Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 13 мая 2009 г. N 49-О09-51СП Оснований для отмены или изменения приговора нет, поскольку наказание осужденным за убийство двух или более лиц, совершенное группой лиц по предварительному сговору, из корыстных побуждений, а также разбой, совершенный с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, данных о личности виновных и обстоятельств, смягчающих наказание

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 13 мая 2009 г. N 49-О09-51СП


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании 13 мая 2009 года кассационные жалобы осужденных Ш.У.Н. и А.А.П. на приговор Верховного Суда Республики Башкортостан от 4 марта 2009 года, по которому

Ш.У.Н., родившийся 27 октября 1980 года в с. Кинзебулатово Ишимбайского района Республики Башкортостан, несудимый,

- осужден по п.п. "а, ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 13 годам лишения свободы,

- по п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ к 10 годам лишения свободы,

- по ч. 2 ст. 325 УК РФ к штрафу в размере 30 000 рублей.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначено наказание в виде лишения свободы на срок 18 лет в исправительной колонии строгого режима, наказание в виде штрафа постановлено исполнять самостоятельно;

А.А.П., родившийся 7 ноября 1988 года в д. Урман-Бишкалак Ишимбайского района Республики Башкортостан, несудимый, осужден к лишению свободы:

- по п.п. "а, ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ на 12 лет,

- по п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ на 10 лет,

- на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений на 17 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи К.П.Е. о содержании приговора и кассационных жалоб осужденных, а также мнение прокурора А.В.А., полагавшей приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы без удовлетворения, Судебная коллегия установила:

по приговору суда, постановленному на основании обвинительного вердикта коллегии присяжных заседателей, Ш.У.Н. и А.А.П. признаны виновными в том, что 5 марта 2008 года по предварительному сговору, представившись сотрудниками милиции, незаконно с целью завладения предполагаемо имевшимися у А. 200 000 рублей проникли в их дом, где нанесли А.Д.С. и А.Е.С. множественные удары руками и ногами. А.А.П., кроме того, нанес потерпевшим множество ударов подобранным на месте происшествия металлическим прутом, а Ш.У.Н., накинув на шею А.Д.С. заранее приготовленный ремешок, применил удушающий прием, от чего наступила смерть потерпевшего вследствие асфиксии. А.Е.С. также скончалась на месте происшествия от закрытой черепно-мозговой травмы.

Ш.У.Н., кроме того, признан виновным в том, что 6 марта 2008 года, преследуя цель воспрепятствования А.Ш.М. подать заявление о совершенном его другом Ф.В.В. преступлении, похитил принадлежащий ей паспорт, пенсионное удостоверение, социальный номер и страховое свидетельство государственного пенсионного страхования.

В кассационной жалобе осужденный Ш.У.Н., оспаривая законность и справедливость приговора, указывает на то, что органами предварительного следствия и судом не была должным образом оценена организаторская роль в совершении преступлений Д.А.В. Заявляет о том, что фактически был лишен возможности ознакомиться со списком кандидатов в присяжные заседатели и заявить им отводы. Считает незаконным то, что суд отказал ему в исследовании протокола очной ставки с А.А.П., необоснованно отклонял заявленные ходатайства, провел допрос несовершеннолетней К.А.И. в отсутствие ее законного представителя. Отмечает, что государственный обвинитель в прениях сторон излагал не доказанные факты, а только свои предположения о том, что Ш.У.Н. наносил А. удары табуретом и применял удушающий прием к А.Д.С. Полагает нарушающими закон действия председательствующего, вернувшего присяжных заседателей после ознакомления с представленным ими вопросным листом в совещательную комнату, хотя все ответы на вопросы присяжными уже были даны. Утверждает, что адвокат П.В.А. фактически не оказывала ему помощь, а самому ему возможность выступить в прениях не была предоставлена. Не согласен с тем, что вопросы перед присяжными заседателями ставились с учетом квалифицирующих признаков преступлений. Считает назначенное ему наказание несправедливым, не учитывающим решение присяжных заседателей о снисхождении и наличие у него болезни крови. Просит приговор отменить и направить уголовное дело на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе.

Осужденный А.А.П., оценивая в своей кассационной жалобе вынесенный в отношении него приговор как незаконный, утверждает, что он был постановлен с нарушениями уголовного и уголовно-процессуального законов. Считает, что им было совершено не умышленное убийство, а причинение смерти А.Е.С. по неосторожности. Утверждает, что он не знал о намерении Ш.У.Н. причинить смерть потерпевшим. Заявляет, что в ходе предварительного следствия он оговорил себя, давая показания, направленные на выгораживание Ш.У.Н. Полагает, что суд поступил непоследовательно, положив в основу приговора показания свидетеля Д.А.В. об обстоятельствах преступления, но проигнорировав то, что этот свидетель не подтверждал наличие сговора между Ш.У.Н. и А.А.П. на совершение убийства. Поясняет, что он нанес только несколько ударов А.Е.С. руками и ногами в область головы, а металлическим прутом ни ее, ни А.Д.С. не бил; смерти потерпевших не желал, а только стремился устранить помехи с их стороны в завладении деньгами. Утверждает, что суд, сославшись в приговоре на ст. 65 УК РФ, фактически назначил ему наказание, близкое к максимально возможному, не учтя его молодой возраст и влияние на него более взрослого Ш.У.Н. Просит приговор изменить, переквалифицировать его действия с п.п. "а, ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ на ч. 4 ст. 111 УК РФ и снизить наказание.

В возражениях на кассационные жалобы осужденных государственный обвинитель Р.А.Ф., настаивая на законности, обоснованности и справедливости приговора, просит оставить его без изменения, а надзорные жалобы - без удовлетворения.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы, содержащиеся в кассационных жалобах и возражениях на них, Судебная коллегия не находит каких-либо нарушений уголовного и уголовно-процессуального законов в процессе предварительного расследования, при назначении судебного заседания и в ходе судебного разбирательства, которые бы влекли в соответствии со ст. 379 УПК РФ отмену или изменение приговора, постановленного судом с участием присяжных заседателей.

Как следует из протоколов ознакомления обвиняемых и их защитников с материалами уголовного дела, а также из протоколов предварительного слушания и судебного разбирательства, вопрос о рассмотрении дела с участием присяжных заседателей был разрешен в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона по ходатайству обвиняемых Ш.У.Н. и А.А.П. о применении такого порядка судопроизводства; сторонам, в том числе подсудимым и их защитникам, председательствующим в судебном заседании была обеспечена возможность реализации их процессуальных прав как при формировании коллегии присяжных заседателей и решении иных вопросов в подготовительной части судебного заседания, так и при проведении судебного следствия и прений сторон. Подсудимым, в том числе Ш.У.Н., были разъяснены права, связанные с участием в формировании коллегии присяжных заседателей, им предоставлялась возможность постановки вопросов перед присяжными заседателями, они высказывали свое мнение относительно отводов отдельных кандидатов в присяжные заседатели.

Не находит подтверждения в судебных документах и заявление Ш.У.Н. об ограничении его права на участие в прениях сторон. Согласно ст. 292 УПК РФ прения сторон состоят из речей обвинителя и защитника; при отсутствии защитника в прениях сторон участвует подсудимый, который вправе ходатайствовать об участии в прениях сторон и при наличии у него защитника. Как явствует из протокола судебного заседания, право ходатайствовать об участии в прениях сторон подсудимым было разъяснено, но они такие ходатайств не заявили. С речью в защиту Ш.У.Н. в прениях сторон выступила адвокат П.В.А.

В ходе судебного заседания каких бы то ни было заявлений об ущемлении процессуальных прав Ш.У.Н. и А.А.П. ни от них самих, ни от их защитников не поступало.

Ш.У.Н. и А.А.П. признаны виновными в совершении преступлений на основании вердикта коллегии присяжных заседателей, постановленного по результатам исследования в судебном заседании всех существенных для исхода дела доказательств. Каких-либо данных, свидетельствующих об односторонности или неполноте судебного следствия, вызванных ограничением прав сторон, в том числе непредоставлением обвиняемому и его защитнику равных со стороной обвинения возможностей участия в доказывании, не имеется.

Из протокола судебного заседания усматривается, что при рассмотрении уголовного дела судом сторонам были созданы необходимые условия для участия в исследовании обстоятельств дела и обосновании своих позиций по делу. Все представленные суду доказательства были исследованы, все заявленные сторонами, в том числе защитниками подсудимых, ходатайства, рассмотрены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона. В материалах уголовного дела отсутствуют свидетельства того, что председательствующим были безосновательно отклонены ходатайства обвиняемых, в том числе Ш.У.Н., об оглашении каких-либо документов, полученных в ходе досудебного производства, или о допросе дополнительных свидетелей.

Ссылка осужденного Ш.А.П. на нарушение закона при допросе в судебном заседании несовершеннолетней К.А.И. является несостоятельной. Согласно ч.ч. 1 и 4 ст. 280 УК РФ участие при допросе педагога и законного представителя является обязательным только в случае допроса свидетеля, не достигшего возраста 14 лет. Участие названных лиц при допросе несовершеннолетних свидетелей в возрасте от 14 до 18 лет обеспечивается по усмотрению суда. Свидетели К., 8 марта 1991 года рождения, и И., 27 декабря 1992 года рождения, ко времени судебного заседания уже достигли 14 лет, в связи с чем суд был вправе проводить их допрос без участия педагога и законного представителя.

ГАРАНТ:

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Вместо "ч.ч. 1 и 4 ст. 280 УК РФ" имеется в виду "ч.ч. 1 и 4 ст. 280 УПК РФ"


Адресованное присяжным заседателям напутственное слово председательствующего отвечает требованиям ст. 340 УПК РФ: в нем ни в какой форме не выражено мнение председательствующего судьи по поставленным перед коллегией присяжных заседателей вопросам, и отсутствуют признаки оказания какого-либо иного незаконного воздействия на присяжных заседателей.

Вердикт вынесен коллегией присяжных заседателей по вопросам, изложенным в соответствии с требованиями ст.ст. 252, 338 и 339 УПК РФ в пределах предъявленного обвинения в понятных формулировках без наводящего содержания; ответы на поставленные вопросы являются определенными и непротиворечивыми.

В том, что председательствующий после выхода коллегии присяжных заседателей в зал судебного заседания с заполненным вопросным листом, возвратил присяжных заседателей в совещательную комнату, Судебная коллегия не усматривает нарушения законности, т.к., напротив, такое решение председательствующего было направлено на обеспечение соблюдения предписаний ст. 343 УПК РФ о порядке вынесения вердикта.

Постановленный по результатам судебного разбирательства обвинительный приговор соответствует требованиям ст.ст. 348, 350, 351 УПК РФ. Сделанные в нем выводы о виновности Ш.У.Н. и А.А.П. в совершении инкриминируемых им действий и о юридической квалификации этих действий основаны на обязательном для председательствующего судьи вердикте присяжных заседателей, в соответствии с установленными им фактическими обстоятельствами. Признанные согласно вердикту доказанными обстоятельства совершения преступлений, в частности, наличие между Ш.У.Н. и А.А.П. предварительной договоренности об убийстве А. и нанесение А.А.П. множества ударов А.Д.С. и А.Е.С. руками, ногами и металлическим прутом, свидетельствуют об умышленном характере действий осужденных и не дают оснований для их переквалификации с п.п. "а, ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ на ч. 4 ст. 111 УК РФ.

В силу ч. 2 ст. 379 УПК РФ приговор, постановленный на основе вердикта коллегии присяжных заседателей, не может быть обжалован по мотивам несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции. Эти особенности кассационного обжалования приговора, как и в целом особенности производства в суде второй инстанции по уголовным делам, рассмотренным судом с участием присяжных заседателей, разъяснялись участникам судопроизводства в установленном законом порядке. Поэтому приведенные в кассационных жалобах Ш.У.Н. и А.А.П. доводы о неправильном установлении судом с участием присяжных заседателей фактических обстоятельств дела, о необъективной оценке собранных доказательств и об отсутствии доказательств, подтверждающих их виновность, не могут быть приняты Судебной коллегией во внимание.

Нарушений уголовного и уголовно-процессуального законов в процессе предварительного расследования, при назначении судебного заседания и в ходе судебного разбирательства, влекущих в соответствии со ст. 379 УПК РФ отмену или изменение приговора, постановленного судом с участием присяжных заседателей, по настоящему делу не установлено. Утверждение осужденного Ш.У.Н. о ненадлежащем осуществлении его защитником - адвокатом П.В.А. своих процессуальных полномочий не находит подтверждения в протоколе судебного заседания, из которого видно, что адвокат активно и с учетом позиции своего доверителя вела его защиту, участвуя в судебном следствии и произнося защитительную речь и реплики в прениях сторон.

Наказания Ш.У.Н. и А.А.П. назначены в соответствии с требованиями ст.ст. 60, 65 УК РФ, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных каждым из них преступлений, личностей виновных, их характеристик с места жительства, учебы и работы, их возраста и условий жизни. Учтено судом и то, что Ш.У.Н. страдает хроническим заболеванием крови, а А.А.П. состоит на диспансерном учете в связи с употреблением наркотических средств. Оснований для признания наказаний, назначенных осужденным как за каждое отдельное преступление, так и по совокупности преступлений, несправедливыми ввиду чрезмерной их суровости не усматривается.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия определила:

приговор Верховного Суда Республики Башкортостан от 4 марта 2009 года в отношении Ш.У.Н. и А.А.П. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных - без удовлетворения.


Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 13 мая 2009 г. N 49-О09-51СП


Текст определения официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение