Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 27 января 2010 г. N 66-009-165 Суд изменил приговор, исключив указание о назначении дополнительного наказания в виде штрафа, поскольку указанное наказание не может быть применено при условном осуждении лица

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 27 января 2010 г. N 66-009-165


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по кассационным жалобам осужденных Ф.И.В. и Д.А.В., адвоката К.Н.И. на приговор Иркутского областного суда от 23 июля 2009 года, которым Ф.И.В., 25 марта 1978 года рождения, уроженка г. Ангарска Иркутской области, не судимая

- осуждена к лишению свободы:

по п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ - на восемь лет,

по п.п. "ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ - на двенадцать лет,

по ч. 3 ст. 30 - п.п. "а, ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ - на десять лет.

В соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено - 16 (шестнадцать) лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Д.А.В., 11 августа 1987 года рождения, уроженец г. Ангарска Иркутской области, судимый 25 января 2005 года по ст. 162 ч. 2 УК РФ к 4 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года,

- осуждён по ч. 3 ст. 162 УК РФ на восемь лет лишения свободы.

На основании ст. 74 ч. 5 УК РФ условное осуждение по приговору от 25 января 2005 года отменено. В соответствии со ст. 70 ч. 1 УК РФ по совокупности приговоров частично присоединено наказание, не отбытое по приговору от 25 января 2005 года, и окончательно назначено - 9 (девять) лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Л.А.А., 28 марта 1985 года рождения, уроженец г. Ангарска Иркутской области, не судимый осуждён по ч. 2 ст. 162 УК РФ на 5 (пять) лет лишения свободы со штрафом в размере 50 тысяч рублей.

На основании ст. 73 УК РФ постановлено наказание считать условным с испытательным сроком пять лет и возложением на Л.А.А. обязанностей.

Приговор в отношении Л.А.А. не обжалован, проверяется в порядке ч. 2 ст. 360 УПК РФ.

Заслушав доклад судьи Ф.С.М., выступления осуждённых Ф.И.В. и Д.А.В., адвокатов Ш.Е.М., Р.Н.И. и К.Е.В., поддержавших кассационные жалобы, мнение прокурора К.С.В. об оставлении приговора без изменения, судебная коллегия, установила:

Приговором признаны виновными и осуждены:

Л.А.А. - за разбойное нападение на О.П.Г., совершенное с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору,

Ф.И.В. - за разбойное нападение, совершенное с применением насилия, опасного для жизни и здоровья и угрозой его применения, группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевших Я.К.С. и Б.М.А.;

- за убийство Я.К.С, совершенное группой лиц, сопряженное с разбоем,

- за покушение на убийство двух лиц, совершенное группой лиц и сопряженное с разбоем.

Д.А.В. - за разбойное нападение на Б.М.А., с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище.

Преступления совершены при обстоятельствах, установленных приговором:

Л.А.А. - в апреле 2006 г. в Усольском районе Иркутской области,

Ф.И.В. и Д.А.В. в ночь на 2 декабря 2006 года в гор. Ангарске Иркутской области.

В кассационных жалобах и дополнениях к ним:

- осуждённый Д.А.В. просит приговор отменить, а его оправдать, ссылаясь на то, что судом допущено несоответствие выводов фактическим обстоятельствам дела, приговор необоснованно суров и несправедлив. Он считает показания потерпевшего Б. об угрозе ружьём, избиении в автомобиле Д. противоречивыми и лживыми, опровергающимися Ф.П.В. и Ф.И.В., свидетелем Л. Указывает, что предварительный сговор между ним и Ф. на совершение разбоя не доказан. О планах Ф. совершить преступление ему было не известно. Показания Ф. в этой части судом неправильно приняты во внимание, так как они противоречивы и не подтверждаются показаниями Ф. Свои показания на предварительном следствии Ф. в суде опровергла. Противоречия в показаниях потерпевших А. и Б. не устранены. Судом допускались нарушения прав подсудимых - были случаи, когда в судебном разбирательстве некоторые защитники отсутствовали.

Адвокат К.Н.И., считая приговор незаконным и необоснованным, просит его отменить, уголовное дело направить на новое судебное разбирательство. Она указывает, что исследованные доказательства противоречивы, для установления виновности Д.А.В. в разбойном нападении на Б. и Я. их недостаточно. Потерпевших он не знал. На предложение Ф.П.В. - заработать 30 тысяч рублей, и Ф.И.В. - поговорить с Б.М.А. по поводу его обращения с К.Т.А., припугнуть его, чтобы он оставил её в покое, Д. согласился, не зная об их планах. Доказательств его предварительного сговора с Ф. на совершение разбоя не имеется. Показания Ф.П.В. в этой части на стадии предварительного расследования противоречивы, не подтверждаются заявлением на имя прокурора г. Ангарска и показаниями в качестве обвиняемого от 12.12.2006 г. Показания Д. о его невиновности подтвердила Ф. Судом не учтено, что показания заинтересованного в исходе дела потерпевшего Б.М.А. в отношении действий осуждённых и роли Д. противоречивы.

- осуждённая Ф.И.В., ссылаясь на свою невиновность, просит приговор отменить, уголовное преследование её прекратить. Она указывает, что преступлений не совершала. Наказание не соответствует действительности и её личности. Суд не учёл обстоятельства, которые могли повлиять на его выводы, и принял во внимание доказательства, не соответствующие истине. Следственные действия проводились с нарушением её прав и УПК РФ. Её показания от 2 декабря 2006 года, в которых она себя оговорила, даны под незаконным воздействием сотрудников милиции и под угрозой жизни брата Ф.П.В. Первоначальные следственные действия проводились следователем, имевшим неприязненные отношения к брату. Показания потерпевшего Б. являются ложными, в суде они не подтвердились. Он их оговаривает с целью скрыть совершенное им убийство Я. Очная ставка с ним не проводилась. Через своего адвоката Б. имел незаконный доступ к материалам дела. К показаниям потерпевших и свидетеля К. суд отнёсся некритически, несмотря на противоречия в их показаниях, клевету на подсудимых, на то, что Б. свои показания читал. Суд не учёл несоответствие показаний Б. данным судебных экспертиз, свидетельствующим, что его кровь попала на её одежду от порезов, полученных тогда, когда он разбил окно, пытаясь изобразить потерпевшего. Проникновение в квартиру потерпевших произошло не с целью убийства и ограбления. Многие обстоятельства, в которых они обвинялись, в судебном заседании не нашли своего подтверждения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

Обстоятельства, при которых совершены преступления и которые в силу ст. 73 УПК РФ подлежали доказыванию, судом установлены верно.

Вопреки доводам жалоб, виновность осуждённых в совершении преступлений подтверждается собранными доказательствами, полно, всесторонне, объективно исследованными судом и приведёнными в приговоре.

Так, в ходе предварительного следствия Ф.П.В. показывал, что узнав о продаже Б. квартиры и хранении им дома около 1 миллиона рублей, он и Ф. решили завладеть этими деньгами. В осуществление задуманного им плана он вовлек Д., считая его надежным человеком, который не откажет и поможет совершить ограбление, на которое они втроём договорились. 1 декабря 2006 года под предлогом обучения Б. вождению они вывезли его в пойму реки Китой, где стали спрашивать о месте нахождения денег. Д. надел Б. на руки наручники. Подозревая, что деньги у Б. находятся дома, они поехали к его дому. Вытащив у Б. ключи, он вместе с сестрой прошел в его квартиру, где они в комнате увидели лежащую женщину. Убийство Я. случилось на месте, так как она могла их опознать. Сняв свой ремень, он стал её душить, а сестра держала женщине руки. После этого, оставив сестру с ещё живой женщиной, он спустился к машине и забрал Б., которого завел в квартиру и пытал, чтобы узнать, где деньги, намереваясь его также убить. На вопрос где деньги - Б. сопротивлялся и вырывался, головой разбил окно, порезал себе лицо, кричал. Успокаивая Б., он закрывал ему рот рукой. По его просьбе сестра принесла нож (том 4 л.д. 59-64, т. 5 л.д. 50-58).

При проверке его показаний на месте Ф. показал обстоятельства совершения преступлений и дополнил, что Д. за его участие в них он и Ф. обещали 30 тысяч рублей. У реки он и Д. сели на заднее сиденье автомобиля так, что Б. оказался между ними. Он передал Д. наручники и тот надел их на руки потерпевшего. Он несколько раз ударил Б. по лицу. Втроем они говорили, что должны его убить. Д., удерживая Б., обыскал его, достал 500 рублей и какие-то документы, которые отдал Ф. Угрожая в машине Б., они распивали спиртное, купленное на его деньги. По предложению Д. провести в квартире Б. обыск, они поехали к дому потерпевшего. После удушения женщины, оставив Ф. в квартире, он вышел на улицу за Б., чтобы тот в квартире показал, где лежат деньги. Узнав, что Б. сбежал, он и Д. побежали его догонять. Задержав потерпевшего, он завел его в квартиру, где Б., увидев труп матери, начал кричать и звать на помощь, а он стал наносить ему множественные удары кулаками по лицу и телу. После того, как Б. разбил головой окно, осколком стекла он стал наносить удары в шею Б., попытался его задушить, откусил ему часть уха (т. 5 л.д. 1-22).

Во время предварительного следствия Ф.И.В. показывала, что от К. она узнала о продаже Б. квартиры и наличии у него миллиона рублей, которые он хранит в ботинке внутри дивана. Об этом она рассказала брату Ф.П. и они решили эти деньги "выбить" из Б., выманив его квартиры под предлогом обучения вождению автомашины. 1 декабря 2006 года Ф. рассказал о задуманном Д. и предложил ему помочь им за 30 000 рублей, на что тот согласился. Не желая "светить" свой номер, используя сим-карту, купленную Д., по телефону она вызвала Б., которого они увезли в пойму реки Китой. Ф. надел Б. спереди на руки наручники, а его ноги замотал скотчем, ударив при этом Б. несколько раз по лицу. Затем они поехали к дому Б. Ф. спрашивал у Б., где тот прячет деньги. Она видела, что Ф. заходил в комнату к Я., в руках у него был ремень. Она пошла за ним и увидела, что Ф. ремнем душит ремнём# Я., после чего он сказал ей подержать ремень, а сам вышел из комнаты. Она руками взяла ремень за оба конца и стала давить им на шею Я., удерживала около минуты. Она видела, что Ф. в комнате бьёт Б. кулаками по лицу, спрашивая про деньги. Ф. просил ее принести из кухни вилку. В квартире она искала деньги (т. 4 л.д. 79-85, т. 5 л.д. 45-48, т. 6 л.д. 189-200).

Из протокола проверки показаний Ф.И.В. на месте происшествия видно, что она, подтвердив их, показала обстоятельства совершения ею совместно с Ф. и Д. преступлений в отношении Б. и Я., и указала, что по просьбе Ф. в момент избиения Б. она его удерживала (т. 4 л.д. 173-191).

Во время предварительного следствия Д.А.В. показывал, что по просьбе Ф.П., высказанной 28 ноября 2006 года, он передал ему сим-карту, зарегистрированную на неизвестное лицо. 1 декабря 2006 года Ф.И. и П. предложили ему заработать 30 тысяч рублей, принять участие в запугивании Б., на что он согласился. По телефону Ф. позвонила Б., предложила ему покататься на автомобиле, тот вышел и они поехали на автодром в пойму реки Китой, где Ф. и он сели к Б. на заднее сиденье. Б. оказался между ними. Он - Д., надел на руки Б. наручники, взятые у Ф. Затем Ф. обыскал Б., нашел у него 500 рублей и заклеил рот и ноги Б. скотчем. Б. сопротивлялся, пытался вырваться, а Ф. бил его кулаками по голове. После распития спиртного они поехали к Б., где Ф. забрал у него ключи от квартиры и вместе с Ф. пошел в квартиру Б. Б. в наручниках побежал за дом и стал кричать матери, чтоб она не открывала дверь. После этого вышел Ф., который догнал Б. и за наручники увел в подъезд. Примерно через час, когда приехала машина вневедомственной охраны, из подъезда вышла Ф., волосы и руки у нее были в крови. Она сказала ему о наличии в квартире двух трупов. Услышав два хлопка, похожих на выстрелы, он с Ф. ушел (т. 4 л.д. 104-110, 150-157, т. 5 л.д. 37-39).

Потерпевший Б.М.А. показал суду, что К., с которой он поддерживал близкие отношения, знала о его с матерью намерении продать квартиру за полтора миллиона рублей. 25 ноября 2006 года он показывал К. имевшиеся у него деньги и сказал, что это деньги на квартиру, сумму не называл, в её присутствии положил их обратно. 27 ноября 2006 года в 21 час он встретил в подъезде Ф.И. и Ф.П., напрашивавшихся к нему в гости. Ф. предложила ему услуги брата по обучению вождению автомашины, на что он согласился. 1 декабря 2006 года после неоднократных звонков Ф. с чужого номера он вышел из дома и сел в автомобиль Ф., в котором кроме Ф. находился Д., ранее ему незнакомый. Когда они приехали в пойму реки Китой, за руль машины пересел Д., а Ф. сел на место Д. рядом с ним. Проехав круг, Д. вышел и сел на заднее сидение рядом с ним, после чего моментально достал наручники и вместе с Ф. застегнул их на его руках спереди. Сказав, что К. написала на него заявление за избиение и изнасилование, Ф. и Д., оба, стали его избивать. Он предлагал позвонить К., но ему отказали. На его слова, что он обратится в милицию, Д. серьезно и с угрозой ответил, что такой возможности у него не будет. Потом они оба стали его обыскивать. Д. нашел в кармане 500 рублей и передал их Ф., после чего они требовали ключи от его квартиры. Ф. и Д. скотчем связали ему ноги, потом к коленям привязали руки в наручниках, заклеили рот. После этого они говорили об обыске в его квартире. Ф. и Д. втроем выходили из машины и о чем-то разговаривали. Во время поездки Ф. требовали оплаты ущерба, якобы причинённого К., а Д. его ударил. На ответ об отсутствии денег, Ф. сказал, что он знает о вырученном от продажи квартиры 1 миллионе рублей, Д. спрашивал, где они хранятся, Ф. говорила, что деньги лучше отдать. После распития Ф. спиртного Ф. направил ему в голову оружие, ружье или большой пистолет, угрожая застрелить. Затем Ф. передал оружие Д. и сказал в случае чего стрелять в него. Д. приставил оружие ему в бок. Неоднократно Ф. и Д. выходили из машины, переговаривались, обсуждали его убийство. Ф. угрожала оставить его на улице связанным замерзать. Д. предлагал его убить, Ф. отвечал, что они сделают это позже. Ф. постоянно спрашивали у него о месте хранения денег. Затем они поехали к нему домой. По дороге Д. наставлял на него ружье и угрожал убийством. Ф. говорил об отсутствии у него денег, умении обращаться с оружием, что он кому-то стрелял в голову. Когда приехали, Д. освободил его от скотча, так как Ф. сказал, что он пойдет с ними в квартиру. На просьбу ослабить наручники Д. еще сильнее их зажал. Вновь обыскав его, Д. нашел ключи от квартиры. Ф. спросила, где хранятся деньги от продажи квартиры, после чего Ф. пошли в квартиру, а Д. оставили удерживать его в машине. Когда он смог открыть дверь машины и попытался выйти из нее, Д. его держал, но он вырвался. Д. сначала побежал за ним, но потом вернулся к машине. Чтобы предупредить мать, он побежал вокруг дома к окнам квартиры и стал ей кричать, думая, что Ф. еще не успели подняться в квартиру. Через некоторое время он увидел, что к нему бежит Ф., от которого он стал убегать. На территории стройки он показывал женщине - сторожу наручники, просил её о помощи и вызове милиции, но она испугалась и закрыла дверь. Ф. его догнал и за цепочку наручников потащил в сторону забора, потом отпустил и сказал, что его зовет мать. У подъезда Ф. сказал Д. ждать их в машине, что они справятся сами. Затем Ф. и он поднялись в квартиру, где он понял, что мать задушена. Ф. спросила его, где деньги, после чего он закричал. Ф., оба, набросились на него. Ф. душил его рукой, выкручивая руки и обхватив за горло сзади, а Ф. закрывала ему руками рот и висела, помогая П. повалить его на пол. В ходе борьбы Ф. зубами откусил часть его уха. По требованию Ф. его сестра принесла нож, которым тот пытался перерезать ему горло и порезал лицо. Когда они упали на пол, Ф. била его чем-то по спине и спрашивала Ф., когда тот его убьет. Разбив затылком в окне стекло, он стал кричать о помощи. Ф., крикнул Ф. выключить в квартире свет, что она и сделала. Затащив его внутрь, Ф. воткнул ему в шею сзади осколок стекла и сделал режущее движение в сторону подбородка. Ф., помогая брату, тащила его за ноги. Когда они повалили его на пол, Ф. навалился сверху, стал его душить, пытаться ударить головой о торчащий штырь вентиля радиатора, перерезать ему горло, но не смог этого сделать. Ф. сказала, что пора его "кончать", пыталась накинуть ему что-то на шею, но он отталкивал ее ногами. Увидев свет фонарика, он сказал об этом Ф., Ф. ответил, что они все равно его убьют. Ф. по указанию П. пыталась связать его ноги, но не смогла, поэтому на них села. В это время Ф. вновь стал пытаться порезать ему горло. Затем Ф. вдруг встала и ушла, в квартиру забежали сотрудники милиции.

Согласно протоколу осмотра места происшествия в квартире по адресу 32м\р-2-107 в г. Ангарске обнаружено: в оконной раме разбито стекло, на множественные осколках которого, а также на обоях и на полу имеются следы, обильное пятно и лужа вещества бурого цвета, похожего на кровь, На диване-пуфике находится фрагмент ушной раковины. На раскладушке лежит труп Я.К.С, вокруг шеи и на шее которого находится ремень, при удалении которого на коже шеи видима странгуляционная борозда (т. 4 л.д. 9-28).

Из заключений судебно-медицинских экспертиз видно, что у Б.М.А. имелись повреждения в виде множественных резаных ран лица, укушенной раны правой ушной раковины, сопровождающиеся острой кровопотерей и относящиеся к категории повреждений, причинивших тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни. Кроме того, у Б.М.А. имелись повреждения в виде ушибов, ссадин лица, относящиеся к категории повреждений, не повлекших вреда здоровью. Экспертом не исключается образование указанных телесных повреждений при обстоятельствах, вменяемых обвиняемым (т. 8 л.д. 174, т. 13 л.д. 122).

Из заключения судебно-медицинской экспертизы следует, что смерть Я.К.С. наступила от механической асфиксии, вследствие удавления петлей (т. 8 л.д. 200-202).

Из показаний свидетелей Х.Н.В. в судебном заседании и Д.И.Н. во время предварительного следствия (т. 4 л.д. 124-127), протокола выемки (т. 4 л.д. 131-134), заключений судебно-баллистических экспертиз видно, что обнаруженные в автомашине Ф.П.В. и принадлежащие ему:

гладкоствольное охотничье ружьё ТОЗ-106Р 20 калибра, серийный номер 051589, является огнестрельным оружием, исправным и для стрельбы пригодным, патроны являются штатными боеприпасами для охотничьего гладкоствольного огнестрельного оружия 20 калибра, снаряжены картечью и дробью N 00, изготовлены заводским способом, для стрельбы пригодны.

магазин является двухместным магазином для огнестрельного гладкоствольного охотничьего ружья ТОЗ-106, 20 калибра, для эксплуатации по назначению пригоден (т. 8 л.д. 145-148, 230-234).

Кроме того, виновность осуждённых объективно подтверждается показаниями потерпевшего А.О.В., свидетелей Л.Е.А., Т.Г.П., К.Т.А., Б.И.Д. (т. 4 л.д. 33-37), С.В.А. (т. 5 л.д. 133-137), К.И.А. (т. 4 л.д. 217-221); протоколами: задержания Д.А.В. (т. 4 л.д. 98-101), Ф.П.В. (т. 4 л.д. 53-56), Ф.И.В. (т. 4 л.д. 73-76), выемки (т. 4 л.д. 66-67, т. 5 л.д. 159-161), осмотра жилища Ф. и автомашины Ф.П.В., осмотра предметов (т. 4 л.д. 115-118, 119-121, т. 5 л.д. 68-74, 77-79), получения образцов для сравнительного исследования (т. 5 л.д. 140-141, 143-144, 146-147, 149-150, 152-153, 155-156); заключением судебно-биологической экспертизы (т. 8 л.д. 107-118); исследованными в судебном заседании вещественными доказательствами и другими материалами дела.

Указанные доказательства судом оценены в соответствии со ст. 88 УПК РФ, в связи с чем доводы кассационной жалобы адвоката К. об их недостаточности для решения вопроса о виновности Д. в совершении преступления противоречат материалам дела.

Виновность Л. в совершении вменяемого ему преступления подтверждается материалами дела и не оспаривается.

Юридическая оценка действий осуждённых судом дана верная по указанным в приговоре признакам.

Оснований к оправданию Ф. и Д., как о том они просят в кассационных жалобах, не имеется.

Ссылка осуждённой Ф. на то, что проникновение в квартиру потерпевших произошло не с целью убийства и ограбления опровергается доказательствами.

Утверждение кассационных жалоб осуждённых и адвоката К. о заинтересованности потерпевшего Б. в исходе дела противоречит материалам дела. Данных о причастности Б. к смерти Я. и оснований для оговора подсудимых у него не имеется. Его показания, как во время предварительного следствия, так и в судебном заседании последовательны, по существенным обстоятельствам непротиворечивы и подтверждаются потерпевшим А., другими доказательствами, в том числе и заключениями судебных экспертиз. Свидетель Л. суду показала, что Б. обращался к ней за помощью и просил вызвать милицию, при этом на руках у него были наручники. С учётом этого доводы о противоречивости и лживости показаний потерпевшего Б. являются несостоятельными.

Вопреки доводам кассационных жалоб выводы суда о совершении Д. и Ф. инкриминируемых им преступлений судом сделаны правильные, в соответствии с имеющимися доказательствами.

Из показаний Ф.П.В. и Ф.И.В. во время предварительного следствия, принятых судом во внимание, следует, что между ними и Д., которого они пригласили для оказания им помощи, состоялся предварительный сговор о разбойном нападении на Б. с целью хищения денег, вырученных от продажи жилья и хранящихся в его квартире. Нападение с участием Д. было совершено с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего, а также ружья, принадлежащего Ф., с незаконным проникновением в квартиру.

Показания Ф.П.В. и Ф.И.В. подтверждаются и согласуются с показаниями потерпевшего Б. и другими, приведёнными в приговоре, доказательствами.

Показаниям Ф., Ф. и Д. в судебном заседании, их отрицанию своей вины суд дал надлежащую оценку.

С учётом этого доводы о том, что показания Ф.П.В. противоречивы и не подтверждаются показаниями в суде Ф.И.В., о неизвестности Д. плана Ф., коллегия признает несостоятельными.

Из заключения эксперта видно, что длина ружья, изъятого в автомобиле Ф., составляет в зависимости от положения раскладного приклада, от 530 мм до 820 мм (т. 8 л.д. 145-148), что опровергает довод Д. о невозможности в салоне автомобиля угрожать ружьём и наставлять его в потерпевшего.

Как видно из показаний свидетеля К.Т.А., она рассказывала Ф. о намерении Б. и его матери продать квартиру за полтора миллиона рублей, Б. её никогда не обижал, конфликтов у них не было. Ф. она не просила встречаться с Б. и разговаривать с ним по поводу их отношений. Показания К. стабильны, противоречий не имеют, подтверждаются материалами дела. Свидетель предупреждена об уголовной ответственности за дачу ложных показаний. Оснований к оговору подсудимых у неё не имеется. С учётом этого довод Ф. о некритическом отношении суда к показаниям свидетеля К. нельзя признать состоятельным.

Выводы суда, изложенные в приговоре, соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела.

Оснований сомневаться в них у коллегии не имеется.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, не имеется.

Ссылка Ф. на то, что очная ставка Б. с ней не проводилась, не свидетельствует о нарушении закона, поскольку в силу ст. 38 УПК РФ следователь уполномочен самостоятельно направлять ход расследования и принимать решение о производстве следственных и иных процессуальных действий.

Доводы кассационных жалоб о незаконном воздействии на Ф.П.В. и Ф.И.В. во время предварительного следствия судом первой инстанции тщательно проверялись, им дана надлежащая оценка.

Кроме того, из протоколов видно, что свои показания, принятые судом в качестве доказательств, Ф.П.В. и Ф.И.В. давали по своему желанию, в присутствии защитников. Их выход на место происшествия выполнялся и с участием понятых. Правильность сведений, изложенных в протоколах, участники следственных действий удостоверили собственноручными записями. Ф.П.В. и Ф.И.В. разъяснялись процессуальные права, в том числе право не свидетельствовать против себя. Они предупреждались о том, что в случае последующего отказа от них, показания могут быть использованы в качестве доказательств. Каких-либо заявлений, замечаний, ходатайств Ф.П.В. и Ф.И.В., а также их защитники не подавали.

На вопрос заместителя прокурора города Ангарска о наличии жалоб на действия сотрудников милиции, прокуратуры либо иных жалоб обвиняемый Ф.П.В. ответил отрицательно (т. 5 л.д. 58).

При таких обстоятельствах доводы кассационных жалоб осуждённых о незаконном воздействии во время следствия на Ф.П.В. и Ф.И.В. не могут быть признаны состоятельными.

Данных о наличии препятствий к участию в расследовании данного уголовного дела следователем К.Е.Д. в материалах не содержится. Как следует из протоколов следственных действий, Ф.П.В., Ф.И.В. и Д.А.В. отводов следователю К.Е.Д. не заявляли, обстоятельства, исключающие его участие в расследовании - не показывали. Поэтому довод осуждённой Ф. о том, что следственные действия проводились лицом, имевшим неприязненные отношения к её брату, не могут быть приняты во внимание.

Согласно протоколу некоторые адвокаты отсутствовали в отдельных судебных заседаниях при рассмотрении с согласия подсудимых обстоятельств обвинения, не затрагивающих интересы их подзащитных. В последующем эти адвокаты были ознакомлены с доказательствами, исследованными без них. У адвокатов и подсудимых вопросов по этим доказательствам не возникло. О повторном их исследовании и вызове ранее допрошенных лиц они ходатайств не заявляли (т. 18 л.д. 67-68).

При таких обстоятельствах оснований к признанию нарушенным права подсудимых на защиту, как о том просит в жалобе осуждённый Д., коллегия не усматривает.

Наказание осужденным Ф.И.В. и Д.А.В. назначено справедливое, в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных ими деяний, данных о личности, влияния назначаемого наказания на их исправление.

Оснований к смягчению им наказания не имеется.

В соответствии со ст. 73 УК РФ условное осуждение применяется в случае назначения таких видов наказаний, как исправительные работы, ограничение по военной службе, ограничение свободы, содержание в дисциплинарной воинской части или лишение свободы на срок до 8 лет, и не может быть применено совместно с наказанием в виде штрафа.

Поэтому, в силу п. 3 ч. 1 ст. 379, п. 1 ст. 382 УПК РФ коллегия считает необходимым исключить из приговора указание на назначение Л.А.А. дополнительного наказания в виде штрафа в размере 50 000 рублей.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации определила:

приговор Иркутского областного суда от 23 июля 2009 года в отношении Л.А.А. изменить - исключить указание о назначении Л.А.А. дополнительного наказания в виде штрафа в размере 50000 рублей.

В остальном этот приговор в отношении Л.А.А., Ф.И.В., Д.А.В. оставить без изменения, кассационные жалобы осужденных Ф.И.В. и Д.А.В., адвоката К.Н.И. - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 27 января 2010 г. N 66-009-165


Текст определения опубликован в Бюллетене Верховного Суда Российской Федерации, апрель 2010 г., N 4 (в извлечении)


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение