Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 11 ноября 2009 г. N 132-П09 Приговор суда в части осуждения виновного за незаконные действия с огнестрельным оружием, совершенные организованной группой, подлежит отмене, а производство по делу в этой части - прекращению. Кроме того, подлежат отмене судебные решения в части обращения автомобиля в доход государства, а дело - передаче на рассмотрение, поскольку в нарушение требований законодательства в приговоре не указано, на основании каких данных суд пришел к выводу о необходимости обращения взыскания на автомобиль, собственником которого осужденный не является

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 11 ноября 2009 г. N 132-П09


Президиум Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрел уголовное дело по надзорным жалобам осужденного С., адвоката Ю. и П. на приговор Московского городского суда от 29 декабря 2008 года, по которому

С., 19 марта 1977 года рождения, уроженец города Москвы, несудимый,

осужден к лишению свободы:

по п. "а" ч. 3 ст. 126 УК РФ (за каждое из двух преступлений) к 10 годам лишения свободы,

по п.п. "а, б" ч. 3 ст. 163 УК РФ (за каждое из двух преступлений) к 9 годам лишения свободы,

по п. "а" ч. 4 ст. 158 УК РФ (за каждое из двух преступлений) к 6 годам лишения свободы,

по ч. 3 ст. 222 УК РФ к 6 годам лишения свободы,

по ч. 3 ст. 223 УК РФ к 6 годам лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 14 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с С. в пользу И. в счет компенсации морального вреда один миллион рублей.

По делу разрешена судьба вещественных доказательств - автомашина ВАЗ-21099 (государственный номер А 498 НУ 97 РУС) как орудие преступления обращена в доход государства.

Кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 11 марта 2009 года приговор оставлен без изменения.

По делу также осуждены Ч. и К., в отношении которых надзорное производство не возбуждено.

В надзорных жалобах П. и адвокат Ю. просят о пересмотре судебных решений в части разрешения судьбы вещественных доказательств, осужденный С. ставит вопрос о пересмотре судебных решений и смягчении наказания.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Д.А.А., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание приговора и кассационного определения, мотивы надзорных жалоб и вынесения постановления о возбуждении надзорного производства, выступление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации М.В.В. о частичном удовлетворении надзорных жалоб, осужденного С., а также П., поддержавших доводы надзорных жалоб, Президиум Верховного Суда Российской Федерации установил:

С. признан виновным в том, что в период не позднее 12 октября 2007 года в г. Москве объединился совместно с Ч. и К. в организованную группу для похищения граждан и получения денежных средств за их освобождение от родственников.

С этой целью 12 октября 2007 года осужденные на автомобилях "Митсубиси Лансер" под управлением Ч. и ВАЗ-21099 под управлением С. прибыли к зданию МГИМО, где обратили внимание на ранее не знакомую Л. Ч. под предлогом отвезти потерпевшую по указанному ею адресу пригласил Л. в автомобиль, а С. и К. поехали за ним. В пути следования Ч. остановил автомашину на Мичуринском проспекте, где к нему в салон пересели С. и К. Применяя к потерпевшей насилие, осужденные прижали ее к спинке сидения, надели на руки наручники, на голову - маску, заклеили рот скотчем и перевезли ее в подвал принадлежащего Ч. гаражного бокса, где удерживали до 22 часов 13 октября 2007 года, незаконно лишив свободы, где Ч. угрожал потерпевшей изъятием у нее внутренних органов и тканей для дальнейшей продажи.

С., выполняя отведенную ему роль, 12 октября 2007 года позвонил отцу потерпевшей Л. и потребовал передачи 50000 долларов США за освобождение дочери.

13 октября 2007 года отец похищенной вынужден был передать членам организованной группы 50000 долларов США, после чего Ч., С. и К. освободили потерпевшую.

В период удержания Л. осужденные тайно похитили из ее сумочки 300 долларов США.

23 января 2008 года С., Ч. и К., действуя в составе организованной группы, договорились совершить похищение еще одной студентки МГИМО, для чего С. с К. на автомобиле марки ВАЗ-2107 прибыли к дому 76 по проспекту Вернадского, куда также подъехал Ч. на автомобиле ВАЗ-21099 (государственный номер А498 НУ 97 РУС), которым по рукописной доверенности пользовался К. В результате наблюдения за окружающей обстановкой осужденные обратили внимание на ранее не знакомую И. Ч., управляя автомобилем ВАЗ-21099, подъехал к И. и под видом частного извоза предложил отвезти потерпевшую по указанному ею адресу. В пути следования К. и С. пересели к Ч., применяя к И. насилие, надели на нее наручники, маску, заклеили рот скотчем, перевезли в подвал гаражного бокса Ч., где удерживали до 22 часов 30 минут 25 января 2008 года, угрожая потерпевшей изъятием внутренних органов. 24 января 2008 года С. позвонил по телефону отцу потерпевшей И. и потребовал за освобождение дочери 60000 долларов США. 25 января 2008 года в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий потерпевшая была освобождена.

В период удержания И. осужденные тайно похитили из ее сумочки 15290 рублей 10 копеек.

Кроме того, С., Ч. и К., действуя в составе организованной группы, не позднее 23 января 2008 года совершили незаконные приобретение, перевозку, ношение и хранение 16 патронов калибра 9 мм, являющихся боеприпасами к пистолету ПМ, а также охотничьего ружья ИЖ-17 16 калибра, являющегося одноствольным охотничьим гладкоствольным ружьем, незаконные изготовление обреза из этого ружья и его хранение до изъятия сотрудниками милиции 26 января 2008 года.

В надзорной жалобе осужденный С. ставит вопрос о пересмотре судебных решений, указывает, что из его осуждения следует исключить квалифицирующие признаки: "с угрозой насилия, опасного для жизни и здоровья", поскольку он таких угроз в адрес потерпевших не высказывал, оспаривает обоснованность осуждения по ч. 3 ст. 222, ч. 3 ст. 223 УК РФ, так как изъятое по делу оружие при совершении преступлений не использовалось и находилось в собственности Ч., а также просит исключить признак "в составе организованной группы".

Сумма заявленного И. гражданского иска документально не обоснована, является завышенной, в связи с чем просит приговор в этой части отменить, передав иск на новое рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.

Наказание считает чрезмерно суровым, назначенным без учета всех обстоятельств дела, ставит вопрос о его смягчении с учетом явки с повинной и активного способствования раскрытию преступлений, направлении его для отбывания наказания в исправительную колонию общего режима.

В надзорной жалобе П. просит вернуть принадлежащую ему автомашину, которой по простой рукописной доверенности пользовался знакомый его дочери К., о том, что автомашина используется для совершения преступлений, он не знал.

В надзорной жалобе адвокат Ю. заявляет о своем несогласии с приговором в части разрешения вопроса о вещественных доказательствах, просит внести изменения в приговор, автомашину ВАЗ-21099 передать законному владельцу П.

Рассмотрев уголовное дело по надзорным жалобам осужденного С., адвоката Ю. и П., Президиум Верховного Суда Российской Федерации находит судебные решения подлежащими изменению в соответствии с ч. 1 ст. 409 УПК РФ и п.п. 2, 3 ч. 1 ст. 379 УПК РФ в связи с нарушением норм уголовно-процессуального закона и неправильным применением уголовного закона.

Выводы суда о виновности С. в совершении преступлений в составе организованной группы основаны на доказательствах, всесторонне и полно исследованных в судебном заседании, анализ и оценка которых подробно изложена в приговоре.

На основании показаний осужденных Ч., С. и К., которые обоснованно признаны достоверными, судом установлено, что преступления, в которых принимал участие С., тщательно планировались, были подобраны транспорт, средства связи, подготовлено помещение, где удерживали похищенных девушек с целью получения за них выкупа.

На основании показаний потерпевших, их родителей судом признано доказанным, что в процессе похищения и удержания потерпевшим Л. и И. угрожали изъятием внутренних органов и тканей для дальнейшей их продажи и трансплантации, то есть применением насилия, опасного для жизни и здоровья.

Назначая наказание, суд в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ учел все обстоятельства дела, в том числе явку с повинной и активное способствование раскрытию преступления, применив к С. положения ст. 62 УК РФ.

При таких обстоятельствах доводы жалобы осужденного о неправильной квалификации его действий, как совершенных в составе организованной группы, отсутствии угроз насилия в адрес потерпевших, а также смягчении наказания, в том числе с учетом внесенных изменений в ст. 62 УК РФ Федеральным законом N 141-ФЗ от 29 июня 2009 года, Президиум признает несостоятельными.

Вместе с тем судебные решения подлежат изменению по следующим основаниям.

Органами предварительного расследования С. было предъявлено обвинение в том, что он в июне 2007 года в г. Москве создал устойчивую вооруженную группу (банду) в целях нападения на граждан, руководил такой группой (бандой) и участвовал в совершенных ею нападениях. Для этих целей С., Ч. и К. не позднее 23 января 2008 г. незаконно приобрели охотничье ружье "ИЖ-17" 16 калибра, из которого изготовили обрез, а также 16 патронов калибра 9 мм к пистолету Макарова, которые хранили в подвале гаража Ч., допуская их использование при совершении преступлений.

Указанные выше действия были квалифицированы как единое преступление по ч. 1 ст. 209 УК РФ.

При постановлении приговора суд, сославшись на то, что при совершении преступлений в отношении потерпевших оружие не использовалось, достаточных оснований для признания организованной группы, в которую входили осужденные, бандой не имеется, переквалифицировал действия С. с ч. 1 ст. 209 УК РФ на ч. 3 ст. 223 УК РФ и ч. 3 ст. 222 УК РФ.

Однако такое решение нельзя признать законным и обоснованным.

По смыслу закона ст. 209 УК РФ, устанавливающая ответственность за создание банды, руководство и участие в ней или совершаемых ею нападениях, хотя и включает в себя обязательный признак - "вооруженность", однако не предусматривает ответственность за совершение членами банды преступных действий, образующих самостоятельные составы преступлений, за которые лица несут ответственность за каждое преступление по соответствующей статье или части статьи УК РФ.

Поскольку органами предварительного расследования обвинение С. за незаконные действия с огнестрельным оружием в виде самостоятельных преступлений предъявлено не было, переквалификация действий осужденного с ч. 1 ст. 209 УК РФ на ч. 3 ст. 222 УК РФ и ч. 3 ст. 223 УК РФ не основана на законе и противоречит положениям ст. 252 УПК РФ, устанавливающей пределы судебного разбирательства.

При таких обстоятельствах судебные решения в части осуждения С. по ч. 2 ст. 222 УК РФ и ч. 3 ст. 223 УК РФ подлежат отмене с прекращением производства по делу.

Кроме того, в соответствии с положениями ст. 299 УПК РФ при постановлении приговора судом в числе других разрешается вопрос о судьбе вещественных доказательств.

При этом в соответствии с ч. 3 ст. 81 УПК РФ орудия преступления, принадлежащие обвиняемому, подлежат конфискации или передаются в соответствующие учреждения, или уничтожаются.

Согласно ст. 307 УПК РФ, в приговоре должно быть приведено обоснование принятых решений по вопросам, указанным в ст. 299 УПК РФ.

По данному делу в числе других вещественным доказательством признан автомобиль ВАЗ-21099 (государственный номер А 498 НУ 97 РУС), который, как указано в приговоре, использовался Ч., С. и К. при совершении похищения и как орудие преступления, подлежит обращению в доход государства.

Между тем доказательств, свидетельствующих о том, что указанный автомобиль являлся собственностью осужденного, в приговоре не приведено.

Напротив, в приговоре при описании преступного деяния судом указано, что при похищении осужденными использовалась автомашина ВАЗ-21099 (государственный номер А 498 НУ 97 РУС), которой по рукописной доверенности пользовался К.

Из материалов уголовного дела следует, что по делу в качестве вещественных доказательств приобщена копия свидетельства о регистрации транспортного средства, в котором собственником автомобиля ВАЗ-21099 (государственный номер А 498 НУ 97) указан П. (т. 2 л.д. 195), а также доверенность от имени П. от 23 октября 2007 года на право управления автомобилем.

О праве собственности на данный автомобиль сообщил П. в своих показаниях при допросе в качестве свидетеля, пояснив при этом, что доверенность на право пользования автомобилем он выдал К., о преступной деятельности которого ему ничего известно не было (т. 2 л.д. 250-251).

Приведенным доказательствам суд не дал никакой оценки при решении вопроса об обращении указанного автомобиля в доход государства.

П. виновным в совершении преступлений совместно с другими осужденными не признан, обвинение ему по данному делу не предъявлялось.

В нарушение требований ст. 307 УПК РФ в приговоре не указано, на основании каких данных суд пришел к выводу о необходимости обращения взыскания на автомобиль П., собственником которого осужденный не является. Обоснование принятого решения в этой части не приведено.

При таких обстоятельствах приговор и кассационное определение в части обращения указанного автомобиля в доход государства нельзя признать законным и обоснованным, они подлежат отмене, а дело в этой части - передаче в тот же суд для решения вопроса в порядке, предусмотренном ст.ст. 397, 399 УПК РФ.

Исковые требования потерпевшей о компенсации причиненного преступлением морального вреда признаны обоснованными, поскольку, как установлено судом, И. были причинены нравственные мучения и страдания.

Доводы осужденного о необходимости подтверждения наличия морального вреда документально не основаны на законе. Сумма компенсации морального вреда определена судом в разумных пределах.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 407, п. 6 ч. 1 ст. 408 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации постановил:

1. Надзорные жалобы осужденного С., адвоката Ю. и П. удовлетворить частично.

2. Приговор Московского городского суда от 29 декабря 2008 года и кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 11 марта 2009 года в части осуждения С. по ч. 3 ст. 222, ч. 3 ст. 223 УК РФ отменить, производство по делу прекратить.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных п. "а" ч. 3 ст. 126 УК РФ, п.п. "а, б" ч. 3 ст. 163 УК РФ, п. "а" ч. 4 ст. 158 УК РФ, п. "а" ч. 3 ст. 126 УК РФ, п.п. "а, б" ч. 3 ст. 163 УК РФ, п. "а" ч. 4 ст. 158 УК РФ, назначить 13 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Эти же судебные решения по обращению автомобиля ВАЗ-21099 (государственный номер А 498 НУ 97 РУС) в доход государства отменить и дело в этой части передать на рассмотрение в тот же суд в порядке, предусмотренном ст. 397 УПК РФ.

В остальном судебные решения в отношении С. оставить без изменения.



Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 11 ноября 2009 г. N 132-П09


Текст постановления официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.