Определение Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 26 мая 2009 г. N КАС09-212 Решение Верховного Суда РФ об отказе в признании частично не действующим Приложения N 3 к приказу Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 22 октября 2008 г. N 584н "Об утверждении норм допустимого воздействия на человека поражающих факторов гражданского оружия самообороны" оставлено без изменения

Определение Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 26 мая 2009 г. N КАС09-212


Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению Б.А.Б. о признании частично недействующим Приложения N 3 к приказу Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 22 октября 2008 года N 584н "Об утверждении норм допустимого воздействия на человека поражающих факторов гражданского оружия самообороны" по кассационной жалобе заявителя на решение Верховного Суда РФ от 24 марта 2009 года, которым в удовлетворении заявленного требования отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Ф.А.И., объяснения Б.А.Б., поддержавшего доводы кассационной жалобы, объяснения представителя Министерства здравоохранения и социального развития РФ Ш.О.Н., возражавшей против удовлетворения кассационной жалобы, выслушав заключение прокурора Генеральной прокуратуры РФ К.В.А., полагавшего кассационную жалобу необоснованной, Кассационная коллегия установила:

приказом Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 22 октября 2008 года N 584н "Об утверждении норм допустимого воздействия на человека поражающих факторов гражданского оружия самообороны" утверждены нормы допустимого воздействия патронов травматического действия к огнестрельному гладкоствольному длинноствольному оружию и бесствольному оружию отечественного производства согласно Приложению N 3.

Приложением N 3 предусмотрено, что при минимальной разрешенной дальности стрельбы 1 метр для огнестрельного бесствольного оружия и 10 метров для огнестрельного гладкоствольного длинноствольного оружия нормой воздействия патронов травматического действия на организм человека является невозможность причинения тяжкого вреда здоровью.

Б.А.Б. обратился в Верховный Суд РФ с заявлением о признании Приложения N 3 недействующим в части установления минимальной разрешенной дальности стрельбы из огнестрельного бесствольного оружия и огнестрельного гладкоствольного длинноствольного оружия.

В обоснование заявленных требований указано на то, что Приложение N 3 в оспариваемой части принято Министерством здравоохранения и социального развития Российской Федерации с превышением компетенции, установленной Федеральным законом "Об оружии", противоречит ст. 37 Уголовного кодекса Российской Федерации и ограничивает право граждан на необходимую оборону. Кроме того, вводит параметры, при нарушении которых образуется состав преступления (превышение пределов необходимой обороны).

Решением Верховного Суда РФ от 24 марта 2009 г. в удовлетворении заявленного требования отказано.

В кассационной жалобе заявитель просит решение суда отменить и принять новое решение об удовлетворении его требований. В кассационной жалобе ссылается на то, что из смысла приказа Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 22 октября 2008 года N 584н не следует, что оспоренная норма адресована лишь производителям патронов, а не использующему патроны лицу (обороняющемуся). Не соответствует, по мнению заявителя, Приложение и принципу правовой определенности, поскольку создает предпосылки для нарушения прав граждан при рассмотрении дел о превышении пределов необходимой обороны.

Обсудив доводы кассационной жалобы, Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований к отмене решения суда.

Отказывая в удовлетворении заявленного требования, суд первой инстанции обоснованно исходил из того, что в соответствии с абзацами первым и вторым пункта 1 части второй статьи 3 Федерального закона от 13 декабря 1996 г. N 150-ФЗ "Об оружии" (далее - Закон) к гражданскому оружию самообороны относится, в частности, огнестрельное гладкоствольное длинноствольное оружие с патронами травматического действия, соответствующими нормам федерального органа исполнительной власти, осуществляющего функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере здравоохранения, и огнестрельное бесствольное оружие отечественного производства с патронами травматического действия, соответствующими нормам федерального органа исполнительной власти, осуществляющего функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере здравоохранения.

Согласно приведенным нормам федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере здравоохранения, уполномочен законодателем на утверждение норм для патронов травматического действия к огнестрельному гладкоствольному длинноствольному оружию и огнестрельному бесствольному оружию самообороны.

Суд первой инстанции сделал правильный вывод о том, что нормы допустимого воздействия патронов травматического действия к огнестрельному гладкоствольному длинноствольному оружию и бесствольному оружию отечественного производства утверждены надлежащим федеральным органом исполнительной власти - Министерством здравоохранения и социального развития Российской Федерации, в пределах его компетенции.

Обоснован и вывод суда о том, что по смыслу Приложения N 3 нормы допустимого воздействия названных травматических патронов устанавливают обязательные для производителя патронов величины, с помощью которых определяются возможные последствия воздействия патронов на организм человека в зависимости от вида применяемого оружия самообороны и дальности выстрела. Воздействие патронов травматического действия должно исключать причинение тяжкого вреда здоровью при совершении выстрела дальностью 1 метр при применении огнестрельного бесствольного оружия и 10 метров - огнестрельного гладкоствольного длинноствольного оружия. При стрельбе травматическими патронами с меньшего расстояния (соответственно менее 1 и 10 метров) не исключается возможность причинения тяжкого вреда здоровью.

Таким образом, закрепление в Приложении N 3 условия о минимальной разрешенной дальности стрельбы позволяет установить критерий, необходимый для производства патронов травматического действия, и тем самым регламентировать оборот данных патронов на территории Российской Федерации.

Довод заявителя о противоречии Приложения N 3 в оспариваемой части статье 37 Уголовного кодекса Российской Федерации, несостоятелен.

В силу части 2 статьи 45 Конституции Российской Федерации каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом.

Статьей 37 Уголовного кодекса Российской Федерации предусмотрено, что не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия. Защита от посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, является правомерной, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны, то есть умышленных действий, явно не соответствующих характеру и опасности посягательства. Не являются превышением пределов необходимой обороны действия обороняющегося лица, если это лицо вследствие неожиданности посягательства не могло объективно оценить степень и характер опасности нападения.

Суд правильно указал в решении, что из приведенных положений следует, что уголовно-правовой институт необходимой обороны не содержит каких-либо числовых (количественных) параметров, так как уголовно-наказуемое превышение пределов необходимой обороны не связано с оспоренной нормой и последнее не влияет на правомерность необходимой обороны.

Таким образом, вывод суда о том, что Приложение N 3 в оспариваемой части статье 37 Уголовного кодекса Российской Федерации не противоречит и право граждан на необходимую оборону не ограничивает, обоснован.

В силу части 1 статьи 253 ГПК РФ суд, признав, что оспариваемый нормативный правовой акт не противоречит Федеральному закону или другому нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу, принимает решение об отказе в удовлетворении соответствующего заявления.

Оснований для отмены решения суда в кассационном порядке не имеется.

Руководствуясь ст.ст. 360, 361 Гражданского процессуального кодекса РФ, Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Верховного Суда Российской Федерации от 24 марта 2009 года оставить без изменения, а кассационную жалобу Б.А.Б. - без удовлетворения.


Определение Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 26 мая 2009 г. N КАС09-212


Текст определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.