Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 17 декабря 2009 г. N 11-О09-132 Оснований для изменения приговора нет, поскольку виновность осужденного в получении взятки в крупном размере подтверждается совокупностью доказательств по делу

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 17 декабря 2009 г. N 11-О09-132


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 17 декабря 2009 г. кассационное представление государственного обвинителя Г.В.В. на приговор Верховного Суда Республики Татарстан от 14 октября 2009 г., по которому

А.М.А., родившийся 9 июля 1970 г., в пос. Первое Мая Азнакаевского района Татарской АССР, несудимый,

осужден по п. "г" ч. 4 ст. 290 УК РФ на 7 лет лишения свободы.

На основании ст. 73 УК РФ постановлено считать назначенное наказание условным с испытательным сроком 3 года.

На основании ст. 47 УК РФ А.М.А. лишен права занимать должности на государственной службе, связанные с организационно-распорядительными функциями, сроком на 3 года.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации П.Е.В., выступление адвоката С.Л.И. в защиту осужденного А.М.А., возражавшей на доводы кассационного представления государственного обвинителя, мнение прокурора К.П.Л., полагавшей приговор отменить по доводам, изложенным в кассационном представлении, дело направить на новое рассмотрение, судебная коллегия установила:

А.М.А. признан виновным в том, что он, являясь должностным лицом - директором государственного автономного образовательного учреждения среднего профессионального образования "Лениногорское музыкально-художественное педагогическое училище", получил взятку в виде денег за действия в пользу взяткодателя, которые входят в служебные полномочия должностного лица, в крупном размере.

Преступление А.М.А. совершено 26 мая 2009 г. в г. Казани при обстоятельствах, указанных в приговоре.

В кассационном представлении государственный обвинитель Г.В.В. полагает, что приговор суда в отношении А.М.А. в части квалификации содеянного осужденным, вида и размера назначенного наказания не основан на законе и материалах дела и подлежит отмене.

В обоснование своих доводов государственный обвинитель указывает, что суд нарушил требования ст. 60, ч. 2 ст. 73 УК РФ о назначении наказания, что повлекло назначение А. чрезмерно мягкого наказания. В частности, суд необоснованно признал в качестве смягчающего наказание обстоятельства явку А. с повинной, поскольку о готовящемся осужденным преступлении органам внутренних дел было известно, и объективная его сторона фиксировалась при помощи технических средств -аудио- и видеозаписи. Кроме того, назначив условное наказание в виде лишения свободы, суд каких-либо обязанностей, способствующих исправлению осужденного, на А. не возложил.

Автор кассационного представления также указывает, что суд допустил нарушения уголовно-процессуального закона, состоящие в том, что А. на предварительном следствии вменялось в вину получение должностным лицом лично посредством вымогательства взятки в крупном размере в виде денег за незаконные действия в пользу взяткодателя и представляемых им лиц, однако суд необоснованно изменил обвинение, не выразив по данному поводу никакого суждения.

Совокупность приведенных обстоятельств, по мнению государственного обвинителя, повлияла на вид и размер назначенного наказания, которое не отвечает целям уголовного наказания и социальной справедливости, исправлению осужденного и предупреждению совершения новых преступлений.

В дополнении к кассационному представлению государственный обвинитель Г.В.В. указывает, что суд при постановлении приговора не разрешил вопрос о мере пресечения в отношении осужденного до вступления приговора в законную силу.

В возражении на кассационное представление государственного обвинителя адвокат С.Л.И. в защиту А.М.А. просит оставить его без удовлетворения.

Изучив материалы дела, проверив доводы кассационного представления государственного обвинителя и возражения на них адвоката, судебная коллегия не находит оснований для отмены приговора, в то же время полагает вывод суда о виновности А.М.А. в совершении инкриминируемого ему деяния соответствующим фактическим обстоятельствам дела и основанным на совокупности всесторонне исследованных в судебном заседании доказательств, подробный анализ которых содержится в приговоре.

Доводы кассационного представления о неправильной квалификации действий А., необоснованном и немотивированном изменении судом предъявленного ему обвинения являются несостоятельными.

Как следует из приговора, суд обоснованно исключил из предъявленного ему обвинения п. "в" ч. 4 ст. 290 УК РФ - "вымогательство взятки", указав в приговоре, что предъявленное А.М.А. обвинение по данному квалифицирующему признаку не нашло своего подтверждения в ходе судебного следствия.

По смыслу уголовного закона вымогательство означает требование должностного лица дать взятку под угрозой совершения действий, которые могут причинить ущерб законным интересам гражданина либо поставить последнего в такие условия, при которых он вынужден дать взятку с целью предотвращения вредных последствий для его правоохраняемых интересов.

Как установлено судом и следует из материалов дела, А.М.А. потребовал взятку у Ф.Ф.М., а затем у Б.А.В. за подписание им актов приемки работ ООО "Строймастер" по капитальному ремонту училища, которые в полном объеме выполнены не были.

Таким образом, судом сделан правильный вывод о том, что угроза А.М.А. направить в Министерство образования и науки Республики Татарстан письмо о некачественно выполненной работе ООО "Строймастер" не образует признака вымогательства, поскольку недоделки в работе по ремонту училища имелись в действительности, а угроза со стороны взяткополучателя совершить в отношении взяткодателя законные действия, хотя и ущемляющие его интересы, не является вымогательством.

Давая правовую оценку действиям А.М.А. суд исходил из установленных обстоятельств дела, согласно которым А.М.А., являясь должностным лицом и будучи наделенным правом приема выполненных работ, получил от Б.А.В. взятку в виде денег в сумме 300000 рублей.

Судом правильно квалифицированы действия А.М.А. по п. "г" ч. 4 ст. 290 УК РФ как получение должностным лицом взятки в виде денег за действия в пользу взяткодателя, которые входят в служебные полномочия должностного лица, в крупном размере. Данная квалификация не противоречит предъявленному А.М.А. обвинению.

Нельзя признать обоснованными доводы государственного обвинителя о том, что суд необоснованно учел в качестве смягчающего наказания обстоятельства явку А. с повинной.

Явка с повинной А.М.А. написана собственноручно и добровольно (т. 1, л.д. 45). Протокол явки с повинной указан в обвинительном заключении в качестве доказательства обвинения и в качестве обстоятельства, смягчающего наказание (т. 3, л.д. 168, 222).

Как видно из протокола судебного заседания, государственный обвинитель ходатайства о признании данного доказательства недопустимым не заявлял. Напротив, по ходатайству государственного обвинителя явка с повинной исследовалась судом и была признана допустимым доказательством (т. 4, л.д. 43-44).

Таким образом, учитывая, что явка с повинной в соответствии со ст. 74, 141, 142 УПК РФ имеет статус доказательства и согласно п. "и" ч. 1 ст. 61 УК РФ является обстоятельством, смягчающим наказание, суд обоснованно признал ее в качестве такового.

Наказание А.М.А., вопреки доводам государственного обвинителя, назначено в соответствии с требованиями ст. 6, 60 УК РФ, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, личности виновного, обстоятельств, смягчающих наказание: признания вины, раскаяния в содеянном, явки с повинной, наличия на иждивении малолетнего ребенка, отсутствия судимости, наличия исключительно положительных характеристик, множества почетных грамот и благодарственных писем, государственной награды - медали "За заслуги в проведении всероссийской переписи населения".

Совокупность смягчающих наказание обстоятельств, а также данные о личности виновного позволили суду сделать вывод о том, что исправление и перевоспитание А.М.А. возможно без изоляции его от общества, и назначить условное осуждение с испытательным сроком на 3 года.

Согласно ч. 5 ст. 73 УК РФ возложение судом на условно осужденного исполнения определенных обязанностей является правом суда и не влечет его обязательного применения.

Назначенное А.М.А. наказание нельзя признать чрезмерно мягким, учитывая вышеизложенные обстоятельства. Данное наказание является справедливым, соразмерным содеянному и личности осужденного.

Довод, указанный в дополнении к кассационному представлению, о том, что суд в резолютивной части приговора не разрешил вопрос о мере пресечения, не является основанием для отмены приговора.

Других нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, не имеется.

Руководствуясь ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Верховного Суда Республики Татарстан от 14 октября 2009 г. в отношении А.М.А. оставить без изменения, а кассационное представление - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 17 декабря 2009 г. N 11-О09-132


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)



Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.