Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 19 ноября 2009 г. N 18-В09-72 Так как перечень должностей и работ, замещаемых или выполняемых работниками, с которыми работодатель может заключать письменные договоры о полной индивидуальной материальной ответственности за недостачу вверенного имущества, не содержит должности специалиста производственного отдела, с заявителем не мог быть заключен договор о полной материальной ответственности, вследствие чего оснований для привлечения последнего к полной материальной ответственности нет

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 19 ноября 2009 г. N 18-В09-72


Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании 19 ноября 2009 г. гражданское дело по иску ООО "Альянс" к К.Е.Н. о взыскании суммы ущерба по надзорной жалобе К.Е.Н. на решение Усть-Лабинского районного суда Краснодарского края от 16 января 2009 г., которым исковые требования удовлетворены, определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 24 февраля 2009 г., которым решение суда оставлено без изменения.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Г.Г.А., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

ООО "Альянс" обратилось в суд с указанным иском, ссылаясь на то, что К.Е.Н., являясь материально ответственным лицом, допустил дорожно-транспортное происшествие, в результате которого причинен ущерб принадлежащему предприятию автомобилю ВАЗ-21140, в связи с чем просил взыскать с ответчика в пользу ООО "Альянс" сумму ущерба в размере 57807 руб. и судебные расходы.

Ответчик иск признал частично в размере среднего месячного заработка.

Решением Усть-Лабинского районного суда Краснодарского края от 16 января 2009 г. исковые требования удовлетворены. Суд взыскал с К.Е.Н. в пользу ООО "Альянс" сумму ущерба, причиненного работодателю, в размере 57807 руб., государственную пошлину в размере 1750 руб., стоимость оплаты за отчет о стоимости восстановительного ремонта в размере 3000 руб., стоимость услуг представителя в размере 10000 руб.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 24 февраля 2009 г. решение суда оставлено без изменения.

В надзорной жалобе К.Е.Н. содержится просьба об отмене состоявшихся по делу судебных постановлений со ссылкой на то, что судами первой и кассационной инстанций была допущена существенная ошибка в применении и толковании норм материального права, регулирующих спорные правоотношения.

22 июля 2009 г. судьей Верховного Суда Российской Федерации дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации и определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 20 октября 2009 г. надзорная жалоба К.Е.Н. с делом передана для рассмотрения в судебном заседании суда надзорной инстанции - Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

В судебное заседание Судебной коллегии не явились стороны, надлежащим образом извещённые о месте и времени рассмотрения дела, в связи с чем на основании статьи 385 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит возможным рассмотрение дела в их отсутствие.

Проверив материалы дела, обсудив доводы надзорной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что надзорная жалоба К.Е.Н. подлежит удовлетворению, а состоявшиеся по делу судебные постановления подлежат отмене по следующим основаниям.

В соответствии со статьей 387 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

При рассмотрении настоящего дела судами были допущены такого характера существенные нарушения норм материального права, выразившиеся в следующем.

Согласно статьи 238 Трудового кодекса Российской Федерации работник обязан возместить работодателю причиненный ему прямой действительный ущерб. Неполученные доходы (упущенная выгода) взысканию с работника не подлежат.

Под прямым действительным ущербом понимается реальное уменьшение наличного имущества работодателя или ухудшение состояния указанного имущества (в том числе имущества третьих лиц, находящегося у работодателя, если работодатель несет ответственность за сохранность этого имущества), а также необходимость для работодателя произвести затраты либо излишние выплаты на приобретение, восстановление имущества либо на возмещение ущерба, причиненного работником третьим лицам.

В силу статьи 242 названного Кодекса полная материальная ответственность работника состоит в его обязанности возмещать причиненный работодателю прямой действительный ущерб в полном размере.

Материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба может возлагаться на работника лишь в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом или иными федеральными законами.

В соответствии со статьей 244 Трудового кодекса Российской Федерации письменные договоры о полной индивидуальной или коллективной материальной ответственности заключаются с работниками, достигшими возраста 18 лет и непосредственно обслуживающими или использующими денежные, товарные ценности или иное имущество.

В ходе рассмотрения настоящего спора судом установлено, что 4 сентября 2006 г. между ООО "Альянс" и К.Е.Н. заключен трудовой договор N 49, согласно которому ответчик принят на должность специалиста производственного отдела. Во исполнение указанного договора Генеральным директором ООО "Альянс" издан приказ от 4 сентября 2006 г. N 128 л/с о приеме на работу. Приказом от 9 января 2007 г. N 1 "О возложении материальной ответственности" К.Е.Н. назначен материально-ответственным лицом, в связи с чем с ним заключен договор о полной материальной ответственности от того же числа.

Приказом Генерального директора ООО "Альянс" от 18 апреля 2008 г. N 46 в связи с производственной необходимостью К.Е.Н. допущен к эксплуатации автомобиля ВАЗ 21140 государственный номер Р 014 АМ 23 регион и на время его эксплуатации согласно выписанных путевых листов назначен материально ответственным лицом.

21 ноября 2008 г. после 13 часов К.Е.Н. вместе с О.В.В. выехали на указанном автомобиле в ст. Тенгинскую для составления акта согласования земельного участка, для чего ответчику выписан путевой лист N 221271. В 15 часов автомобиль доставлен на территорию предприятия эвакуатором.

В объяснительной записке по данному факту К.Е.Н. пояснил, что, двигаясь в направлении ст. Тенгинская, около поворота на въезд в ГП-7 трассы Усть-Лабинск-Тенгинская совершил выезд на встречную полосу движения, в результате чего произошло столкновение с автомобилем КАМАЗ, принадлежащим ОАО "Газпром-Кубаньгазпром". Поскольку по обоюдному согласию водителей названных транспортных средств виновным в совершенной аварии признан К.Е.Н., сотрудников ГИБДД они не вызывали, надлежащего оформления указанного дорожно-транспортного происшествия не произведено.

Согласно отчету о стоимости восстановительного ремонта автотранспортного средства марки ВАЗ-21140 N 099/2008, составленного Усть-Лабинским районным отделением Всероссийского общества автомобилистов, стоимость восстановительного ремонта указанного автомобиля с учетом износа составляет 57807 руб.

Разрешая спор и удовлетворяя требования ООО "Альянс" о взыскании стоимости восстановительного ремонта автомобиля, суд, сославшись на приведенные нормы, указал, что с К.Е.Н. был заключен договор о полной материальной ответственности, работодатель представил достаточные доказательства о необходимости несения расходов по восстановительному ремонту автотранспортного средства, в связи с чем требования подлежат удовлетворению, а доводы ответчика не могут служить основанием к отказу в иске.

Суд кассационной инстанции согласился с данными выводами суда первой инстанции.

Между тем, Судебная коллегия не может согласиться с приведенными выводами судебных инстанций, поскольку они сделаны с существенными нарушениями норм материального права, повлиявшими на исход дела.

Пределы материальной ответственности работника установлены статьей 241 Трудового кодекса Российской Федерации размерами его среднего месячного заработка, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом или иными федеральными законами.

В статье 243 Трудового кодекса Российской Федерации перечислены случаи, когда на работника может быть возложена полная материальная ответственность, в частности, в соответствии с пунктом 2 части первой указанной нормы таким случаем является недостача ценностей, вверенных работнику на основании специального письменного договора или полученных им по разовому документу.

Согласно статьи 244 Трудового кодекса Российской Федерации письменные договоры о полной индивидуальной или коллективной (бригадной) материальной ответственности (пункт 2 части первой статьи 243 настоящего Кодекса), то есть о возмещении работодателю причиненного ущерба в полном размере за недостачу вверенного работникам имущества, могут заключаться с работниками, достигшими возраста восемнадцати лет и непосредственно обслуживающими или использующими денежные, товарные ценности или иное имущество.

Перечни работ и категорий работников, с которыми могут заключаться указанные договоры, а также типовые формы этих договоров утверждаются в порядке, устанавливаемом Правительством Российской Федерации.

Таким образом, трудовое законодательство предусматривает конкретные требования, при выполнении которых работодатель может заключить с отдельным работником письменный договор о полной материальной ответственности, перечень должностей и работ, при выполнении которых могут заключаться такие договоры, взаимные права и обязанности работника и работодателя по обеспечению сохранности материальных ценностей, переданных ему под отчет.

При этом невыполнение требований законодательства о порядке и условиях заключения и исполнения договора о полной индивидуальной материальной ответственности может служить основанием для освобождения работника от обязанностей возместить причиненный по его вине ущерб в полном размере, превышающем его средний месячный заработок.

Как усматривается из материалов дела, К.Е.Н. занимал должность специалиста производственного отдела, с дополнительным возложением обязанностей по управлению автомобилем, принадлежащим предприятию. Однако в Перечень должностей и работ, замещаемых или выполняемых работниками, с которыми работодатель может заключать письменные договоры о полной индивидуальной материальной ответственности за недостачу вверенного имущества, утвержденный постановлением Министерства труда и социального развития Российской Федерации от 31 декабря 2002 года N 85, должность, занимаемая ответчиком, равно как и работа им выполняемая, не включены.

Указанные обстоятельства свидетельствуют о том, что договор о полной материальной ответственности не мог быть заключен с ответчиком, в связи с чем заключенный с ним договор о полной материальной ответственности не мог служить основанием для привлечения его как работника к полной материальной ответственности. Вместе с тем, суд первой инстанции признал правомерным требования ООО "Альянс" о возмещении К.Е.Н. ущерба в полном объеме, превышающем его среднемесячный заработок, что противоречит требованиям вышеназванных норм Трудового кодекса Российской Федерации.

Из изложенного выше следует, что судом при разрешении настоящего спора неправильно истолкован и применен закон, что является существенным нарушением норм материального права.

Ссылка в возражении на надзорную жалобу ООО "Альянс" о том, что имеются основания для привлечения К.Е.Н. к полной материальной ответственности, поскольку в отношении ответчика имеется постановление мирового судьи судебного участка N 223 Усть-Лабинского района Краснодарского края от 21 января 2009 г. о признании его виновным в совершении административного правонарушения и назначении ему административного наказания, не может быть принята во внимание, так как на указанное основание при рассмотрении настоящего спора истец не ссылался.

Содержащаяся в письменных возражениях ООО "Альянс" просьба о возвращении без рассмотрения надзорной жалобы К.Е.Н. по мотиву ее несоответствия установленным требованиям процессуального закона также не подлежит удовлетворению, поскольку из содержания надзорной жалобы усматривается, что она # отвечает требованиям, предусмотренным пунктами 1-5 и 7 части первой, частями четвертой-седьмой статьи 378 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

При таких обстоятельствах в целях исправления судебной ошибки, допущенной при рассмотрении дела судами первой и кассационной инстанции в применении норм материального права, которая повлекла вынесение неправосудного решения, Судебная коллегия признает решение Усть-Лабинского районного суда Краснодарского края от 16 января 2009 г., определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 24 февраля 2009 г. незаконными и подлежащими отмене.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и разрешить возникший спор в соответствии с установленными по делу обстоятельствами и требованиями закона.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 387, 388 и 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Усть-Лабинского районного суда Краснодарского края от 16 января 2009 г., определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 24 февраля 2009 г. отменить. Дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.



Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 19 ноября 2009 г. N 18-В09-72


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)



Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.