Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 28 мая 2009 г. N 66-О09-56 Оснований для отмены или изменения приговора нет, поскольку виновность осужденного в убийстве, совершенном с особой жестокостью, подтверждена совокупностью доказательств по делу

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 28 мая 2009 г. N 66-О09-56


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании кассационную жалобу осужденного Л.Г.М. на приговор Иркутского областного суда от 11 февраля 2009 года, которым

Л.Г.М., родившийся 10 марта 1957 года в с. Дидвела Маяковского района Республики Грузия, осужден по ст. 105 ч. 2 п. "д" УК РФ к лишению свободы сроком на 15 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

В приговоре содержатся решения о вещественных доказательствах и о мере пресечения, избранной в отношении осужденного.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации З.В.Я., выступление в защиту осужденного Л.Г.М. адвоката К.С.В., просившего кассационную жалобу осужденного удовлетворить, мнение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации М.А.А., полагавшей приговор оставить без изменения, Судебная коллегия установила:

Л.Г.М. осужден за убийство С.С.В., совершенное с особой жестокостью.

Судом установлено, что преступление совершено 27 июня 2008 г. в городе Нижнеудинск Иркутской области при обстоятельствах, указанных в приговоре.

В кассационной жалобе осужденный Л.Г.М. просит проверить законность и обоснованность приговора. Осужденный утверждает, что умысла на убийство потерпевшей С.С.В. у него не было; смерть потерпевшей причинил по неосторожности и вследствие случайного стечения обстоятельств; уголовное дело в отношении него сфабриковано, а доказательства - сфальсифицированы; показания свидетелей, явившихся очевидцами случившегося, - противоречивы; свидетели - лица заинтересованные, поэтому их показания являются недопустимыми доказательствами; предварительное и судебное следствие проведены неполно и с обвинительным уклоном. Осужденный также утверждает, что органами следствия и судом нарушено его право на защиту, поскольку он не был обеспечен переводчиком.

На кассационную жалобу осужденного поступили возражения от государственного обвинителя Т.Л.С., в которых она просит его жалобу оставить без удовлетворения.

Проверив уголовное дело, судебная коллегия не усматривает оснований для удовлетворения кассационной жалобы осужденного.

Вывод суда о виновности осужденного Л.Г.М. в убийстве С.С.В. основан на исследованных в судебном заседании доказательствах.

Доводы осужденного Л.Г.М. об отсутствии умыла на убийство потерпевшей, а также о том, что смерть потерпевшей он причинил по неосторожности и вследствие случайного стечения обстоятельств - судом первой инстанции были тщательно проверены и отвергнуты в приговоре.

Суд обоснованно в приговоре как на доказательства вины осужденного сослался на показания потерпевшей Н.Г.М., свидетелей А.Н.Н., Г.Л.Н., З.Л.И., К.Н.В., К.А.А., К.А.И., П.А.А., С.М.В., С.О.Ю.

Потерпевшая Н.Г.М., свидетели А.Н.Н., Г.Л.Н., К.А.А., К.А.И., П.А.А., С.М.В., С.О.Ю., показали, что преступлению предшествовала очередная ссора между подсудимым и С.С.В.

Свидетели А.Н.Н., Г.Л.Н., К. А.А., С.О.Ю. прямо указали на то, что Л.Г.М. облил потерпевшую бензином и поджег ее.

Обстоятельств, свидетельствующих о том, что указанные лица оговорили или могли оговорить подсудимого, судом первой инстанции не установлено.

Показания потерпевшей и свидетелей обоснованно признаны судом достоверными, поскольку они последовательны, согласуются между собой и с результатами судебно-медицинской экспертизы трупа С.С.В., судебно-химической экспертизы, осмотров мест происшествия, осмотра автомобиля, осмотра фрагмента шланга, одежды подсудимого и следственного эксперимента - содержание которых изложено в приговоре.

Сам Л.Г.М. после задержания при допросе в качестве подозреваемого не отрицал того факта, что после ссоры облил потерпевшую бензином, а затем поджег ее зажигалкой. При этом он подробно рассказал о способе совершения преступления.

Эти показания Л.Г.М., данные им на предварительном следствии, признаны судом достоверными, поскольку получены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и в присутствии защитника.

Доводы Л. о том, что он оговорил себя на предварительном следствии, судом проверены и правильно отвергнуты в приговоре, поскольку опровергаются исследованными в судебном заседании доказательствами его вины.

Каких-либо данных, свидетельствующих о фальсификации уголовного дела, о чем утверждает осужденный в жалобе, из материалов дела не усматривается.

Уголовное дело расследовано органами следствия полно и всесторонне, а судом рассмотрено объективно, беспристрастно и с соблюдением принципа состязательности сторон.

Ходатайство подсудимого Л.Г.М. о предоставлении ему переводчика судом первой инстанции было рассмотрено и обоснованно отклонено мотивированным постановлением.

Как установлено судом, Л.Л.Г. является гражданином Российской Федерации, в которой проживает с 1978 года, то есть в течение последних 30 лет; русским языком владеет хорошо, умеет читать и писать. На предварительном следствии ему в присутствии защитника неоднократно разъяснялось его право, предусмотренное ст. 18 УПК РФ, давать показания на родном языке. Он предпочел общаться с органами следствия на русском языке. При этом он собственноручно излагал показания, либо после ознакомления с протоколами допросов удостоверял своей подписью правильность записанных следователем с его слов показаний.

При проведении предварительного слушания ни подсудимый Л.Г.М., ни его защитник указанные обстоятельства не оспаривали.

При таких обстоятельствах председательствующий по делу судья пришел к обоснованному выводу о том, что Л.Л.Г. в достаточной мере владеет языком, на котором ведется судопроизводство, поэтому в услугах переводчика не нуждается.

Из показаний допрошенной в судебном заседании потерпевшей Н.Г.М., а также показаний свидетелей, следует, что Л.Л.Г. общался с ними на русском языке.

Из протокола судебного заседания также видно, что Л.Л.Г. свободно владеет русским языком, на котором он давал показания и задавал вопросы свидетелям.

Таким образом, права Л.Л.Г., в том числе, предусмотренные ст. 18 УПК РФ, органами следствия и судом не нарушены.

Действия осужденного Л.Л.Г. судом юридически квалифицированы правильно.

Наказание за содеянное осужденному назначено справедливое, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, а также данных о его личности.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Иркутского областного суда от 11 февраля 2009 года в отношении Л.Г.М. оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.


Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 28 мая 2009 г. N 66-О09-56


Текст определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.