Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 23 сентября 2009 г. N 126-П09ПР Суд изменил приговор и исключил указание о назначении наказания по совокупности приговоров в связи с актом об амнистии

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 23 сентября 2009 г. N 126-П09ПР


Президиум Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрел уголовное дело по надзорному представлению заместителя Генерального прокурора Российской Федерации К.С.Г. и надзорной жалобе осужденного Ж.Ю.А. на приговор Смоленского областного суда с участием присяжных заседателей от 21 декабря 2004 г., по которому

Ж.Ю.А., родившийся 28 января 1973 года в п. Льнозавод Починковского района Смоленской области, судимый 7 мая 1998 г. по п.п. "а, б, в" ч. 2 ст. 158, ст. 30, п. "б" ч. 2 ст. 158 УК РФ к 4 годам лишения свободы, освобожден 16 июня 2000 г. условно-досрочно на 1 год 2 месяца,

осужден: по ч. 3 ст. 222 УК РФ к 7 годам лишения свободы, по п. "а" ч. 3 ст. 163 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ) к 8 годам лишения свободы, по п.п. "а, в" ч. 3 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ) к 15 годам лишения свободы, по п.п. "а, в, г" ч. 2 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ) к 8 годам лишения свободы, по ч. 1 ст. 105 УК РФ к 13 годам лишения свободы, по п.п. "б, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ к пожизненному лишению свободы, по ч. 3 ст. 30, п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 15 годам лишения свободы, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений к пожизненному лишению свободы.

На основании ч. 7 ст. 79 УК РФ отменено условно-досрочное освобождение и на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров назначено пожизненное лишение свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.

Кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 7 июня 2006 г. приговор изменен: из осуждения за преступления, квалифицированные по признаку "организованной группой", исключен квалифицирующий признак "группой лиц по предварительному сговору". В остальной части приговор в отношении Ж.Ю.А. оставлен без изменения.

По делу осуждены Г.А.В., М..В., В.В.Л., А.А.В., К.О.А., Р.А.А., И.И.В., С.Б.В., Т.В.И., Ч.Э.Г., С.В.И., П.К.В., в отношении которых надзорное производство не возбуждено.

В надзорном представлении заместителя Генерального прокурора Российской Федерации К.С.Г., а также в надзорной жалобе осужденного Ж.Ю.А. поставлен вопрос о пересмотре судебных решений.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Х.Н.Л., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание приговора и кассационного определения, мотивы надзорного представления, надзорной жалобы и вынесения постановления о возбуждении надзорного производства, выступления заместителя Генерального прокурора Российской Федерации К.С.Г., а также осужденного Ж.Ю.А. и в его защиту адвоката Д.М.В., Президиум Верховного Суда Российской Федерации установил:

Ж. осужден за преступления, совершенные при следующих обстоятельствах.

С лета 2000 г. по 10 января 2001 г. с целью организации группы, созданной для совершения преступлений, Ж., М. и Г. незаконно приобрели огнестрельное оружие - пистолет калибра 5, 45 мм. с глушителем и 11 патронами. Г. хранил это оружие и патроны, носил и передавал его Ж. и М. Последний хранил оружие и патроны в квартире жены М.Е.С. по адресу: г. Смоленск, ул. Госпитальная, д. 19, кв. 6, носил при себе и передавал другим лицам. Ж. незаконно хранил это оружие и патроны по адресу: ул. Лавочкина, д. 42, кв. 39, а также носил при себе, перевозил на автомашине и передавал другим лицам.

27 июля 2000 г. Ж. по сговору с другим лицом, имея при себе предмет похожий на пистолет, с целью хищения чужого имущества прибыл к парикмахерской N 1 ООО "Анюта" по адресу: г. Смоленск, ул. Кутузова, д. 1, после чего Ж. и другое лицо ворвались в парикмахерскую, где в разных помещениях находились А. и М. Там Ж. напал на А. и, угрожая предметом похожим на пистолет, потребовал деньги. В это время другой соучастник напал на М. и, угрожая ножом, тоже потребовал деньги. Ж. снял с руки А. часы, затем он и другой соучастник нашли ключ от сейфа, из которого похитили деньги в сумме 21.000 рублей, из рабочего халата А. похитили 170 рублей, а из ее сумки - кошелек стоимостью 60 рублей с деньгами в сумме 106 рублей.

В период с 10 ноября 2000 г. по 8 января 2001 г. Ж. и другие лица требовали деньги у Р.

С этой целью в двадцатых числах ноября 2000 г. Ж., М. и А. на автомашине ВАЗ-2105 под управлением И. прибыли по адресу: г. Смоленск, ул. Лавочкина, д. 72, вызвали Р. на улицу и потребовали передать им 600 долларов США за якобы причиненный ущерб Ж., при этом угрожали Р. применением насилия, а также убийством и уничтожением дома путем поджога, причинением вреда здоровью его родственникам и девушке (Ф.).

Р., реально опасаясь угроз, написал на имя Ж. расписку о долге в сумме 600 долларов США (16 710 рублей по курсу ЦБ РФ на 30 ноября 2000 г.). Через некоторое время Ж. и другие лица стали звонить Р. и требовали передачи им денег.

В период с 20 по 30 ноября 2000 г. Р. выяснил, что Ж. к требованиям передачи денег никакого отношения не имеет, и отказался передать требуемую от него сумму. Узнав это, Ж. и М. по телефону связались с Г., который сказал Р., что тот должен передать им 1 000 долларов США.

В первых числах декабря 2000 г. Ж. встретил Р. и под угрозой расправой с ним, его родственниками и Ф. заставил его написать долговую расписку на сумму 1 000 долларов США (27 950 рублей по курсу ЦБ РФ на 10 декабря 2000 г.).

В начале декабря 2000 г. Ж. и другие лица, следуя в автомашине, встретили Р. Увидев их, Р. стал убегать, однако Ж. и другие догнали его, избили, затащили в автомашину и отвезли на дамбу к озеру, где под угрозой убийством потребовали передать им в ближайшее время деньги. Р. вынужден был согласиться. В последующем, поскольку Р. не передал деньги, Ж. и другие лица стали звонить ему и под угрозой расправой требовали передачи им 1 000 долларов США. Р. под различными предлогами деньги не передал.

30 декабря 2000 г. Ж. и другие лица по договоренности между собой, вооружившись пистолетом, на автомашине ВАЗ-2105 под управлением И. прибыли к дому по адресу: г. Смоленск, ул. Свердлова, д. 8-а, где проживала семья П.

И. остался в автомашине, а Ж. и другие ворвались в дом и напали на П.В.А. и П.Д.А., при этом Ж. и другие лица под угрозой пистолетом и ружьем "Сайга" требовали деньги и ценности, затем обыскали дом и завладели имуществом на общую сумму 10 000 рублей. Затем с места преступления скрылись.

12 ноября 2000 г. В.С. попросила Ж. прийти к ней, проводила его в квартиру, а сама ушла в магазин. В квартире находились В.Н.И. и В.В.Л. Последняя сообщила Ж., что В.Н.И. спит в зале, и ушла в ванную комнату. Ж. прошел в зал, где из огнестрельного оружия типа пистолета калибра 5,45 мм. два раза выстрелил В.Н.И. в голову, отчего тот скончался.

В декабре 2000 г. Ж. и М. договорились о нападении на Е., занимавшегося предпринимательской деятельностью в магазине "Алена". Они изучили пути входа перед открытием и закрытием магазина, время прибытия Е. в магазин. 31 декабря 2000 г., в 8 часов 30 минут, Ж. и М. приехали к запасному входу в магазин "Алена" и стали ожидать Е.. Около 9 часов 15 минут Е. прибыл и стал открывать дверь магазина со стороны запасного входа. Ж. и М. прошли за Е. в коридор, Ж. достал пистолет с глушителем. Е., обернувшись, увидел Ж. и М., после чего Ж. произвел из пистолета выстрел в Е. в голову. От полученного ранения Е. скончался на месте. Ж. и М. завладели деньгами и имуществом Е. на общую сумму 7 056 рублей.

6 января 2001 г. Ж. приехал в пос. Богородицкое Смоленского района, выяснил адрес проживания и время возвращения с работы Г.З., с которым у него сложились неприязненные отношения. 8 января 2001 г. Ж. на автомашине ВАЗ-2105 под управлением другого лица вновь прибыл в пос. Богородицкое, зашел в подъезд дома N 32 по ул. Викторова и стал ожидать Г. Около 19 часов 30 минут прибыл Г.З. с племянником - Г.Н. На лестничной площадке между первым и вторым этажами Ж. с целью убийства произвел из пистолета два выстрела в Г.3., причинив ранение правой руки. Г.3. стал убегать вверх по лестнице к своей квартире, а Г.Н. стал драться с Ж., который произвел из пистолета выстрелы в Г.Н., причинив ранения, повлекшие его смерть, а затем стал преследовать Г.3., при этом произвел в него выстрелы. Однако Г.3. удалось скрыться в своей квартире.

В надзорном представлении указано, что в описательно-мотивировочной части приговора действия Ж., связанные с нападением 27 июля 2000 г. на А. и М., квалифицированы по п.п. "а, г" ч. 2 ст. 162 УК РФ, однако в резолютивной части приговора Ж. признан виновным и ему назначено наказание по п.п. "а, в, г" ч. 2 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г.), т.е. излишне вменен предусмотренный п. "в" ч. 2 ст. 162 УК РФ квалифицирующий признак разбоя - "с незаконным проникновением в жилище, помещение или иное хранилище".

Окончательное наказание назначено Ж. по правилам ст. 70 УК РФ. Между тем он подлежал освобождению от неотбытой части наказания по приговору от 7 мая 1998 г. на основании п. 4 постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 26 мая 2000 г. "Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов".

В надзорной жалобе осужденный Ж. приводит аналогичные доводы, а также указывает, что по эпизодам убийства В. и покушения на убийство Г.3. государственный обвинитель изменил обвинение в сторону его смягчения, однако постановление о прекращении уголовного дела в части вынесено только в день провозглашения приговора, изменение обвинения в этой части повлекло нарушение требований ч. 2 ст. 252 УПК РФ, а также ч. 1 ст. 338 УПК РФ, поскольку мотивы этих преступлений вердиктом присяжных заседателей не установлены, вопросный лист составлен только с учетом позиции стороны обвинения, квалификация его действий по указанным эпизодам не соответствует вердикту, в формулировках вопросов по эпизодам разбоя, вымогательства и незаконного оборота оружия не указаны фамилии других лиц, участвовавших в совершении деяний, поэтому квалификация его действий как совершенных в составе организованной группы является необоснованной, вопросы по эпизоду нападения и убийства Е. сформулированы в нарушение ч. 1 ст. 339 УПК РФ по каждому из деяний раздельно, кроме того, у него не было корыстной цели, поэтому необоснованно вменен квалифицирующий признак, предусмотренный п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ, вердиктом присяжных заседателей признано недоказанным его участие в нападении на А., однако в приговоре отсутствует указание об его оправдании, в кассационном определении на его довод по этому поводу нет ответа, в стадии кассационного обжалования приговора он отказался от услуг конкретного адвоката (М.С.Р.) и подал заявление об отзыве поданной ею кассационной жалобы ввиду разных позиций и по другим причинам, но не отказывался от защиты вообще, однако ему не было разъяснено право заключить соглашение с другим защитником, а также не было обеспечено участие в суде кассационной инстанции другого адвоката, в результате чего он не мог подать мотивированную кассационную жалобу, ознакомиться с протоколом судебного заседания и другими материалами дела, был ограничен в осуществлении права на защиту.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации находит судебные решения в отношении Ж. подлежащими изменению.

Как усматривается из материалов дела, Ж. в кассационной жалобе не заявлял ходатайств об обеспечении его защитником при рассмотрении дела в кассационном порядке.

Не подавал он также отдельных заявлений с просьбой обеспечить участие защитника, в том числе и в судебном заседании при рассмотрении дела, проходившем с его участием.

О дате, времени и месте рассмотрения уголовного дела судом кассационной инстанции Ж. был извещен 26 апреля 2006 г., т.е. более чем за 30 суток до дня судебного заседания.

Следовательно, имел достаточное время для подготовки к участию в рассмотрении дела и выработке методов своей защиты, а также для заявления соответствующих ходатайств.

Свои доводы, приведенные в кассационной жалобе и дополнениях к ней, которые были предметом рассмотрения в суде кассационной инстанции, Ж. подробно мотивировал.

Ж. также обеспечена была возможность ознакомиться с протоколом судебного заседания. Принесенные им замечания на протокол судебного заседания были рассмотрены председательствующим судьей в порядке, установленном ст. 260 УПК РФ.

Довод осужденного Ж. о том, что изменение государственным обвинителем обвинения путем исключения из него квалифицирующих признаков по эпизодам убийства В. и покушения на убийство Г.3. повлекло нарушение требований ч. 2 ст. 252 УПК РФ и его права на защиту, является несостоятельным.

Как следует из материалов дела, квалификация каждого из этих преступлений, соответственно, по ч. 1 ст. 105 УК РФ и ч. 3 ст. 30, п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ соответствует фактическим обстоятельствам, которые установлены вердиктом присяжных заседателей.

Присяжные заседатели также признали доказанным, что в период с лета 2000 г. по 10 января 2001 г. Ж. по сговору с другими лицами с целью организации сплоченной группы, созданной для совершения различных преступлений, незаконно приобрел, передавал, хранил и носил при себе огнестрельное оружие с боеприпасами.

Совместно с другими лицами (осужденными по делу) он совершил, в том числе, разбойные нападения на П.и Е., вымогательство в отношении Р.

В приговоре при квалификации преступлений по признаку "организованной группой" правильно указано, что Ж. действовал в группе лиц, которая характеризовалась устойчивостью, согласованностью и целенаправленностью деяний, распределением ролей.

Поэтому довод Ж. об отсутствии оснований для квалификации его действий по признаку "организованной группой" противоречит установленным обстоятельствам, а его суждение о том, что данный квалифицирующий признак не мог быть ему вменен, поскольку в вопросах, подлежащих разрешению присяжными заседателями, не указаны фамилии других лиц (осужденных по делу), норме ч. 1 ст. 339 УПК РФ.

Довод о том, что по эпизоду нападения и убийства Е. вопросы были сформулированы вопреки закону раздельно и ему необоснованно вменен квалифицирующий признак, предусмотренный п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ, не соответствует вердикту, согласно которому при ответе на вопрос N 8-2 присяжные заседатели признали доказанным, что Ж. по договоренности с другим лицом совершил нападение на Е., чтобы завладеть его имуществом, и убийство Е., а при ответе на вопрос N 8-3 - виновным Ж. в совершении этих действий.

Вопреки мнению осужденного, действия Ж. в части убийства Е., сопряженного с разбоем, обоснованно квалифицированы судом по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Требования закона о недопустимости постановки вопросов, требующих от присяжных заседателей собственно юридической оценки при вынесении вердикта, соблюдены. Довод осужденного о том, что формулировки вопросов содержат юридические термины, что якобы повлияло на объективность вердикта, является неубедительным.

Тот факт, что в приговоре не отражено решение присяжных заседателей, которые при ответе на вопрос N 4-2 признали недоказанным участие Ж. в нападении на супругов А., в данном случае не может служить основанием для отмены приговора.

Кассационное определение в отношении Ж., вопреки его доводу, отвечает требованиям ст. 388 УПК РФ, содержит, в том числе, краткое изложение доводов, приведенных в его кассационных жалобах, а также принятое по ним решение.

Вместе с тем судебные решения в отношении Ж. подлежат изменению.

Как усматривается из вердикта, при ответе на вопрос N 2-2 присяжные заседатели признали доказанным, что 27 июля 2000 г. Ж., имея договоренность с другим лицом о хищении чужого имущества, вооружившись предметом похожим на пистолет и ножом, соответственно, ворвались в парикмахерскую ООО "Анюта" по адресу: г. Смоленск, ул. Кутузова, д. N 1. В ходе нападения Ж., используя предмет похожий на пистолет, угрожал А. убийством, требуя деньги, нанес удары рукояткой пистолета по голове, снял у нее с руки часы стоимостью 200 рублей.

В это время соучастник Ж. проник в соседнее помещение, напал на М., повалил ее на пол, натянул ей на голову кофту и, угрожая убийством, также требовал деньги.

Подавив волю потерпевших к сопротивлению, они нашли ключ от сейфа, из которого забрали 21 000 рублей, из рабочего халата А. похитили 170 рублей, а из ее сумки - кошелек стоимостью 60 рублей с деньгами в сумме 106 рублей. А. действиями Ж. причинен ушиб головного мозга повлекший легкий вред здоровью.

В описательно-мотивировочной части приговора указано, что эти действия Ж. подлежат квалификации по п.п. "а, г" ч. 2 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ) как разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия.

Однако в резолютивной части приговора, вопреки указанному выводу, Ж. признан виновным и ему назначено наказание по п.п. "а, в, г" ч. 2 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ), то есть вменен также квалифицирующий признак разбоя, предусмотренный п. "в" ч. 2 ст. 162 УК РФ, - "с незаконным проникновением в жилище, помещение или иное хранилище".

При кассационном рассмотрении дела эта ошибка не была исправлена.

Поэтому осуждение Ж. по п. "в" ч. 2 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ) подлежит исключению из судебных решений.

По последнему приговору от 21 декабря 2004 г. окончательное наказание назначено Ж. на основании ст. 70 УК РФ путем частичного присоединения неотбытой части наказания по приговору от 7 мая 1998 г., по которому он был осужден по п.п. "а, б, в" ч. 2 ст. 158, ст. 30, п. "б" ч. 2 ст. 158 УК РФ к 4 годам лишения свободы; освобожден от наказания 16 июня 2000 г. условно-досрочно на 1 год 2 месяца.

Между тем в соответствии с подпунктом "б" пункта 4 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 26 мая 2000 г. "Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов" мужчины, впервые осужденные за умышленные преступления к лишению свободы на срок до пяти лет включительно и отбывшие не менее половины назначенного срока наказания, подлежали освобождению от наказания.

На момент вступления в силу Постановления об амнистии Ж. отбыл по предыдущему приговору от 7 мая 1998 г. более половины назначенного ему срока наказания и, поскольку ограничений для применения в отношении него данного Постановления не имелось, он подлежал освобождению от неотбытой части наказания.

Следовательно, при постановлении приговора от 21 декабря 2004 г. у суда не имелось оснований для назначения Ж. наказания по правилам ст. 70 УК РФ, а потому назначение ему наказания по совокупности приговоров подлежит исключению.

В описательно-мотивировочной части приговора суд указал, что Ж. "... совершил преступления спустя непродолжительное время после условно-досрочного освобождения 16 июня 2000 г. и в период отбывания наказания". Данное указание также подлежит исключению, однако это не может служить основанием для смягчения ему наказания.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 407, п. 6 ч. 1 ст. 408 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации постановил:

1. Надзорное представление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации К.С.Г. удовлетворить. Надзорную жалобу осужденного Ж.Ю.А. удовлетворить частично.

2. Приговор Смоленского областного суда от 21 декабря 2004 г. и кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 7 июня 2006 г. в отношении Ж.Ю.А. изменить: исключить осуждение по п. "в" ч. 2 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ); исключить указание об отмене условно-досрочного освобождения от отбывания наказания по приговору от 7 мая 1998 г., а также назначение ему наказания на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров; исключить указание в описательно-мотивировочной части приговора о том, что Ж. "... совершил преступления спустя непродолжительное время после условно-досрочного освобождения 16 июня 2000 г. и в период отбывания наказания".

В остальном судебные решения в отношении Ж.Ю.А. в части его осуждения по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 222 УК РФ, п. "а" ч. 3 ст. 163 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ), п.п. "а, в" ч. 3 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ), п.п. "а, г" ч. 2 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ), ч. 1 ст. 105, п.п. "б, з" ч. 2 ст. 105, ч. 3 ст. 30, п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ, к пожизненному лишению свободы в исправительной колонии особого режима оставить без изменения.



Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 23 сентября 2009 г. N 126-П09ПР


Текст постановления размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.