Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 22 сентября 2009 г. N 81-О09-105 Поскольку вина осужденных подтверждена доказательствами, а действиям осужденных дана правильная оценка, наказание назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом смягчающих обстоятельств, приговор оставлен без изменения

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 22 сентября 2009 г. N 81-О09-105


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании дело по кассационным жалобам осужденных С.Н.Ю., С.Р.Б., З.А.В. и С.Е.С. на приговор Кемеровского областного суда от 29 мая 2009 года, которым

С.Н.Ю., родившийся 29 октября 1986 года в Новороманово Юргинского района Кемеровской области, со средним образованием, ранее судимый:

- 17.10.2006 г. по ст. 158 ч. 3 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год и 6 месяцев;

- 31.03.2008 г. по ст.ст. 158 ч. 1, 158 ч. 1 УК РФ к 8 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год;

- 29.04.2008 г. по ст.ст. 30 ч. 3, 158 ч. 3 п. "а" УК РФ к 2 годам лишения свободы с применением ст. 70 УК РФ - к 3 годам лишения свободы,

осуждён по ст. 158 ч. 2 п. "в" УК РФ к 2 годам лишения свободы,

по ст. 158 ч. 3 п. "а" УК РФ - к 3 годам лишения свободы,

по ст. 162 ч. 2 УК РФ - к 6 годам лишения свободы,

по ст. 161 ч. 2 п. "г" УК РФ - к 3 годам лишения свободы,

по ст. 161 ч. 2 п. "а, в" УК РФ - к 3 годам 6 месяцам лишения свободы,

по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ -к 10 годам лишения свободы, по ст. 105 ч. 2 п. "ж, з" УК РФ - к 13 годам лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путём частичного сложения наказаний назначено 17 лет лишения свободы.

На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ назначено 19 лет лишения свободы.

На основании ч. 1 ст. 70 УК РФ окончательно назначено 19 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

С.Р.Б., родившийся 23 ноября 1973 года в г. Юрга Кемеровской области, со средним специальным образованием, ранее судимый: - 13.05.2003 г. по ст. 161 ч. 2 п.п. "б, г" УК РФ к 3 годам лишения свободы, 01.11.2004 г. освобожден условно-досрочно на 1 год 4 месяца 2 дня,

осуждён по ст. 161 ч. 2 п. "а, в" УК РФ к 4 годам лишения свободы,

по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ - к 10 годам 6 месяцам лишения свободы, по ст. 105 ч. 2 п. "ж, з" УК РФ - к 13 годам лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путём частичного сложения наказаний окончательно назначено 15 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

З.А.В., родившаяся 23 мая 1979 года в с. Новороманово Юргинского района Кемеровской области, со средним образованием, ранее не судимая,

осуждена по ст. 161 ч. 2 п. "а, в" УК РФ к 3 годам лишения свободы, по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ - к 9 годам лишения свободы, по ст.ст. 33 ч. 4, 105 ч. 2 п. "ж, з" УК РФ - к 10 годам лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путём частичного сложения окончательно назначено 12 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

С.Е.С., родившаяся 4 марта 1963 года в с. Новороманово Юргинского района Кемеровской области, со средним специальным образованием, ранее судимая:

- 30.07.2002 г. с учетом внесённых изменений по ст. 158 ч. 2 п. "а, в" УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года,

- 26.09.2003 г. с учётом внесенных изменений - по ст.ст. 33 ч. 5, 158 ч. 3 УК РФ с применением ст. 70 УК РФ - к 2 годам 2 месяцам лишения свободы, освобождена 03.02.2006 г. по отбытии наказания,

- 20.11.2006 г. по ст. 158 ч. 3 УК РФ к 2 годам лишения свободы, освобождена 18.10.2007 г. условно-досрочно на 10 месяцев 28 дней,

осуждена по ст. 161 ч. 2 п. "а, в" УК РФ - к 4 годам лишения свободы, по ст. 162 ч. 2 УК РФ - к 7 годам лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путём частичного сложения назначено 9 лет лишения свободы.

На основании ч. 1 ст. 70 УК РФ окончательно назначено 9 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Принято решение об удовлетворении гражданских исков.

Заслушав доклад судьи Г.Л.И., выступление осуждённых С.Н.Ю., С.Р.Б., С.Е.С. и З.А.В., адвокатов К.Г.М., А.И.В. и М.М.Н., поддержавших доводы кассационных жалоб и просивших отменить приговор по изложенным в них основаниям, возражения прокурора Т.А.А., просившей приговор оставить без изменения, судебная коллегия установила:

С.Н.Ю., С.Р.Б., З.А.В. и С.Е.С. осуждены за совершение ряда хищений чужого имущества, в том числе путём разбойного нападения, С.Н.Ю. и С.Р.Б., кроме того, осуждены за убийство Ю.П.В., сопряженное с разбоем, а З.А.В. - за подстрекательство к совершению данного убийства.

Как установлено судом, преступления совершены в период с 8 марта по 2 апреля 2008 года при указанных в приговоре обстоятельствах.

В судебном заседании С.Н.Ю. свою вину признал полностью, С.Р.Б. - в совершении хищений признал частично, в убийстве Ю.П.В. - не признал, З.А.В. - в хищении имущества признала частично, в подстрекательстве к убийству Ю.П.В. не признала, С.Е.С. свою вину признала полностью.

В кассационной жалобе С.Н.Ю., не соглашаясь с приговором, указывает, что он является незаконным, необоснованным и несправедливым.

Он считает, что его действия по факту хищения имущества из квартиры Щ.В.Б. следует квалифицировать, как присвоение или растрата вверенного ему имущества. Потерпевший оставил его в своей квартире, посмотреть за имуществом, чтобы никто не украл, то есть доверил ему своё имущество. Полагает, что его действия должны быть квалифицированы по ст. 160 УК РФ.

Кроме того, указывает, что судом установлено ряд смягчающих обстоятельств, которые, как он полагает, не в полной мере учтены при назначении наказания.

Заявляет, что на предварительном следствии ко всем подсудимым со стороны органов следствия применялось физическое и психическое давление, требовали "говорить определённую речь", в связи с чем эти показания не могли быть положены в основу приговора, поскольку являются недопустимым доказательством.

Утверждает, что убийство Ю.П.В. совершил один, доказательств, свидетельствующих о причастности других к совершению данного преступления, в деле не имеется. Имуществом потерпевшего завладели тайно, в связи с чем их действия по данному эпизоду совершения преступления следует квалифицировать по ст. 158 ч. 3 УК РФ.

С учетом изложенных доводов он просит внести в приговор изменения.

Осуждённый С.Р.Б. в кассационной жалобе просит приговор отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение.

Он указывает, что в ходе судебного следствия не установлено, что он одновременно с С.Н.Ю. душил потерпевшего. Утверждает, что убийство Ю.П.В. совершил один С.Н.Ю.

Вещи потерпевшего они забрали сначала, когда он спал, а второй раз, когда они возвратились к нему, он был уже мертв. Считает, что его действия неправильно квалифицированы, как разбойное нападение с целью завладения чужим имуществом, обстоятельства совершения преступления, как они установлены из их показаний, давали суду основания квалифицировать их действия, как тайное хищение чужого имущества.

Осуждённая С.Е.С. в кассационной жалобе и дополнениях к ней просит приговор в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела и чрезмерной суровостью назначенного наказания отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение.

Она указывает, что сговора на хищение имущества с другими осуждёнными не было, в квартиру Ю.П.В. они зашли по его приглашению. Она не знала о наличии ножа у С.Н.Ю., сама не применяла к потерпевшему никакого насилия и не высказывала никаких угроз. На предварительном следствии давала неправдивые показания, а в суде рассказала всю правду, считает, что именно эти показания необходимо было положить в основу приговора. Полагает, что её действия должны быть квалифицированы, как тайное хищение чужого имущества.

Оспаривая законность и обоснованность приговора, считает, что предварительное следствие проведено неполно и с нарушением закона: не были проведены очные ставки, не назначена и не проведена в отношении неё судебно-медицинская экспертиза (не указывает, для чего), не проверены её показания на месте, в судебном заседании не допрошены понятые, присутствовавшие при обыске в квартире З.А.В.

Указывает, что суд неправильно в обоснование её вины привёл в приговоре показания лиц, которые не являлись очевидцами преступления.

Наряду с этим полагает, что наказание назначено чрезмерно суровое, не были учтены данные о её личности, возраст и состояние здоровья, кроме того, считает, что суд неправильно применил правила назначения наказания по ст. 70 УК РФ, поскольку наказание по предыдущему приговору ею отбыто полностью.

Осуждённая З.А.В. в кассационной жалобе и дополнениях к ней просит либо отменить приговор и дело направить на новое судебное рассмотрение, либо снизить наказание.

Она указывает, что показания на предварительном следствии давала под воздействием физического и психического насилия со стороны работников милиции (ссылается на заключение эксперта о наличии на её теле синяков), кроме того, находилась в состоянии алкогольного опьянения, в связи с чем эти показания не могли быть использованы в качестве доказательств. Считает, что в основу приговора должны быть положения их показания в судебном заседании, поскольку они соответствуют фактическим обстоятельствам дела и были даны ими "под защитой суда".

Отрицая предварительный сговор на совершение преступления в отношении Ю.П.В., утверждает, что когда они забирали вещи, Ю.П.В. спал и ничего не видел. Когда второй раз они брали вещи, принадлежавшие потерпевшему, он был уже мертв. Она никакого насилия к потерпевшему не применяла и не призывала к этому остальных. Полагает, что её действия должны быть квалифицированы, как кража чужого имущества.

Находит назначенное наказание чрезмерно суровым, в результате (как она считает) судебной ошибки она понесла тройное наказание: она осуждена к длительному сроку лишения свободы, её разлучили с детьми, и взыскали сумму иска в пользу потерпевшей.

В возражениях государственный обвинитель А.А.В. просит приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия оснований к их удовлетворению не усматривает.

Как видно из материалов дела, мотив и обстоятельства совершения преступлений, в том числе и в отношении Ю.П.В., органами следствия установлены из показаний осуждённых, данных в период расследования уголовного дела.

Допрошенный неоднократно на предварительном следствии, С.Н.Ю. признавал свою вину в совершении инкриминируемых ему деяний и давал подробные показания об обстоятельствах их совершения.

Рассказывая об обстоятельствах хищения имущества из дома Ю.П.В. и его убийстве, он пояснял, что сначала они проникли в дом, сломав запорное устройство. Ю.П.В. в это время спал. Когда они стали выносить вещи, он проснулся и стал требовать оставить вещи на месте, но они убежали, забрав с собой вещи.

Второй раз они вновь по предложению З.А.В. пошли к Ю.П.В., чтобы забрать еще кое-что. При этом З.А.В. заявила, что потерпевшего надо убить. Все согласились. Зайдя в дом к Ю.П.В., по команде З.А.В. он ударил его в лицо, а С.Р.Б. стал душить. В это время он достал нож, принесённый с собой, и нанес им несколько ударов в живот, грудь и шею потерпевшего, по его просьбе С.Р.Б. убрал руки с шеи Ю.П.В. Забрав телевизор, радиоаппаратуру и продукты питания, они покинули место преступления.

Аналогичные показания об обстоятельствах совершения преступления в отношении Ю.П.В. давали С.Е.С, З.А.В. и С.Р.Б.

При этом С.Е.С. и С.Р.Б. подтвердили, что инициатива сходить второй раз к Ю.П.В., похитить вещи и убить его, исходила от З.А.В.

С.Е.С., кроме того, подтвердила, что, зная о сговоре на убийство потерпевшего, она согласилась с предложением З.А.В. лишь на завладение его имуществом.

З.А.В. не отрицала, что инициатива сходить к Ю.П.В., "напасть на него и забрать вещи", исходила от неё, ..."сама убивать потерпевшего не хотела, на это согласился С.Н.Ю.", не отрицала она и того обстоятельства, что когда они пришли в дом, по её команде и в её присутствии С.Н.Ю. и С.Р.Б. убили потерпевшего.

С.Р.Б., давая аналогичные показания, пояснял, что душил потерпевшего в то время, когда С.Н.Ю. наносил ему удары ножом.

Свои показания С.Р.Б., С.Н.Ю. и З.А.В. подтвердили при проверке их на месте.

Указанные показания осуждённых судом признаны достоверными, поскольку получены с соблюдением закона, кроме того, они нашли свое подтверждение при проверке других доказательств по делу.

Имевшиеся в их показаниях незначительные расхождения не влияют ни на доказанность вины осуждённых в совершении преступлений, ни на квалификацию их действий.

Свидетель Ю.В.И. пояснила, что 2 февраля 2008 года около дома сына - Петра она видела четырёх людей: двух женщин и двух мужчин, один из которых сказал, что будет перекладывать в доме сына печь. Она им сказала, что зима еще не закончилась и печь перекладывать рано. На второй день обнаружила сына убитым.

С.Н.Ю. пояснил, что это он обещал отремонтировать печь в доме Ю.П.В., и когда они находились возле дома потерпевшего, их видела его мать.

Из показаний Ю.М.В. установлено, что после убийства мужа она не обнаружила в доме пылесос, телевизор, сотовый телефон, музыкальный центр и другое имущество на общую сумму свыше 15 тысяч рублей.

Труп потерпевшего с признаками насильственной смерти был обнаружен в доме N 5 по ул. Пионерской.

При судебно-медицинском исследовании трупа установлено, что смерть потерпевшего наступила от массивной кровопотери, развившейся вследствие колото-резаных ранений грудной клетки с повреждением внутренних органов, шеи с повреждением органов шеи и живота с повреждением внутренних органов.

Из показаний свидетеля К.И.В. установлено, что вечером 2 апреля 2008 года подсудимые дважды уходили из квартиры и приносили вещи, в том числе телевизор, видеоаппаратуру, пылесос. Возвратившись последний раз, С.Н.Ю. сказал, что они убили мужчину, и показал нож, которым было совершено убийство. Он забрал нож себе, впоследствии его изъяли сотрудники милиции.

При обыске в квартире З.А.В. обнаружены и изъяты вещи, похищенные в доме Ю.П.В.

Согласно выводам судебно-биологического эксперта на изъятом у К.И.В. ноже обнаружена кровь человека, происхождение которой от Ю.П.В. не исключается, и исключается от осуждённых.

Из заключения медико-криминалистической экспертизы следует, что повреждения на трупе Ю.П.В. могли быть причинены данным ножом.

В судебном заседании подсудимые изменили свои показания и стали утверждать, что о совершении преступления в отношении Ю.П.В. не договаривались, все действия были совершены спонтанно, когда первый раз забирали имущество, он спал, второй раз зашли к потерпевшему для того, чтобы распить спиртное, З.А.В. не предлагали лишить его жизни, С.Н.Ю. совершил убийство по собственной инициативе "сам не знает зачем", С.Р.Б. к убийству не причастен.

Эти утверждения судом проверены, с приведением мотивов принятого решения признаны несостоятельными (стр. 32-37 приговора).

Судебная коллегия не находит оснований ставить под сомнение принятое судом решение.

Проверено судом заявление подсудимых и в той части, что в период расследования они вынуждены были давать неправдивые показания, поскольку на них было оказано физическое и психологическое воздействие.

Выводы суда о признании указанных заявлений необоснованными содержатся в приговоре (стр. 27-34) и сомнений в своей достоверности у судебной коллегии не вызывают.

Действия осуждённых, исходя из обстоятельств совершения преступления, так как они установлены судом, квалифицированы правильно.

Вина С.Н.Ю. в совершении хищений имущества у Щ.В.Б., К.Р.З., Б.А.И. и М.И.И., доказана, подтверждается исследованными в судебном заседании доказательствами и не оспаривается в кассационной жалобе.

Его действия в этой части квалифицированы тоже верно.

Доводы осуждённого, что его действия по факту хищения имущества, принадлежащего Щ.В.Б., следует квалифицировать, как присвоение вверенного ему имущества, являются необоснованными.

В силу положений действующего уголовного закона, хищение чужого имущества путём присвоения следует квалифицировать в случае, когда происходит неправомерное удержание (невозвращение) чужого имущества, вверенного виновному, с целью обращения в свою собственность.

Из материалов дела видно, что С.Н.Ю. находился в комнате потерпевшего, который попросил его побыть в комнате, пока он ремонтирует замок на входной двери. Воспользовавшись отсутствием хозяина, он похитил имущество, которое вынес из комнаты и спрятал в укромном месте, распорядившись впоследствии по своему усмотрению.

При таких обстоятельствах действия осуждённого по ст. 158 ч. 2 п. "в" УК РФ квалифицированы правильно, поскольку признаки растраты - удержание или невозвращение вверенного ему имущества - в данном случае отсутствуют. Он, воспользовавшись отсутствием потерпевшего, тайно похитил его имущество, причинив значительный ущерб.

Нарушений уголовно-процессуального закона, в том числе и тех, на которые имеются ссылки в кассационных жалобах, влекущих отмену или изменение приговора, по материалам дела не установлено.

Явка с повинной З.А.В. составлена с соблюдением закона, присутствие адвоката при её написании не требуется, что же касается наличия подписи адвоката на остальных протоколах её допроса, то она (подпись) имеется на всех процессуальных документах, которые признаны судом допустимым доказательством и положены в основу приговора.

Наказание назначено с учётом характера и степени общественной опасности содеянного каждым и данных о личности каждого осуждённого, а также смягчающих обстоятельств, в том числе и тех, на которые имеются ссылки в кассационных жалобах, оснований к его смягчению судебная коллегия не находит.

Заявление С.Е.С. в той части, что судом необоснованно присоединено наказание по предыдущему приговору, является несостоятельным.

Как следует из материалов уголовного дела, от наказания, назначенного по предыдущему приговору, С.Е.С. 18 октября 2007 года условно-досрочно освобождена на 10 месяцев 28 дней.

Преступление, за которое она осуждена по настоящему приговору, совершено ею 2 апреля 2008 года, то есть во время, когда срок условно -досрочного освобождения не истёк, в связи с чем суд обоснованно применил правила назначения наказания, предусмотренные ст. 70 УК РФ, и присоединил (частично) неотбытое наказание по предыдущему приговору.

Вопрос о гражданском иске разрешён в соответствии с законом.

Выводы суда о его размере в приговоре мотивированы.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Кемеровского областного суда от 29 мая 2009 года в отношении С.Н.Ю., С.Р.Б., З.А.В. и С.Е.С. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.


При обжаловании приговора один из подсудимых сослался на то, что его действия по хищению имущества следует квалифицировать не как кражу, а как присвоение.

В рассматриваемом случае потерпевший оставил подсудимого в своей квартире посмотреть за имуществом, чтобы его никто не украл. То есть, по мнению подсудимого, потерпевший доверил ему своё имущество.

СК по уголовным делам ВС РФ отклонила эти доводы и указала следующее.

Подсудимый похитил имущество, воспользовавшись отсутствием хозяина квартиры, и распорядился впоследствии похищенным по своему усмотрению.

При таких обстоятельствах действия осужденного правильно квалифицированы как кража, поскольку признаки растраты (удержание или невозвращение вверенного ему имущества) в таком случае отсутствуют.

Кроме того, Коллегия указала, что отсутствие адвоката при написании подсудимым явки с повинной не является нарушением: его присутствие при совершении этого действия не требуется.


Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 22 сентября 2009 г. N 81-О09-105


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.