Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 27 января 2010 г. N 344-П09 Приговор подлежит изменению, так как подлежит применению более ранняя редакция уголовного закона, поскольку она смягчает основное наказание, связанное с лишением свободы

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 27 января 2010 г. N 344-П09


Президиум Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрел уголовное дело по надзорной жалобе адвоката К.В.Н. на приговор Воронежского областного суда от 10 мая 2000 г., по которому

Б.А.Н., 31 июля 1976 года рождения, уроженец г. Воронежа, несудимый,

осужден к лишению свободы: по ст. 30, п.п. "ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ на 10 лет, по п.п. "а, б" ч. 3 ст. 162 УК РФ на 8 лет с конфискацией имущества, по ч. 3 ст. 222 УК РФ на 4 года, а на основании ст. 69 УК РФ на 11 лет с конфискацией имущества, с отбыванием лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 5 февраля 2001 г. приговор изменен, исключено осуждение Б. по ст. 30, п. "ж" ч. 2 ст. 105, п. "а" ч. 3 ст. 162 УК РФ, а также по квалифицирующему признаку п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ - "из корыстных побуждений".

В остальном приговор оставлен без изменения.

Постановлением Теньгушевского районного суда Республики Мордовия от 20 мая 2005 г. приговор приведен в соответствие с Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ, исключено дополнительное наказание в виде конфискации имущества, а в остальном оставлен без изменения.

По делу также осужден Я.А.Б., надзорное производство в отношении которого не возбуждено.

В надзорной жалобе ставится вопрос о пересмотре судебных решений.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации М.Е.И., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание судебных решений, мотивы надзорной жалобы и вынесения постановления о возбуждении надзорного производства, выступления заместителя Генерального прокурора Российской Федерации З.Е.Л., полагавшего надзорную жалобу удовлетворить частично, и адвоката К.В.Н. по доводам жалобы, Президиум Верховного Суда Российской Федерации установил:

с учетом внесенных изменений Б. признан виновным в незаконных приобретении, хранении и ношении боеприпасов, совершенных организованной группой, в разбойном нападении на И. с целью завладения имуществом в крупном размере, в покушении на его убийство, сопряженное с разбоем.

Преступления совершены при следующих обстоятельствах.

В начале 1999 г. Б. познакомился с Я., и с августа 1999 г. они стали проживать вместе в квартире N 12 дома N 1 по ул. Героев Сибиряков г. Воронежа, которую снимал Б. В процессе проживания они познакомились с несовершеннолетним П.

В середине августа 1999 г. в разговоре о трудоустройстве П. сообщил Б. и Я. о том, что работу можно найти у предпринимателя И. П. также рассказал, что И. проживает в отдельной квартире, где имеется богатая обстановка, ценные вещи и хранятся денежные средства в суммах 590000 руб. и 30000 долларов США.

У Б. и Я. возник умысел, направленный на убийство И. и завладение его имуществом.

В начале сентября 1999 г. Я. по договоренности с Б. приобрел у не установленного следствием лица сигнально-стартовый пистолет, кустарно приспособленный для стрельбы патронами калибра 5,6 мм. Б., в свою очередь, незаконно приобрел у К. упаковку спортивно-охотничьих патронов в количестве 50 штук, которые они незаконно хранили и носили. Осужденные также снарядили пистолет тремя патронами, а шесть патронов Б. взял с собой.

Кроме того, они решили ознакомиться с обстановкой по месту проживания И., изучить способы защиты квартиры, образ жизни И. и узнать о наличии в квартире имущества.

Чтобы сориентироваться на месте и детализировать план действий, Б. и Я. попросили П. организовать им с И. встречу якобы с целью трудоустройства. Получив согласие И., осужденные 30 сентября 1999 г., в середине дня, прибыли в квартиру потерпевшего.

Разведав таким образом обстановку в квартире и считая подготовительные действия для нападения на И. законченными, Б. вечером того же дня снова позвонил потерпевшему, попросив встретиться.

Получив согласие, Б. и Я. распределили между собой роли, согласно которым Б., вооруженный пистолетом, совершит нападение на И., лишит его жизни, а потом откроет дверь и впустит в квартиру Я., чтобы совершить хищение имущества и денег. 1 октября 1999 г., примерно в 00 час. 30 мин., Б. и Я. прибыли в квартиру И., который впустил одного Б. Я. как соучастник преступления, направленного на лишение жизни И., остался ожидать Б. у подъезда.

Находясь в квартире, Б. с целью умышленного убийства и завладения имуществом в крупном размере совершил нападение на И., произведя в голову потерпевшего два выстрела из пистолета. Одним из выстрелов в упор Б. причинил И. рану в лобной области справа и ушиб головного мозга, причинившие легкий вред здоровью. Вторым выстрелил Б. промахнулся.

Лишить И. жизни Б. не смог в связи с тем, что пробивная способность сигнально-стартового пистолета оказалась невелика, о чем Б. и Я. не знали, полагая обратное, поскольку приобретали оружие, заведомо переделанное для стрельбы малокалиберными патронами, являющимися боеприпасами.

В связи с этим, по не зависящим от них обстоятельствам не смогли довести свой преступный умысел на лишение жизни потерпевшего до конца.

В надзорной жалобе адвокат К.В.Н. просит об изменении судебных решений. В обоснование этого указывает, что суд кассационной инстанции исключил осуждение Б. по п. "а" ч. 3 ст. 162, ст. 30, п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ, а также по квалифицирующему признаку убийства - "из корыстных побуждений", но меру наказания не смягчил. Кроме того, в определении Судебной коллегии указано, что в действиях Б. организованная группа отсутствует, однако правовую оценку преступления по ч. 3 ст. 222 УК РФ, связанную с данным квалифицирующим признаком, кассационная инстанция оставила без изменения.

Рассмотрев уголовное дело по надзорной жалобе адвоката К.В.Н., Президиум Верховного Суда Российской Федерации находит судебные решения подлежащими изменению на основании ч. 1 ст. 409, п. 3 ч. 1 ст. 379, п. 2 ст. 382 УПК РФ ввиду неправильного применения уголовного закона.

Из содержания кассационного определения усматривается, что, исключая осуждение Б. по ст. 30, п. "ж" ч. 2 ст. 105, п. "а" ч. 3 ст. 162 УК РФ, Судебная коллегия сослалась на то, что само по себе объединение осужденных с целью завладения имуществом И. путем разбойного нападения, а также его убийства нельзя рассматривать как организованную группу, поскольку это не соответствует требованиям закона, регламентирующим понятие данного квалифицирующего признака.

В то же время кассационная инстанция указала в своем определении, что действия Б., связанные с незаконным оборотом боеприпасов, правильно квалифицированы по ч. 3 ст. 222 УК РФ как совершенные организованной группой.

Между тем это утверждение Судебной коллегии противоречит ею же сделанным выводам, касающимся отсутствия организованной группы в разбойном нападении и покушении на убийство, которым предшествовало приобретение оружия и боеприпасов.

При таких обстоятельствах организованная группа отсутствует и по составу преступления, связанному с незаконными приобретением, хранением и ношением боеприпасов, поэтому действия Б. надлежит переквалифицировать с ч. 3 ст. 222 УК РФ на ч. 2 ст. 222 УК РФ по признаку совершения указанных действий группой лиц по предварительному сговору.

В соответствии с требованиями ст. 10 УК РФ, регламентирующими действие обратной силы уголовного закона, улучшающего положение лица, совершившего преступление, действия Б. с п. "б" ч. 3 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года N 63-ФЗ) надлежит переквалифицировать на ч. 3 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года N 162-ФЗ), поскольку он смягчает основное наказание, связанное с лишением свободы.

Наказание осужденному по указанным законам следует назначить в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ.

Оснований для смягчения наказания в связи с исключением судом кассационной инстанции осуждения Б. по ст. 30, п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ не имеется, поскольку в определении Судебной коллегии приведены мотивы, по которым, несмотря на изменения, внесенные в приговор, она не нашла оснований для снижения осужденному срока наказания.

Руководствуясь ст. 407, п. 6 ч. 1 ст. 408 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации постановил:

1. Надзорную жалобу адвоката К.В.Н. удовлетворить частично.

2. Приговор Воронежского областного суда от 10 мая 2000 г., определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 5 февраля 2001 г. и постановление Теньгушевского районного суда Республики Мордовия от 20 мая 2005 г. в отношении Б.А.Н. изменить, переквалифицировать его действия с ч. 3 ст. 222 УК РФ на ч. 2 ст. 222 УК РФ (в редакции Федерального закона от 25 июня 1998 г. N 92-ФЗ), по которой назначить наказание в виде лишения свободы сроком на 2 года 6 месяцев, и с п. "б" ч. 3 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года N 63-ФЗ) на ч. 3 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года N 162-ФЗ), по которой назначить 8 лет лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 30, п. "з" ч. 2 ст. 105, ч. 3 ст. 162, ч. 2 ст. 222 УК РФ, назначить Б.А.Н. 10 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В остальном судебные решения в отношении Б.А.Н. оставить без изменения.



Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 27 января 2010 г. N 344-П09


Текст постановления официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.