Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 25 февраля 2009 г. N 12-П09ПР Кассационное определение подлежит отмене, а дело - направлению на новое кассационное рассмотрение, поскольку протоколы следственных действий, проведенных в ходе предварительного расследования с участием осужденного, в том числе протокол проверки его показаний на месте, неправомерно исключены из перечня доказательств

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 25 февраля 2009 г. N 12-П09ПР


Президиум Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрел уголовное дело по надзорному представлению заместителя Генерального прокурора Российской Федерации К.С.Г. на кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 30 декабря 2004 года.

По приговору Верховного Суда Республики Татарстан от 5 августа 2004 года

Л., 21 марта 1983 года рождения, уроженец г. Чистополя, несудимый, осужден: по ч. 3 ст. 222 УК РФ к 5 годам лишения свободы, по п. "а" ч. 3 ст. 126 УК РФ к 10 годам лишения свободы, по п. "г" ч. 2 ст. 112 УК РФ к 2 годам лишения свободы, по ч. 1 ст. 163 УК РФ к 2 годам лишения свободы, по ст. 119 УК РФ к 1 году лишения свободы (от наказания по этой статье освобожден за истечением срока давности уголовного преследования).

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ назначено 11 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

К., 6 февраля 1981 года рождения, уроженец г. Чистополя, судимый 26 ноября 2002 года по п.п. "а, д" ч. 2 ст. 161 УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год 6 месяцев, осужден: по ч. 1 ст. 222 УК РФ к 2 годам лишения свободы, по ч. 3 ст. 222 УК РФ к 5 годам лишения свободы, по п. "а" ч. 3 ст. 126 УК РФ к 9 годам 6 месяцам лишения свободы, по п."г" ч. 2 ст. 112 УК РФ к 2 годам лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ назначено 10 лет 6 месяцев лишения свободы.

В соответствии с ч. 5 ст. 74 УК РФ условное осуждение по приговору от 26 ноября 2002 года отменено. На основании ст. 70 УК РФ окончательно назначено 11 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

О., 28 июня 1982 года рождения, уроженец г. Чистополя, несудимый, осужден: по ч. 3 ст. 222 УК РФ к 5 годам лишения свободы, по п. "а" ч. 3 ст. 126 УК РФ к 8 годам 6 месяцам лишения свободы, по п. "г" ч. 2 ст. 112 УК РФ к 2 годам лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ назначено 9 лет 6 месяцев в исправительной колонии строгого режима.

А., 14 февраля 1982 года рождения, уроженец г. Чистополя, несудимый, осужден: по ч. 3 ст. 222 УК РФ к 5 годам лишения свободы, по п. "а" ч. З ст. 126 УК РФ к 8 годам лишения свободы, по п. "г" ч. 2 ст. 112 УК РФ к 2 годам лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ назначено 9 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Кос., 5 сентября 1982 года рождения, уроженец г. Чистополя, судимый 11 ноября 2002 года по ч. 1 ст. 222 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год, осужден: по п. "а" ч. 3 ст. 126 УК РФ к 8 годам лишения свободы, по п. "г" ч. 2 ст. 112 УК РФ к 2 годам лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ назначено 8 лет 6 месяцев лишения свободы.

В соответствии с ч. 5 ст. 74 УК РФ условное осуждение по приговору от 11 ноября 2002 года отменено. На основании ст. 70 УК РФ окончательно назначено 9 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

С., 29 июня 1982 года рождения, уроженец г. Чистополя, несудимый, осужден: по п. "а" ч. 3 ст. 126 УК РФ к 8 годам лишения свободы, по п. "г" ч. 2 ст. 112 УК РФ к 2 годам лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ назначено 8 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Л., К., О. и А. по предъявленному обвинению по ч. 1 ст. 30, п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ оправданы за недоказанностью причастности к совершению преступления.

Постановлено взыскать солидарно с А., С., Л., К. и О. в пользу Лат. 32 000 рублей в возмещение материального ущерба и в долевом порядке с С., Л., К. и О. в пользу Лат. по 20 000 рублей в счет компенсации морального вреда.

По делу также осужден Г., надзорное производство в отношении которого не возбуждено.

Кассационным определением Судебной коллеги по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 30 декабря 2004 года приговор в отношении Л., К., О. и А. изменен, исключено осуждение за незаконные приобретение и хранение охотничьего одноствольного ружья 16 калибра. Этот же приговор в части осуждения Л. по ст. 119 УК РФ отменен за истечением срока давности уголовного преследования, с прекращением производства по делу. В остальной части приговор оставлен без изменения.

В надзорном представлении заместитель Генерального прокурора Российской Федерации К.С.Г. просит кассационное определение изменить.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Д.А.А., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание приговора и кассационного определения, мотивы надзорного представления и вынесения постановления о возбуждении надзорного производства, выступление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации З.Е.Л., поддержавшего надзорное представление, Президиум Верховного Суда Российской Федерации установил:

в период с 2000 по октябрь 2002 года в г. Чистополе Л., О., С., К., Кос., А. организовали устойчивое объединение лиц для совершения преступлений, имеющее в своем распоряжении огнестрельное оружие и боеприпасы, взрывные устройства и взрывчатые вещества, обладающее мобильностью, получившее название "Татаринские".

Во время "сходки" было принято решение о вооруженности участников группы, для чего Л., О., А. и К. 22 октября 2002 года приобрели огнестрельное оружие, боеприпасы, взрывчатые вещества и взрывные устройства.

В ночь на 28 августа 2003 года Х. и Н. незаконно лишили свободы и удерживали в течение 3 суток друзей "Татаринских" - Кр. и Г.

Встретив в пути следования Лат. и полагая, что он является членом противостоящей преступной группировки, Л. и С. пересели к нему в автомобиль и, угрожая предметом похожим на пистолет, потребовали ехать на кислородную станцию, где их ожидали К., Кос., О. и А.

Там Л., требуя сообщить информацию о Кр. и Г., нанес удары руками по телу и лицу Лат., после чего участники организованной группы вывезли потерпевшего, а также находившегося с ним Л.Р. в лес, где последнего напоили водкой и оставили в автомашине. Выведя Лат. из автомашины, Л., К., О., А. и Кос. в течение нескольких минут наносили множественные удары руками и ногами по голове Лат. Не получив ответа о месте нахождения Кр. и Г., указанные лица, а также С. продолжили его избиение подобранными на месте металлической трубой, граненым прутом и деревянными палками. В результате их действий Лат. был причинен средней тяжести вред здоровью в виде перелома наружной лодыжки правой голени, и телесные повреждения в виде кровоподтеков в затылочной области, голени, грудной и поясничной областей, не повлекшие вреда здоровью.

Дождавшись темноты, 28 августа 2003 года участники организованной группы, надев полиэтиленовые пакеты темного цвета на головы потерпевших, перевезли их в дом N 84 по ул. Мичурина г. Чистополя, где против воли удерживали до 30 августа 2003 года.

Узнав об освобождении Кр. и Г., осознавая невозможность и ненадобность дальнейшего удержания потерпевших ввиду выполнения условий, явившихся целью их похищения, участники организованной группы освободили Лат. и Л.Р.

С целью вымогательства денег у Гил. в один из дней мая 2001 года вблизи д. Тат-Сарсаз Чистопольского района Л., действуя из корыстных побуждений и угрожая применением насилия, незаконно потребовал у потерпевшего передачи ему 50000 рублей.

В последующем Л. неоднократно встречался с Гил., требовал передачи ему денег, угрожал убийством и поджогом дома.

В июле 2001 года потерпевший после высказанных в его адрес угроз согласился выполнить незаконные требования осужденного и взамен требуемой суммы передал ему установку розлива жидких и пастообразных продуктов стоимостью 34 062 рублей.

К., имея боеприпас - боевую осколочную гранату "Ф-1", носил ее при себе и 24 мая 2003 года в г. Чистополе перевозил в автомашине под управлением В., где она и была обнаружена сотрудниками милиции.

В надзорном представлении заместитель Генерального прокурора Российской Федерации К.С.Г. просит пересмотреть кассационное определение и внести в него изменения, указывая, что в кассационном определении содержатся выводы, противоречащие обстоятельствам, установленным судом первой инстанции.

Так, в описательно-мотивировочной части определения ошибочно указано, что Л., К., О., А., Кос. и С. признаны виновными в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью потерпевшего, совершенном организованной группой, а К., кроме того, признан виновным в незаконных приобретении, хранении, перевозке и ношении огнестрельного оружия. Между тем Л., К., О., А., Кос. и С. осуждены за умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью потерпевшего Лат., а К., кроме того, признан виновным в незаконных ношении и перевозке боеприпаса.

При опровержении доводов, изложенных в кассационных жалобах, о недоказанности виновности осужденных Л., К., О. и А. в незаконных действиях с огнестрельным оружием, боеприпасами, взрывными устройствами и взрывчатыми веществами в кассационном определении сделана ссылка на показания О., данные им в ходе предварительного следствия, и на протокол проверки его показаний на месте.

Однако протоколы следственных действий, проведенных в ходе предварительного расследования с участием осужденного О., исключены из перечня доказательств и в качестве таковых в приговоре не приведены.

Также в кассационном определении отмечено, что осужденный О. в судебном заседании подтвердил, что в ходе предварительного следствия с участием адвоката он признавал участие в организованной группе "Татаринские", подготовку оружия, однако данное утверждение не соответствует сведениям, изложенным в приговоре.

Рассмотрев уголовное дело по надзорному представлению заместителя Генерального прокурора Российской Федерации К.С.Г., а также проверив производство в полном объеме в порядке ч. 1 ст. 410 УПК РФ, Президиум находит кассационное определение подлежащим отмене по следующим основаниям.

В соответствии с п. 2 ч. 2 ст. 409 УПК РФ определение суда кассационной инстанции подлежит отмене или изменению, если оно незаконно или необоснованно.

Согласно положениям п. 9 ч. 2 ст. 381 УПК РФ, основанием отмены или изменения судебного решения в любом случае признается его обоснование доказательствами, признанными судом недопустимыми.

Как видно из материалов дела, опровергая доводы, изложенные в жалобах о недоказанности виновности осужденных в незаконных действиях с огнестрельным оружием, боеприпасами, взрывными устройствами и взрывчатыми веществами, в кассационном определении сделана ссылка на показания О., данные им в ходе предварительного следствия, а также на протокол проверки его показаний на месте.

Однако протоколы следственных действий, проведенных в ходе предварительного расследования с участием осужденного О., в том числе протокол проверки его показаний на месте, исключены из перечня доказательств и в качестве таковых в приговоре не приведены.

Из содержания приговора следует, что указанные протоколы были исключены на основании ч. 6 ст. 49 УПК РФ в связи с тем, что в части обвинения по п. "а" ч. 3 ст. 126 УК РФ адвокат Сав. защищал подсудимого Кос., интересы которого противоречат интересам допрошенного с участием того же адвоката подсудимого О.

В связи с допущенными нарушениями уголовно-процессуального закона, которые выразились в обосновании судом второй инстанции своего решения доказательствами признанными недопустимыми, и невозможностью устранения данной ошибки в надзорном порядке, кассационное определение подлежит отмене, дело - направлению на новое кассационное рассмотрение.

С учетом отмены кассационного определения и принимая во внимание, что Л., К., О., А., Кос. и С. осуждены за совершение особо тяжкого преступления, могут скрыться от суда и воспрепятствовать таким образом производству по уголовному делу в суде кассационной инстанции в разумные сроки, Президиум Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь требованиями статей 97, 108, 255 УПК РФ, избирает осужденным меру пресечения в виде заключения под стражу.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 407, п. 6 ч. 1 ст. 408 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации постановил:

1. Надзорное представление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации К.С.Г. удовлетворить частично.

2. Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 30 декабря 2004 года в отношении Л., К., О., А., Кос., С. отменить и дело передать на новое кассационное рассмотрение.

3. Избрать в отношении Л., К., О., А., Кос., С. меру пресечения в виде заключения под стражу до 25 мая 2009 года.


Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 25 февраля 2009 г. N 12-П09ПР


Текст постановления официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.