Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 3 июня 2009 г. N 127-П09 Квалифицируя действия осужденного как пособничество в убийстве, совершенном с особой жестокостью, суд вышел за пределы обвинения, изложенного в процессуальных документах, и нарушил право осужденного на защиту, поэтому состоявшиеся судебные решения в этой части осуждения подлежат отмене, а производство по делу - прекращению за отсутствием в деянии состава преступления

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 3 июня 2009 г. N 127-П09


Президиум Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрел уголовное дело по надзорной жалобе осужденного Б.А.Е. на приговор Саратовского областного суда от 29 мая 2001 г., по которому

Б.А.Е., 10 декабря 1976 года рождения, уроженец г. Балаково Саратовской области,

судимый 9 декабря 1999 г. по ст. 158 ч. 2 п.п. "а, в", ст.ст. 30 ч. 3, 158 ч. 2 п.п. "а, б, в" УК РФ и на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы, освобожден 13 июня 2000 г. в соответствии с актом амнистии от 26 мая 2000 г.,

осужден по ст.ст. 33 ч. 5, 105 ч. 2 п. "д" УК РФ к 16 годам лишения свободы, по ст. 105 ч. 2 п. "н" УК РФ к 18 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 19 лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима.

В соответствии со ст.ст. 97 ч. 1 п. "г", 99 ч. 2 УК РФ назначена Б.А.Е. принудительная мера медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра.

Постановлено взыскать с Б.А.Е. в пользу Н.Г.В. в счет компенсации морального вреда 100.000 рублей и в счет возмещения материального ущерба солидарно с Е.Р.И. 20.843 рубля.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 25 сентября 2001 г. приговор в отношении Б.А.Е. оставлен без изменения.

Постановлением Красноармейского городского суда Саратовской области от 14 марта 2007 г. приговор приведен в соответствие с изменениями, внесенными в Уголовный кодекс Российской Федерации Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ. Действия Б.А.Е. переквалифицированы со ст. 105 ч. 2 п. "н" УК РФ на ст. 105 ч. 1 УК РФ, по которой назначено 13 лет 6 месяцев лишения свободы. Постановлено Б.А.Е. считать осужденным по ст.ст. 33 ч. 5, 105 ч. 2 п. "д" УК РФ к 15 годам 9 месяцам лишения свободы. На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 17 лет 4 месяца лишения свободы в исправительной колонии строгого режима. Исключено указание о наличии в действиях Б.А.Е. особо опасного рецидива преступлений, совершение им ранее тяжких преступлений, квалифицирующий признак "неоднократно", а также назначение принудительной меры медицинского характера.

В остальном приговор оставлен без изменения.

По делу осужден также Е.Р.И., надзорное производство в отношении которого не возбуждено.

В надзорной жалобе осужденный Б.А.Е. просит об отмене состоявшихся судебных решений.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Р.С.В., изложившего содержание приговора, кассационного определения, постановления суда, мотивы возбуждения надзорного производства, выступление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации К.С.Г., полагавшего жалобу осужденного удовлетворить частично, Президиум Верховного Суда Российской Федерации установил:

Б.А.Е. осужден за совершение преступлений при следующих обстоятельствах.

14 января 2001 г., около 21 часа, Е.Р.И. и Б.А.Е., находясь в состоянии алкогольного и наркотического опьянения, с целью приобретения самогона пришли в квартиру по адресу: г. Балаково, ул. Шевченко, 6-53, где проживали К.Н.П. и ее сын К.В.В. В квартире Е.Р.И. обратился к К.Н.П. с просьбой дать им в долг бутылку самогона, на что та ответила отказом. После этого, находившийся в квартире, К.Н.П. потребовал, чтобы Е.Р.И. и Б.А.Е. покинули квартиру и ушли. Однако Е.Р.И. и Б.А.Е. на замечание К.В.В. не отреагировали и продолжали настаивать и требовать выдачи им самогона. Тогда К.В.В., видя, что Е.Р.И. и Б.А.Е. на его требование покинуть квартиру не реагируют и отказываются уйти, а также, видя их агрессивное настроение и реально опасаясь за свое здоровье, вооружился кухонным ножом, рассчитывая напугать им пришедших и вынудить их покинуть квартиру. После этого К.В.В. повторно обратился к Е.Р.И. и Б.А.Е. с требованием покинуть квартиру и продемонстрировал указанным лицам находившийся в его руке нож. Увидев нож в руке К.В.В., Е.Р.И. набросился на него и в завязавшейся борьбе завладел указанным ножом, при этом Е.Р.И. были причинены три резаные раны на ладонной поверхности правой кисти и две резаные раны на ладонной поверхности 5-го пальца правой кисти. В процессе возникшей ссоры Е.Р.И. и Б.А.Е. на почве внезапно возникших личных неприязненных отношений с К.В.В. решили убить последнего. Е.Р.И. в присутствии К.Н.П. стал наносить ее сыну К.В.В. множественные удары ножом по голове и телу, а Б.А.Е. стал удерживать К.В.В., не давая последней пресечь действия Е.Р.И. В процессе борьбы, оказавшись в спальной комнате, Е.Р.И. повалил потерпевшего на пол и продолжил наносить К.В.В. удары ножом в различные части тела, желая причинить ему смерть. При этом К.В.В., пытаясь уклониться от наносимых ему Е.Р.И. ударов, закрывался руками, в результате чего потерпевшему были причинены непроникающее колото-резаное ранение на разгибательной поверхности правого предплечья и непроникающее колото-резаное ранение на внутренней поверхности правого предплечья, которые причинили легкий вред здоровью, проникающее резаное ранение на сгибательной и наружной поверхности левого локтевого сустава, которое причинило вред здоровью средней тяжести, поверхностное резаное ранение в области левого плеча и множественные поверхностные ранения на тыльной и ладонной поверхности правой и левой кистей рук, которые вред здоровью не причинили и степень тяжести которых не определяется.

Б.А.Е. в это время насильно затащил К.Н.П. в спальную комнату, повалил ее на кровать, после чего стал руками и с помощью подушки зажимать потерпевшей рот, которая, испугавшись за свою жизнь и жизнь своего сына, стала кричать и звать на помощь соседей. При этом К.Н.П. были причинены кровоподтек на левом плече и ссадины на правом надплечье и плече, которые у живых лиц не расцениваются как вред здоровью и степень тяжести которых не определяется.

Е.Р.И., продолжая наносить удары ножом К.Н.П. и желая наступления его смерти, сознавал, что, совершая убийство потерпевшего в присутствии его матери К.Н.П., он этим причиняет ей особые мучения и страдания. Однако своих действий он не прекратил и продолжал наносить удары К.Н.П. в присутствии его матери до наступления смерти потерпевшего, причинив ему при этом множество телесных повреждений, в том числе и тяжких, в области головы, шеи, левой и правой рук, передней и задней поверхности тела.

Смерть К.Н.П. наступила от множественных колото-резаных ранений задней поверхности шеи.

Убедившись в смерти К.Н.П., Е.Р.И. прекратил наносить ему удары и подошел к входной двери квартиры, в которую стали звонить и стучать соседи, собравшиеся на шум и крики, требуя открыть им дверь. Подойдя к дверям квартиры, Е.Р.И., не называя себя, стал разговаривать с жильцами через запертую дверь.

В это время Б.А.Е., взяв нож, с целью убийства на почве ссоры и возникших неприязненных отношений стал наносить К.Н.П. удары ножом в различные части головы и шеи. В результате нанесенных ей множественных ран и причиненных потерпевшей множественных телесных повреждений, в том числе и тяжких, она скончалась на месте.

Смерть К.Н.П. наступила в результате резаной раны шеи.

Убедившись в смерти К.Н.П., Б.А.Е. подошел к лежавшему на полу в спальне К.В.В. и с целью убедиться в смерти последнего нанес ему удар ножом в область живота, причинив потерпевшему посмертное колото-резаное ранение в области правого межреберья.

Затем, испугавшись, что соседи действительно могут вызвать милицию, и, тем самым, они могут быть разоблачены, Е.Р.И. и Б.А.Е., спрыгнув с окна второго этажа указанной квартиры, с места происшествия скрылись.

В надзорной жалобе осужденный Б.А.Е. указывает, что без предъявления обвинения суд самостоятельно выполнил несвойственную ему обвинительную функцию и квалифицировал его действия по ст.ст. 33 ч. 5, 105 ч. 2 п. "д" УК РФ, что ухудшило его положение, поскольку он не имел времени и возможности подготовиться к защите. Б.А.Е. просит отменить состоявшиеся судебные решения и направить уголовное дело на новое судебное рассмотрение.

Рассмотрев уголовное дело по надзорной жалобе осужденного Б.А.Е., Президиум Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей частичному удовлетворению, а судебные решения в части осуждения по ст.ст. 33 ч. 5, 105 ч. 2 п. "д" УК РФ - отмене на основании ст. 379 ч. 1 п. 2 УПК РФ в связи с нарушением уголовно-процессуального закона.

В соответствии со ст. 254 УПК РСФСР, действовавшей в период времени, относящийся к рассмотрению уголовного дела, разбирательство дела в суде производится только в отношении обвиняемых и лишь по тому обвинению, по которому они преданы суду. Изменение обвинения в суде допускается, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту.

Указанные требования уголовно-процессуального закона судом первой инстанции при постановлении приговора в отношении Б.А.Е. были нарушены, что, в свою очередь, привело к ухудшению положения осужденного.

Согласно постановлению о привлечении в качестве обвиняемого и обвинительному заключению, Б.А.Е. обвинялся в убийстве двух лиц (К.Н.П. и К.В.В.), совершенном группой лиц по предварительному сговору и с целью скрыть другое преступление.

Названные квалифицирующие признаки убийства как не нашедшие своего подтверждения судом при постановлении приговора исключены.

При этом, указав в приговоре, что Б.А.Е. удерживал К.Н.П., не давая ей пресечь действия Е.Р.И., суд пришел к выводу о совершении Б.А.Е. пособничества убийству К.В.В., совершенному с особой жестокостью.

Между тем, как усматривается из постановления о привлечении в качестве обвиняемого и обвинительного заключения, эти конкретные действия, а также квалифицирующий признак "с особой жестокостью" Б.А.Е. не вменялись.

Квалифицировав действия Б.А.Е. по ст.ст. 33 ч. 5, 105 ч. 2 п. "д" УК РФ, суд вышел за пределы обвинения, изложенного в вышеназванных процессуальных документах и нарушил право осужденного на защиту.

При таких обстоятельствах состоявшиеся судебные решения в части осуждения Б.А.Е. по ст.ст. 33 ч. 5, 105 ч. 2 п. "д" УК РФ подлежат отмене, а производство по делу в этой части - прекращению на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в деянии состава преступления.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 407, ст. 408 ч. 1 п. 2 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации постановил:

1. Надзорную жалобу осужденного Б.А.Е. удовлетворить частично.

2. Приговор Саратовского областного суда от 29 мая 2001 г., определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 25 сентября 2001 г., постановление Красноармейского городского суда Саратовской области от 14 марта 2007 г. в отношении Б.А.Е. в части осуждения по ст.ст. 33 ч. 5, 105 ч. 2 п. "д УК РФ отменить и производство по делу в этой части прекратить на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в деянии состава преступления.

В остальном судебные решения в отношении Б.А.Е. в части осуждения по ст. 105 ч. 1 УК РФ к 13 годам 6 месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима оставить без изменения.



Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 3 июня 2009 г. N 127-П09


Текст постановления официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение