям.

Суд правильно установил фактические обстоятельства дела, связанные с совершением ряда уголовно - наказуемых деяний осужденными М. и Г., в том числе - с хищением ими путем обмана, группой лиц по предварительному сговору и с использованием своего служебного положения денежных средств, принадлежащих потерпевшему К.

Вывод о виновности М. и Г. в совершенных преступлениях (с учетом изменений, внесенных в приговор кассационной инстанцией) полностью подтверждается совокупностью проверенных в судебном заседании доказательств и в надзорной жалобе по существу не оспаривается. В то же время, по мнению президиума, доводы осужденного М. об ошибочной квалификации мошеннических действий в отношении потерпевшего К. заслуживают внимания.

По общему правилу, согласно ч. 1 ст. 9 УК РФ, преступность и наказуемость деяния определяются уголовным законом, действовавшим во время совершения этого деяния. Исключения из этого правила предусмотрены лишь ст. 10 УК РФ, когда новый закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу.

Как видно из материалов дела, 17 июля 2003 года сотрудники милиции М., Г. и Б. по предварительному сговору между собой, путем обмана, с использованием своего служебного положения похитили у потерпевшего К. К.В. 48.000 долларов США, эквивалентных по курсу ЦБ РФ 1.451.760 руб. Эти действия квалифицированы судом по ст. 159 ч. 4 УК РФ (в ред. закона от 08.12.2003 года) как мошенничество, совершенное в особо крупном размере.

Однако, на момент совершения указанного преступления ст. 159 УК РФ такого квалифицирующего признака, как совершение мошенничества в особо крупном размере, не содержала. Следовательно, квалификация действий М. и Г. по указанному признаку, введенному в УК РФ более поздним законом, ухудшает положение обвиняемых и противоречит требованиям ст.ст. 9, 10 УК РФ.

При таких обстоятельствах президиум находит, что действия М. и Г. по эпизоду хищения 48.000 долларов США, принадлежащих потерпевшему К., подлежат переквалификации со ст. 159 ч. 4 УК РФ (в редакции закона от 08.12.2003 года) на ст. 159 ч. 3 п. "б" УК РФ (в редакции закона от 13.06.96 года) как мошенничество, совершенное группой лиц по предварительному сговору, с использованием своего служебного положения, в крупном размере.

Таким образом, при рассмотрении дела допущено неправильное применение уголовного закона, что в соответствии со ст.ст. 409, 379 ч. 1 п. 3 УПК РФ является основанием для пересмотра судебных решений в порядке надзора.

При назначении наказания М. и Г. президиум исходит из положений ст. 60 УК РФ, имеющихся данных о личности виновных, а также признанных судом смягчающих и отягчающих обстоятельств.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 407 и 408 УПК РФ, президиум постановил:

1. Надзорную жалобу осужденного М. удовлетворить частично.

2. Приговор Лефортовского районного суда г Москвы от 9 января 2007 года и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 18 мая 2007 года в отношении М. и Г. изменить: переквалифицировать их действия со ст. 159 ч. 4 УК РФ (в ред. закона от 08.12.2003 года) на ст. 159 ч. 3 п. "б" УК РФ (в ред. закона от 13.06.1996 года), по которой назначить М. 5 лет 6 месяцев лишения свободы и Г. - 6 лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст. 159 ч. 3 п. "б" УК РФ (в ред. закона от 13.06.1996 года) и 286 ч. 3 п. "в" УК РФ, путем частичного сложения наказаний назначить М. окончательно 6 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима (с учетом постановления Скопинского городского суда Рязанской области от 23 декабря 2008 года) с лишением права занимать должности в правоохранительных органах РФ, связанные с исполнением функций представителя власти, в течение 3 лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст. 159 ч. 3 п. "б" (в ред. закона от 13.06.1996 года), 286 ч. 3 п. "в", 175 ч. 3, 33 ч. 3, 326 ч. 2, 33 ч. 3, 327 ч. 2, 175 ч. 3, 33 ч. 3, 326 ч. 2, 33 ч. 3, 327 ч. 2, 175 ч. 3, 33 ч. 3, 326 ч. 2, 33 ч. 3, 327 ч. 2, 175 ч. 3, 33 ч. 3, 326 ч. 2, 285 ч. 1, 175 ч. 3, 30 ч. 3, 159 ч. 4 УК РФ, путем частичного сложения наказаний назначить Г. окончательно 8 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима (с учетом постановления Люблинского районного суда г. Москвы от 27 ноября 2007 года) со штрафом в размере 50.000 рублей и лишением права занимать должности в правоохранительных органах РФ, связанные с выполнением функций представителя власти, в течение 3 лет.

В остальном приговор и кассационное определение в отношении М. и Г. оставить без изменения, а надзорную жалобу осужденного М. - без удовлетворения.


Председательствующий

О.А. Егорова



Постановление Президиума Московского городского суда от 29 мая 2009 г. по делу N 44у-165/09


Текст постановления официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.