Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 27 января 2010 г. N 294-П09ПР Суд оставил без изменения приговор в отношении оправданного, поскольку вердикт коллегии присяжных заседателей основан на всестороннем, полном и объективном исследовании обстоятельств дела

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 27 января 2010 г. N 294-П09ПР


Президиум Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрел уголовное дело по надзорному представлению заместителя Генерального прокурора Российской Федерации К.С.Г. на приговор Ставропольского краевого суда с участием присяжных заседателей от 12 января 2009 г., по которому

Г.О.М., родившийся 13 апреля 1967 года в ауле Эр-сакон Адыге-Хабльского района Карачаево-Черкесской Республики, несудимый,

оправдан по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 305 УК РФ, за отсутствием в деянии состава преступления.

За Г.О.М. признано право на реабилитацию, предусмотренное ст. 133 УПК РФ.

Кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 30 марта 2009 г. приговор оставлен без изменения.

В надзорном представлении поставлен вопрос об отмене состоявшихся судебных решений.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Х.Н.Л., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание приговора и кассационного определения, мотивы надзорного представления и вынесения постановления о возбуждении надзорного производства, выступление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации З.Е.Л., а также выступление Г.О.М., Президиум Верховного Суда Российской Федерации установил:

Г.О.М. обвинялся в том, что он, занимая должность судьи Андроповского районного суда Ставропольского края, вынес заведомо неправосудный судебный акт.

9 июня 2005 г. представитель компании "Broadwood Trading and Investment Limited" Республики Кипр Ч.С.Ю. подала в Андроповский районный суд Ставропольского края исковое заявление, в котором просила обязать адвоката Адроповской адвокатской конторы С.Е.Ю. исполнить соглашение об оказании юридических услуг от 29 апреля 2005 г., а именно: предоставить отчет или акт выполненных работ по этому соглашению, а также взыскать с С.Е.Ю. в пользу истца расходы по уплате госпошлины. В приложении Ч.С.Ю. просила также о принятии обеспечительных мер.

9 июня 2005 г. Г.О.М. принял к своему рассмотрению указанное исковое заявление.

Имея умысел на вынесение заведомо неправосудного решения, осознавая незаконность своих действий, предвидя наступление общественно опасных последствий и желая их наступления, Г. рассмотрел заявление представителя компании "Broadwood Trading and Investment Limited)) Ч.С.Ю. об обеспечении исковых требований.

При этом, достоверно зная, что заявленные Ч.С.Ю. обеспечительные меры не связаны с предметом исковых требований, а именно: с исполнением соглашения об оказании юридических услуг от 29 апреля 2005 г., заключенного адвокатом С.Е.Ю. с компанией "Broadwood Trading and Investment Limited", предоставлением отчета (акта) выполненных работ по соглашению о взыскании с ответчика расходов по уплате государственной пошлины, а также осознавая, что заявленные Ч.С.Ю. обеспечительные меры не соответствуют заявленным исковым требованиям о возложении обязанности исполнить соглашение от 29 апреля 2005 г., то есть являются явно несоразмерными заявленным требованиям, и осознавая, что в случае принятия мер по обеспечению иска установленный решением суда запрет на совершение органами государственной власти разрешительных и регистрационных действий будет применен в отношении лиц, которые не отвечают по заявленным исковым требованиям, действуя умышленно в нарушение требований ст. 140 ГПК РФ, вынес заведомо неправосудный акт - определение об удовлетворении ходатайства Ч.С.Ю. о принятии обеспечительных мер и запретил:

ОАО "Новатек" совершать сделки с 66% доли в уставном капитале ООО "Геойлбент";

ООО "Нефтяная холдинговая компания" совершать сделки с долями в уставном капитале ООО "Геойлбент";

Федеральной антимонопольной службе России давать согласие на производство сделок с долями в уставном капитале ООО "Геойлбент";

Межрайонной инспекции ФНС России N 3 по Ямало-Ненецкому автономному округу осуществлять государственную регистрацию указанных сделок;

ОАО АК "Транснефть" и его дочерним предприятиям принимать нефть и нефтепродукты ООО "Геойлбент" в систему магистральных трубопроводов.

В тот же день, 9 июня 2005 г., Г.О.М. в соответствии с требованиями ст.ст. 142, 428 ГПК РФ с целью незамедлительного исполнения вынесенного им неправосудного акта направил копии определения в ОАО "Новатек", ООО "Нефтяная холдинговая компания", ОАО АК "Транснефть", в межрайонную инспекцию ФНС России N 3 по Ямало-Ненецкому автономному округу, в Федеральную антимонопольную службу России, а также выдал исполнительные листы.

В результате исполнения указанного неправосудного акта от 9 июня 2005 г. в части запрета ОАО АК "Транснефть" и его дочерним предприятиям принимать нефть и нефтепродукты от ООО "Геойлбент" в систему магистральных нефтепроводов, действовавшего в период с 10 по 22 июня 2005 г., ООО "Геойлбент" был причинен ущерб на сумму 2 800 522,65 рублей.

В надзорном представлении указано, что вопросы, подлежащие разрешению присяжными заседателями, сформулированы с нарушением требований ст. 339 УПК РФ.

Содержание вопроса N 2 потребовало от присяжных заседателей дать оценку сразу нескольким обстоятельствам, в том числе тем, которые не могли быть предметом разрешения "судьей факта", ибо формулировка о доказанности совершения подсудимым действий, изложенных в вопросе N 1, включала "юридические составляющие" относительно умысла Г.О.М., а также касающиеся "законности" или "незаконности" вынесенного им судебного акта.

Однако присяжные заседатели не могли и не должны были анализировать эти обстоятельства, поскольку решение всех правовых вопросов, особенно касающихся содержания умысла, формы вины и квалификации действий подсудимого, является исключительной компетенцией председательствующего судьи.

Кроме того, термины юридического характера в вопросе N 2, такие как "понимая незаконность своих действий" и "заранее зная, что выносит незаконный судебный акт", могли оказаться сложными для восприятия и правильной "трактовки" присяжными заседателями, что повлекло вынесение неправосудного приговора.

Допущенные по делу нарушения являются фундаментальными, повлиявшими на исход дела и законность приговора. Государственный обвинитель настаивал на внесении изменений в вопросный лист, однако соответствующее ходатайство судом отклонено, в связи с чем были ограничены права прокурора.

Представитель ООО "Лукойл-Западная Сибирь" Г.И.М. (правопреемника ООО "Геойлбент") в своем заявлении отмечает, что поддерживает надзорное представление, а также указывает, что в результате исполнения неправосудного судебного акта - определения судьи от 9 июня 2005 г. ООО "Геойлбент" был причинен материальный ущерб на сумму 2 883 125, 42 рубля, который не возмещен.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации находит надзорное представление не подлежащим удовлетворению.

Согласно ст. 405 УПК РФ, пересмотр в порядке надзора обвинительного приговора и последующих судебных решений, вынесенных в связи с его обжалованием, по основаниям, влекущим за собой ухудшение положения осужденного, а также пересмотр оправдательного приговора либо определения или постановления суда о прекращении уголовного дела допускаются в срок, не превышающий одного года со дня вступления их в законную силу, если в ходе судебного разбирательства были допущены фундаментальные нарушения уголовно-процессуального закона, повлиявшие на законность приговора, определения и постановления суда.

К фундаментальным нарушениям относятся нарушения уголовно-процессуального закона, которые повлекли за собой постановление приговора незаконным составом суда или вынесение вердикта незаконным составом коллегии присяжных заседателей, а равно лишили участников уголовного судопроизводства возможности осуществления прав, гарантированных настоящим Кодексом, на справедливое судебное разбирательство на основе принципа состязательности и равноправия сторон либо существенно ограничили эти права, если такие лишения или ограничения повлияли на законность приговора, определение или постановление суда.

Однако по настоящему уголовному делу фундаментальных нарушений уголовно-процессуального закона, о которых говорится в ст. 405 УПК РФ, не допущено.

Сторонам были созданы необходимые условия для осуществления предоставленных им прав, в том числе в стадии обсуждения формулировок вопросного листа.

Доводы о том, что при формулировании вопросного листа были ограничены права прокурора, который предлагал изменить формулировки вопросов, необоснованны.

Постановка вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями, и их содержание регламентированы ст.ст. 338, 339 УПК РФ. Согласно положениям ч. 2 ст. 338 УПК РФ, стороны вправе высказать свои замечания по содержанию и формулировке вопросов и внести предложения о постановке новых вопросов.

Как усматривается из материалов дела, это право государственный обвинитель реализовал. Поданные им замечания по содержанию и формулировке вопросов были приняты председательствующим судьей и приобщены к материалам дела.

В соответствии с требованиями ч. 3 ст. 15 УПК РФ суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или защиты.

Тот факт, что при окончательном формулировании вопросного листа в совещательной комнате судья не согласился с поданными замечаниями по содержанию и формулировке вопросов, не может расцениваться как ограничение прав государственного обвинителя, повлиявшее на исход дела и законность приговора.

Доводы в представлении о том, что формулировки вопросов "... могли оказаться сложными для восприятия и правильной "трактовки" присяжными заседателями", противоречат материалам дела, из которых следует, что после оглашения судьей вопросного листа у присяжных заседателей не возникло неясностей по поставленным вопросам, поскольку они не обращались по поводу их разъяснения.

Требования закона о недопустимости постановки вопросов, требующих от присяжных заседателей собственно юридической оценки при вынесении вердикта, соблюдены.

Вопрос N 2, вопреки доводу представления, был сформулирован на основе и в пределах предъявленного Г.О.М. обвинения, а также с учетом его специфики.

На основании изложенного, а также руководствуясь ст. 407, п. 1 ч. 1 ст. 408 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации постановил:

1. Надзорное представление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации К.С.Г. оставить без удовлетворения.

2. Приговор Ставропольского краевого суда с участием присяжных заседателей от 12 января 2009 г. и кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 30 марта 2009 г. в отношении Г.О.М. оставить без изменения.



Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 27 января 2010 г. N 294-П09ПР


Текст постановления официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.