Определение Конституционного Суда РФ от 13 октября 2009 г. N 1258-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Токманцева Андрея Анатольевича на нарушение его конституционных прав рядом положений Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации"

Определение Конституционного Суда РФ от 13 октября 2009 г. N 1258-О-О
"Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Токманцева Андрея Анатольевича на нарушение его конституционных прав рядом положений Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации"


Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Л. Кононова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, А.Я. Сливы, В.Г. Стрекозова, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев по требованию гражданина А.А. Токманцева вопрос о возможности принятия его жалобы к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин А.А. Токманцев оспаривает конституционность статьи 176 "Основания производства осмотра", статьи 177 "Порядок производства осмотра", части четвертой статьи 217 "Ознакомление обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела", части четвертой статьи 220 "Обвинительное заключение", статьи 234 "Порядок проведения предварительного слушания" и статьи 236 "Виды решений, принимаемых судьей на предварительном слушании" УПК Российской Федерации, ссылаясь на следующие обстоятельства.

21 мая 2007 года А.А. Токманцев был осужден приговором Свердловского областного суда за совершение преступления, предусмотренного пунктами "в", "г" части четвертой статьи 290 УК Российской Федерации.

До возбуждения уголовного дела заявитель занимал должность следователя главного следственного управления при Главном управлении внутренних дел по Свердловской области. В рамках проводимой в порядке статьи 144 УПК Российской Федерации проверки заявления о вымогательстве взятки сотрудники управления собственной безопасности произвели осмотр места происшествия, в ходе которого у А.А. Токманцева были изъяты находившиеся в его одежде предметы и документы, впоследствии приобщенные к делу в качестве вещественных доказательств. По мнению заявителя, статьи 176 и 177 УПК Российской Федерации позволяют без соблюдения процедуры, предусмотренной главой 52 этого Кодекса, произвести осмотр без получения соответствующего судебного решения.

Часть четвертая статьи 217 и часть четвертая статьи 220 УПК Российской Федерации, полагает заявитель, не обязывают следователя включать свидетелей, на вызове которых настаивает обвиняемый и его защитник для подтверждения позиции защиты, в список лиц, подлежащих вызову в судебное заседание.

Неконституционность статей 234 и 236 УПК Российской Федерации А.А. Токманцев обосновывает тем, что они, по его мнению, позволяют суду не рассматривать на стадии предварительного слушания ходатайства о признании доказательств недопустимыми, откладывать принятие решения по таким ходатайствам на неопределенный срок, создавая таким образом преимущества для стороны обвинения.

Как указывает заявитель, оспариваемые им нормы противоречат статьям 2, 18, 19, 22 (часть 1), 23 (часть 1), 35, 45, 46 (часть 1) и 123 (части 1 и 3) Конституции Российской Федерации.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные А.А. Токманцевым материалы, не находит оснований для принятия его жалобы к рассмотрению.

2.1. В соответствии со статьей 176 УПК Российской Федерации осмотр места происшествия, местности, жилища, иного помещения, предметов и документов производится в целях обнаружения следов преступления, выяснения других обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела; в случаях, не терпящих отлагательства, осмотр места происшествия может быть произведен до возбуждения уголовного дела.

Сам по себе факт проведения осмотра еще не свидетельствует о начале уголовного преследования конкретного лица, а следовательно, нет оснований для вывода о том, что статьи 176 и 177 УПК Российской Федерации нарушают конституционные права заявителя. Кроме того, указывая в своей жалобе на то, что эти статьи, допуская возможность изъятия обнаруженных в ходе осмотра предметов и документов, позволяют органу дознания рассматривать гражданина в качестве объекта производимого осмотра, подменяющего тем самым процедуру личного обыска, заявитель фактически оспаривает не сами нормы, а обоснованность и законность их применения в его уголовном деле. Однако проверка правоприменительных действий и решений не входит в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации.

2.2. Согласно статье 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон.

Следователь, дознаватель и иные должностные лица, выступающие на стороне обвинения, осуществляя от имени государства уголовное преследование по уголовным делам публичного и частно-публичного обвинения, должны подчиняться предусмотренному Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации порядку уголовного судопроизводства (часть вторая статьи 1), следуя назначению и принципам уголовного судопроизводства, закрепленным данным Кодексом: они обязаны всеми имеющимися в их распоряжении средствами обеспечить охрану прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве (статья 11), исходить в своей профессиональной деятельности из презумпции невиновности (статья 14), обеспечивать подозреваемому и обвиняемому право на защиту (статья 16), принимать решения в соответствии с требованиями законности, обоснованности и мотивированности (статья 7), в силу которых обвинение может быть признано обоснованным только при условии, что все противостоящие ему обстоятельства дела объективно исследованы и опровергнуты стороной обвинения (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 29 июня 2004 года N 13-П).

Оспариваемая заявителем часть четвертая статьи 217 УПК Российской Федерации прямо предусматривает обязанность следователя выяснить у обвиняемого и его защитника по окончании их ознакомления с материалами уголовного дела, какие у них имеются заявления и ходатайства, а также какие свидетели, эксперты, специалисты подлежат вызову в судебное заседание для допроса и подтверждения позиции стороны защиты. В свою очередь, часть четвертая статьи 220 этого Кодекса, конституционность которой также оспаривается А.А. Токманцевым, говорит о том, что к обвинительному заключению прилагается список подлежащих вызову в судебное заседание лиц со стороны обвинения и защиты с указанием их места жительства и (или) места нахождения. Каких-либо положений, допускающих освобождение следователя от выполнения этих обязанностей, указанные нормы уголовно-процессуального закона не содержат, а значит, не могут расцениваться как нарушающие права заявителя.

2.3. Конституция Российской Федерации, устанавливая, что каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда (статья 49, часть 1), и что при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона (статья 50, часть 2), регламентацию порядка производства по уголовным делам, обеспечивающего защиту личности от произвольных действий и решений правоохранительных органов, возлагает на федерального законодателя.

Так, по смыслу взаимосвязанных положений части четвертой статьи 88, пункта 2 части первой статьи 227, пункта 1 части второй статьи 229, части пятой статьи 234 и статьи 235 УПК Российской Федерации, устранение недопустимых доказательств должно осуществляться прежде всего на стадии предварительного слушания, при этом в силу статьи 271 и части пятой статьи 335 данного Кодекса не исключается возможность разрешения вопроса об их допустимости и на более позднем этапе судопроизводства - в тех случаях, когда несоответствие доказательств требованиям закона не является для суда очевидным и требует проверки с помощью других доказательств. Разрешение этих вопросов - прерогатива суда общей юрисдикции, чье решение, однако, в силу статьи 7 УПК Российской Федерации, возлагающей на суд обязанность обеспечивать законность при производстве по уголовному делу, не может быть произвольным (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 12 ноября 2008 года N 1030-О-О).

Как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, не допускается отказ суда от рассмотрения и оценки всех доводов заявлений, ходатайств или жалоб участников уголовного судопроизводства, а также от мотивировки решений путем указания на конкретные, достаточные с точки зрения принципа разумности основания, по которым эти доводы отвергаются; иное создало бы преимущества для стороны обвинения, исказило бы содержание ее обязанности по доказыванию обвинения и опровержению сомнений в виновности лица, позволяя игнорировать данные, подтверждающие эти сомнения (Постановление от 3 мая 1995 года N 4-П, определения от 8 июля 2004 года N 237-О и от 25 января 2005 года N 42-О).

Вместе с тем сам по себе отказ в удовлетворении ходатайства об исключении недопустимых доказательств и повторное рассмотрение этого вопроса на стадии судебного разбирательства не могут быть приравнены к использованию в уголовном процессе доказательств, полученных с нарушением закона, под которым понимается обоснование такими доказательствами решений об установлении обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 23 мая 2006 года N 154-О).

Вопреки утверждению заявителя, статьи 234 и 236 УПК Российской Федерации не содержат положений, освобождающих сторону обвинения от обязанности обосновывать свои возражения против заявленного стороной защиты ходатайства о признании доказательства недопустимым, а суд - от обязанности мотивировать свой отказ в удовлетворении такого ходатайства на стадии предварительного слушания.

Таким образом, оспариваемые нормы прав заявителя не нарушают. Оценка же фактических обстоятельств дела, которые заявитель приводит в качестве обоснования своей позиции, а также проверка законности и обоснованности правоприменительных действий и решений не входят в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации.

Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Токманцева Андрея Анатольевича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.


Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации

В.Д. Зорькин



Определение Конституционного Суда РФ от 13 октября 2009 г. N 1258-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Токманцева Андрея Анатольевича на нарушение его конституционных прав рядом положений Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации"


Текст Определения официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение