Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 13 октября 2009 г. N 5-В09-95 Требования заявителя о включении квартиры в наследственную массу и признании права собственности в порядке наследования по завещанию подлежат удовлетворению, поскольку неподача заявления на приватизацию квартиры, занимаемой наследодателем, была вызвана ненадлежащим осуществлением сотрудниками регистрирующего органа своих обязанностей, а сам наследодатель по не зависящим от него причинам (в силу смерти) был лишен возможности соблюсти все правила оформления документов на приватизацию

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 13 октября 2009 г. N 5-В09-95


Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании дело по иску М.М.В. к ДЖП и ЖФ г. Москвы о включении квартиры в наследственную массу, признании права собственности в порядке наследования по завещанию на решение Гагаринского районного суда г. Москвы от 4 декабря 2008 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 17 марта 2009 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Г.Е.С, выслушав объяснения представителя М.М.В. Б.И.М., поддержавшего доводы надзорной жалобы и полагавшего судебные постановления подлежащими отмене, объяснения представителя ДЖП и ЖФ г. Москвы С.С.В., возражавшей против удовлетворения надзорной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, установила:

М.М.В. обратилась в суд с иском к ДЖП и ЖФ г. Москвы о включении квартиры по адресу: г. Москва, ул. Академика Челомея, д. 12/19, кв. 77 в состав наследственного имущества, признании права собственности в порядке наследования по завещанию, ссылаясь на то, что М.Л.И. - тетя М.М.К. завещала последней все свое имущество, имеющееся у нее ко дню смерти, в том числе имущество домашнего обихода, находящееся в квартире, и саму квартиру. В январе 2008 г. М.Л.И. обратилась в ОАО "Мосжилрегистрация" за оформлением документов для проведения государственной регистрации прав в порядке приватизации на указанную выше квартиру, выдала соответствующие доверенности на сотрудников ОАО "Мосжилрегистрация", чем изъявила волю на получение квартиры в собственность.

Ко дню смерти М.Л.И. ОАО "Можилрегистрация" не успело выполнить свои обязательства, однако, по мнению М.М.К., в силу статьи 1120 Гражданского кодекса Российской Федерации квартира по адресу: г. Москва, ул. Академика Челомея, д. 12/19, кв. 77 вошла в наследственную массу.

Решением Гагаринского районного суда г. Москвы от 4 декабря 2008 г. в удовлетворении заявленных требований отказано.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 17 марта 2009 г. решение Гагаринского районного суда г. Москвы от 4 декабря 2008 оставлено без изменения.

В надзорной жалобе представителем М.М.В. - Б.И.М. ставится вопрос об отмене состоявшихся по делу судебных постановлений.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Г.Е.С. от 24 августа 2009 г. надзорная жалоба представителя М.М.В. - Б.И.М. с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в надзорной жалобе, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит судебные постановления подлежащими отмене по следующим основаниям.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Отказывая в удовлетворении требований о включении квартиры в наследственную массу, признании права собственности в порядке наследования по завещанию, суд исходил из того, что М.Л.И. при жизни с заявлением о приватизации квартиры в жилищные органы не обращалась и не выразила свою волю на приватизацию занимаемого ею жилого помещения.

С указанным выводом суда первой инстанции согласился суд кассационной инстанции.

Между тем, по мнению Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, с такими выводами судов согласиться нельзя, поскольку они основаны на неправильном толковании и применении норм материального права.

Как следует из преамбулы Закона Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" (далее - Закон) целью данного закона является, в том числе, создание условий для осуществления права граждан на свободный выбор способа удовлетворения потребности в жилище.

Граждане Российской Федерации, занимающие жилые помещения в государственном и муниципальном жилищном фонде на условиях социального найма, вправе приобрести эти помещения в собственность на условиях, предусмотренных настоящим Законом, иными нормативными актами Российской Федерации и субъектов Российской Федерации (статья 2 Закона).

Согласно статье 1 Протокола N 1 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности.

При этом, как указывает Европейский суд по правам человека, понятие собственности может включать в себя как существующее имущество, так и права требования, в силу которых заявитель может претендовать на "законное ожидание" получения эффективного пользования правом собственности.

Гарантированное каждому нанимателю в доме государственного или муниципального жилого фонда право однократно требовать передачи в собственность занимаемого жилого помещения, на которое не распространяется действие статьи 4 Закона, является таким имущественным правом, осуществление которого происходит в порядке, установленном Законом, а наследование - на основании статьи 1112 ГК Российской Федерации.

Решение вопроса о приватизации жилых помещений, основным принципом которой является принцип добровольности, означающий, что граждане приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе, должно приниматься по заявлениям граждан в 2-х месячный срок со дня подачи документов (статья 8 Закона). Закрепляя в законе это положение, государство обязано обеспечить возможность его реализации гражданами и создать необходимые условия, позволяющие гражданину, выразившему волеизъявление на приватизацию занимаемого жилого помещения, стать его собственником.

Однако волеизъявление гражданина на приватизацию жилого помещения может быть выражено не только путем подачи заявления, но и, учитывая многообразие жизненных ситуаций, осуществлено в иных формах, что предполагает необходимость дифференцированного подхода к их оценке в целях избежания чрезмерного и необоснованного ограничения прав граждан.

В этой связи одно лишь формальное подтверждение судом отсутствия факта подачи заявления на приватизацию занимаемого жилого помещения при наличии иных письменных доказательств, позволяющих с достоверностью установить наличие волеизъявления гражданина на такую приватизацию, в которой ему не может быть отказано, умаляет предусмотренное статьей 46 Конституции Российской Федерации право на судебную защиту и противоречит требованиям реального обеспечения прав и свобод граждан правосудием (статья 18 Конституции Российской Федерации).

Как следует из материалов дела и установлено судом, квартира по адресу: г. Москва, ул. Академика Челомея, д. 12/19, кв. 77 на основании договора социального найма от 15 июня 1999 г. находилась в пользовании М.Л.И.

28 декабря 2007 г. М.Л.И. выдала две доверенности на имя сотрудников ОАО "Мосжилрегистрация", созданного Правительством г. Москвы 15 июля 1997 года в том числе в целях представительства интересов клиентов при подготовке документов для приватизации и оформлении прав на жилые помещения, наделив каждого из них полномочиями быть ее представителями во всех компетентных государственных и прочих органах г. Москвы, в том числе в ЖЭК, ДЭЗ, РЭУ, ЕИРЦ, БТИ, в Управлении Департамента жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы по всем вопросам, касающимся приватизации в индивидуальную собственность квартиры N 77, находящейся по адресу: г. Москва, ул. Академика Челомея, д. 12/19, в том числе зарегистрировать право индивидуальной собственности на ее имя на основании договора передачи (л.д. 8-а).

28 декабря 2007 г. М.Л.И. составила завещание, в котором все имущество, в том числе принадлежащую ей на праве собственности квартиру по адресу: г. Москва, ул. Академика Челомея, д. 12/19, кв. 77, завещала М.М.В.

10 января 2008 г. между ОАО "Мосжилрегистрация" и М.Е.И. заключен договор об оказании услуг, которым ОАО "Мосжилрегистрация" обязывалось оказать комплекс услуг по сбору и оформлению документов для проведения государственной регистрации прав в порядке приватизации на жилое помещение, находящееся в собственности г. Москвы, расположенное по адресу: г. Москва, ул. Академика Челомея, д. 12/19, кв. 77.

При этом на ОАО "Мосжилрегистрация" возлагалась обязанность провести весь комплекс необходимых организационных и юридических мероприятий, связанных с предоставляемыми услугами, которые должны были быть оказаны в разумный срок с момента заключения настоящего договора.

Судом установлено, что необходимые для приватизации документы были собраны в полном объеме к 21 января 2008 г., но не были сданы в жилищные органы. При этом ответчиком ни в одной из судебных инстанций, включая надзорную, не было представлено доказательств, свидетельствующих о невозможности передачи М.Л.И. в собственность в порядке приватизации занимаемого жилого помещения.

14 февраля 2008 г. М.П.П. умерла.

При таких обстоятельствах выводы судебных инстанций о том, что М.Л.И. не выразила свою волю на приватизацию, и спорная квартира не может являться наследственным имуществом, не могут быть признаны ни убедительными, ни правомерными, учитывая в том числе и то, что неподача заявления на приватизацию квартиры, занимаемой М.Л.И., была вызвана ненадлежащим осуществлением сотрудниками ОАО "Мосжилрегистрация" своих обязанностей, а сама М.Л.И. по независящим от нее причинам (в силу смерти) была лишена возможности соблюсти все правила оформления документов на приватизацию (пункт 8 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 августа 1993 г. N 8).

По изложенным основаниям Судебная коллегия находит, что допущенные судами первой и кассационной инстанций и названные выше нарушения в толковании и применении норм материального права являются существенными, они повлияли на исход дела и без их устранения невозможно восстановление и защита нарушенных прав М.М.В., в связи с чем судебные постановления подлежат отмене с вынесением по делу нового судебного постановления.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 387, 388, 390 ГПК Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Гагаринского районного суда г. Москвы от 4 декабря 2008 г. определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 17 марта 2009 г. отменить. Принять по делу новое судебное постановление, которым удовлетворить исковые требования М.М.В., включить квартиру в наследственную массу, признать право собственности в порядке наследования по завещанию.

Наследник имущества умершего нанимателя квартиры обратился в суд с целью включить эту квартиру в состав наследственного имущества и признать на нее право собственности истца.

Суды двух инстанций отказали в иске, сославшись на то, что наниматель при жизни не подавал заявление на приватизацию спорной квартиры.

СК по гражданским делам ВС РФ сочла выводы судов ошибочными и пояснила следующее.

Волеизъявление гражданина на приватизацию жилья может быть выражено не только путем подачи заявления, но и, учитывая многообразие жизненных ситуаций, осуществлено в иных формах. Это предполагает необходимость дифференцированного подхода к их оценке.

Поэтому суд не может ограничиться одним лишь формальным подтверждением того, что отсутствует заявление на приватизацию занимаемого жилья. Должны также учитываться иные письменные доказательства, позволяющие установить наличие волеизъявления гражданина на такую приватизацию.

Так, в рассматриваемом случае наниматель перед смертью заключил с организацией договор на оказание услуг по оформлению документов на приватизацию, выдал доверенность для подачи документов. Неподача заявления на приватизацию была вызвана ненадлежащим выполнением обязанностей сотрудниками организации. Кроме того, в завещании указывалось на передачу квартиры истцу.

При таких обстоятельствах вывод о том, что наниматель перед смертью не выразил свою волю на приватизацию квартиры, ошибочен.


Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 13 октября 2009 г. N 5-В09-95


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)



Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение