Определение Конституционного Суда РФ от 2 апреля 2009 г. N 477-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Семенова Дмитрия Анатольевича на нарушение его конституционных прав частью четвертой статьи 281 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации"

Определение Конституционного Суда РФ от 2 апреля 2009 г. N 477-О-О
"Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Семенова Дмитрия Анатольевича на нарушение его конституционных прав частью четвертой статьи 281 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации"


Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Л. Кононова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, А.Я. Сливы, В.Г. Стрекозова, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

заслушав в пленарном заседании заключение судьи С.Д. Князева, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" предварительное изучение жалобы гражданина Д.А. Семенова, установил:

1. В своей жалобе гражданин Д.А. Семенов оспаривает конституционность части четвертой статьи 281 УПК Российской Федерации, согласно которой заявленный в суде отказ потерпевшего или свидетеля от дачи показаний не препятствует оглашению его показаний, данных в ходе предварительного расследования, если эти показания получены в соответствии с требованиями части второй статьи 11 данного Кодекса.

Как следует из представленных материалов, Д.А. Семенов был осужден за совершение преступлений, предусмотренных пунктами "а", "ж", "к" части второй статьи 105 и пунктами "а", "в" части второй статьи 162 УК Российской Федерации. При рассмотрении данного уголовного дела суд на основании оспариваемого законоположения (в действовавшей в тот период редакции статьи 281 УПК Российской Федерации это законоположение содержалось в ее части второй) огласил показания явившегося в суд свидетеля, данные им в ходе предварительного следствия, поскольку этот свидетель отказался от дачи показаний в судебном заседании, воспользовавшись закрепленным статьей 51 (часть 1) Конституции Российской Федерации правом не свидетельствовать против самого себя. В удовлетворении ходатайства Д.А. Семенова о дополнительном вызове в судебное заседание данного свидетеля судом было отказано.

По мнению заявителя, часть четвертая статьи 281 УПК Российской Федерации не соответствует статьям 2, 15 (часть 1), 18, 46 (часть 1), 49, 55 (часть 2) и 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации, подпункту "е" пункта 3 статьи 14 Международного пакта о гражданских и политических правах и подпункту "d" пункта 3 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, так как позволяет суду без учета мнения стороны защиты огласить в судебном заседании показания свидетеля, представленного стороной обвинения, и использовать их впоследствии в качестве одного из доказательств, положенных в основу обвинительного приговора, а также препятствует стороне защиты допросить этого свидетеля и оспорить его показания, ставя тем самым в неравное положение сторону обвинения и сторону защиты и нарушая принцип равноправия и состязательности сторон.

2. Конституция Российской Федерации, провозглашая человека, его права и свободы высшей ценностью, возлагает на государство в качестве конституционной обязанности признание, соблюдение и защиту прав и свобод человека и гражданина (статья 2), требует, чтобы их признание и гарантирование осуществлялось согласно общепризнанным принципам и нормам международного права (статья 17, часть 1), и закрепляет, что права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими, определяют смысл, содержание и применение законов и обеспечиваются правосудием (статья 18). Помимо этого, гарантируя каждому право на судебную защиту (статья 46, часть 1), она устанавливает, что правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом на основе состязательности и равноправия сторон (статьи 118 (часть 1), 123 (часть 3)).

Закрепленный Конституцией Российской Федерации принцип состязательности и равноправия сторон применительно к уголовному судопроизводству означает, что функция разрешения уголовного дела отделена от функций обвинения и защиты, осуществление каждой из них возлагается на различные субъекты уголовного судопроизводства, обладающие равными процессуальными правами, а суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты и создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав (часть третья статьи 15 УПК Российской Федерации). Стороны же обвинения и защиты в условиях состязательности должны действовать таким образом, чтобы использовать предоставленные им права и исполнять возложенные на них обязанности без нарушения закона, прав и законных интересов друг друга и лиц, обвиняемых в совершении преступлений, не создавая не предусмотренных законом препятствий для процессуальной деятельности другой стороны (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 29 июня 2004 года N 13-П).

Обеспечению конституционного баланса интересов обвинения и защиты служит установленное частью первой статьи 240 УПК Российской Федерации правило о непосредственности судебного разбирательства, согласно которому в судебном разбирательстве все доказательства по уголовному делу подлежат непосредственному исследованию; суд заслушивает показания подсудимого, потерпевшего, свидетелей, заключение эксперта, осматривает вещественные доказательства, оглашает протоколы и иные документы, производит другие судебные действия по исследованию доказательств.

Оглашение показаний, данных при производстве предварительного расследования, рассматривается как исключение и допускается лишь в случаях, предусмотренных законом (часть вторая статьи 240 УПК Российской Федерации), что обусловлено как необходимостью устранения неравенства в процессуальных возможностях по исследованию доказательств между стороной защиты и стороной обвинения, производившей допросы потерпевших и свидетелей в ходе досудебного производства и составившей соответствующие протоколы, так и стремлением создать для суда условия, при которых ему обеспечиваются свободные от постороннего влияния восприятие и оценка показаний участников уголовного судопроизводства. При этом уголовно-процессуальный закон не предусматривает в связи с оглашением в судебном заседании ранее данных показаний потерпевших и свидетелей каких-либо изъятий из установленного уголовно-процессуальным законом порядка доказывания по уголовным делам, согласно которому, в частности, в основу обвинительного приговора могут быть положены лишь доказательства, не вызывающие сомнения с точки зрения их достоверности и соответствия закону (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 7 декабря 2006 года N 548-О, а также от 27 октября 2000 года N 233-О и от 21 декабря 2000 года N 291-О).

В соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации никакие доказательства не имеют заранее установленной силы (часть вторая статьи 17); проверка доказательств производится дознавателем, следователем, прокурором, судом путем сопоставления их с другими доказательствами, имеющимися в уголовном деле, а также установления их источников, получения иных доказательств, подтверждающих или опровергающих проверяемое доказательство (статья 87); каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности - достаточности для разрешения уголовного дела (часть первая статьи 88).

В случае принятия судом решения об оглашении показаний свидетеля, обвиняемому, как указал Конституционный Суд Российской Федерации, в соответствии с принципом состязательности и равноправия сторон должна предоставляться возможность защиты своих интересов в суде всеми предусмотренными законом способами, включая оспаривание оглашенных показаний путем заявления ходатайств об исключении недопустимых доказательств или об истребовании дополнительных доказательств в целях проверки допустимости и достоверности оглашенных показаний, а также с помощью иных средств, способствующих предупреждению, выявлению и устранению ошибок при принятии судебных решений. Кроме того, следует учитывать, что неустранимые сомнения в виновности лица, возникающие при оценке оглашенных в суде показаний с точки зрения их допустимости и достоверности, в силу статьи 49 (часть 3) Конституции Российской Федерации должны истолковываться в пользу обвиняемого (определения от 14 октября 2004 года N 326-О, от 7 декабря 2006 года N 548-О, от 20 марта 2008 года N 188-О-О, от 15 апреля 2008 года N 291-О-О и N 300-О-О, от 15 июля 2008 года N 454-О-О).

3. В соответствии со статьей 15 (часть 4) Конституции Российской Федерации общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Исходя из этого каждому обвиняемому в совершении уголовного преступления согласно подпункту "е" пункта 3 статьи 14 Международного пакта о гражданских и политических правах и подпункту "d" пункта 3 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод должно быть предоставлено право допрашивать показывающих против него свидетелей или право на то, чтобы эти свидетели были допрошены, а также право на вызов и допрос свидетелей в его пользу на тех же условиях, что и для свидетелей, показывающих против него.

В развитие указанных положений Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации устанавливает, что обвиняемый вправе возражать против обвинения, участвовать в судебном разбирательстве уголовного дела и защищаться всеми средствами и способами, не запрещенными уголовно-процессуальным законом (статья 47), в том числе представлять доказательства, опровергающие показания свидетелей, делать заявление о недопустимости показаний свидетеля, полученных с нарушением требований закона (часть первая статьи 75), участвовать в допросе свидетелей, вызванных в судебное заседание (часть третья статьи 278), оценивать показания свидетеля в совокупности с другими доказательствами по делу (часть первая статьи 292).

Между тем оглашение судом в силу части четвертой статьи 281 УПК Российской Федерации данных в ходе предварительного следствия показаний свидетеля со стороны обвинения, воспользовавшегося в судебном заседании свидетельским иммунитетом, исключает возможность стороны защиты допросить этого свидетеля. Кроме того, оглашенные судом показания такого свидетеля могут быть использованы в качестве доказательства в ходе дальнейшего производства по уголовному делу при условии, что он в соответствии с требованиями части второй статьи 11 УПК Российской Федерации был предупрежден об этом.

Освобождение уголовно-процессуальным законом лица от обязанности давать показания, т.е. наделение его свидетельским иммунитетом, является одной из важнейших и необходимых предпосылок реального соблюдения прав и свобод человека и гражданина и прямо вытекает из статьи 51 (часть 1) Конституции Российской Федерации, предусматривающей, что никто не обязан свидетельствовать против самого себя, своего супруга или близких родственников, круг которых определяется федеральным законом. Ограничение стороны защиты в возможности допросить свидетеля, воспользовавшегося в судебном заседании свидетельским иммунитетом, согласуется со статьей 17 (часть 3) Конституции Российской Федерации, в соответствии с которой осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц, и не противоречит принципу состязательности и равноправия сторон, так как не препятствует стороне защиты оспорить показания свидетеля, используя иные не запрещенные уголовно-процессуальным законом средства и способы.

4. Таким образом, часть четвертая статьи 281 УПК Российской Федерации в системе действующего правового регулирования не нарушает конституционные права заявителя, в связи с чем его жалоба не может быть принята Конституционным Судом Российской Федерации к рассмотрению, как не отвечающая критерию допустимости.

Оценка же решений судов общей юрисдикции, в том числе в части признания ими полученных при проведении досудебного производства доказательств допустимыми и достоверными, осуществляется вышестоящими судами и в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации, как она определена в статье 125 Конституции Российской Федерации и статье 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", не входит.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Семенова Дмитрия Анатольевича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.


Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации

В.Д. Зорькин


Судья-секретарь
Конституционного Суда
Российской Федерации

Ю.М. Данилов



Определение Конституционного Суда РФ от 2 апреля 2009 г. N 477-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Семенова Дмитрия Анатольевича на нарушение его конституционных прав частью четвертой статьи 281 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации"



Текст Определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.