Определение Верховного Суда РФ от 28 января 2010 г. N 32-В09-22 Удовлетворяя частично иск о взыскании морального вреда в результате неисполнения органами исполнительной власти обязанности по отлову и содержанию безнадзорных домашних животных, суд исходил из того, что указанные обязанности относятся к компетенции органов государственной власти субъекта РФ

Определение Верховного Суда РФ от 28 января 2010 г. N 32-В09-22


Судья Верховного Суда Российской Федерации П.В.Н., изучив надзорную жалобу правительства Саратовской области по материалам истребованного гражданского дела по заявлению С.Т.Е. к администрации г. Саратова, правительству Саратовской области, министерству финансов Саратовской области, комитету по финансам администрации г. Саратова о признании бездействия незаконным, компенсации морального вреда, установил:

С.Т.Е. обратилась в суд с указанным заявлением. Свои требования мотивировала тем, что 5 января 2009 года в г. Саратове она подверглась нападению стаи бродячих собак, в результате чего ей были причинены телесные повреждения. Заявительница указывала, что нападение на нее стало возможным в результате непринятия правительством Саратовской области мер, обеспечивающих безопасность граждан на улицах города, а также мер по отлову и содержанию безнадзорных животных. Кроме того, ссылалась на неисполнение ответчиками требований статьи 2 Федерального закона "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения", статьи 26.3 Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации", статей 35, 43 Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации", Правил благоустройства территории муниципального образования г. Саратов, утвержденных решением Саратовской городской Думы от 27 сентября 2007 года. Помимо этого С.Т.Е. просила взыскать с ответчиков моральный вред в размере 150 000 рублей за причиненные ей физические и нравственные страдания.

Решением Волжского районного суда г. Саратова от 4 июня 2009 года, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 23 июля 2009 года, требования С.Т.Е. частично удовлетворены.

Определением судьи Саратовского областного суда от 2 сентября 2009 года в передаче надзорной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда надзорной инстанции отказано.

3 декабря 2009 года дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации.

В надзорной жалобе правительство Саратовской области просит об отмене состоявшихся по делу судебных постановлений, считая их незаконными.

В соответствии с пунктом 1 части 2 статьи 381 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации по результатам изучения надзорной жалобы или представления прокурора судья выносит определение об отказе в передаче надзорной жалобы или представления прокурора для рассмотрения в судебном заседании суда надзорной инстанции, если отсутствуют основания для пересмотра судебных постановлений в порядке надзора.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Таких оснований для пересмотра судебных постановлений в порядке надзора не установлено.

Из материалов гражданского дела усматривается, что 5 января 2009 года в районе дома N 13 по ул. Виноградной в г. Саратове С.Т.Е. подверглась нападению стаи бродячих собак, в результате чего ей были причинены телесные повреждения. Впоследствии заявительнице проведено лечение, антирабическая вакцинация, в течение трех месяцев она находилась под наблюдением врачей.

В надзорной жалобе правительство Саратовской области указывает, что отлов и содержание безнадзорных животных не относится к санитарно-противоэпидемическим (профилактическим) мероприятиям, а также к мероприятиям по предупреждению и ликвидации болезней животных, их лечению, защите населения от болезней, общих для человека и животных. Однако данное утверждение не может служить основанием для отмены постановленных по делу судебных решений, поскольку основано на неверном толковании норм материального права.

Статья 1 Федерального закона от 30 марта 1999 г. N 52-ФЗ "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения" наряду с организационными, административными, инженерно-техническими, медико-санитарными, ветеринарными мерами к санитарно-противоэпидемическим (профилактическим) мероприятиям относит и иные меры, направленные на устранение или уменьшение вредного воздействия на человека факторов среды обитания, предотвращение возникновения и распространения инфекционных заболеваний и массовых неинфекционных заболеваний (отравлений) и их ликвидацию. Под государственными санитарно-эпидемиологическими правилами и нормативами (санитарными правилами) в указанной статье понимаются нормативные правовые акты, устанавливающие санитарно-эпидемиологические требования (в том числе критерии безопасности и (или) безвредности факторов среды обитания для человека, гигиенические и иные нормативы), несоблюдение которых создает угрозу жизни или здоровью человека, а также угрозу возникновения и распространения заболеваний.

Согласно пункту 1 статьи 29 Закона N 52-ФЗ в целях предупреждения возникновения и распространения инфекционных заболеваний и массовых неинфекционных заболеваний (отравлений) должны своевременно и в полном объеме проводиться предусмотренные санитарными правилами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации санитарно-противоэпидемиологические (профилактические) мероприятия, в том числе мероприятия по осуществлению санитарной охраны территории Российской Федерации, введению ограничительных мероприятий (карантина), осуществлению производственного контроля, мер в отношении больных инфекционными заболеваниями, проведению медицинских осмотров, профилактических прививок, гигиенического воспитания и обучения граждан.

Пунктом 4.8 Санитарных правил СП 3.1.096-96. Ветеринарных правил ВП 13.3.1103-96, утвержденных Госкомсанэпиднадзором РФ 31 мая 1996 года N 11, Минсельхозпродом РФ 18 июня 1996 N 23 установлено, что собаки, находящиеся на улицах и в иных общественных местах без сопровождающего лица, и безнадзорные кошки подлежат отлову.

На основании указанных нормативно-правовых норм, а также учитывая то обстоятельство, что безнадзорные животные могут являться переносчиками заболеваний, общих для человека и животных, в том числе способных повлечь летальный исход, мероприятия по отлову и содержанию безнадзорных животных судом обоснованно отнесены к санитарно-противоэпидемическим (профилактическим) мерам в области предупреждения и ликвидации болезней животных, их лечению, защиты населения от болезней, общих для человека и животных.

Также несостоятельным является довод жалобы о том, что законодательство Российской Федерации не предусматривает обязанность органов исполнительной власти субъекта Российской Федерации по установлению порядка отлова, содержания и использования безнадзорных животных.

Пунктами "б", "н" статьи 72 Конституции Российской Федерации к совместному ведению Российской Федерации и субъектов Российской Федерации отнесена защита прав и свобод человека и гражданина, установление общих принципов организации системы органов государственной власти и местного самоуправления.

Согласно частям 2, 5 статьи 76 Конституции Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации издаются федеральные законы и принимаемые в соответствии с ними законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации.

Законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации не могут противоречить федеральным законам, принятым по предметам ведения Российской Федерации и по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации.

В соответствии с пунктом 2 статьи 26.1 Федерального закона от 6 октября 1999 года N 184-ФЗ "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" полномочия, осуществляемые органами государственной власти субъекта Российской Федерации по предметам ведения Российской Федерации, определяются федеральными законами, издаваемыми в соответствии с ними нормативными правовыми актами Президента Российской Федерации и Правительства Российской Федерации, а также соглашениями.

В силу статьи 2 Закона Российской Федерации от 14 мая 1993 года N 4979-1 "О ветеринарии", а также статей 3, 4 Федерального закона от 30 марта 1999 г. N 52-ФЗ "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения", отношения в области ветеринарии в целях защиты животных от болезней, выпуска безопасных в ветеринарном отношении продуктов животноводства и защиты населения от болезней, общих для человека и животных, а также отношения, возникающие в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения как одного из основных условий реализации предусмотренных Конституцией Российской Федерации прав граждан на охрану здоровья и благоприятную окружающую среду, находятся в совместном ведении Российской Федерации и ее субъектов.

Статья 26.3 (пункт 1) Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" предусматривает, что полномочия органов государственной власти субъекта Российской Федерации по предметам совместного ведения, установленным Конституцией Российской Федерации, указанные в пункте 2 настоящей статьи, осуществляются данными органами самостоятельно за счет средств бюджета субъекта Российской Федерации (за исключением субвенций из федерального бюджета).

Подпунктом 49 пункта 2 статьи 26.3 указанного Федерального закона к таким полномочиям отнесена организация проведения на территории субъекта Российской Федерации мероприятий по предупреждению и ликвидации болезней животных, их лечению, защите населения от болезней, общих для человека и животных, за исключением вопросов, решение которых отнесено к ведению Российской Федерации.

Согласно статье 3 Закона Российской Федерации от 14 мая 1993 года N 4979-1 "О ветеринарии" к полномочиям субъекта Российской Федерации в области ветеринарии относится защита населения от болезней, общих для человека и животных, за исключением вопросов, решение которых отнесено к ведению Российской Федерации.

В соответствии с пунктом 2 статьи 2 Федерального закона от 30 марта 1999 г. N 52-ФЗ "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения" осуществление мер по обеспечению санитарно-эпидемиологического благополучия населения является расходным обязательством Российской Федерации.

Осуществление мер по предупреждению эпидемий и ликвидации их последствий, а также по охране окружающей среды является расходным обязательством субъектов Российской Федерации.

Сферы охраны окружающей среды, санитарно-эпидемиологического благополучия населения, ветеринарии относятся к совместному ведению Российской Федерации и субъектов Российской Федерации.

Поскольку установление порядка отлова и содержания безнадзорных животных относится к мерам по предупреждению эпидемий и ликвидации их последствий, а также предупреждению и ликвидации болезней животных, их лечению, защите населения от болезней, общих для человека и животных, вывод судебных инстанций об отнесении указанных полномочий к компетенции органов государственной власти субъекта Российской Федерации, является правильным, основанным на требованиях федерального законодательства.

Кроме того, законом Саратовской области от 30 октября 2009 года N 157-ЗСО "О внесении изменения в статью 23 закона Саратовской области "О Правительстве Саратовской области" в статью 23 закона Саратовской области от 5 сентября 2009 года "О Правительстве Саратовской области" введен пункт "г. 1", в соответствии с которым на правительство Саратовской области возложена обязанность по установлению порядка отлова и содержания безнадзорных домашних животных.

В остальной части надзорная жалоба сводится к повторению доводов, которые были предметом исследования судебных инстанций и получили должную правовую оценку в судебных постановлениях. Обстоятельств, опровергающих выводы суда и ставящих под сомнение законность постановленных судебных решений, заявителем не приведено.

Нарушений норм материального и процессуального права судом не допущено.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 381 и 383 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, определил:

отказать в передаче надзорной жалобы правительства Саратовской области по делу по заявлению С.Т.Е. к администрации г. Саратова, правительству Саратовской области, министерству финансов Саратовский области, комитету по финансам администрации г. Саратова о признании бездействия незаконным, компенсации морального вреда для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.



Определение Верховного Суда РФ от 28 января 2010 г. N 32-В09-22


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.