Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 7 апреля 2009 г. N 20-В09-3 Иск о признании заключенного брака недействительным удовлетворен, так как на момент регистрации данного брака имелся зарегистрированный и нерасторгнутый брак

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 7 апреля 2009 г. N 20-В09-3


Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по иску В.М.А. к В.Р.Ю., В.Э.Т., Управлению ЗАГС г. Махачкалы о признании брака недействительным по надзорной жалобе В.Р.Ю. на постановление президиума Верховного суда Республики Дагестан от 23 октября 2008 года.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Г.Е.С, объяснения В.Э.Т., возражавшей против удовлетворения надзорной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

В.М.А. обратилась в суд с иском к В.Р.Ю., В.Э.Т., Управлению ЗАГС г. Махачкалы о признании брака, заключенного между В.Р.Ю. и В.Э.Т. 2 апреля 1993 года, недействительным, указывая, что на момент регистрации данного брака имелся зарегистрированный 19 октября 1989 года и не расторгнутый брак между нею и В.Р.Ю., от которого имеют дочь.

Решением мирового судьи судебного участка N 16 Советского района г. Махачкалы от 4 апреля 2008 года иск удовлетворен.

Апелляционным определением Советского районного суда г. Махачкалы от 9 июля 2008 года решение мирового судьи оставлено без изменения с исключением из мотивировочной части решения вывода о том, что "В.Э.Т. не знала о наличии препятствий к заключению брака с В.Р.Ю., заключением брака, признаваемого судом недействительным, нарушены ее права, следовательно, в соответствии с пунктом 4 статьи 30 Семейного кодекса Российской Федерации, она является добросовестным супругом и сохраняет за собой право на раздел общей собственности супругов, приобретенной ими совместно до признания брака недействительным".

Постановлением президиума Верховного суда Республики Дагестан от 23 октября 2008 года из резолютивной части апелляционного определения Советского районного суда г. Махачкалы от 9 июля 2008 года исключена фраза: "исключив из мотивировочной части решения мирового судьи судебного участка N 16 Советского района г. Махачкала К.Е.К. от 4 апреля 2008 года вывод о том, что В.Э.Т. не знала о наличии препятствий к заключению брака с В.Р.Ю., заключением брака, признаваемого судом недействительным, нарушены ее права, следовательно, в соответствии с пунктом 4 статьи 30 Семейного кодекса Российской Федерации она является добросовестным супругом и сохраняет за собой право на раздел общей собственности супругов, приобретенной ими совместно до признания брака недействительным".

В надзорной жалобе заявитель ставит вопрос о ее передаче с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены постановления президиума Верховного суда Республики Дагестан как незаконного.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Г.Е.С. от 18 марта 2009 года дело, истребованное ею в Верховный Суд Российской Федерации, передано для рассмотрения в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы надзорной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания, предусмотренные законом, для отмены постановления президиума Верховного суда Республики Дагестан от 23 октября 2008 года.

В соответствии со статьей 387 ГПК Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Разрешая дело и удовлетворяя заявленные В.М.А. требования, мировой судья исходил, в том числе, из признания иска В.Э.Т.

При этом, оценив объяснения свидетелей и представленные письменные доказательства, судья указал, что В.Э.Т. является добросовестным супругом и сохраняет право на раздел общей собственности супругов, приобретенной ими совместно до момента признания брака недействительным.

Суд апелляционной инстанции согласился с решением мирового судьи, признавшего недействительным брак, заключенный между В.Р.Ю. и В.Э.Т., однако исключил из мотивировочной части решения вывод судьи о том, что В.Э.Т. является добросовестным супругом и сохраняет за собой право на раздел общей собственности супругов, приобретенной совместно до момента признания брака недействительным, указав, что В.Э.Т., исходя из материалов дела, не может быть признана добросовестным супругом.

Президиум Верховного суда Республики Дагестан исключил из резолютивной части определения суда апелляционной инстанции вывод об изменении мотивировочной части решения мирового судьи, отметив, что вывод мирового судьи о том, что В.Э.Т. является добросовестным супругом, в момент вступления в брак с ответчиком она не знала о наличии препятствий для заключения брака с В.Р.Ю., соответствовал фактическим обстоятельствам, установленным в суде, а исключение его из мотивировочной части решения судом апелляционной инстанции являлось необоснованным.

Однако Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что с постановлением президиума Верховного суда Республики Дагестан от 23 октября 2008 года нельзя согласиться по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, В.Э.Т., обжалуя определение суда апелляционной инстанции, 15 июля 2008 года подала в Верховный суд Республики Дагестан надзорную жалобу (л. д. 95-99).

Определением судьи Верховного суда Республики Дагестан от 5 августа 2008 года В.Э.Т. в передаче надзорной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда надзорной инстанции было отказано (л. д. 100-02).

Таким образом, установленная ГПК Российской Федерации процедура обжалования состоявшихся судебных постановлений в порядке надзора в Верховный суд Республики Дагестан была исчерпана, и В.Э.Т. могла обратиться с повторной надзорной жалобой только в Верховный Суд Российской Федерации.

Однако из материалов дела видно, что 28 августа 2008 года В.Э.Т. вновь обратилась в Верховный суд Республики Дагестан с повторной надзорной жалобой на определение суда апелляционной инстанции, в которой выразила несогласие с определением судьи Верховного суда Республики Дагестан от 5 августа 2008 года об отказе в передаче надзорной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда надзорной инстанции.

При этом повторная надзорная жалоба не была подписана В.Э.Т. и в силу действующего гражданского процессуального законодательства подлежала возврату без рассмотрения по существу (л. д. 104-109).

Тем не менее 1 сентября 2008 года Председатель Верховного суда Республики Дагестан истребовал дело и определением от 22 сентября 2008 года передал его вместе с надзорной жалобой для рассмотрения в судебном заседании Президиума Верховного суда Республики Дагестан.

Между тем в соответствии со статьей 380.1 ГПК Российской Федерации надзорная жалоба или представление прокурора, поданные в соответствии с правилами, установленными статьями 376-378 настоящего Кодекса, изучаются в президиуме верховного суда республики, краевого, областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области, суда автономного округа, окружного (флотского) военного суда - председателем или заместителем председателя соответствующего суда либо по их поручению судьей данного суда.

В силу части 3 статьи 381 ГПК Российской Федерации Председатель Верховного Суда Российской Федерации, его заместитель вправе не согласиться с определением судьи Верховного Суда Российской Федерации об отказе в передаче надзорной жалобы или представления прокурора для рассмотрения в судебном заседании суда надзорной инстанции и вынести определение о его отмене и передаче надзорной жалобы или представления прокурора с делом для рассмотрения в судебном заседании суда надзорной инстанции.

Из содержания указанных норм следует, что надзорная жалоба или представление прокурора в верховном суде республики или приравненном ему суде подлежат изучению однократно и лишь одним из судей, названных в указанной статье.

Право инициировать дополнительный этап надзорного производства предоставлено только Председателю Верховного Суда Российской Федерации или его заместителю при наличии обращения лица, ранее подававшего надзорную жалобу в президиум верховного суда республики либо в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Председатель Верховного суда республики таким правом не наделен.

Иное означало бы возврат к увеличению числа надзорных инстанций, что не соответствует принципу правовой определенности и предназначению надзорного производства как дополнительного средства обеспечения правосудности судебных постановлений.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации сокращение федеральным законодателем числа надзорных инстанций посредством исключения возможности обращения заинтересованных лиц с надзорной жалобой к председателю верховного суда республики, краевого, областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области, суда автономного округа, окружного (флотского) военного суда не может расцениваться как недопустимое ограничение права на обращение в суд надзорной инстанции, влекущее нарушение конституционного права на судебную защиту, тем более что в случае несогласия с отказом судьи в истребовании дела либо передаче его для рассмотрения в суд надзорной инстанции заинтересованные лица в соответствии с пунктом 3 части второй статьи 377 ГПК Российской Федерации (в редакции Федерального закона от 4 декабря 2007 года N 330-ФЗ) вправе обратиться с надзорной жалобой в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации N 2-П от 5 февраля 2007 года).

Однако это судом надзорной инстанции учтено не было.

Кроме того, Президиум Верховного суда Республики Дагестан, сославшись на то, что судом апелляционной инстанции не была дана оценка показаниям ряда свидетелей, и прийдя к выводу о том, что ими опровергаются иные показания свидетелей, положенные в основу решения суда апелляционной инстанции, фактически осуществил переоценку доказательств дела, чем нарушил требования гражданского процессуального законодательства (статьи 196, 330, 362 ГПК Российской Федерации), в соответствии с которыми правом оценки доказательств наделен суд первой и кассационной инстанций либо, соответственно, мировой судья и суд апелляционной инстанции.

При этом судом надзорной инстанции не было учтено и то обстоятельство, что В.М.А. исковые требования о разделе имущества при предъявлении требований о признании брака недействительным не заявлялись, поэтому вывод мирового судьи об имущественных последствиях признания брака недействительным, с которым согласился Президиум Верховного суда Республики Дагестан, не соответствовал пункту 4 статьи 30 Семейного кодекса Российской Федерации.

При таких обстоятельствах, по мнению Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, у президиума Верховного суда Республики Дагестан не имелось оснований как для принятия надзорной жалобы В.Э.Т. к рассмотрению, так и изменения резолютивной части апелляционного определения Советского районного суда г. Махачкалы от 9 июля 2008 года.

По изложенным основаниям Судебная коллегия находит, что допущенные судом надзорной инстанции и названные выше нарушения являются существенными, они повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов В.Р.Ю., в связи с чем постановление президиума Верховного суда Республики Дагестан от 23 октября 2008 года подлежит отмене.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 387, 388, 390 ГПК Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

постановление президиума Верховного суда Республики Дагестан от 23 октября 2008 года отменить, оставить в силе решение мирового судьи судебного участка N 16 Советского района г. Махачкалы и определение апелляционной инстанции Советского района г. Махачкалы, оставившего решение мирового судьи судебного участка N 16 Советского района г. Махачкалы без изменения и исключившего из мотивировочной части решения мирового судьи вывод о том, что В.Э.Т. не знала о наличии препятствий к заключению брака с В.Р.Ю., заключением брака, признаваемого судом недействительным, нарушены ее права, следовательно, в соответствии с пунктом 4 статьи 30 Семейного кодекса Российской Федерации она является добросовестным супругом и сохраняет за собой право на раздел общей собственности супругов, приобретенной ими совместно до момента признания брака недействительным.



Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 7 апреля 2009 г. N 20-В09-3


Текст определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.