Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 2 декабря 2009 г. N 66-О09-206 Оснований для отмены или изменения приговора нет, поскольку виновность осужденных в убийстве, совершенном группой лиц, и хищении имущества подтверждена собранными доказательствами, полно, всесторонне, объективно исследованными судом и приведёнными в приговоре

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 2 декабря 2009 г. N 66-О09-206


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по кассационным жалобам осужденных С.Д.А. и В.А.Ю., адвокатов З.Л.Г. и Ч.А.А. на приговор Иркутского областного суда от 28 сентября 2009 года, которым

С.Д.А., 27 мая 1982 года рождения, уроженец г. Братска Иркутской области, не судимый

- осуждён к лишению свободы:

по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ - на 13 (тринадцать) лет 6 (шесть) месяцев,

по ч. 1 ст. 158 УК РФ - на 1 (один) год.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначено 14 (четырнадцать) лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В.А.Ю., 3 июля 1982 года рождения, уроженец г. Братска Иркутской области, не судимый

-  осуждён по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 10 (десяти) годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В соответствии со ст.ст. 97, 99, 100 УК РФ ему назначена принудительная мера медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра.

Заслушав доклад судьи Ф.С.М., выступление осужденных С.Д.А. и В.А.Ю., адвокатов Ш.Т.Н. и Р.Н.И., поддержавших кассационные жалобы, мнение прокурора К.С.В. об оставлении приговора без изменения, судебная коллегия, установила:

приговором признаны виновными и осуждены:

С.Д.А. и В.А.Ю. - за убийство В.Л.Г., 1952 года рождения, совершенное группой лиц, С.Д.А. - за тайное хищение имущества В.Л.Г.

Преступления совершены 11 января 2009 года г. Братске Иркутской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационных жалобах

- осуждённый С.Д.А., считая приговор незаконным, просит его отменить, указывая на то, что суд неправильно отверг его показания в суде, не отнесся критически к показаниям В.А.Ю., оговорившего его и страдающего психическим заболеванием. Государственный обвинитель не объяснила - почему она отказалась от обвинения в части того, что В.А.Ю. душил потерпевшую электрическим шнуром;

-  адвокат З.Л.Г. просит приговор в отношении С.Д.А. отменить, уголовное дело направить на новое рассмотрение. Он ссылается на то, что в суде С.Д.А. отрицал своё участие в убийстве. Принимая в качестве доказательств показания С.Д.А. во время предварительного следствия, суд не учёл его показания о том, что следственные действия выполнялись с ним, когда он находился в состоянии алкогольного опьянения. Подсудимый В.А.Ю. был допрошен в судебном заседании с нарушением порядка исследования доказательств и в отсутствие потерпевшей Э. К показаниям В.А.Ю. суд отнесся некритически, не учел, что он страдает психическим заболеванием. Противоречия между показаниями В.А.Ю. и С.Д.А. суд не устранил. Выводы суда не соответствуют доказательствам, исследованным судом, противоречат показаниям В.А.Ю о том, что именно он убил ножом потерпевшую. При оценке действий С.Д.А. суд допустил обвинительный уклон и назначил суровое наказание, не соразмерное тяжести преступления и личности осуждённого, не учёл, что он работал и имеет на иждивении малолетнего ребёнка;

- адвокат Ч.А.А. просит приговор в отношении В.А.Ю. отменить, уголовное дело направить на новое рассмотрение, считая назначенное ему наказание суровым, без учёта данных о его личности, признания им вины, раскаяния и содействия в установлении истины по делу.

В кассационной жалобе и дополнении к ней осуждённый В.А.Ю. не соглашается с приговором, считая неправильным и строгим, просит его отменить, дело направить на новое расследование, либо приговор изменить - назначить минимальное наказание. Не отрицая своей вины в убийстве, он ссылается на то, что страдает психическим заболеванием, большую часть событий не помнит, считает, что на момент первых двух ударов потерпевшей он находился в состоянии аффекта, поэтому ему необходимо провести дополнительную психолого-психиатрическую экспертизу. Права ему полностью не разъяснены, приговор непонятен. В судебном заседании он, а также свидетели Г. и Д. не допрошены в полном объёме, не допрошена свидетель Я. Во время судебного заседания адвокат не обращал внимания на состояние его здоровья. Квалификация их действий дана неправильная - поскольку потерпевшая была жива, когда он и С.Д.А. уходили из её квартиры, то их действия должны быть квалифицированы по ч. 4 ст. 111 УК РФ. По состоянию своего здоровья он не может отбывать наказание в местах лишения свободы.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

Виновность С.Д.А. и В.А.Ю. в содеянном материалами дела установлена, подтверждается собранными доказательствами, полно, всесторонне, объективно исследованными судом и приведёнными в приговоре.

Так, в судебном заседании В.А.Ю. показал, что после того, как В.Л.Г. высказалась оскорбительно в адрес его матери, он и С.Д.А. её избили ногами и руками. Затем он дважды ударил ножом по спине в области поясницы, а С.Д.А. нанес удар ножом в шею потерпевшей. После этого, взяв у С.Д.А. нож, он провел его лезвием по шее В.Л.Г., понимая, что совершает её убийство. С.Д.А. собрал вещи и продукты в пакет, который затем оставил у Д.

Эти же сведения В.А.Ю. показал при их проверке на месте, показав обстоятельства совершения им совместно с С.Д.А. убийства В.Л.Г. (т. 1 л.д. 127-137).

Во время предварительного следствия С.Д.А. показывал, что в квартире В.Л.Г., после одного из её высказываний В.А.Ю. ударил потерпевшую рукой. Он присоединился к В.А.Ю., и они вдвоём стали её избивать. В.А.Ю ножом нанес удары по телу потерпевшей, затем передал ему нож и сказал: "бей", что он понял, как предложение добить потерпевшую. Взяв нож, он нанес потерпевшей удар в шею с целью лишить её жизни. После этого В.А.Ю. забрал у него нож и попытался перерезать ей горло. Затем он - С.Д.А., собрал в пакет продукты питания и утюг, и они ушли из квартиры. Пакет он отдал Д., которой рассказал, что он и В.А.Ю. совершили убийство (т. 1 л.д. 73-81, 203-206, 225-236).

При проверке показаний на месте С.Д.А. их подтвердил и показал обстоятельства убийства В.Л.Г. (т. 1 л.д. 83-105).

При проведении очной ставки с В.А.Ю. он подтвердил своё участие в лишении жизни потерпевшей и хищении принадлежащего ей имущества (т. 1 л.д. 178-181).

Кроме того, виновность осуждённых объективно подтверждается и другими материалами дела: показаниями потерпевшей Э., свидетелей Д. и Г.; протоколами: осмотра места происшествия (т.1 л.д. 6-19), задержания В.А.Ю. и С.Д.А. (т. 1 л.д. 50-53, 69-70), осмотра вещественных доказательств (т. 1 л.д. 148-152); заключениями экспертиз: судебно-биологической (т. 2 л.д. 88-93), судебно-трасологической (т. 2 л.д. 54-58), дактилоскопической (т. 2 л.д. 70-77), судебно-медицинских (т. 2 л.д. 103-107, 153-157).

Вопреки доводам кассационных жалоб адвоката З.Л.Г. и осуждённого В.А.Ю., юридическая оценка действий В.А.Ю. по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ и С.Д.А. по п. "ж" ч. 2 ст. 105 и ч. 1 ст. 158 УК РФ судом дана правильная. Она соответствует доказательствам, исследованным судом, и фактическим обстоятельствам дела.

Оснований для квалификации действий В.А.Ю. и С.Д.А. по ч. 4 ст. 111 УК РФ, как о том просит В.А.Ю., у суда не имелось, поскольку осуждённые совершили действия, направленные на лишение потерпевшей жизни, вследствие которых она скончалась.

Утверждение В.А.Ю. о том, что потерпевшая была жива, когда они покидали её квартиру, не влияет на квалификацию содеянного.

Данных о совершении В.А.Ю. преступления в состоянии аффекта в материалах дела не содержится, оснований к назначению ему дополнительной судебной психолого-психиатрической экспертизы не имеется.

Как видно из материалов дела, показания В.А.Ю. последовательны, убедительны, они согласуются между собой и с показаниями С.Д.А. во время предварительного следствия, а также с другими исследованными и приведёнными в приговоре доказательствами.

Его поведение в судебном заседании соответствовало судебной ситуации, в которой он свободно ориентировался и принимал активное участие, поддерживая адекватный речевой контакт с участниками процесса.

С учётом этих обстоятельств и заключения комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы (т. 2 л.д. 134-142) суд правильно признал В.А.Ю. вменяемым и принял в качестве доказательств его показания. Поэтому доводы осуждённого С.Д.А. и его защитника З.Л.Г. о том, что суд некритически отнёсся к показаниям В.А.Ю., не могут быть признаны состоятельными.

Доводы жалобы адвоката З.Л.Г. о том, что суд не учёл показания С.Д.А. о самооговоре вследствие нарушения уголовно-процессуального закона, судом первой инстанции тщательно проверялись и обоснованно отвергнуты в приговоре.

Оснований сомневаться в выводах суда у коллегии не имеется.

Как следует из материалов дела, следственные действия с С.Д.А. проводились по его желанию, в соответствии с требованиями УПК РФ - с участием адвоката, очная ставка - с участием В.А.Ю. и его защитника, а проверка показаний С.Д.А. на месте и с участием понятых. Участники следственных действий заверили их верность своими подписями, каких-либо заявлений и замечаний при этом не подавали.

Изменению показаний С.Д.А. и его показаниям в судебном заседании судом дана соответствующая оценка, в связи с чем ссылки адвоката З.Л.Г. на то, что в суде С.Д.А. отрицал своё участие в убийстве, что суд не устранил противоречия между показаниями В.А.Ю. и С.Д.А. являются несостоятельными.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену либо изменение приговора, не имеется.

Права, предусмотренные ст. 47 УПК РФ, подсудимым подробно разъяснялись, после чего В.А.Ю. заявил, что они ему понятны, в дополнительных разъяснениях прав он не нуждается (т. 4 л.д. 16). По окончанию изложения обвинительного заключения В.А.Ю. ответил, что обвинение ему понятно, вину в убийстве В.Л.Г. он признаёт, в тайном хищении чужого имущества вину он не признал (т. 4 л.д. 18). В судебном заседании В.А.Ю. активно участвовал: задавал вопросы свидетелям, высказывал возражения. При его допросе ограничений он не имел, показал все обстоятельства, интересующие стороны обвинения и защиты. По окончанию допросов свидетелей Г. и Д. вопросы им В.А.Ю. не задал. Свидетель Я. в списке свидетелей в обвинительном заключении не указана, ходатайств о её допросе В.А.Ю. не заявлял. Жалоб на состояние здоровья суду он не предъявлял.

При таких обстоятельствах его доводы о том, что права ему полностью не разъяснены, приговор непонятен, что он и свидетели Г. и Д. допрошены не в полном объёме, не допрошена свидетель Я., что он не мог участвовать в судебном заседании по состоянию здоровья, коллегия не может признать состоятельными.

Утверждения адвоката З.Л.Г. о нарушении процедуры судопроизводства и обвинительном уклоне суда неосновательны, поскольку противоречат протоколу судебного заседания. То обстоятельство, что в судебном заседании В.А.Ю. допрашивался в отсутствие потерпевшей Э., не свидетельствует о недопустимости его показаний.

Вопреки доводам жалобы С.Д.А., из протокола видно, что государственный обвинитель объяснила необходимость исключения из обвинения В.А.Ю. указания на применение провода в процессе лишения жизни потерпевшей отсутствием достаточных к этому доказательств.

Наказание осуждённым назначено в соответствии с законом, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, данных об их личности, всех обстоятельств дела. Оснований для его снижения не усматривается.

В соответствии со ст. 22 УК РФ вменяемое лицо, которое во время совершения преступления в силу психического расстройства не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, подлежит уголовной ответственности, в связи с чем следует признать, что довод В.А.Ю. о невозможности отбывания им наказания в местах лишения свободы противоречит закону.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации определила:

приговор Иркутского областного суда от 28 сентября 2009 года в отношении С.Д.А. и В.А.Ю. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных С.Д.А. и В.А.Ю., адвокатов З.Л.Г. и Ч.А.А. - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 2 декабря 2009 г. N 66-О09-206


Текст определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.