Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 20 января 2010 г. N 258-П09ПР Суд изменил приговор, исключив из него указание о назначении наказания по совокупности преступлений, поскольку суд нижестоящей инстанции необоснованно признал наличие в действиях осужденного совокупности двух преступлений, предусмотренных частью одной статьи, назначив наказание за каждый преступный эпизод

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 20 января 2010 г. N 258-П09ПР


Президиум Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрел уголовное дело по надзорному представлению заместителя Генерального прокурора Российской Федерации К.С.Г. и надзорной жалобе осужденного М.Д.С. на приговор Оренбургского областного суда от 1 октября 2004 г., по которому

М.Д.С., 27 сентября 1974 года рождения, уроженец г. Архангельска, судимый 4 октября 2001 г. по ст. 111 ч. 1 УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года,

осужден: по п. "д" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 12 годам лишения свободы, по п.п. "а, д, ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 17 годам лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний назначено 19 лет лишения свободы.

В соответствии со ст.ст. 70, 74 УК РФ отменено условное осуждение по приговору от 4 октября 2001 г., к вновь назначенному наказанию частично присоединено неотбытое наказание по указанному приговору и окончательно к отбыванию М.Д.С. назначено 20 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с М.Д.С. в пользу Ю.И.И. 29 947 руб. 70 коп. в счет возмещения материального ущерба и компенсацию морального вреда в сумме 150 000 руб.; с М.Д.С. в пользу К.Р.Г. 30 000 руб. в счет компенсации морального вреда.

По делу также осужден Б.А.С., надзорное производство в отношении которого не возбуждено.

Кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 13 мая 2005 г. приговор оставлен без изменения.

В надзорном представлении заместителя Генерального прокурора Российской Федерации К.С.Г. ставится вопрос об изменении состоявшихся судебных решений, а в надзорной жалобе осужденного М.Д.С. -об отмене судебных решений и передаче уголовного дела на новое судебное разбирательство.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Р.С.В., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание приговора и кассационного определения, мотивы надзорного представления и жалобы, вынесения постановления о возбуждении надзорного производства, выступления заместителя Генерального прокурора Российской Федерации К.С.Г., поддержавшего доводы надзорного представления, осужденного М.Д.С. и адвоката Я.С.Ю., поддержавших доводы надзорной жалобы, Президиум Верховного Суда Российской Федерации установил:

М. осужден за совершение преступлений при следующих обстоятельствах.

23 августа 2002 г., в дневное время, в квартире 70 дома 12 по пер. Квартальному г. Орска Оренбургской области М. распивал спиртные напитки совместно с Ю., Б. и другими лицами.

В ходе возникшей ссоры с Ю. М. из мести с целью убийства с особой жестокостью стал избивать Ю. руками и ногами, а затем ножом наносил удары потерпевшему в различные части тела, не реагируя на просьбы Ю. прекратить избиение и помочь ему. В результате Ю. были причинены телесные повреждения, не совместимые с жизнью. После убийства Ю., М. и Б. поместили труп в мешки, завернули в палас и ночью вынесли из квартиры на улицу, где сбросили в канализационный колодец возле дома.

11 сентября 2003 г. М. в дневное время находился в квартире 1 дома 122 по пр. Ленина в г. Орске вместе с Т., Б., К. и неустановленной женщиной. Между М., Т. с одной стороны и К. возникла ссора, в ходе которой М. стал избивать К. и женщину, личность которой не установлена, ему помогал Т. После избиения М. сбросил поочередно К. и женщину в погреб глубиной до 3 метров. Затем умышленно, действуя совместно с Т. с целью убийства двух лиц с особой жестокостью, спустился в погреб и принесенным Т. топором, стал наносить удары топором К. и женщине, причинив им телесные повреждения, не совместимые с жизнью. После убийства К. и женщины в погребе, Т. трупы расчленил, уложил в три мешка, и вместе с Б. вывезли из квартиры и сокрыли в различных местах.

В надзорном представлении заместителя Генерального прокурора Российской Федерации К.С.Г. ставится вопрос о квалификации действий М., квалифицированных по п. "д" ч. 2 ст. 105, п.п. "а, д, ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ, по ст. 105 ч. 2 п.п. "а, д, ж" УК РФ, поскольку суд в нарушение ст. 17 УК РФ, действовавшей на момент совершения преступлений, ошибочно признал совокупность преступлений, а также вопреки п. "в" ч. 4 ст. 18 УК РФ установил в действиях осужденного рецидив преступлений.

В надзорной жалобе осужденный М. указывает, что в ходе следствия оговорил себя в результате насилия со стороны работников милиции. Его право на защиту было нарушено. Следствие по делу производилось необъективно.

Не доказаны его причастность к убийствам и предварительный сговор. Потерпевший Ю. спровоцировал его, и это не учтено судом. Не доказана особая жестокость в отношении Ю. Необходимо проведение повторной судебной психолого-психиатрической экспертизы для выяснения вопросов его психического состояния. Не зачтено в срок наказания содержание под стражей с 21 по 23 октября 2002 года.

М. просит состоявшиеся судебные решения отменить, дело передать на новое судебное разбирательство.

Рассмотрев уголовное дело по надзорному представлению заместителя Генерального прокурора Российской Федерации и надзорной жалобе осужденного, Президиум Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей частичному удовлетворению.

Виновность М. в убийстве Ю., а затем К. и неизвестной женщины установлена показаниями свидетелей Г., К., а также Б. и показаниями самого осужденного, протоколом осмотра места происшествия, другими доказательствами, приведенными в приговоре.

Из показаний М. в судебном заседании усматривается, что в ходе драки он схватил нож и ударил Ю. в живот.

О непосредственной причастности М. к убийству Ю. с особой жестокостью свидетельствуют показания Б. и К.

Б. в суде показал, что М. избивал Ю. руками и ногами, потом принес из кухни нож и стал наносить удары ножом. Труп ночью вынесли из квартиры и сбросили в колодец.

Свидетель К. также подробно рассказала об обстоятельствах происшедшего.

Из ее показаний в суде следует, что М. бил Ю. ногами по голове. Велел закрыть дверь, чтобы никто не ушел из квартиры. Ю. просил его не трогать, говорил, что отдаст долг, но М. не слушал, взял нож и, указывая К., где и какая часть тела, стал наносить удары ножом, потом стал перерезать потерпевшему горло. Труп завернули в палас и через некоторое время вынесли из квартиры.

По факту убийства К. и неизвестной женщины Б. показал, что М. стал избивать К., утверждая, что потерпевший ему должен 300 рублей.

Окровавленного К. М. сбросил в погреб. Потом М. избивал женщину и тоже сбросил ее в погреб. Т. передал М. топор. Спустившись в погреб, М. стал наносить потерпевшим удары топором.

Приведенные показания Б. и К. в совокупности с другими доказательствами по делу свидетельствуют о мучительном способе совершенных убийств, а также характеризуют и субъективное отношение М. к содеянному, давая основание признать, что при нанесении множества ударов в места расположения жизненно важных органов его сознанием охватывалось наступление смерти потерпевших, а характер действий свидетельствовал об их особой жестокости.

Данных о том, что Ю. спровоцировал М., не имеется.

Доводы осужденного о незаконных методах ведения следствия судом проверены и обоснованно отвергнуты.

Право М. на защиту в ходе предварительного следствия нарушено не было. Замена защитника произведена по ходатайству самого М. (т. 3 л.д. 64), что не может свидетельствовать о недопустимости добытых доказательств.

Заключение комплексной психолого-психиатрической экспертизы о вменяемости М. основано на материалах дела, является мотивированным и оснований для проведения повторной экспертизы не имеется.

Вместе с тем обстоятельства убийства, установленные судом и приведенные в приговоре, свидетельствуют о том, что Т. не принимал непосредственно участия в убийстве К. и неустановленной женщины, а только передал М. топор, оказав пособничество.

В связи с этим, учитывая тот факт, что убийство указанных лиц совершено только М., его осуждение по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ подлежит исключению из приговора.

Надзорное представление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации подлежит удовлетворению, а судебные решения - изменению на основании ст. 379 ч. 1 п. 3 УПК РФ в связи с неправильным применением уголовного закона.

Как усматривается из приговора, М. совершил 23 августа 2002 г. убийство Ю., а 11 сентября 2003 г. - убийство К. и неустановленной женщины.

В действиях осужденного, совершившего указанные преступления, необоснованно признано наличие совокупности преступлений, предусмотренных одной частью ст. 105 УК РФ.

Согласно ст. 17 УК РФ (в редакции Федерального закона Российской Федерации от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ), действовавшей в период совершения преступлений, а также исходя из положений ст. 9 УК РФ, подлежащей применению по данному делу, совокупностью преступлений признавалось совершение двух или более преступлений, предусмотренных различными статьями или частями статьи УК РФ, ни за одно из которых лицо не было осуждено.

В нарушение этого положения уголовного закона суд признал наличие в действиях М. совокупности двух преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 105 УК РФ, назначив наказание за каждый преступный эпизод.

В соответствии со ст. 10 УК РФ при решении вопроса о наличии совокупности преступлений положения ст. 17 УК РФ (в редакции Федеральных законов от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ, от 21 июля 2004 г. N 73-ФЗ), как ухудшающие положение лица, совершившего несколько преступлений, предусмотренных одной частью статьи Особенной части УК РФ, применены быть не могут.

Поэтому действия М. по эпизоду убийства Ю., квалифицированные по ст. 105 ч. 2 п. "д" УК РФ, по эпизоду убийства К. и неустановленной женщины, квалифицированные по ст. 105 ч. 2 п.п. "а, д, ж" УК РФ, следует квалифицировать по одной статье - по п.п. "а, д" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

В соответствии со ст. 18 ч. 4 п. "в" УК РФ при признании рецидива преступлений не учитываются судимости за преступления, осуждение за которые признавалось условным, если условное осуждение не отменялось и лицо не направлялось для отбывания наказания в места лишения свободы.

По предыдущему приговору от 24 октября 2001 г. М. осужден к лишению свободы условно, при этом условное осуждение до момента постановления приговора по настоящему делу не отменялось, в места лишения свободы М. не направлялся.

При таких данных в действиях осужденного отсутствует рецидив преступлений, а указание о признании рецидива преступлений обстоятельством, отягчающим наказание, подлежит исключению из приговора.

Наказание М. следует назначить с учетом внесенных изменений.

При этом в срок наказания следует зачесть его содержание под стражей с 21 октября 2002 года по 23 октября 2002 года (т. 1 л.д. 69-75).

Принимая во внимание изложенное и руководствуясь ст. 407, ст. 408 ч. 1 п. 6 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации постановил:

1. Надзорное представление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации К.С.Г. удовлетворить. Надзорную жалобу осужденного М.Д.С. удовлетворить частично.

2. Приговор Оренбургского областного суда от 1 октября 2004 г., кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 13 мая 2005 г. в отношении М.Д.С. изменить, исключить осуждение по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ, а также указание о признании рецидива преступлений обстоятельством, отягчающим наказание М.Д.С.

Действия М.Д.С. по факту убийства Ю., квалифицированные по п. "д" ч. 2 ст. 105 УК РФ, а также по факту убийства К. и неустановленной женщины, квалифицированные по п.п. "а, д" ч. 2 ст. 105 УК РФ, квалифицировать по п.п. "а, д" ч. 2 ст. 105 УК РФ, по которой назначить 18 лет 6 месяцев лишения свободы.

Исключить назначение наказания по правилам ч. 3 ст. 69 УК РФ.

На основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров, к назначенному наказанию частично, в виде 1 года лишения свободы, присоединить неотбытое наказание по приговору от 4 октября 2001 г. и окончательно назначить 19 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Зачесть в срок наказания содержание под стражей с 21 октября 2002 года по 23 октября 2002 года.

В остальном судебные решения в отношении М.Д.С. оставить без изменения.



Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 20 января 2010 г. N 258-П09ПР


Текст постановления официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение

Если вы являетесь пользователем системы ГАРАНТ, то Вы можете открыть этот документ прямо сейчас, или запросить его через Горячую линию в системе.