Определение Конституционного Суда РФ от 19 мая 2009 г. N 599-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Чекашева Сергея Михайловича на нарушение его конституционных прав частью третьей статьи 256 Уголовного кодекса Российской Федерации"

Определение Конституционного Суда РФ от 19 мая 2009 г. N 599-О-О
"Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Чекашева Сергея Михайловича на нарушение его конституционных прав частью третьей статьи 256 Уголовного кодекса Российской Федерации"


Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Л. Кононова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, А.Я. Сливы, В.Г. Стрекозова, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

заслушав в пленарном заседании заключение судьи Н.В. Мельникова, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" предварительное изучение жалобы гражданина С.М. Чекашева, установил:

1. Гражданин С.М. Чекашев в своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации оспаривает конституционность части третьей статьи 256 УК Российской Федерации, согласно которой незаконная добыча (вылов) водных биологических ресурсов с применением способов их массового истребления, совершенная лицом с использованием своего служебного положения либо группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, наказывается штрафом от ста тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет либо лишением свободы на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Как следует из представленных материалов, по приговору Рузаевского районного суда Республики Мордовия от 2 ноября 2006 года С.М. Чекашев за незаконную добычу водных биологических ресурсов, совершенную группой лиц по предварительному сговору с применением бредня как орудия лова, повлекшего, как указали правоприменительные органы, массовое истребление водных животных, был приговорен к штрафу в размере 10 000 рублей. Надзорные жалобы адвоката С.М. Чекашева Верховным судом Республики Мордовия и Верховным Судом Российской Федерации оставлены без удовлетворения.

Заявитель утверждает, что часть третья статьи 256 УК Российской Федерации противоречит статьям 54 (часть 2), 55 (части 1 и 2) и 58 Конституции Российской Федерации, поскольку вследствие неточности и неясности устанавливаемого ею уголовно-правового запрета позволяет органам предварительного расследования и судам произвольно истолковывать ее содержание и привлекать к уголовной ответственности за добычу (вылов) биологических ресурсов с применением такого орудия лова, как бредень, квалифицируя соответствующие действия как способ, влекущий массовое истребление водных животных.

2. Согласно Конституции Российской Федерации каждый обязан сохранять природу и окружающую среду, бережно относиться к природным богатствам (статья 58). По смыслу же ее статей 54, 55 (часть 3), 71 (пункт "о") и 76, ответственность за преступление и сопряженные с нею ограничения прав и свобод человека и гражданина могут быть предусмотрены только федеральным законом, каковым является Уголовный кодекс Российской Федерации. Статьей 256 данного Кодекса установлена ответственность, в частности, за применение таких способов добычи водных животных, которые влекут массовое их истребление.

В этой статье непосредственно не указаны критерии признания истребления водных животных массовым, а также не определено, применение каких именно орудий лова относится к "иным способам массового истребления" или какими свойствами орудия лова должны обладать для отнесения их к таковым. В ней нет также прямых отсылок к иным нормативным правовым актам, на основании которых конкретное орудие лова подлежало бы отнесению к разряду влекущих массовое истребление водных животных. Из содержания оспариваемого С.М. Чекашевым законоположения следует, что для квалификации незаконной добычи (вылова) водных биологических ресурсов с применением способов их массового истребления должны применяться нормативные правовые акты соответствующей отраслевой принадлежности, регламентирующие правила добычи биоресурсов и устанавливающие запреты, в том числе касающиеся орудий лова.

В соответствии со статьей 43.1 Федерального закона от 20 декабря 2004 года N 166-ФЗ "О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов" и пунктом 5.3.6 Положения о Федеральном агентстве по рыболовству (утверждено постановлением Правительства Российской Федерации от 11 июня 2008 года N 444) данным уполномоченным федеральным органом исполнительной власти принимаются Правила рыболовства, содержащие в том числе перечень запрещенных орудий и способов добычи (вылова) для каждого рыбохозяйственного бассейна (в настоящее время такие правила утверждены для Азово-Черноморского, Байкальского, Восточно-Сибирского, Дальневосточного, Западного, Западно-Сибирского, Северного рыбохозяйственных бассейнов; для Волжско-Каспийского (ранее - Средневолжский) рыбохозяйственного бассейна, охватывающего Республику Мордовия, соответствующие правила утверждены Приказом Федерального агентства по рыболовству от 13 января 2009 года N 1). Ими установлено, что использование такого орудия вылова, как бредень, либо запрещено, либо ограничено определенными параметрами (место применения, длина сети, размер ячеек сети и т.п.) в зависимости от рыбохозяйственных условий на конкретной территории.

Неопределенность части третьей статьи 256 УК Российской Федерации заявитель усматривает в различном истолковании на практике понятия "иные способы массового истребления водных животных".

Между тем отнесение в каждом конкретном случае способа добычи водных биологических ресурсов к влекущим их массовое истребление должно осуществляться не только исходя из содержания самой этой статьи, установившей в уголовно-правовых целях, что добыча (вылов) водных животных признается незаконной, если она осуществлялась с применением самоходного транспортного плавающего средства или взрывчатых, химических веществ, электротока и иных способов их массового истребления, но и с учетом практики ее применения, которая к составообразующим относит только такие способы добычи, которые признаны влекущими массовое истребление водных животных и запрещены в конкретном рыбохозяйственном бассейне.

Это обязывает осуществляющие уголовное преследование органы и суды устанавливать в ходе расследования и судебного рассмотрения конкретного уголовного дела не только противозаконность использования тех или иных орудий лова применительно к месту добычи водных животных, но и свойства данных орудий, способствующие массовому истреблению указанных водных биологических ресурсов.

Отсутствие в статье 256 УК Российской Федерации перечня "иных способов массового истребления водных животных" не дает правоприменителю оснований для произвольного привлечения к уголовной ответственности за незаконную добычу (вылов) водных животных с использованием запрещенных в нормативном порядке в данном рыбохозяйственном бассейне орудий лова, - федеральный законодатель, осуществляя правовое регулирование отношений в сфере использования и охраны водных биоресурсов, предусмотрел не только уголовную, но и административную ответственность за незаконную их добычу (вылов) и нарушение правил рыболовства, в том числе в части, касающейся видов и количества использованных орудий и способов лова (статьи 8.17 и 8.37 КоАП Российской Федерации). При этом уголовный закон отграничивает соответствующее преступление от административного правонарушения по признаку примененных способов: деяния, не влекущие массовое истребление водных животных, признаются административными правонарушениями.

Таким образом, часть третья статьи 256 УК Российской Федерации не может рассматриваться как нарушающая конституционные права заявителя, поскольку в системе действующего правового регулирования ответственности за экологические правонарушения она предполагает при возложении уголовной ответственности за незаконную добычу водных животных необходимость обращаться к утвержденным уполномоченным органом перечням запрещенных орудий лова, а также обязанность органов предварительного расследования и судов в ходе производства по конкретному уголовному делу устанавливать наличие свойств использованных орудий лова как влекущих массовое истребление водных животных.

Формулирование же непосредственно в уголовном законе исчерпывающего перечня запрещенных орудий добычи (вылова) водных животных, применение которых ведет к массовому их истреблению, в условиях многообразия их видов на территории Российской Федерации могло бы привести к несоразмерному ограничению права на пользование природными ресурсами как основы жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории Российской Федерации (статья 9, часть 1, Конституции Российской Федерации).

Что касается проверки законности и обоснованности вынесенных по делу заявителя решений, включая установление фактических оснований для применения части третьей статьи 256 УК Российской Федерации в его деле, при том что на момент совершения им деяния в Средневолжском (Волжско-Каспийском) рыбохозяйственном бассейне отсутствовали утвержденные в установленном порядке правила рыболовства, которыми закреплялся бы запрет на использование бредня в качестве орудия лова, то в силу статьи 125 Конституции Российской Федерации и статьи 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" она не входит в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Чекашева Сергея Михайловича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.


Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации

В.Д. Зорькин


Заместитель Председателя
Конституционного Суда
Российской Федерации

О.С. Хохрякова



Определение Конституционного Суда РФ от 19 мая 2009 г. N 599-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Чекашева Сергея Михайловича на нарушение его конституционных прав частью третьей статьи 256 Уголовного кодекса Российской Федерации"


Текст Определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.