Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 13 августа 2009 г. N 66-О09-118 Суд оставил приговор в отношении осужденных без изменения, поскольку наказание осужденным назначено справедливое, в соответствии с учетом характера и степени общественной опасности совершенного ими деяния, данных о личности, влияния назначаемого наказания на их исправление

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 13 августа 2009 г. N 66-О09-118


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по кассационным жалобам осужденных Д. и С. на приговор Иркутского областного суда от 8 мая 2009 года, которым

Д., 10 июля 1980 года рождения, уроженец г. Братска Иркутской области, не судимый - осуждён по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 14 (четырнадцати) годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

С., 1 сентября 1974 года рождения, уроженец г. Новокузнецка Кемеровской области, судимый 8 августа 2001 года по п.п. "б, в, г" ч. 2 ст. 158, ч. 1 ст. 167 УК РФ к 2 годам 1 месяцу лишения свободы, освобожденный 25 июня 2003 года по отбытию срока наказания - осуждён по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 15 (пятнадцати) годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Ф.С.М., осуждённых Д. и С., адвоката Г.М.А., поддержавших доводы кассационных жалоб, мнение прокурора М.А.А. об оставлении приговора без изменения, судебная коллегия установила:

Д. и С. осуждены за убийство Ш. группой лиц.

Преступление совершено 19 января 2008 года в городе Братске Иркутской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационных жалобах и дополнениях к ним:

- осуждённый С. выражает своё категорическое несогласие с приговором, считая незаконным и необоснованным, просит его отменить. Указывает на свою невиновность, которую подтвердил в судебном заседании Д. Кроме того, С. ссылается на то, что в судебном заседании он отказался от показаний, которые давал на следствии, дал новые, однако суд не принял их во внимание. Претензий к потерпевшему он не имел. Участия в избиении потерпевшего он не принимал, был лишь свидетелем этого. На следствии себя оговорил под психологическим воздействием сотрудников милиции, о чем свидетельствует длительное нахождение в милиции до допроса. Первые показания его даны без участия адвоката. Адвокату Б. судом было запрещено с ним встречаться. В приговоре не приведены характеристики Д., оправдывающие С. Не приняты во внимание, искажены экспертизы. Экспертизы N 72 от 29.01.09 г. и N 176 от 04.03.08 г. (т. 2 л.д. 156-161, 145-149) подтверждают его непричастность к убийству, т.к. не обнаружены отпечатки пальцев, выделения пота и следы крови. Согласно протоколу опознания от 27.08.08 г. (т. 1 л.д. 209-212), проводившегося с нарушением закона, он по подсказке следователя опознал нож, изъятый с места преступления. Показания свидетеля Д.А. нельзя принимать во внимание, так как они противоречивые, он злоупотребляет спиртными напитками и ему не проводилась психиатрическая экспертиза. Судебное разбирательство проводилось не в полном объёме. В ознакомлении с подлинником протокола судебного заседания ему отказано. Материалы уголовного дела сфальсифицированы. Явка с повинной Д. оформлена с нарушением закона, без свидетелей. Показания свидетеля Е. о том, что на его ботинках не было крови, судом не учтены.

Осуждённый Д. просит приговор изменить, переквалифицировать его действия на ч. 1 ст. 105 УК РФ, указывая, что преступление совершил один. С. он оговорил под незаконным воздействием и вследствие того, что тот имел связь с его сожительницей.

С. непричастен к смерти потерпевшего, доказательств этого нет, что судом не принято во внимание. С материалами уголовного дела он не ознакомлен. Адвокат К. свои обязанности выполнял ненадлежащим образом.

В возражениях государственный обвинитель Г.Н.А. просит приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Обстоятельства, при которых совершено преступление и которые в силу ст. 73 УПК РФ подлежали доказыванию, судом установлены верно.

Виновность Д. и С. в совершении преступления материалами дела установлена, подтверждается собранными доказательствами, полно, всесторонне, объективно исследованными судом и приведёнными в приговоре.

Так, во время предварительного следствия Д. и С. показывали, что они совместно избили руками, ногами, а также трубой и кирпичом по голове Ш., после чего С. перерезал потерпевшему горло. Труп они подожгли (т. 1 л.д. 112-118, 132-137, 146-152, 170-175, т. 2 л.д. 67-69, 78-84).

Эти же обстоятельства Д. указал в явке с повинной (т. 1 л.д. 98) и подтвердил при проверке показаний на месте происшествия (т. 1 л.д. 122-128).

Из протокола проверки показаний С. на месте происшествия видно, что тот показал обстоятельства совершения им совместно с Д. убийства потерпевшего. При этом указывал, что он также избивал Ш., нанеся тому множественные удары кулаками и ногами, после чего перерезал потерпевшему горло (т. 1 л.д. 159-166).

Вопреки доводам С., из протоколов следственных действий видно, что свои показания Д. и С. давали по своему желанию, в присутствии защитников, а выходы на место происшествия выполнялись и с участием понятых. Правильность сведений, изложенных в протоколах, они удостоверяли собственноручными записями. Им разъяснялись процессуальные права, в том числе право не свидетельствовать против себя. Они предупреждались о том, что в случае последующего отказа от них показания могут быть использованы в качестве доказательств.

Показания Д. и С. подтверждаются свидетелями: Д.А., из показаний которого следует, что его брат - Д. и С. избивали Ш. в течение 15-20 минут, после чего С. спрашивал у него нож, а затем они подожгли тело Ш.;

С.И.В., которая показала, что со слов Е. ей стало известно, что Д. и С. убили Ш. На её вопрос С. признался, что он и Д. убили Ш., он "перерезал Ш. горло";

Е., показавшей, что 19 января 2008 года Д. и С. рассказали, что избили Ш. Ботинки Д. были в крови. Пуховик Ш., одетый на Д.А., также был в крови.

Кроме того, показания Д. и С. объективно подтверждаются протоколом осмотра места происшествия об обнаружении обгоревшего трупа мужчины (т. 1 л.д. 6-11), постановлением следователя об установлении личности обнаруженного (т. 1 л.д. 74), заключением о причине пожара - поджоге (т. 1 л.д. 90-91);

заключениями судебно-медицинских экспертиз, из которых видно, что смерть Ш. наступила вследствие закрытой черепно-мозговой травмы в виде: очага ушиба в веществе правой теменной доли, субарахноидального кровоизлияния по наружным поверхностям обеих теменных долей, субдурального кровоизлияния по наружным поверхностям теменных долей с переходом на межполушарные поверхности, кольцевидного перелома костей основания черепа, оскольчатых переломов носовых костей, ушибленных ран головы в височной области справа, в лобной области по срединной линии, темно-красных кровоизлияний в мягких тканях головы. У Ш. также обнаружена посмертная резаная рана в верхней трети шеи. Экспертами не исключается и подтверждается возможность образования указанных травм при обстоятельствах, вменяемых осуждённым (т. 2 л.д. 96-10, 108-112);

заключениями судебных экспертиз вещественных доказательств, из которых следует, что на фрагменте кирпича и смыве со стены в подвале, обнаружена кровь человека, аналогичная с кровью потерпевшего Ш. и могла произойти от него. На фрагменте трубы (центральная часть) обнаружены следы пота, которые могли произойти за счет пота обвиняемого Д. Вопреки доводам жалобы С., примесь пота от него экспертами не исключается (т. 2 л.д. 145-149, 156-161);

и другими материалами дела.

Юридическая оценка действий Д. и С. по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ судом дана верная.

Доводы жалоб о непричастности С. к смерти потерпевшего, отрицание С. вины и показания Д. о роли С. в совершении убийства Ш. судом проверялись и правильно не приняты во внимание, как опровергнутые совокупностью доказательств.

Доводы подсудимых о незаконном воздействии на них в период предварительного следствия суд тщательно исследовал и дал надлежащую оценку.

Выводы суда, изложенные в приговоре, соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела.

Оснований сомневаться в них у коллегии не имеется.

С учётом изложенного, доводы жалоб о недоказанности участия С. в причинении смерти потерпевшему нельзя признать состоятельными.

Оснований для переквалификации действий Д. на ч. 1 ст. 105 УК РФ, о чём он просит в кассационной жалобе, у коллегии не имеется, поскольку, как правильно установлено судом, он совместно с присоединившимся к нему С., группой лиц, с целью причинения смерти, умышленно нанесли по голове потерпевшего множество ударов руками, ногами, металлической трубой и кирпичом, причинив закрытую черепно-мозговую травму, от которой Ш. скончался.

В соответствии со ст. 142 УПК РФ при явке с повинной присутствие свидетеля не предусмотрено, с учётом чего довод С. о незаконности явки с повинной Д. признается несостоятельным.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, не имеется.

Ссылка Д. на то, что с материалами уголовного дела он не ознакомлен, противоречит протоколу и графику, из которых видно, что в период с 27 февраля по 20 марта 2009 года требования ст. 217 УПК РФ с ним выполнены в полном объёме, о чём он сделал собственноручную запись (т. 3. л.д. 50-58).

Из протокола судебного заседания видно, что адвокаты Б. и К., выполняя свои профессиональные обязанности, осуществляя защиту подсудимых и оказывая им юридическую помощь, активно участвовали в рассмотрении данного уголовного дела, заявляли ходатайства, высказывали своё мнение по разрешаемым вопросам, возражали в интересах подсудимых против ходатайств и действий других участников процесса. Отводы адвокатам подсудимые не заявляли. При таких данных доводы кассационных жалоб о ненадлежащем выполнении защитниками обязанностей являются несостоятельными.

Из протокола видно, что в судебном заседании неоднократно объявлялись перерывы, в том числе длительные, заявлений со стороны защиты об ограничениях во встречах не подавалось. При таких обстоятельствах ссылка С. о запрете адвокату Б. во встречах с подсудимым не соответствует действительности.

Те обстоятельства, что не обнаружены отпечатки пальцев и следы крови С., в том числе на его ботинках, при наличии совокупности доказательств его виновности в причинении смерти потерпевшего не свидетельствуют о незаконности приговора, в связи с чем доводы С. о том, что судом не приняты во внимание показания свидетеля Е. и данные судебных экспертиз N 72 от 29.01.09 г. и N 176 от 04.03.08 г. (т. 2 л.д. 156-161, 145-149) не могут быть признаны состоятельными.

Ссылка С. на отсутствие в приговоре данных по характеристике Д. не может быть принята во внимание, поскольку сами по себе сведения об агрессивности Д. не являются основанием к оправданию С.

Протокол опознания ножа в числе доказательств виновности С. в приговоре не приведён, поэтому довод осуждённого о нарушении закона при проведении опознания является несостоятельным.

Вопреки утверждению С., показания свидетеля Д.А. противоречивыми не являются. Они подтверждены совокупностью других, приведенных в приговоре доказательств. Требование осуждённого о проведении данному свидетелю судебно-психиатрической экспертизы не основано на законе.

Как видно из протокола судебного заседания, председательствующий создал сторонам все необходимые условия для исполнения ими процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав. Заявленные сторонами ходатайства были разрешены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона. Судебное следствие проведено в соответствии с требованиями УПК. Имевшиеся ходатайства председательствующим разрешены. Поэтому довод С. о том, что судебное разбирательство проведено не в полном объёме, является надуманным.

Как следует из материалов, надлежаще заверенные судом копии протокола судебного заседания осуждёнными получены, в связи с чем доводы об отказе в ознакомлении с протоколом судебного заседания нельзя признать состоятельными.

Доводы С. о фальсификации дела его материалами не подтверждаются. Дело сформировано в тома, листы каждого пронумерованы в соответствии с описью. Протоколы следственных действий заверены их участниками. Протокол и график ознакомления с материалами дела С. и его защитником подписаны. В этих документах С. сделал собственноручное записи.

Наказание осужденным назначено справедливое, в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного ими деяния, данных о личности, влияния назначаемого наказания на их исправление. Оснований к его смягчению не имеется.

При таких обстоятельствах оснований к удовлетворению кассационных жалоб коллегия не усматривает.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации определила:

приговор Иркутского областного суда от 8 мая 2009 года в отношении Д. и С. оставить без изменения, а их кассационные жалобы - без удовлетворения.


Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 13 августа 2009 г. N 66-О09-118


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение