Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 21 октября 2009 г. N 193-П09 Установление Европейским Судом по правам человека нарушений Конвенции о защите прав человека и основных свобод является основанием для передачи уголовного дела на новое рассмотрение в порядке надзора

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 21 октября 2009 г. N 193-П09


Президиум Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрел уголовное дело по представлению Председателя Верховного Суда Российской Федерации Л.В.М. на приговор Апатитского городского суда Мурманской области от 22 января 2001 г., по которому

Т.Г.М., родившийся 11 июня 1960 г. в г. Апатиты Мурманской области, судимый 28 марта 1996 г. по ст. 108 ч. 1 УК РСФСР к 3 годам лишения свободы, освобожден 17 декабря 1998 г. по отбытии срока наказания,

осужден по ст. 228 ч. 4 УК РФ к 11 годам 3 месяцам лишения свободы в исправительной колонии особого режима;

С.Е.Б., 21 сентября 1972 года рождения, уроженка ст. Терентьевской Прокопьевского района Кемеровской области, несудимая,

осуждена по ст. 228 ч. 4 УК РФ, с применением ст. 64 УК РФ к 3 годам лишения свободы.

В соответствии с п. 1 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 26 мая 2000 г. "Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов" С.Е.Б. освобождена от назначенного ей наказания в виде лишения свободы.

На основании п. "г" ч. 1 ст. 97 УК РФ С.Е.Б. назначена принудительная мера медицинского характера в учреждении органов здравоохранения по месту жительства.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Мурманского областного суда от 15 мая 2001 г. приговор в отношении Т.Г.М. оставлен без изменения.

В отношении С.Е.Б. уголовное дело в кассационном порядке не рассматривалось.

Постановлением судьи Кольского районного суда Мурманской области от 17 декабря 2004 г. в связи с принятием Федерального закона от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ судебные решения в отношении Т.Г.М. изменены.

Постановлено считать его осужденным по ст. 228 ч. 3 п.п. "а, в" УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. N 63-Ф3) к 10 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима. Исключены дополнительное наказание в виде конфискации имущества и указание о наличии в действиях Т.Г.М. особо опасного рецидива преступлений.

Постановлением Кольского районного суда Мурманской области от 18 января 2005 г. Т.Г.М. от дальнейшего отбывания наказания освобожден условно-досрочно на срок 4 года 8 месяцев 12 дней.

В представлении Председателя Верховного Суда Российской Федерации Л.В.М. поставлен вопрос о возобновлении производства по уголовному делу ввиду новых обстоятельств.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Р.С.В., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание приговора и кассационного определения, мотивы представления, выступление первого заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Б.А.Э., полагавшего представление удовлетворить, Президиум Верховного Суда Российской Федерации установил:

Т., с учетом внесенных изменений, осужден за совершение преступления при следующих обстоятельствах.

В июле 1999 года Т., имея умысел на приобретение наркотического средства с целью дальнейшей перепродажи и получения для себя материальной выгоды, на Апатитском городском рынке на ул. Бредова у неустановленного лица незаконно приобрел 2,9939 гр. наркотического средства героина, который принес и незаконно хранил в своей квартире по адресу: г. Апатиты, ул. Нечаева, 4-26.

При этом из указанного выше количества Т. не менее 2 гр. героина передал впоследствии С. для сбыта, а героин в количестве 0,9939 гр. выдал сотрудникам милиции при обыске.

Так, в один из дней в середине июля 1999 года, в вечернее время, Т., имея умысел на сбыт наркотических средств, пришел в квартиру к своей знакомой - С. по адресу: г. Апатиты, ул. Козлова, 23-37 и предложил ей осуществлять сбыт наркотических средств, на что последняя согласилась и вступила с ним в преступный сговор. После достигнутой договоренности об осуществлении сбыта наркотических средств между Т. и С. Т. были распределены обязанности, а именно: он доставляет по месту жительства С. наркотические средства - героин и марихуану, а С. реализует полученные наркотические средства у себя по месту жительства. При этом Т. объяснил С. принцип деления наркотического средства на дозы по весу и установил в зависимости от количества продаваемого наркотического средства цену, за которую должны был продаваться героин и марихуана, а также сумму денег, которую должна была получить С. за реализацию наркотических средств.

За продажу каждого 1 гр. героина С. должна была передавать Т. 2 тыс. руб, а остальную выручку оставлять лично себе, после чего Т. должен был вновь поставлять ей очередную партию героина весом не менее 1 грамма.

При продаже 1 дозы марихуаны, равной 4,5 гр., передавать Т. 90 рублей.

Согласно договоренности, в один из дней в конце июля 1999 г., в вечернее время, Т. с целью сбыта принес по месту жительства С. 1 гр. героина.

После этого в июле, августе и сентябре 1999 года С. продавала героин в своей квартире не знакомым ей людям, в том числе несовершеннолетним:

в конце июля 1999 года она продала героин на 150 руб., весом 0,05 гр. М., 15.08.1999 года она продала несовершеннолетнему Ч. героин на 50 руб., 0,018 гр.;

21.08.99 г. С. продала героин А.Д.С на 100 руб., примерно 0,035 гр., 24.08.99 г. она продала также как и всегда в своей квартире несовершеннолетнему К.В.В. не менее 0,017 гр., на 50 руб.;

26. 08.99 г. она продала героин на 50 руб., весом не менее 0,018 гр., вновь Ч.;

27.08.99 г. С. продала М. героин на 100 руб., не менее 0,035 гр., 29.08.99 года С. в своей квартире продала героин К. на 75 руб., не менее 0,025 гр.;

в один из дней конца августа 1999 года С. в своей квартире в вечернее время продала героин К.С.А. на 150 руб., не менее 0,05 гр.;

08.09.99 г. она продала Ч. героин на 100 руб., не менее 0,035 гр.;

в тот же вечер продала героин К. на 150 руб., не менее 0,05 гр.;

в первых числах сентября 1999 года С. также в своей квартире продала героин К.С.А. на 150 руб., не менее 0,05 гр.;

10 сентября 1999 года она продала в своей квартире героин тому же К.С.А. вновь на 150 руб., не менее 0,05 гр.;

15.09.99 г. она продала героин в своей квартире К.В.В. на 100 руб., примерно 0,035 гр.;

18.09.99 г. она продала героин тому же К.С.А. на 150 руб. не менее 0,05 гр.;

20.09.99 г. С. вновь продала героин в своей квартире С.Т.М. на 50 руб., не менее 0,016 гр.

Всего реализовала за указанный период наркотическое средство героин в количестве не менее 0.534 грамма.

Часть героина, переданного ей Т., С. употребила сама в виде внутривенных инъекций.

20 сентября 1999 года, примерно в 22 часа, по месту жительства к С. пришел Т., которому она отдала 2000 руб., вырученных от продажи героина. В свою очередь Т. передал С. новую партию героина массой не менее 1 гр. для последующей продажи, который С. разделила на дозы, расфасовав их в фольгированную бумагу, и хранила с целью сбыта в своей квартире.

Так, 22.09.99 г. С. в своей квартире продала героин Т., не менее 0,017 гр., и Ч. - не менее 0,05 гр.

23.09.99 г. она продала в своей квартире М.В.А. героин не менее 0,045 гр., на 130 руб. и К.С.А. не менее 0,05 гр., на 150 руб.

26.09.99 г. С. в своей квартире продала героин К. не менее 0,1 гр., на 300 руб.

29.09.99 г. она продала в своей квартире Ч. и Т. не менее 0,17 гр. героина, расфасованного в 4 упаковки, на общую сумму 500 руб.

Всего реализовала за указанный период наркотическое средство героин весом не менее 0,432 грамма.

В один из дней сентября 1999 года Т. вновь с целью сбыта на территории городского рынка по ул. Бредова незаконно приобрел у неустановленного лица не менее 37,38 гр. наркотического средства марихуаны, которое перенес и незаконно хранил в своей квартире по адресу: г. Апатиты, ул. Нечаева, 4-26.

При этом часть марихуаны общим весом 22,98 гр. Т. расфасовал в 6 бумажных упаковок и 30 сентября 1999 г., в вечернее время, придя по месту жительства С., передал их последней для реализации, на что С. согласилась. Т. при этом пояснил С., что 1 дозу марихуаны весом примерно 4,5 гр. она должна будет продавать по 100 руб., из которых 90 руб. передавать Т. С. хранила марихуану у себя в квартире, 5 бумажных свертков, расфасованных по дозам, в шкафу в комнате, а 1 упаковку с марихуаной - в ящике стола на кухне.

01.10.99 г. С. в своей квартире продала несовершеннолетним З.П.М. и Н.В.А. наркотическое средство героин, соответственно, на 75 руб. и на 100 руб., З. - массой 0,0272 гр., Н. - 0,0214 гр.; в тот же вечер 01.10.99 года она же в своей квартире продала героин и А., не менее 0,035 гр.

Всего продала за указанный период наркотическое средство не менее 0,0836 грамма.

01.10.99 года, в вечернее время, Т. пришел по месту жительства С. Она вновь передала 2000 руб. за проданный героин, после чего Т., пообещав принести 1 гр. героина для продажи, вышел из квартиры С. и был задержан сотрудниками милиции, при этом у него были изъяты полученные от С. 2000 руб.

При осмотре квартиры С. 01.10.99 года было обнаружено и изъято: 3 одноразовых шприца с остатками наркотического средства героина в каждом, 2 бритвенных лезвия, также с остатками на них героина, наркотическое средство марихуана общей массой 22,98 гр., расфасованное в 6 бумажных свертков.

При проведении обыска в квартире Т. 02.10.99 г. по адресу: г. Апатиты, ул. Нечаева, 4-26, последний выдал сотрудникам милиции наркотическое средство героин общей массой 0,9939 гр., кроме того, во время обыска у Т. было обнаружено и изъято наркотическое средство марихуана общей массой 14,4 грамма.

В представлении Председателя Верховного Суда Российской Федерации Л.В.М. поставлен вопрос о возобновлении производства по уголовному делу ввиду новых обстоятельств в связи с тем, что Европейским Судом по правам человека 4 декабря 2008 г. установлены нарушения п.п. 1, 3(d) ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, допущенные судом при рассмотрении уголовного дела в отношении Т.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации, рассмотрев уголовное дело по представлению Председателя Верховного Суда Российской Федерации Л.В.М., находит представление подлежащим удовлетворению.

Установленное Европейским Судом по правам человека нарушение положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотрении судом Российской Федерации уголовного дела согласно п.п. "б" п. 2 ч. 4 ст. 413 УПК РФ является основанием для возобновления производства по уголовному делу в порядке, установленном главой 49 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

Из постановления Европейского Суда по правам человека от 4 декабря 2008 г. усматривается, что по уголовному делу в отношении Т. были допущены нарушения п.п. 1, 3(d) ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, согласно которым каждый обвиняемый имеет право на вызов и допрос свидетелей в его пользу на тех же условиях, что и свидетелей, показывающих против него.

При таких данных производство по уголовному делу в отношении Т. подлежит возобновлению ввиду новых обстоятельств.

Уголовное дело в отношении С., используя принцип процессуальной аналогии, рассматривается в порядке ст. 410 ч. 2 УПК РФ.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации находит, что состоявшиеся судебные решения в отношении Т. и С. подлежат отмене, а уголовное дело - передаче на новое судебное рассмотрение.

В соответствии с ч. 1 ст. 413 УПК РФ вступившие в законную силу приговор, определение и постановление суда могут быть отменены и производство по уголовному делу возобновлено ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств.

Согласно ч. 5 ст. 415 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации отменяет или изменяет судебные решения по уголовному делу в соответствии с решением Европейского Суда по правам человека.

По смыслу названных норм в их взаимосвязи решение об отмене или изменении вступивших в законную силу приговора, определения или постановления суда Президиум Верховного Суда Российской Федерации принимает в тех случаях, когда установленное Европейским Судом по правам человека нарушение Конвенции о защите прав человека и основных свобод позволяет сделать вывод о незаконности, необоснованности или несправедливости судебных решений.

Как усматривается из материалов дела, первоначально Т. был осужден 6 июня 2000 г. по ст. 228 ч. 4 УК РФ.

Судебная коллегия по уголовным делам Мурманского областного суда 1 ноября 2000 г., отменяя указанный приговор, в частности, указала, что в соответствии со ст. 240 УПК РСФСР суд при рассмотрении дела обязан непосредственно исследовать доказательства по делу, в том числе допросить свидетелей. Однако свидетель С., показания которого имеют важное значение для установления фактических обстоятельств дела, судом допрошен не был.

Меры по обеспечению его вызова в судебное заседание не принимались, чем были нарушены положения ст. 286 УПК РСФСР. При этом суд располагал данными о месте нахождения С., имел реальную возможность по обеспечению его явки в суд (т. 2 л.д. 402-404).

При повторном рассмотрении дела 22 января 2001 г. суд постановил в отношении Т. обвинительный приговор, приведя, в том числе, в качестве доказательства показания С., полученные в ходе предварительного следствия, отметив, что его показания были оглашены на основании ст. 286 УПК РСФСР.

В ходе этого судебного разбирательства адвокат Р. заявляла ходатайство, которое было поддержано Т., об этапировании свидетеля С. из ИК-16 для допроса в судебное заседание, полагая, что в его отсутствие невозможно закончить судебное следствие. Суд отказал в удовлетворении ходатайства, указав, что ранее Т. и С. содержались в одной камере СИЗО-2 (т. 2 л.д. 430).

Таким образом, Т. не было предоставлено возможности допросить в судебном заседании свидетеля С., несмотря на известность его место нахождения.

При этом не было принято мер к доставке С. в судебное заседание и, несмотря на прямое указание Судебной коллегии, суд первой инстанции при повторном рассмотрении ограничился оглашением показаний названного свидетеля.

Поскольку не было выполнено указание кассационной инстанции вышестоящего суда и указанное нарушение ограничило право Т. на допрос свидетелей, а также права защиты (п. 1, п. 3(d) ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод), принимая во внимание, что преступления, инкриминируемые Т. и С. взаимосвязаны между собой, приговор и последующие судебные решения в отношении Т., приговор в отношении С. подлежат отмене, а уголовное дело - передаче на новое судебное рассмотрение.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 415 ч. 5 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации постановил:

1. Представление Председателя Верховного Суда Российской Федерации Л.В.М. удовлетворить.

2. Возобновить производство по уголовному делу в отношении Т.Г.М. и С.Е.Б. ввиду новых обстоятельств.

3. Приговор Апатитского городского суда Мурманской области от 22 января 2001 г. в отношении С.Е.Б., этот же приговор, определение Судебной коллегии по уголовным делам Мурманского областного суда от 15 мая 2001 г., постановление судьи Кольского районного суда Мурманской области от 17 декабря 2004 г., постановление Кольского районного суда Мурманской области от 18 января 2005 г. в отношении Т.Г.М. отменить, уголовное дело передать на новое судебное рассмотрение в суд, постановивший приговор, но иным составом суда.



Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 21 октября 2009 г. N 193-П09


Текст постановления опубликован в Бюллетене Верховного Суда Российской Федерации, апрель 2010 г., N 4 (в извлечении)



Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.