Определение Конституционного Суда РФ от 13 октября 2009 г. N 1107-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Яхина Альберта Ахтямовича на нарушение его конституционных прав положениями статей 29, 125, 227, 260, 271, 278, 281 и 376 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации"

Определение Конституционного Суда РФ от 13 октября 2009 г. N 1107-О-О
"Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Яхина Альберта Ахтямовича на нарушение его конституционных прав положениями статей 29, 125, 227, 260, 271, 278, 281 и 376 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации"


Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Л. Кононова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, А.Я. Сливы, В.Г. Стрекозова, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев по требованию гражданина А.А. Яхина вопрос о возможности принятия его жалобы к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин А.А. Яхин утверждает, что суд рассмотрел кассационную жалобу на вынесенный в отношении него приговор в отсутствие его общественного защитника, участвовавшего в рассмотрении уголовного дела по существу, в связи с чем просит признать часть четвертую статьи 376 "Назначение судебного заседания" УПК Российской Федерации не соответствующей Конституции Российской Федерации.

Кроме того, заявитель оспаривает конституционность статьи 271 и части третьей статьи 227 УПК Российской Федерации - поскольку, по его мнению, содержащиеся в них положения позволили суду не ознакомить его с решениями, вынесенными по итогам рассмотрения судом заявленных им ходатайств, - а также части четвертой статьи 278 и части первой статьи 281 УПК Российской Федерации, в силу которых, как утверждает заявитель, в ходе судебного разбирательства он был лишен права задавать дополнительные вопросы свидетелю обвинения, а судом было принято решение об оглашении показаний свидетеля без учета мнения стороны защиты.

А.А. Яхин также настаивает на неконституционности статьи 260 УПК Российской Федерации - в связи с отсутствием в ней положений, регулирующих порядок рассмотрения замечаний на протокол судебного заседания и предусматривающих участие в таком рассмотрении сторон и заинтересованных лиц, что, по его мнению, позволяет суду выносить произвольные решения по данному вопросу, и статьи 125 УПК Российской Федерации (в ее взаимосвязи с частью третьей статьи 29 того же Кодекса), как не позволяющей судам рассматривать в порядке, установленном данной статьей, жалобы лиц, в отношении которых вступил в законную силу приговор.

Заявитель утверждает, что применением оспариваемых норм были нарушены его права, гарантированные статьями 2, 6 (часть 2), 7, 15-18, 19 (часть 1), 21, 24 (часть 2), 45, 46 (часть 1), 50 (часть 3), 55 (части 2 и 3), 56 (часть 3), 64 и 123 (части 2 и 3) Конституции Российской Федерации.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные А.А. Яхиным материалы, не находит оснований для принятия его жалобы к рассмотрению.

2.1. Одним из способов защиты от предъявленного обвинения, который прямо закреплен частью второй статьи 49 УПК Российской Федерации, является приглашение для участия в судебном заседании по ходатайству обвиняемого в качестве защитника одного из его близких родственников или иного лица. При этом, по смыслу статей 49, 51, 52 и 72 УПК Российской Федерации, лицо, допущенное судом к участию в уголовном деле в качестве защитника, сохраняет свои уголовно-процессуальные права и обязанности на всех стадиях производства по делу, в том числе до тех пор, пока судом не будет принят отказ обвиняемого от данного защитника или суд не примет решение о его отводе (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 24 июня 2008 года N 453-О-О).

Рассматривая вопросы, связанные с обеспечением права обвиняемого на помощь адвоката (защитника) в различных стадиях уголовного судопроизводства, Конституционный Суд Российской Федерации в постановлениях от 27 марта 1996 года N 8-П, от 25 октября 2001 года N 14-П и от 26 декабря 2003 года N 20-П и определениях от 8 февраля 2007 года N 255-О-П и N 257-О-П сформулировал правовые позиции, согласно которым гарантируемое Конституцией Российской Федерации (статья 48, часть 2) право обвиняемого на помощь адвоката (защитника) должно обеспечиваться во всех стадиях уголовного процесса, в том числе при производстве в суде кассационной инстанции; положения уголовно-процессуального законодательства, регламентирующие участие защитника в уголовном судопроизводстве, в их системном единстве не могут расцениваться как допускающие возможность ограничения права обвиняемого на получение квалифицированной юридической помощи адвоката (защитника) при производстве в суде кассационной инстанции, поскольку они не исключают обязанность суда обеспечить участие защитника в ходе производства по уголовному делу при отсутствии отказа обвиняемого от защитника или при наличии других обстоятельств, обусловливающих обязательное участие защитника.

Таким образом, положения части четвертой статьи 376 УПК Российской Федерации - исходя из правовых позиций, изложенных Конституционным Судом Российской Федерации в сохраняющих свою силу решениях, - не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права заявителя.

2.2. Оспаривая конституционность части третьей статьи 29 и статьи 125 УПК Российской Федерации, заявитель ссылается на решения судов, связанные с отказом рассматривать поданные на основании данных норм жалобы и мотивированные тем, что такие жалобы рассматриваются только в ходе расследования уголовного дела до направления его в суд.

Вместе с тем осуществление судом самостоятельной (т.е. отдельно от проверки приговора в процедуре, предусмотренной статьей 125 УПК Российской Федерации) проверки законности и обоснованности решений и действий органов предварительного расследования уже после рассмотрения судом уголовного дела и вступления приговора по нему в законную силу фактически означало бы подмену такой проверкой кассационного и надзорного порядка пересмотра приговора и иных судебных решений по уголовному делу. Однако при исключительных обстоятельствах, свидетельствующих о совершении участниками производства по уголовному делу, в том числе следователем или дознавателем, преступления, вследствие которого искажалось бы само существо правосудия, уголовно-процессуальный закон допускает возможность проведения отдельного, самостоятельного расследования этих обстоятельств, по результатам которого может быть вынесен приговор; вступление такого приговора в силу позволяет осуществить пересмотр ранее вынесенного приговора или иного судебного решения по делу ввиду вновь открывшихся обстоятельств. Соответствующее расследование проводится в формах и порядке, установленных уголовно-процессуальным законом, и не предполагает какое-либо ограничение участников уголовного судопроизводства и других заинтересованных лиц в их правах, в том числе в праве на обжалование в суд затрагивающих их конституционные права и свободы решений и действий (бездействия) органов предварительного расследования (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 15 апреля 2008 года N 304-О-О).

Таким образом, положения части третьей статьи 29 и статьи 125 УПК Российской Федерации сами по себе конституционные права А.А. Яхина не нарушают.

2.3. Не нарушаются конституционные права заявителя и статьей 260 УПК Российской Федерации, поскольку, вопреки доводам жалобы, эта статья не предполагает произвольного отклонения председательствующим поданных на протокол судебного заседания замечаний и не содержит каких-либо положений, ограничивающих права участников процесса и лишающих их возможности обжаловать постановление судьи об отклонении замечаний на протокол судебного заседания, а равно ссылаться на необоснованность отклонения поданных ими замечаний в обоснование своей просьбы об отмене или изменении приговора.

2.4. Неконституционность части третьей статьи 227, статьи 271, части четвертой статьи 278 и части первой статьи 281 УПК Российской Федерации заявитель аргументирует ссылками на решения судьи об отказе ознакомить его с решениями, принятыми по результатам рассмотрения заявленных ходатайств, о лишении его права задавать дополнительные вопросы свидетелю обвинения и об оглашении в судебном заседании показаний свидетеля без учета мнения стороны защиты, фактически предлагая Конституционному Суду Российской Федерации проверить законность и обоснованность таких решений. Однако согласно статье 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" Конституционный Суд Российской Федерации при осуществлении конституционного судопроизводства решает исключительно вопросы права и воздерживается от установления и исследования фактических обстоятельств во всех случаях, когда это входит в компетенцию других судов или иных органов.

Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктами 1 и 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Яхина Альберта Ахтямовича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой, и поскольку разрешение поставленного в обращении вопроса Конституционному Суду Российской Федерации неподведомственно.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.


Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации

В.Д. Зорькин


Оспаривались отдельные нормы УПК РФ, в т.ч., о судебном порядке рассмотрения жалоб.

Речь идет о жалобах на решения и действия (бездействие) дознавателя, следователя, руководителя следственного органа и прокурора.

По мнению заявителя, нормы неконституционны, поскольку не позволяют судам рассматривать в указанном судебном порядке жалобы лиц, в отношении которых приговор вступил в силу. Так, заявителю было отказано в рассмотрении его жалоб со ссылкой на то, что они рассматриваются только в ходе расследования уголовного дела до направления его в суд.

КС РФ отклонил доводы заявителя и разъяснил следующее.

Проведение судом самостоятельной (т.е. отдельно от проверки приговора) проверки законности и обоснованности решений и действий органов предварительного расследования уже после рассмотрения судом уголовного дела и вступления приговора в силу не допускается. Иное фактически означало бы подмену такой проверкой кассационного и надзорного порядка пересмотра приговора и иных судебных решений по делу.

Однако могут иметь место исключительные обстоятельства, свидетельствующие о совершении участниками производства по делу (в т.ч. следователем или дознавателем) преступления, вследствие которого искажается само существо правосудия.

В таких случаях закон допускает возможность проведения отдельного, самостоятельного расследования этих обстоятельств. По его результатам может быть вынесен приговор. При этом вступление этого приговора в силу позволяет осуществить пересмотр ранее вынесенного приговора или иного судебного решения по делу ввиду вновь открывшихся обстоятельств.


Определение Конституционного Суда РФ от 13 октября 2009 г. N 1107-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Яхина Альберта Ахтямовича на нарушение его конституционных прав положениями статей 29, 125, 227, 260, 271, 278, 281 и 376 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации"


Текст Определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.