Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 15 декабря 2009 г. N 4-В09-41 Требования заявителя о взыскании двойной суммы задатка удовлетворению не подлежали, поскольку нормами гражданского законодательства закреплено положение о том, что, если за неисполнение договора ответственна сторона, давшая задаток, он остается у другой стороны

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 15 декабря 2009 г. N 4-В09-41


Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по иску А.Д.Д. к Б.Г.В. о расторжении предварительного договора, взыскании двойной суммы задатка по надзорной жалобе представителя А.Д.Д. Х.Л.С. на решение Одинцовского городского суда Московской области от 22 октября 2008 года и определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 10 февраля 2009 года.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Г.Е.С, объяснения А.Д.Д., его представителя Х.Л.С, поддержавших доводы надзорной жалобы, объяснения представителя Б.Г.В. - П.Е.В., полагавшей отказать в удовлетворении надзорной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

А.Д.Д. обратился в суд с иском к Б.Г.В. о расторжении предварительного договора и взыскании двойной суммы задатка в размере эквивалентном 200 000,00 евро. В обоснование своих требований указал, что 28 декабря 2004 года между Б.Г.В. и А.Д.Д. заключен предварительный договор купли-продажи земельного участка N 184-1 в деревне Жуковка Барвихинского сельского округа Одинцовского района Московской области, принадлежащего Б.Г.В. В этот же день между Б.Г.В. и А.Д.Д. заключено соглашение о задатке к предварительному договору, в соответствии с условиями которого А.Д.Д. передал Б.Г.В. в счет задатка сумму, эквивалентную 100000,00 евро. Однако ответчик принятых на себя по предварительному договору обязательств надлежащим образом не выполнил: своевременно не сообщил ему об изменении целевого назначения отчуждаемого им земельного участка и фактически уклонился от заключения основного договора купли-продажи.

Решением Одинцовского городского суда Московской области от 22 октября 2008 г. в удовлетворении требований А.Д.Д. отказано.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 10 февраля 2009 года решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В надзорной жалобе представитель А.Д.Д. - Х.Л.С. ставит вопрос о ее передаче с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации и отмене вынесенных судебных постановлений как незаконных.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 27 октября 2009 года надзорная жалоба представителя А.Д.Д. - Х.Л.С. с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в надзорной жалобе, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда Российской Федерации не находит оснований для удовлетворения надзорной жалобы и отмены вынесенных по делу судебных постановлений.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 ГПК Российской Федерации).

При рассмотрении дела таких нарушений норм материального и процессуального права допущено не было.

Судом установлено и подтверждается материалами дела, что 28 декабря 2004 года между Б.Г.В. и А.Д.Д. заключен предварительный договор купли-продажи земельного участка N 184-1 в деревне Жуковка Барвихинского сельского округа Одинцовского района Московской области, принадлежащего Б.Г.В., с целевым назначением под ИЖС. Неотъемлемой частью указанного договора является соглашение о задатке от 28 декабря 2004 года, на основании которого А.Д.Д. передал Б.Г.В. сумму, эквивалентную 100 000,00 евро.

Согласно пункту 1.7 предварительного договора основной договор должен быть заключён сторонами после изменения Продавцом целевого назначения участка с ИЖС на торгово-офисное целевое назначение за свой счёт и произведённых взаиморасчётов согласно предварительному договору в течение 15 дней после изменения целевого назначения, но не ранее 15 марта 2005 года.

Разрешая спор по существу и отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд пришел к правильному выводу о том, что срок, в который стороны обязывались заключить основной договор, не был определен, а потому в силу пункта 5 статьи 429 ГК Российской Федерации основной договор подлежал заключению в течение года, то есть до 28 декабря 2005 года.

Целевое назначение вышеуказанного земельного участка было изменено Б.Г.В. 9 ноября 2005 года, что подтверждается постановлением главы Одинцовского района N 3313, ему выдано свидетельство о государственной регистрации права от 21 сентября 2008 года с учетом измененного вида целевого назначения земельного участка для строительства торгово-офисного здания.

До истечения срока действия предварительного договора 8 апреля и 6 сентября 2005 года А.Д.Д. направил Б.Г.В. письма, которыми предлагал расторгнуть предварительный договор.

Соответственно ни одна из сторон не направила другой стороне предложение заключить основной договор в срок до 28 декабря 2005 года.

При таких обстоятельствах суд, отказывая в удовлетворении требований о расторжении договора, пришел к обоснованному выводу о том, что предварительный договор от 28 декабря 2004 года, заключенный между А.Д.Д. и Б.Г.В., прекращен, установив, что основной договор купли-продажи земельного участка не заключен по вине А.Д.Д.

В этой связи требования А.Д.Д. о взыскании двойной суммы задатка удовлетворению не подлежали, поскольку пунктом 2 статьи 381 ГК Российской Федерации предусмотрено, что если за неисполнение договора ответственна сторона, давшая задаток, он остается у другой стороны.

Доводы надзорной жалобы о том, что при толковании предварительного договора суд не принял во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений, неправомерно признал А.Д.Д. ответственным за неисполнение предварительного договора, направлены на переоценку фактических обстоятельств дела.

Между тем таким полномочием суд надзорной инстанции в силу статьи 387 ГПК Российской Федерации не наделен.

В то же время, по мнению Судебной коллегии, ссылка в надзорной жалобе на неправомерность вывода суда о том, что истцом пропущен срок исковой давности по взысканию суммы задатка в силу статьи 207 ГК Российской Федерации, поскольку срок для взыскания суммы задатка носит усеченный характер, является обоснованной.

В соответствии с указанной статьей с истечением срока исковой давности по главному требованию истекает срок исковой давности и по дополнительным требованиям (неустойка, залог, поручительство и т.п.)

Между тем статьей 425 (пункт 4) ГК Российской Федерации предусмотрено, что окончание срока действия договора не освобождает стороны от ответственности за его нарушение.

Названная статья не устанавливает каких-либо специальных сроков исковой давности по сравнению с общим 3-х летним сроком исковой давности, предусмотренным статьей 196 ГК Российской Федерации.

Следовательно, соответствующее требование, обусловленное нарушением договора в период его действия одной из его сторон, может быть предъявлено независимо от окончания срока действия договора в течение общего срока исковой давности.

Как установлено судом, обязательства по предварительному договору от 28 декабря 2004 года прекращены 28 декабря 2005 года. А.Д.Д. обратился в суд с иском 18 июля 2008 года, то есть в пределах срока исковой давности, в связи с чем положения статьи 207 ГК Российской Федерации в данном случае применению не подлежали.

Однако указанное обстоятельство само по себе не может служить основанием для отмены вынесенных судебных постановлений в порядке статьи 387 ГПК Российской Федерации, поскольку оно не является тем существенным нарушением норм материального права, которое повлияло на исход дела.

В этой связи Судебная коллегия считает возможным оставить надзорную жалобу без удовлетворения, а судебные постановления - без изменения.

Учитывая изложенное и руководствуясь статьями 387, 388, 390 ГПК Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Одинцовского городского суда Московской области от 22 октября 2008 года и определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 10 февраля 2009 года оставить без изменения, надзорную жалобу представителя А.Д.Д. Х.Л.С. - без удовлетворения.


Гражданин обратился в суд с целью расторгнуть предварительный договор купли-продажи земли и взыскать двойную сумму задатка.

СК по гражданским делам ВС РФ сочла требование необоснованным и указала следующее.

Между истцом и ответчиком был заключен предварительный договор. По его условиям стороны должны были заключить основной после изменения продавцом (ответчиком) целевого назначения земли, но не ранее определенной даты. Истец передал сумму задатка.

В силу ГК РФ в предварительном договоре указывается срок, в который стороны обязуются заключить основной. Если такой срок не определен, основной договор заключается в течение года.

С учетом этого основной договор подлежал заключению между истцом и ответчиком в течение года. До истечения этого срока истец направил ответчику предложение расторгнуть предварительный договор. Ответ получен не был. До окончания этого срока (но после направления истцом предложения расторгнуть договор) ответчик изменил целевое назначение земли. Ни одна из сторон не направила предложение заключить основной договор в течение срока действия предварительного.

Таким образом, предварительный договор был прекращен. Соответственно, требование о его расторжении необоснованно.

Поскольку основной договор не заключен по вине истца, задаток остается у ответчика. В силу ГК РФ если за неисполнение договора ответственна сторона, давшая задаток, он остается у другой стороны.

Кроме того, Коллегия указала на ошибочность вывода о том, что срок для взыскания суммы задатка носит усеченный характер.

В силу ГК РФ окончание срока действия договора не освобождает стороны от ответственности за его нарушение. При этом не установлено каких-либо специальных сроков по сравнению с общим трехлетним сроком исковой давности.

Следовательно, требование, обусловленное нарушением договора в период его действия одной из сторон, может быть предъявлено в течение 3-х лет независимо от окончания срока действия договора.


Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 15 декабря 2009 г. N 4-В09-41


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.