Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 1 июля 2009 г. N 77-О09-12 Оснований для отказа в выдаче иностранного гражданина для отбывания наказания в другом государстве нет, поскольку осужденный не является гражданином РФ, преступление совершено на территории другого государства, запрашивающая сторона гарантировала, что он будет привлечен к ответственности только за то преступление, которое указано в запросе о выдаче

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 1 июля 2009 г. N 77-О09-12


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании 1 июля 2009 года кассационную жалобу К.М.И. на определение Липецкого областного суда от 30 марта 2009 года, которым признано законным и обоснованным постановление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации от 30 октября 2008 года о выдаче правоохранительным органам Украины

К.М.И., родившегося 3 июля 1987 года в с. Веселое Токмакского района Запорожской области Украины, гражданина Украины, зарегистрированного по адресу: Украина, Запорожская область, г. Токмак, ул. Гагарина, дом 15, кв. 3, проживавшего в России без регистрации,

судимого приговором Коптевского районного суда г. Москвы от 14 марта 2008 года по ч. 3 ст. 30, п. "б" ч. 2 ст. 158 УК РФ к 1 году лишения свободы, отбывшего наказание 29 декабря 2008 года.

Заслушав доклад судьи К.П.Е., объяснения в режиме видеоконференц-связи К.М.И. и выступление адвоката Ш.Т.Н., поддержавших доводы кассационной жалобы, а также мнение прокурора Т.Н.А., полагавшей определение суда оставить без изменения, Судебная коллегия установила:

постановлением заместителя Генерального прокурора РФ от 30 октября 2008 года удовлетворен запрос Генеральной прокуратуры Украины о выдаче К.М.И. правоохранительным органам Украины для его привлечения к уголовной ответственности за хранение с целью сбыта и сбыт поддельных денег по ч. 2 ст. 199 УК Украины.

Как следует из запроса, правоохранительными органами Украины К.М.И. обвиняется по ч. 2 ст. 199 УК Украины в хранении с целью сбыта 9 ноября 2007 года поддельных денег по предварительному сговору группой лиц.

Уголовное дело в отношении К.М.И. возбуждено 14 января 2008 года по ч. 2 ст. 199 УК Украины и находится в производстве СО Токмакского ГО УМВД Запорожской области Украины.

4 февраля 2008 года по делу вынесено постановление о привлечении К.М.И. в качестве обвиняемого по ч. 2 ст. 199 УК Украины.

Поскольку К.М.И. скрылся от следствия, постановлением Токмакского районного суда Запорожской области Украины от 6 февраля 2008 года принято решение о его задержании и доставлении под стражей в указанный суд для решения вопроса об избрании в отношении него меры пресечения в виде заключения под стражу. К.М.И. был объявлен в розыск.

5 февраля 2009 года К.М.И., задержанному во исполнение постановления Токмакского районного суда Запорожской области Украины от 6 февраля 2008 года, по постановлению Октябрьского районного суда г. Липецка избрана мера пресечения в виде заключения под стражу на 2 месяца, то есть до 4 апреля 2009 г.

Липецкий областной суд, проверив по жалобе К.М.И. законность и обоснованность постановления заместителя Генерального прокурора Российской Федерации о его выдаче, в определении от 30 марта 2009 года признала данное постановление правосудным.

В кассационной жалобе на это определение К.М.И. просит его отменить, ссылаясь на то, что суд принял решение о его выдаче в связи с уголовным преследованием за хранение с целью сбыта и сбыт поддельных денег, тогда как правоохранительными органами Украины он обвиняется в хранении с целью сбыта поддельных купюр национальной валюты и вступлении в сговор с другим лицом в целях сбыта этих купюр. Считает, что суд не мог принять решение о его выдаче, т.к. ст. 186 УК РФ не устанавливает ответственность за хранение с целью сбыта поддельных денег и за сбыт поддельных денег группой лиц по предварительному сговору группой лиц. Полагает также, что, принимая решение по жалобе на постановление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации о выдаче, суд был не вправе решать вопрос о продлении срока содержания его под стражей

В возражениях на кассационную жалобу К.М.И. прокурор С.Е.Н., настаивая на соответствии постановления о выдаче К.М.И. уголовно-процессуальному законодательству Российской Федерации и международным договорам, просит определение Липецкого областного суда от 30 марта 2009 года оставить без изменения, а кассационную жалобу без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы и возражений прокурора, Судебная коллегия находит определение Липецкого областного суда от 30 марта 2009 года о выдаче К.М.И. законным и обоснованным.

Согласно ч. 1 ст. 462 УПК РФ Российская Федерация в соответствии с международным договором Российской Федерации или на основании принципа взаимности может выдать иностранному государству иностранного гражданина или лицо без гражданства, находящихся на территории Российской Федерации, для уголовного преследования за деяния, которые являются уголовно-наказуемыми по уголовному закону Российской Федерации и законам иностранного государства, направившего запрос о выдаче.

Это правило корреспондирует положениям Европейской конвенции о выдаче от 13 декабря 1957 года (ратифицирована Российской Федерацией 25 октября 1999 года) и Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, заключенной государствами - членами СНГ 22 января 1993 года (ратифицирована Российской Федерацией 4 августа 1994 года), в соответствии с которыми Российская Федерация приняла на себя обязательство по требованию другого государства - участника соответствующей конвенции, в том числе Украины, выдавать находящихся на ее территории лиц для привлечения к уголовной ответственности.

Как следует из представленных материалов, деяние, в котором обвиняется К.М.И., подпадает под признаки преступления, предусмотренного как ч. 2 ст. 199 УК Украины, так и ч. 1 ст. 186 УК РФ. В качестве наказания за его совершение как по Уголовному кодексу Украины, так и по Уголовному кодексу Российской Федерации, может быть назначено лишение свободы на срок свыше 1 года.

Ходатайствуя о выдаче для уголовного преследования К.М.И., Украина гарантирует, что он будет привлекаться к ответственности только за преступление, указанное в запросе, и не будет выслан либо выдан третьему государству без согласия Российской Федерации и после окончания судебного разбирательства и отбытия наказания сможет спокойно покинуть территорию Украины.

Оснований не доверять этим гарантиям, а также полагать применение в отношении него на территории Украины пыток не имеется. По данным МИД России и ФСБ России, сведений о преследовании К.М.И. властями Украины по политическим мотивам и убеждениям не имеется.

Каких-либо предусмотренных международными договорами и законодательством Российской Федерации препятствий к выдаче К.М.И. не установлено.

Как видно из материалов дела, К.М.И. является гражданином Украины, гражданства Российской Федерации он не имеет. К.М.И. состоял на миграционном учете с 15 ноября 2007 года по 13 февраля 2008 года в г. Москве, ул. Лескова, д. 20, кв. 88. Данных о его обращениях в компетентные органы по вопросу приобретения гражданства России, статуса беженца или вынужденного переселенца не имеется. После вынесения заместителем Генерального прокурора РФ 30 октября 2008 года постановления о выдаче К.М.И. обратился в УФМС России по Липецкой области с просьбой о предоставлении ему политического убежища, однако в этом ему было отказано на законных основаниях.

Каких-либо данных, свидетельствующих о невозможности осуществления в отношении К.М.И. уголовного преследования по законодательству Российской Федерации, в том числе в связи с истечением сроков давности либо наличием вступившего в законную силу приговора или постановления о прекращении уголовного дела по тому же обвинению, не имеется. Отсутствуют также данные о том, что после 9 ноября 2007 года издавались акты об амнистии, которые распространялись бы на К.М.И. и инкриминируемое ему деяние.

Довод кассационной жалобы о незаконности и необоснованности определения Белгородского областного суда на том основании, что содержащееся в нем решение не соответствует запросу о выдаче и постановлению органа следствия о привлечении К.М.И. в качестве обвиняемого, является несостоятельным. В определении суда, как и в постановлении заместителя Генерального прокурора РФ от 30 октября 2008 года, содержится решение о выдаче К.М.И. для привлечения к уголовной ответственности за хранение с целью сбыта и сбыт поддельных денег. Принятому судом решению никоим образом не противоречит то, что в запросе заместителя Генерального прокурора Украины от 28 июля 2008 года о выдаче и в постановлении заместителя начальника СО Токмакского ГО УМВД Украины в Запорожской области указывается о сбыте поддельной национальной валюты Украины, а в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого назван квалифицирующий признак этого деяния - совершение его по предварительному сговору группой лиц. В каждом из названных документов речь идет об одних и тех же действиях К.М.И. - хранении с целью сбыта поддельной банкноты достоинством 100 гривен и ее сбыте совместно с другим лицом по предварительному сговору. При этом описание деяния К.М.И. в этих документах образует элементы преступления, позволяющего осуществить выдачу, что соответствует положениям п. 3 ст. 14 Европейской конвенции о выдаче.

Лишено оснований и утверждение К.М.И. о нарушении судом при вынесении определения требований ч. 1 ст. 462 УПК РФ, согласно которой выдача лица возможна для уголовного преследования за деяние, которое является уголовно наказуемым по уголовному закону Российской Федерации и законам иностранного государства, направившего запрос о выдаче лица.

Вменяемое ему в вину деяние предусмотрено ч. 2 ст. 199 УК Украины и наказывается лишением свободы на срок до 8 лет.

Наказуемо оно и по УК РФ, предусматривающему в ч. 1 ст. 186 (в редакции ФЗ от 28 апреля 2009 года N 66-ФЗ), что изготовление, хранение, перевозка в целях сбыта и сбыт заведомо поддельных банковских билетов ЦБ РФ либо иностранной валюты наказывается лишением свободы на срок до 8 лет (до внесения указанных изменений в УК РФ сбыт поддельных денег подпадал под признаки преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 186 УК РФ, а хранение таких денег с целью сбыта - ч. 1 ст. 30 и ч. 1 ст. 186 УК РФ как приготовление к преступлению).

Наличие некоторых различий в УК Украины и УК Российской Федерации формулировок составов преступлений, под признаки которых подпадает инкриминируемое К.М.И. деяние, в том числе частичное несовпадение основных и квалифицирующих признаков этих составов преступлений, по смыслу Минской конвенции от 22 января 1993 года и ст. 462 УПК РФ, не может служить основанием для отказа в выдаче К.М.И. властям Украины.

Нарушений установленного законодательством процессуального порядка рассмотрения вопроса о выдаче, влекущих отмену или изменение принятого судебного решения, не выявлено. К.М.И. была обеспечена возможность лично участвовать в судебном заседании, представлять доказательства и приводить доводы, имеющие значение для оценки законности и обоснованности решения о выдаче; ему была предоставлена помощь адвоката-защитника (в том числе в заседании суда кассационной инстанции).

Таким образом, оснований для отмены или изменения определения Липецкого областного суда не имеется.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

определение Липецкого областного суда от 30 марта 2009 года в отношении К.М.И. оставить без изменения, а его кассационную жалобу - без удовлетворения.


Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 1 июля 2009 г. N 77-О09-12


Текст определения опубликован в Бюллетене Верховного Суда Российской Федерации, январь 2010 г., N 1 (в извлечении)


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение