Определение Конституционного Суда РФ от 19 мая 2009 г. N 541-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Каверзневой Зои Александровны на нарушение ее конституционных прав пунктом 1 статьи 1183 Гражданского кодекса Российской Федерации"

Определение Конституционного Суда РФ от 19 мая 2009 г. N 541-О-О
"Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Каверзневой Зои Александровны на нарушение ее конституционных прав пунктом 1 статьи 1183 Гражданского кодекса Российской Федерации"


Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Л. Кононова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, А.Я. Сливы, В.Г. Стрекозова, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

заслушав в пленарном заседании заключение судьи О.С. Хохряковой, проводившей на основании статьи 41 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" предварительное изучение жалобы гражданки З.А. Каверзневой, установил:

1. Гражданка З.А. Каверзнева в своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации оспаривает конституционность пункта 1 статьи 1183 ГК Российской Федерации, согласно которому право на получение подлежавших выплате наследодателю, но не полученных им при жизни по какой-либо причине сумм заработной платы и приравненных к ней платежей, пенсий, стипендий, пособий по социальному страхованию, возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью, алиментов и иных денежных сумм, предоставленных гражданину в качестве средств к существованию, принадлежит проживавшим совместно с умершим членам его семьи, а также его нетрудоспособным иждивенцам независимо от того, проживали они совместно с умершим или не проживали.

Как следует из представленных материалов, сын З.А. Каверзневой - А.Н. Варфоломеев, являющийся военным пенсионером, 5 октября 2007 года обратился в суд с иском к Военному комиссариату Пермского края о взыскании сумм недополученной пенсии за период с 1993 года по 2000 год включительно, мотивируя свои требования тем, что в указанный период ответчик при расчете размера пенсии применял заниженные коэффициенты минимальной оплаты труда по сравнению с установленными законом, а также не учитывал повышение месячной стоимости продовольственного пайка. 9 октября 2007 года А.Н. Варфоломеев умер, и в порядке процессуального правопреемства судом была произведена замена истца его наследником - З.А. Каверзневой, которая уточнила исковые требования с учетом Указа Президента Российской Федерации от 18 октября 2007 года N 1373с, предусматривающего выплату военным пенсионерам единовременной доплаты к пенсиям исходя из размера денежного довольствия по состоянию на 1 января 2008 года. З.А. Каверзнева утверждала также, что, поскольку она является единственным наследником, то имеет право на получение указанных невыплаченных сумм пенсии, которые ее сын не получил при жизни.

Решением Ленинского районного суда города Перми от 28 января 2008 года в удовлетворении иска было отказано на том основании, что в силу пункта 1 статьи 1183 ГК Российской Федерации в наследственную массу включаются только те суммы пенсии, которые были начислены, но не выплачены по каким-либо обстоятельствам, спорные же суммы на день смерти наследодателя начислены не были, а то обстоятельство, что сам А.Н. Варфоломеев не был согласен с расчетом пенсии и заявил иск о взыскании недополученных сумм, правового значения не имеет. Указанное решение было оставлено без изменения судебной коллегией по гражданским делам Пермского краевого суда, которая в кассационном определении дополнительно указала, что правом на перерасчет пенсии с учетом надбавок и повышений и на выплату недополученных сумм обладает исключительно тот гражданин, который являлся получателем пенсии, поскольку такое право связано с его личным субъективным правом.

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации З.А. Каверзнева утверждает, что примененный при разрешении ее дела пункт 1 статьи 1183 ГК Российской Федерации в той части, в какой он препятствует предъявлению наследниками требований, связанных с перерасчетом пенсий и выплатой им сумм недополученных пенсий в случаях, когда они не были начислены наследодателю при жизни, не соответствует статье 35 Конституции Российской Федерации. Заявительница указывает, что, являясь пенсионеркой, при жизни сына получала от него содержание за счет выплачиваемой ему военной пенсии и что в результате невыплаты пенсии в надлежащем размере были нарушены ее имущественные права как иждивенки умершего.

2. Согласно Конституции Российской Федерации право частной собственности охраняется законом; каждый вправе иметь имущество в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться им как единолично, так и совместно с другими лицами; право наследования гарантируется (статья 35, части 1, 2 и 4).

Конституционный Суд Российской Федерации в своих решениях неоднократно отмечал, что право наследования, закрепленное статьей 35 (часть 4) Конституции Российской Федерации, обеспечивает гарантированный государством переход имущества, принадлежащего умершему (наследодателю), к другим лицам (наследникам) и включает в себя как право наследодателя распорядиться своим имуществом на случай смерти, так и право наследников на его получение, однако само по себе конституционное право наследования не порождает у гражданина прав в отношении конкретного наследства, - основания возникновения таких прав определяются законом, каковым в настоящее время является Гражданский кодекс Российской Федерации (Раздел V "Наследственное право"), который регламентирует в том числе наследование отдельных видов имущества.

2.1. В соответствии со статьей 1110 ГК Российской Федерации при наследовании имущество умершего (наследство, наследственное имущество) переходит к другим лицам в порядке универсального правопреемства, т.е. в неизменном виде как единое целое и в один и тот же момент, если из правил данного Кодекса не следует иное. Наследование, таким образом, относится к числу производных, т.е. основанных на правопреемстве, способов приобретения прав и обязанностей.

Определяя состав наследственного имущества, статья 1112 ГК Российской Федерации предусматривает, что в него входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности. При этом согласно пункту 2 данной статьи в состав наследства не входят права и обязанности, неразрывно связанные с личностью наследодателя, в частности право на алименты, право на возмещение вреда, причиненного жизни и здоровью гражданина, а также права и обязанности, переход которых в порядке наследования не допускается данным Кодексом или другими законами. Право на пенсию в указанной норме непосредственно не упомянуто. Это, однако, не означает, что все права, принадлежащие на день смерти военному пенсионеру как субъекту пенсионных правоотношений, переходят в порядке универсального правопреемства к его наследникам.

Гарантированное каждому статьей 39 Конституции Российской Федерации право на социальное обеспечение, неотъемлемым элементом которого является право на пенсионное обеспечение, осуществляется в порядке и на условиях, предусмотренных законом. Реализация этого права предполагает не только возможность для лица - субъекта конкретного вида правоотношений по социальному обеспечению самостоятельно совершать определенные действия, но и требовать от иных участников (субъектов) данного правоотношения соблюдения его прав и совершения в его интересах соответствующих действий, а также возможность обращаться за судебной защитой своих прав в случае их нарушения. При этом реализация гражданином своего субъективного права на пенсионное обеспечение не может быть осуществлена без принятия правоприменительным органом решения о предоставлении ему пенсии определенного вида и размера, и в силу такого решения у органа, осуществляющего пенсионное обеспечение, непосредственно перед этим лицом, являющимся участником (субъектом) данного вида правоотношений, возникает обязанность по своевременной и в полном объеме выплате ему сумм пенсии.

Таким образом, право на пенсию, включающее право требовать установления и выплаты пенсии в надлежащем размере (т.е. в размере, определенном в соответствии с законом), неразрывно связано с личностью конкретного гражданина - участника пенсионного правоотношения.

2.2. Определяя порядок наследования денежных средств, выплачиваемых гражданину в виде пенсии по социальному обеспечению, законодатель, учитывая общее предназначение пенсии как выплаты, которая предоставляется пенсионеру в качестве источника средств к существованию, в целях материальной поддержки членов его семьи и нетрудоспособных иждивенцев установил условия получения указанными лицами сумм пенсий, причитавшихся к выплате наследодателю-пенсионеру, но не полученных им при жизни, а также включения этих сумм в состав наследства.

В соответствии со статьей 1183 ГК Российской Федерации право на получение подлежащих выплате наследодателю, но не полученных им при жизни по какой-либо причине сумм пенсий принадлежит проживавшим совместно с умершим членам его семьи, а также нетрудоспособным иждивенцам независимо от того, проживали они совместно с наследодателем или не проживали; требования о выплате этих сумм должны быть предъявлены обязанным лицам в течение четырех месяцев со дня открытия наследства; при отсутствии у умершего членов семьи, проживавших совместно с ним, и нетрудоспособных иждивенцев или при непредъявлении в установленный срок этими лицами требований о выплате не полученных наследодателем при жизни сумм пенсий соответствующие суммы включаются в состав наследства и наследуются на общих основаниях, установленных данным Кодексом.

При приобретении наследниками в соответствии с гражданским законодательством права на получение сумм пенсии, подлежавших выплате наследодателю, но не полученных им при жизни, у них не возникает право на получение пенсии наследодателя как особой социальной выплаты, установленной ему при жизни, - пенсионные правоотношения в случае смерти пенсионера прекращаются.

2.3. Из статьи 1183 следует, что право на получение соответствующих сумм пенсии наследники имеют только тогда, когда эти суммы подлежали выплате самому наследодателю, но при жизни не были им получены. Статья 63 Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 года N 4468-I "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей" также предусматривает, что наследники имеют право на выплату им в порядке, установленном гражданским законодательством, только сумм пенсии, недополученных пенсионером в связи с его смертью.

Получение (выплата) причитающихся пенсионеру сумм пенсии является результатом совершения ряда последовательных действий, в том числе связанных с установлением права пенсионера на получение сумм пенсии конкретного вида и в определенном размере, что и определяет содержание обязанностей органа, осуществляющего пенсионное обеспечение (статьи 50-58, 65 названного Закона, статьи 22 и 24 Федерального закона от 15 декабря 2001 года N 166-ФЗ "О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации"). Выплате денежных средств, предоставляемых гражданину в рамках правоотношений по пенсионному обеспечению, предшествует принятие решения (акта) о выплате (начислении) ему пенсии (задолженности по пенсии) конкретного вида, исчисленной в порядке и размерах, установленных законодательством, - либо органом, непосредственно осуществляющим пенсионное обеспечение, либо юрисдикционным органом, рассматривающим спор в рамках процессуальных правоотношений, возникающих в связи с социальным обеспечением граждан (вышестоящим органом или судом общей юрисдикции), куда пенсионер может обратиться в случае спора о праве на получение соответствующих сумм пенсий. При отсутствии оснований, влекущих обязанность органа, осуществляющего пенсионное обеспечение, выплатить конкретному лицу пенсию в определенном размере (образовавшуюся по каким-либо причинам задолженность по пенсии), отношения по начислению, перечислению (переводу) и выплате сумм пенсий не возникают.

Наследники, поскольку они не являются субъектами конкретного вида правоотношения по пенсионному обеспечению, не вправе требовать предоставления им материального обеспечения, предусмотренного в рамках данного правоотношения, - природа и содержание их прав носят иной характер, их права производны от прав наследодателя только в части получения сумм пенсии, полагающихся ему к выплате, но не полученных им при жизни. Не обладая всеми иными правами наследодателя, которые в соответствии с законом он мог реализовать в результате вступления в пенсионные правоотношения, они не вправе совершать и действия, направленные на признание за наследодателем права на получение пенсии в размере, превышающем установленный ему при жизни, и возложение в связи с этим на орган, осуществляющий пенсионное обеспечение, обязанности произвести начисление и выплату соответствующих сумм пенсии, что является личным субъективным правом гражданина как субъекта правоотношений по пенсионному обеспечению конкретного вида.

2.4. Таким образом, установленный статьей 1183 ГК Российской Федерации во взаимосвязи со статьей 1112 данного Кодекса порядок наследования сумм пенсий, не полученных наследодателем, учитывающий специфику прав, существующих в рамках отношений по пенсионному обеспечению, сам по себе не может расцениваться как не согласующийся с конституционно-правовыми началами регулирования отношений по наследованию и нарушающий конституционные права граждан - наследников пенсионеров, гарантированные статьей 35 Конституции Российской Федерации.

Оценка же правильности применения указанных норм с учетом фактических обстоятельств дела, в том числе того обстоятельства, что умерший наследодатель А.Н. Варфоломеев обратился в суд с иском о взыскании недополученных сумм пенсии при жизни, составляет прерогативу вышестоящих судов и к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации, установленной статьей 125 Конституции Российской Федерации и статьей 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", не относится.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Каверзневой Зои Александровны, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.


Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации

В.Д. Зорькин


Судья-секретарь
Конституционного Суда
Российской Федерации

Ю.М. Данилов



Определение Конституционного Суда РФ от 19 мая 2009 г. N 541-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Каверзневой Зои Александровны на нарушение ее конституционных прав пунктом 1 статьи 1183 Гражданского кодекса Российской Федерации"



Текст Определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.