Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 30 декабря 2009 г. N 56-ПВ09 Возможность включения жилого помещения в наследственную массу по требованию наследника допускается лишь в том случае, когда гражданин (наследодатель), желавший приватизировать жилое помещение, подал заявление о приватизации и все необходимые для этого документы, не отозвал его, но умер до оформления договора на передачу жилого помещения в собственность или до государственной регистрации права собственности, другие способы выражения наследодателем воли на приватизацию жилого помещения без его обращения при жизни с соответствующим заявлением и необходимыми документами в уполномоченный орган правового значения не имеют

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 30 декабря 2009 г. N 56-ПВ09


Президиум Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрел в судебном заседании гражданское дело по иску Д.А.А. к Департаменту жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы о включении квартиры в наследственную массу, признании права собственности на квартиру в порядке наследования по закону и по встречному иску Департамента жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы к Д.А.А. об истребовании имущества из чужого незаконного владения и выселении

по представлению заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации Н.В.И., внесённому в Президиум Верховного Суда Российской Федерации по надзорной жалобе Департамента жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы на определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 9 июня 2009 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации П.Л.М., объяснения представителя Департамента жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы Е.А.Б., поддержавшей доводы надзорной жалобы, объяснения Д.А.А. и его представителя С.Т.В., полагавших, что оснований для отмены определения Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 9 июня 2009 г. не имеется, заключение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации К.С.Г., полагавшего представление подлежащим удовлетворению, Президиум Верховного Суда Российской Федерации установил:

Д. обратился в суд с иском к Департаменту жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы о включении в наследственную массу квартиры и признании права собственности на эту квартиру в порядке наследования по закону.

В обоснование заявленных требований истец ссылался на то, что является наследником по закону после смерти 18 июля 2007 г. своего отца - Д.А.В., который проживал и был постоянно зарегистрирован в муниципальной квартире по указанному адресу. Д.А.В. имел намерение приватизировать занимаемое жилое помещение. Для этого 18 июля 2007 г. он выдал две доверенности на право совершения всех действий, связанных с приватизацией квартиры, на имя К.Л.А. (мать истца), а также сотрудников службы "одного окна" Департамента жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы. Однако в связи со смертью, последовавшей в тот же день, Д.А.В. не успел завершить процесс приватизации.

Департамент жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы предъявил встречный иск об истребовании данной квартиры из незаконного владения Д.А.А. и его выселении.

Решением Гагаринского районного суда г. Москвы от 6 ноября 2007 г. в удовлетворении исковых требований Д.А.А. отказано, встречный иск Департамента жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы удовлетворён.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 28 февраля 2008 г. данное решение суда оставлено без изменения.

Определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 12 августа 2008 г. по надзорной жалобе Д.А.А. решение Гагаринского районного суда г. Москвы от 6 ноября 2007 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 28 февраля 2008 г. отменены, и дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела решением Гагаринского районного суда г. Москвы от 21 октября 2008 г., оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 4 декабря 2008 г., в иске Д.А.А. отказано, встречный иск Департамента жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы удовлетворён. Постановлено истребовать жилое помещение - квартиру N 30 в д. 31, корп. 4 по просп. Вернадского в г. Москве - из незаконного владения Д.А.А., выселив его из указанной квартиры.

Определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 9 июня 2009 г. по надзорной жалобе Д.А.А. решение Гагаринского районного суда г. Москвы от 21 октября 2008 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 4 декабря 2008 г. отменены. По делу принято новое решение о признании за Д.А.А. права собственности на квартиру N 30 по адресу: г. Москва, просп. Вернадского, д. 31, корп. 4, в порядке наследования по закону в соответствии со ст. 1142 ГК РФ. В удовлетворении исковых требований Департамента жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы отказано.

В надзорной жалобе представитель Департамента жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы П.Е.Н. просит отменить определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 9 июня 2009 г., как нарушающее единство судебной практики, и оставить в силе решение Гагаринского районного суда г. Москвы от 21 октября 2008 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 4 декабря 2008 г. При этом в жалобе указывается, что допущенные Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации нарушения норм материального и процессуального права носят существенный характер и повлияли на исход настоящего дела, в связи с чем без отмены определения Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 9 июня 2009 г. невозможны защита и восстановление прав г. Москвы как собственника жилищного фонда.

По надзорной жалобе Департамента жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы 24 сентября 2009 г. дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации.

В соответствии с частью 1 статьи 389 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации заместителем Председателя Верховного Суда Российской Федерации Н.В.И. внесено в Президиум Верховного Суда Российской Федерации представление о пересмотре в порядке надзора определения Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 9 июня 2009 г.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации, изучив материалы дела и обсудив доводы представления, находит его подлежащим удовлетворению.

В силу части 3 статьи 377 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации жалобы на определения Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, вынесенные ею в надзорном порядке, подаются в Президиум Верховного Суда Российской Федерации при условии, что такие определения нарушают единство судебной практики.

Под единством судебной практики следует понимать правильное и единообразное применение судами на всей территории Российской Федерации федерального законодательства при рассмотрении и разрешении гражданских дел.

Для Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации нарушением единства судебной практики может считаться, в частности, вынесение определений, противоречащих постановлениям Пленума Верховного Суда Российской Федерации, содержащим разъяснения по вопросам судебной практики, и постановлениям Президиума Верховного Суда Российской Федерации по конкретным делам.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу, что при рассмотрении настоящего дела в надзорном порядке Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации допущено нарушение единства судебной практики, выразившееся в следующем.

Отменяя в порядке надзора решение суда первой инстанции и кассационное определение, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации сослалась на допущенную судами ошибку в применении норм материального права.

В соответствии со статьёй 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

В пункте 6 постановления Пленума Верховного Суда Верховного Суда Российской Федерации от 12 февраля 2008 г. N 2 "О применении норм гражданского процессуального законодательства в суде надзорной инстанции в связи с принятием и введением в действие Федерального закона от 4 декабря 2007 г. N 330-ФЗ "О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации" разъяснено, что отмена или изменение судебного постановления в порядке надзора допустимы лишь в случае, если без устранения судебной ошибки, имевшей место в ходе предшествующего разбирательства и повлиявшей на исход дела, невозможны восстановление и защита существенно нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защищаемых законом публичных интересов.

Принцип правовой определенности предполагает, что суд не вправе пересматривать вступившее в законную силу постановление только в целях проведения повторного слушания и получения нового судебного постановления. Иная точка зрения суда надзорной инстанции на то, как должно было быть разрешено дело, не может являться поводом для отмены или изменения судебного постановления нижестоящего суда.

Пересмотр в порядке надзора судебных актов, вступивших в законную силу, возможен лишь как дополнительная гарантия законности таких актов и предполагает установление особых оснований и процедур производства в данной стадии процесса, соответствующих её правовой природе и предназначению. Акт суда, который уже вступил в законную силу, может быть изменён или отменён в порядке надзора лишь в исключительных случаях, когда в результате ошибки, допущенной в ходе предыдущего разбирательства и предопределившей исход дела, существенно нарушены права и законные интересы, защищаемые в судебном порядке, которые не могут быть восстановлены без устранения или изменения ошибочного судебного акта (пункт 3.1 постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 5 февраля 2007 г. N 2-П).

Между тем Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не приведено таких исключительных обстоятельств, послуживших основанием для отмены в порядке надзора вступивших в законную силу судебных постановлений, достаточных для отступления от принципа правовой определённости и стабильности судебных актов.

В надзорном определении Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 9 июня 2009 г. в качестве судебных ошибок указано лишь на то, что выводы судебных инстанций сделаны без учёта обстоятельств, имеющих значение для правильного применения норм материального права, а не на существенное нарушение судами закона, повлиявшего на исход дела.

Следовательно, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации нарушила требования статьи 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в отношении оснований для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора и отменила вынесенные по делу судебные постановления не в связи с допущенным судами существенным нарушением норм материального или процессуального права, а по причине иной точки зрения суда надзорной инстанции на то, как должно быть разрешено дело.

Также Президиум Верховного Суда Российской Федерации считает, что Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации без предусмотренных законом оснований признала неправильным разрешение спора по существу судом первой инстанции, с которым согласился суд кассационной инстанции, и вынесла новое решение по делу.

Согласно статье 2 Закона Российской Федерации от 4 июля 1991 г. N 1541-1 "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" граждане Российской Федерации, занимающие жилые помещения в государственном и муниципальном жилищном фонде, включая жилищный фонд, находящийся в хозяйственном ведении предприятий или оперативном управлении учреждений (ведомственный фонд), на условиях социального найма, вправе с согласия всех совместно проживающих совершеннолетних членов семьи, а также несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет приобрести эти помещения в собственность на условиях, предусмотренных настоящим законом, иными нормативными актами Российской Федерации и субъектов Российской Федерации.

Статьёй 7 названного закона предусмотрено, что передача жилых помещений в собственность граждан оформляется договором передачи, заключаемым органами государственной власти или органами местного самоуправления поселений, предприятием, учреждением с гражданином, получающим жилое помещение в собственность в порядке, установленном законодательством. Право собственности на приобретённое жилое помещение возникает с момента государственной регистрации права в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

Решение вопроса о приватизации жилых помещений должно приниматься по заявлениям граждан в двухмесячный срок со дня подачи документов (статья 8 Закона Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации").

По настоящему делу суды первой и кассационной инстанций установили, что при жизни Д.А.В. либо его представители с заявлением о передаче ему в собственность жилого помещения в порядке приватизации в уполномоченный жилищный орган не обращались, необходимые документы для государственной регистрации права собственности на спорную квартиру ими не подавались. Заявление на подготовку документов для приватизации было подано представителем Д.А.В. по доверенности К.Л.А. на следующий день после его смерти 19 июля 2007 г., то есть когда действие доверенностей, выданных Д.А.В., как указал в силу статьи 188 Гражданского кодекса Российской Федерации суд кассационной инстанции, уже прекратилось.

С учётом установленных по делу обстоятельств, а также положений статей 2, 7, 8 Закона Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" и разъяснений по их применению, содержащихся в пункте 8 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 августа 1993 г. N 8 "О некоторых вопросах применения судами Закона Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации", суды пришли к выводу, что оснований для включения спорной квартиры в наследственную массу и признания за Д.А.А. права собственности на неё в порядке наследования не имеется, так как включение жилого помещения в наследственную массу возможно только в том случае, когда наниматель выразил волю на его приватизацию в виде заявления, подал это заявление в государственный орган, занимающийся приватизацией с приложением необходимых документов, но не успел оформить договор о передаче жилого помещения по причинам от него независящим.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, не соглашаясь с выводом судов первой и кассационной инстанций, посчитала, что с учётом конкретных обстоятельств дела само по себе необращение Д.А.В. или его представителей по доверенности при его жизни с заявлением о приватизации квартиры не могло служить основанием к отказу в удовлетворении заявленного наследником Д.А.А. требования о включении квартиры в наследственную массу. В обоснование такого суждения Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации сослалась на то, что возможность выполнить правила оформления документов на приватизацию спорной квартиры исключалась в связи со скоропостижной смертью Д.А.В., то есть по независящим от него причинам, выразившего при жизни своими действиями, в том числе выдачей доверенностей, свою волю на приватизацию занимаемого им жилого помещения, в которой ему не могло быть отказано.

Приведённые доводы Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации нельзя признать правильными, так как они основаны на ошибочном истолковании статей 2, 7, 8 Закона Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" и противоречат разъяснениям по их применению, содержащимся в пункте 8 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации "О некоторых вопросах применения судами Закона Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации". При этом причины, по которым Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации сочла возможным не руководствоваться разъяснениями, изложенными в пункте 8 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации, в определении не приводятся.

В названном пункте постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации разъяснено, что, исходя из смысла преамбулы и статей 1, 2 Закона Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации", гражданам не может быть отказано в приватизации занимаемых ими жилых помещений на предусмотренных этим законом условиях, если они обратились с таким требованием.

При этом необходимо учитывать, что соблюдение установленного статьями 7, 8 названного Закона порядка оформления передачи жилья обязательно как для граждан, так и для должностных лиц, на которых возложена обязанность по передаче жилых помещений в государственном и муниципальном жилищном фонде в собственность граждан (в частности, вопрос о приватизации должен быть решён в двухмесячный срок, заключён договор на передачу жилья в собственность, право собственности подлежит государственной регистрации в Едином государственном реестре учреждениями юстиции, со времени совершения которой и возникает право собственности гражданина на жилое помещение).

Однако если гражданин, подавший заявление о приватизации и необходимые для этого документы, умер до оформления договора на передачу жилого помещения в собственность или до государственной регистрации права собственности, то в случае возникновения спора по поводу включения этого жилого помещения или его части в наследственную массу необходимо иметь в виду, что указанное обстоятельство само по себе не может служить основанием к отказу в удовлетворении требования наследника, если наследодатель, выразив при жизни волю на приватизацию занимаемого жилого помещения, не отозвал своё заявление, поскольку по независящим от него причинам был лишён возможности соблюсти все правила оформления документов на приватизацию, в которой ему не могло быть отказано.

Таким образом, постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации возможность включения жилого помещения в наследственную массу по требованию наследника допускается лишь в том случае, когда гражданин (наследодатель), желавший приватизировать жилое помещение, подал заявление о приватизации и все необходимые для этого документы, не отозвал его, но умер до оформления договора на передачу жилого помещения в собственность или до государственной регистрации права собственности.

Другие способы выражения наследодателем воли на приватизацию жилого помещения (выдача доверенностей на приватизацию, получение части документов для приватизации, устные заявления в разговорах с родственниками и знакомыми о необходимости и желании приватизировать жилое помещение и т.п.) без его обращения при жизни с соответствующим заявлением и необходимыми документами в уполномоченный орган правового значения не имеют и основанием для включения в наследственную массу после смерти наследодателя занимаемого им по договору социального найма жилого помещения являться не могут.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, исходя из иного толкования норм Закона Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" о способах выражения наследодателем воли на приватизацию жилого помещения, противоречащего данным в пункте 8 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации разъяснениям, удовлетворила иск Д.А.А. Тем самым Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации допустила нарушение единства судебной практики, а также публичных интересов, предполагающих в том числе необходимость единообразного толкования и применения судами закона при рассмотрении и разрешении гражданских дел одной категории.

Обоснованным является и довод представления о том, что нарушает единство судебной практики признание Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации за Д.А.А. права собственности на жилое помещение, которое ни фактически, ни юридически на момент принятия Судебной коллегией нового судебного постановления по делу не существовало, так как дом, в котором оно находилось, был снесён.

Ссылка Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации на то, что указанное обстоятельство не может препятствовать признанию за Д.А.А. в порядке наследования права собственности на спорную квартиру, в нарушение статьи 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации ничем не мотивирована, кроме того, противоречит положениям статьи 235 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которым право собственности прекращается при гибели или уничтожении имущества. Право собственности, как следует из содержания статьи 209 Гражданского кодекса Российской Федерации, может признаваться только на индивидуально-определённую вещь, которая реально существует в натуре. Иное будет противоречить существу права собственности.

Исходя из изложенного, обжалуемое определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, как нарушающее единство судебной практики в толковании и применении норм материального и процессуального права, подлежит отмене, а решение суда первой инстанции и кассационное определение - оставлению в силе.

Руководствуясь статьями 388, 389, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Президиум Верховного Суда Российской Федерации постановил:

определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 9 июня 2009 г. отменить.

Решение Гагаринского районного суда г. Москвы от 21 октября 2008 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 4 декабря 2008 г. оставить в силе.



Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 30 декабря 2009 г. N 56-ПВ09


Текст постановления опубликован в Бюллетене Верховного Суда Российской Федерации, август 2010 г., N 8 (в извлечении)


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.