Рекомендации Научно-консультативного совета при Высшем Арбитражном Суде РФ (Протокол N 8 заседания гражданско-правовой секции от 15 октября 2008 г.)

Протокол N 8
заседания гражданско-правовой секции Научно-консультативного совета при Высшем Арбитражном Суде РФ 15 октября 2008 года


На заседании гражданско-правовой секции Научно-консультативного совета при Высшем Арбитражном Суде Российской Федерации 15 октября 2008 года были рассмотрены следующие вопросы:

1. О начале течения срока исковой давности по требованию о возврате суммы займа, которое основано на договоре, заключённом без указания срока возврата;

2. О применении преимущественного права приобретения акций закрытого акционерного общества при передаче их в качестве отступного;

3. О реализации прав супруга при наследовании акций.

Присутствовали:

1.

Абова Т.Е.

13. Маковская А.А.

2.

Большова А.К.

14. Маковский А.Л.

3.

Витрянский В.В.

15. Мозолин В.П.

4.

Губин Е.П.

16. Павлодский Е.А.

5.

Егиазаров В.А.

17. Приходько И.А.

6.

Ем В.С.

18. Пугинский Б.И.

7.

Зыкин И.С.

19. Розенберг М.Г.

8.

Иванкина Е.В.

20. Сидорова Т.Э.

9.

Иванова С.А.

21. Сыродоев Н.А.

10.

Клейн Н.И.

22. Телюкина М.В.

11.

Козырь О.М.

23. Шерстобитов А.Е.

12.

Кротов М.В.

24. Энтин В.Л.

Представители кафедры гражданского права Российской академии правосудия - Лисицын В.В., Филиппова С.Ю.

Первый заместитель Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации - Валявина Е.Ю.

Сотрудники и судьи Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации: Бациев В.В., Горячева Ю.Ю., Дедов Д.И., Егоров А.В., Ерохова М.А., Зайцев О.Р., Корнеев В.А., Новак Д.В., Новосёлова Л.А., Харчикова Н.П., Церковников М.А., Ягудина Е.А.

Представители средств массовой информации: Васнёв В.В.(главный редактор журнала "Вестник ВАС РФ"); Шиняева Н.С. (газета "Эж-Юрист"); Лещенко А.И. (советник главного редактора журнала "Закон").

Приглашённые:

кандидат юридических наук, заведующий отделом предпринимательского законодательства Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации Гутников О.В.

кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского права юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова Ломакин Д.В.

доктор юридических наук, заместитель руководителя аппарата Комитета Государственной Думы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Михеева Л.Ю.;

доктор юридических наук, член Совета при Президенте Российской Федерации по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства, адвокат Скловский К.И.;

кандидат юридических наук, член рабочей группы по подготовке Концепции развития законодательства об обязательствах, адвокат Степанов Д.И.

К заседанию гражданско-правовой секции Научно-консультативного совета при Высшем Арбитражном Суде Российской Федерации поступили заключения учёных:

доктора юридических наук, профессора, заведующего отделом гражданского законодательства зарубежных государств Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации Залесского В.В.;

кандидата юридических наук, заведующей кафедрой гражданского права юридического факультета Санкт-Петербургского государственного университета Рассказовой Н.Ю.;

доктора юридических наук, академика Российской академии наук, профессора кафедры гражданского права юридического факультета Санкт-Петербургского государственного университета Толстого Ю.К.

Заключения учёных были доведены до сведения присутствовавших на заседании и приглашённых.

Заседание секции открыл её руководитель Витрянский В.В., предложив участникам заседания приступить к обсуждению содержания справок, подготовленных по первому, второму и третьему вопросам в порядке очерёдности. Возражений не поступило.

В обсуждении первого вопроса приняли участие: Большова А.К., Витрянский В.В., Егоров А.В., Маковский А.Л., Павлодский Е.А., Приходько A.И., Церковников М.А.

В обсуждении второго вопроса приняли участие: Абова Т.Е., Витрянский В.В., Гутников О.В., Зайцев О.Р., Кротов М.В., Мозолин В.П., Павлодский Е.А., Приходько А.И., Пугинский Б.И., Скловский К.И., Степанов Д.И., Телюкина М.В.

В обсуждении третьего вопроса приняли участие: Абова Т.Е., Большова А.К., Витрянский В.В., Гутников О.В., Маковский А.Л., Мозолин B.П., Павлодский Е.А., Приходько А.И., Скловский К.И., Степанов Д.И., Телюкина М.В.

По результатам проведенного заседания гражданско-правовая секция Научно-консультативного совета при Высшем Арбитражном Суде Российской Федерации рекомендует Президиуму ВАС РФ:

1) при решении вопроса о начале течения срока исковой давности по договорам займа с неопределенным сроком возврата или сроком возврата, определенным моментом востребования, принимать во внимание, что в силу пункта 1 статьи 810 ГК РФ сумма займа должна быть возвращена заёмщиком в течение 30 дней со дня предъявления займодав-цем требования об этом, если иное не установлено договором. Только после предъявления такого требования и истечения установленного статьёй 810 ГК РФ льготного срока исполнения обязательства, который начинает исчисляться с момента предъявления требования, начинает течь срок исковой давности для защиты права заимодавца на возврат суммы займа;

2) оставить для дальнейшего обсуждения все позиции по вопросу о применении преимущественного права приобретения акций закрытого акционерного общества при передаче их в качестве отступного, изложенные в справке;

3) признав, что идеальная доля пережившего супруга в праве на акции не входит в состав наследства, оставить для дальнейшего обсуждения две позиции относительно решения вопроса о порядке выделения её в натуре. Согласно первой позиции переживший супруг не вправе самостоятельно (без соглашения с наследниками или решения суда) выделить в натуре свою супружескую долю, поскольку иначе могут быть затронуты права других наследников; согласно второй - такой выдел допустим на основании документов, которые подтверждают право на идеальную долю пережившего супруга в праве на акции, в том числе документов, выданных нотариусом;

4) дополнительно обсудить вопрос о подведомственности споров, связанных с защитой прав на акции, принадлежащие пережившему супругу, в том числе об обязании регистратора внести в реестр акционеров запись о принадлежности пережившему супругу акций акционерного общества и о признании недействительной записи о блокировании указанных ценных бумаг на лицевом счете в реестре акционеров общества.


Руководитель гражданско-правовой секции
Научно-консультативного совета

В.В. Витрянский


Ответственный секретарь Совета

А.А. Сироткина


Справка
о начале течения исковой давности по требованию о возврате суммы займа, основанному на договоре, заключенном без указания срока возврата


1. В практике арбитражных судов возник вопрос о начале течения исковой давности по требованию о возврате суммы займа, основанному на договоре займа, заключенном без указания срока возврата или со сроком, определенным моментом востребования.

В силу статьи 195 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ, Кодекс) исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено.

Согласно абзацу второму пункта 2 статьи 200 ГК РФ по обязательствам, срок исполнения которых не определен либо определен моментом востребования, течение исковой давности начинается с момента, когда у кредитора возникает право предъявить требование об исполнении обязательства, а если должнику предоставляется льготный срок для исполнения такого требования, исчисление исковой давности начинается по окончании указанного срока.

Абзацем вторым пункта 1 статьи 810 ГК РФ установлено, что в случаях, когда срок возврата договором не установлен или определен моментом востребования, сумма займа должна быть возвращена заемщиком в течение тридцати дней со дня предъявления займодавцем требования об этом, если иное не предусмотрено договором.

2. Существует два основных подхода к толкованию приведенных положений Кодекса и к определению начала течения исковой давности по рассматриваемому требованию.

Первый подход сводится к следующему. Поскольку займодавец вправе предъявить требование об исполнении обязательства по возврату суммы займа заемщику сразу же после заключения договора, которым срок исполнения не определен или определен моментом востребования, то в силу приведенного выше положения абзаца второго пункта 2 статьи 200 ГК РФ началом течения исковой давности по такому требованию будет момент заключения договора.

В качестве разновидности этого подхода можно выделить точку зрения, согласно которой статья 810 ГК РФ устанавливает льготный тридцатидневный срок для исполнения обязательства заемщиком. Поэтому исковая давность начинает течь спустя тридцать дней после заключения договора займа.

Согласно второму подходу до предъявления требования о возврате суммы займа по договору с неопределенным сроком возврата или сроком возврата, определенным моментом востребования, право займодавца не является нарушенным и, следовательно, срок для защиты этого права не течет.

Предпосылкой данного вывода является соображение о том, что, вероятно, между положениями статьи 195 и абзаца второго пункта 2 статьи 200 ГК РФ имеется противоречие. Его можно усматривать в том, что начальный момент срока, указанный в статье 200 ГК РФ, не отвечает общему критерию, введенному статьей 196 ГК РФ. Срок исковой давности - срок защиты нарушенного права. Однако в абзаце втором пункта 2 статьи 200 ГК РФ не говорится о нарушении права: для начала течения срока достаточно, чтобы у кредитора возникло право требовать исполнения обязательства.

Избежать противоречия можно, истолковав положение абзаца второго пункта 2 статьи 200 ГК РФ в соответствии с понятием исковой давности, данным в статье 195 ГК РФ. Поскольку до нарушения права срок исковой давности не может исчисляться, то применительно к обязательствам, определенным моментом востребования, нарушение может быть допущено должником не ранее, чем кредитор обратится к должнику с предложением исполнить обязательство.

Согласно этому подходу в абзаце втором пункта 2 статьи 200 ГК РФ под "правом предъявить требование об исполнении обязательства" следует понимать возможность предъявить иск и таким образом реализовать нарушенное право.

При этом Кодекс в статье 314 устанавливает общее правило о льготном сроке исполнения обязательства для случаев, когда срок исполнения не предусмотрен. Такое обязательство, не исполненное в разумный срок, а равно обязательство, срок исполнения которого определен моментом востребования, должно быть исполнено должником в семидневный срок со дня предъявления кредитором требования о его исполнении, если иное не вытекает из закона, иных правовых актов, условий обязательства, обычаев делового оборота или существа обязательства (статья 314 ГК РФ). Следовательно, по общему правилу исковая давность начинает течь по прошествии указанного семидневного срока.

Применительно к договору займа, заключенному без указания срока или до востребования, льготный срок для исполнения обязательства по возврату суммы займа начинает течь с момента предъявления требования и составляет тридцать дней в силу статьи 810 ГК РФ. Поэтому заемщик будет считаться не исполнившим свое обязательство лишь по истечении тридцати дней после предъявления займодавцем требования о возврате суммы займа. Именно в этот момент начинает течь срок исковой давности.

Последний из указанных подходов нашел отражение как в практике арбитражных судов кассационной инстанции*(1), так и в практике Верховного Суда Российской Федерации*(2). Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации позицию по рассматриваемой проблеме не высказывал.

3. Критика первого подхода. Применение первого подхода, связывающего начало течения исковой давности по рассматриваемым требованиям с моментом заключения договора, фактически означает установление предельного срока, на который может быть заключен такой договор займа (соответственно, 3 года или 3 года и 30 дней), поскольку по истечении этого срока займодавец не сможет осуществить свое право. Вызывает сомнения, что подобные ограничения свободы договора могут найти серьезное оправдание.

Критика второго подхода. Избрание второго подхода и исчисление исковой давности с момента окончания тридцатидневного срока после предъявления требования о возврате суммы займа создаст возможность для злоупотреблений недобросовестных займодавцев или их правопреемников. Указанные лица смогут спустя длительное время (например, несколько десятков лет) предъявлять иски о возврате суммы займа. Заемщику или его правопреемникам в таком случае будет трудно доказать, что обязательство по возврату займа было надлежаще исполнено.

Однако само по себе оспаривание той или иной конструкции через опасность злоупотреблений является неоднозначным. Кроме того, подобные опасения относятся и к заключению договоров займа на длительный срок (свыше трех лет). Последовательное проведение такой позиции должно повлечь запрет заключения договоров на длительный срок.

Необходимо отметить, что в силу статьи 312 ГК РФ должник вправе при исполнении обязательства потребовать доказательств того, что исполнение принимается кредитором или управомоченным на это лицом, и несет риск последствий непредъявления такого требования.

4. В российском дореволюционном праве действовало общее правило, согласно которому по бессрочным обязательствам и обязательствам до востребования исковая давность начинает течь со дня представления такого обязательства к взысканию или со дня смерти должника*(3).

При принятии Гражданского кодекса РСФСР 1922 года законодатель воспринял позицию, предложенную авторами проекта Гражданского уложения. По общему правилу течение исковой давности начиналось с того момента, когда возникло право на предъявление иска. Но по обязательствам, подлежащим исполнению по востребованию кредитора, течение исковой давности начиналось со времени возникновения обязательства (абзац второй статьи 112 проекта ГУ*(4), абзац второй статьи 45 ГК РСФСР 1922 года)*(5).

В Гражданском кодексе РСФСР 1964 года такого исключения для обязательств, которые должны быть исполнены по востребованию кредитора, не содержалось (статья 83). Как отмечается в литературе, исковая давность по этим обязательствам начинала течь с момента предъявления кредитором должнику требования об исполнении обязательства*(6). При этом, если должнику был предоставлен льготный срок для исполнения, который исчислялся с момента предъявления требования кредитором, давность начинала течь по прошествии этого срока. Общий льготный семидневный срок был установлен в абзаце 2 статьи 172 ГК РСФСР 1964 года. Следовательно, при отсутствии иного указания в законе исковая давность по требованиям из обязательств, срок исполнения которых не

определен или определен моментом востребования, начинала течь по прошествии семи дней после предъявления кредитором требования должнику*(7).

5. Представляет интерес подход германского и австрийского законодательств к рассматриваемой проблеме.

В Германии под исковой давностью понимается истечение отрезка времени, спустя который у должника возникает право отказаться от исполнения. Такое понятие не связано с нарушением, допущенным должником. В Австрии понятие исковой давности закрепляется не в доктрине, а в тексте закона. Оно соответствует германскому: "исковой давностью признается утрата какого-либо права, которое не реализуется в течение установленного законом времени" (§ 1451 Общего гражданского уложения Австрии).

Однако необходимо учитывать современные тенденции в германских правопорядках. Ранее в соответствии с §§ 199 и 200 Германского гражданского уложения (далее - ГГУ) срок исковой давности начинал исчисляться с момента, когда у кредитора возникало право отказаться от договора и потребовать исполнения. Проведя в 2004 г. реформу обязательственного права, германский законодатель отошел от использования указанной конструкции. В современной редакции ГГУ данные нормы исключены. Срок давности начинает исчисляться только после того, как кредитор потребовал исполнения в свою пользу (по обязательствам до востребования). Опасения, связанные с тем, что должник спустя длительное время после заключения договора не сможет доказать факт уплаты долга, в Германии снимаются при помощи дополнительных механизмов, не ограничивающих свободу договора. Так, существует судебная практика, возлагающая бремя доказывания отсутствия платежа на кредитора (истца), если с момента возникновения долга прошел большой период времени (например, 38 лет с момента последней операции по счету по данной задолженности).


Управление анализа и обобщения судебной практики


Справка
по вопросу о применении преимущественного права приобретения акций закрытого акционерного общества*(8) при передаче их в качестве отступного


Пункт 3 статьи 7 Федерального закона "Об акционерных обществах" , предусматривающий наличие у акционеров ЗАО преимущественного права приобретения его акций, прямо указывает только на действие этого права в отношении акций, продаваемых другими акционерами ЗАО. В связи с этим в судебной практике возникают вопросы о том, применяется ли преимущественное право в случае отчуждения акций не по договору купли-продажи, а по другим основаниям, из которых наиболее спорной является передача акций ЗАО в качестве отступного .

При этом поставленный вопрос возникает только в том случае, когда акции передаются действительно в качестве отступного. Если же стороны, желающие обойти преимущественное право, заключают вначале притворный договор, порождающий обязательство (обычно по уплате денег) (например, договор займа), а затем вскоре притворное соглашение об отступном, по которому это обязательство может быть прекращено передачей акций, то в таком случае обе заключенные сделки являются притворными, поскольку они прикрывают одну другую - договор купли-продажи акций. В силу пункта 2 статьи 170 ГК РФ обе притворные сделки ничтожны, а к договору купли-продажи, который стороны действительно имели в виду, с учетом его существа, применяются относящиеся к нему правила. К числу таких правил относятся и правила о преимущественном праве приобретения акций ЗАО*(9). Правовая позиция, допускающая в сходном случае применение преимущественного права к договору купли-продажи, который прикрывался притворным договором дарения, закреплена в абзаце 2 подпункта 8 пункта 14 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 18.11.2003 N 19 "О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об акционерных обществах" ' . В связи с этим в настоящей справке рассматривается только тот случай, когда действительно происходит передача акций ЗАО в качестве отступного.

Далее в настоящей справке приводятся аргументы в пользу и против применения преимущественного права приобретения в случае передачи акций ЗАО в качестве отступного.

Аргументы против применения преимущественного права приобретения в случае передачи акций ЗАО в качестве отступного

1) Пункт 3 статьи 7 Закона об АО, посвященный преимущественному праву приобретения акций ЗАО, говорит только о продаже, а также о цене и покупателе.

2) Подпункт 9 пункта 14 Постановления Пленума N 19 предусматривает, что "преимущественное право акционеров (общества) действует при отчуждении участником этого общества акций только путем продажи".

Однако доказывание притворности соглашения об отступном является сложным. В качестве примеров неудачных попыток доказать притворность соглашений об отступном как прикрывающих куплю-продажу см. Постановления ФАС Центрального округа от 02.09.2004 по делу N А14-4654/03-101-29 (в отношении акций ЗАО) и ФАС Дальневосточного округа от 05.06.2007, 29.05.2007 N Ф03-А51/07-1/1597 по делу N А51-12201/06-32-273 (в отношении доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью).

3) К соглашению об отступном неприменим способ защиты нарушенного преимущественного права приобретения акций ЗАО, предусмотренный подпунктом 7 пункта 3 статьи 7 Закона об АО - перевод прав и обязанностей покупателя, поскольку у кредитора отсутствует встречная обязанность по соглашению об отступном перед должником, в связи с чем на истца можно перевести только право на получение отступного. Так, если ко времени рассмотрения иска о переводе кредитор уже получил акции в качестве отступного, неясно, если передать истцу спорные акции, как обязать его исполнить прекращенное отступным обязательство, то есть уплатить соответствующую сумму кредитору.

ГАРАНТ:

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Вместо "подпунктом 7 пункта 3 статьи 7" имеется в виду "абзацем 7 пункта 3 статьи 7"


Аргументы в пользу применения преимущественного права приобретения в случае передачи акций ЗАО в качестве отступного

1) Преимущественное право приобретения акций ЗАО защищает интерес акционеров ЗАО по контролю персонального состава участников ЗАО.

Законодатель установил баланс интересов: в случае возмездного отчуждения акций он счел нуждающимся в большей защите интерес акционеров ЗАО по контролю персонального состава участников ЗАО нежели их же интерес по свободному отчуждению своих акций, а в случае безвозмездного отчуждения акций - наоборот; поэтому применение преимущественного права к отступному не нарушит баланс этих интересов.

Указанный интерес существует независимо от того, как (по договору купли-продажи или в качестве отступного) передаются третьему лицу акции, в связи с чем защищать его имеет смысл или всегда, когда это возможно (а в случае с отступным это возможно), или никогда: защищать же только при продаже акций представляется необоснованным.

2) Пункт 3 статьи 7 Закона об АО применительно к преимущественному праву использует термин "приобретение"*(10), который включает не только продажу, но и другие основания приобретения прав.

3) Абзац 3 пункта 2 статьи 7 Закона об АО предусматривает, что "в открытом обществе не допускается установление преимущественного права общества или его акционеров на приобретение акций, отчуждаемых акционерами этого общества". Из этого можно сделать вывод о том, что в закрытом обществе установление такого преимущественного права допускается, при этом отчуждение включает в себя не только куплю-продажу, но и другие основания перехода права.

4) В пункте 14 Постановления Пленума N 19, помимо уже упоминавшегося выше подпункта 9, согласно которому "преимущественное право акционеров (общества) действует при отчуждении участником этого общества акций только путем продажи", имеется также и подпункт 8, согласно абзацу 1 которого "предусмотренное Законом преимущественное право приобретения акций не применяется в случаях безвозмездного отчуждения их акционером (по договору дарения) либо перехода акций в собственность другого лица в порядке универсального правопреемства". С логической точки зрения при наличии подпункта 9, если понимать его как исключающий действие преимущественного права при отчуждении акций любым способом кроме продажи, нет необходимости в наличии абзаца 1 подпункта. В этой связи возможно толкование, что Постановление Пленума N 19 точно говорит о том, когда действует преимущественное право (при продаже) и когда не действует (при безвозмездном отчуждении и универсальном правопреемстве), а остальные случаи не решены в нем однозначно.

5) Постановлением Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25.09.2007 N 7134/07 по делу N А25-641/06-13 оставлено без изменения Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 01.03.2007 N Ф08-801/2006 по делу N А25-641/2006-13 в части оставления без изменения судебных актов судов нижестоящих инстанций об отказе в иске о переводе на истца по причине нарушения его преимущественного права прав и обязанностей по соглашению о предоставлении в качестве отступного акций ЗАО.

В данном деле Президиум оставил без изменения постановление суда кассационной инстанции в той части, в которой в том числе отмечается: "Передача акций закрытого акционерного общества без соблюдения правил о преимущественном праве акционеров на приобретение акций нарушает права акционеров. Это относится и к действиям, не являющимся продажей акций, но направленным на обход указанного права и выражающимся, в частности, в передаче акций в порядке исполнения соглашения об отступном".

6) В пункте 7 Обзора практики применения арбитражными судами статьи 409 Гражданского кодекса Российской Федерации (Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 21.12.2005 N 102) поддержана позиция суда кассационной инстанции по делу, в котором он на основании статьи 431 Гражданского кодекса Российской Федерации квалифицировал передачу имущества в собственность ответчику по соглашению об отступном в обмен на получение денежных средств по кредитному договору как распоряжение спорным имуществом в виде его возмездного отчуждения и сделал вывод, что при таком отчуждении имущества общества право истца на преимущественную покупку доли в праве общей собственности нарушено.

В связи с тем, что правовая природа права преимущественной покупки доли в праве общей собственности и преимущественного права приобретения акций ЗАО сходна, приведенная правовая позиция Обзора в отношении первого права может быть распространена и на второе*(11).

7) К соглашению об отступном применим способ защиты нарушенного преимущественного права приобретения акций ЗАО, предусмотренный подпунктом 7 пункта 3 статьи 7 Закона об АО - перевод прав и обязанностей покупателя.

Как и в случае, если к моменту принятия судом решения о переводе на истца прав и обязанностей покупателя акций ЗАО цена акций уже уплачена продавцу, суд одновременно с таким переводом обязывает истца возместить покупателю уплаченную им цену, также и в случае перевода на истца прав приобретателя отступного в виде акций ЗАО суд одновременно с таким переводом обязывает истца выплатить кредитору, получившему отступное, денежную сумму в размере обязательства, прекращенного отступным.

Если будет принята точка зрения о действии преимущественного права при передаче акций в качестве отступного, следует также обсудить вопрос о том, с какого момента преимущественное право считается нарушенным и, соответственно, появляется право требовать перевода: с момента заключения соглашения об отступном или только с момента его предоставления. При этом, если признать, что преимущественное право нарушается уже в момент заключения соглашения об отступном, то следует прийти к выводу, что если к моменту вынесения решения по иску о переводе должник исполнит первоначальное обязательство, а не предоставит отступное, то в иске должно быть отказано (по аналогии с тем, как когда до вынесения решения по иску о переводе прав и обязанностей покупателя по неисполненному договору купли-продажи акций ЗАО стороны расторгают договор*(12)).


Управление анализа
и обобщения судебной практики


Вопросы
о реализации прав супруга при наследовании акций


В соответствии со статьей 1150 ГК РФ принадлежащее пережившему супругу наследодателя в силу завещания или закона право наследования не умаляет его права на часть имущества, нажитого во время брака с наследодателем и являющегося их совместной собственностью.

В практике арбитражных судов возник ряд вопросов, связанных с реализацией прав такого супруга на акции.

1) Является ли право пережившего супруга общим долевым правом и если - да, то с кем образуется общность этого права?

2) Входит ли идеальная доля пережившего супруга в праве на акции в состав наследства?

3) Вправе ли переживший супруг без соглашения с другими наследниками и без решения суда выделить в натуре долю в праве на акции при наличии у него свидетельства о праве пережившего супруга? Имеет ли при этом значение наличие в совместной собственности супругов разных типов акций одного эмитента или акций различных эмитентов?

4) Если указанный выдел доли допустим, каким образом должен решаться вопрос при наличии нечетного числа общего количества акций?

5) Каким образом осуществляется выдел пережившему супругу и наследникам бездокументарных акций в отношениях между таким супругом (наследниками) и эмитентом (регистратором, депозитарием)?

6) Какие акции и в каком порядке подлежат блокированию на основании пункта 7.5 Положения о ведении реестра владельцев именных ценных бумаг, утвержденного постановлением ФКЦБ от 02.10.1997 N 27 в связи со смертью акционера?

7) Каким образом могут реализовываться корпоративные права наследников и пережившего супруга до раздела акций в натуре, в том числе при отсутствии у них согласия по этому вопросу?


------------------------------

*(1) Постановления Федерального арбитражного суда Уральского округа от 14.04.2005 N Ф09-817/05ГК; Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 27.11.2007 N Ф08-7129/07 по делу N А32-9802/2007-62/230.

*(2) Определение Верховного Суда РФ от 15 марта 2005 года N 59-В04-8.

*(3) См.: статьи 1259, 1549 части 1 тома Х Свода Законов Гражданских. Приводится по: Саатчиан А.Л. Свод законов гражданских. - С.-Петербург, издание юридического книжного магазина И.И. Зубкова под фирмой "Законоведение", 1911. С. 266-267, 314; также см.: Энгельман И. Е. О давности по русскому гражданскому праву: Историко-догматическое исследование. М.: Статут, 2003. С. 414.

*(4) Саатчиан А.Л. Гражданское уложение. Том 1. С.-Петербург, издание книжного магазина "Законоведение", 1910 г. С. 126.

*(5) Новицкий И.Б. Избранные труды по гражданскому праву. В 2 т. Т. 1. М: Статут, 2006. С. 370-372.

*(6) Гражданское право. Т. 1. Под ред. П.Е. Орловского и С.М. Корнеева. М.: Юридическая литература, 1969. С. 244 (автор главы - А.М. Белякова). Советское гражданское право. Том. 1. Под. ред. О.С. Иоффе, Ю.К. Толстого, Б.Б. Черепахина. Л., 1971. С. 216 (автор главы - Б.Б. Черепахин).

*(7) Там же.

*(8) Далее - ЗАО.

*(9) Такую позицию применительно к ООО см. в Постановлении ФАС Волго-Вятского округа от 07.09.2007 N Ф03-А51/07-1/3275 по делу N А51-12434/06-19-254 (Определением Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 16.01.2008 N 17592/07 по делу N А51-12434/06-19-254 отказано в передаче дела в Президиум).

*(10) В отличие от общей собственности, где ГК РФ использует термин "преимущественное право покупки"" (статья 250 ГК РФ).

Пример такого толкования, согласно которому подпункт 9 пункта 14 Постановления Пленума N 19 не исключает действия преимущественного права при отступном, см. в Постановлении ФАС Северо-Кавказского округа от 01.03.2007 N Ф08-801/2006 по делу N А25-641/2006-13.

*(11) В уже упоминавшемся Постановлении ФАС Северо-Кавказского округа от 01.03.2007 N Ф08-801/2006 по делу N А25-641/2006-13, признавшем действие преимущественного права приобретения акций ЗАО при отступном, в качестве аргументации приводится как раз указанный пункт Обзора.

*(12) Пример отказа в иске в такой ситуации см. в Постановлении ФАС Северо-Западного округа от 15.09.2006 по делу N А56-28268/2005.


В ходе заседания секции были рассмотрены следующие вопросы.

О начале течения срока исковой давности по требованию о возврате суммы займа, которое основано на договоре, заключенном без указания срока возврата.

О применении преимущественного права приобретения акций закрытого акционерного общества при передаче их в качестве отступного.

О реализации прав супруга при наследовании акций.

По первому вопросу рекомендовано принимать во внимание, что сумма займа должна быть возвращена заемщиком в течение 30 дней со дня предъявления займодавцем требования об этом, если иное не установлено договором.

Только после предъявления такого требования и истечения льготного срока исполнения обязательства, который начинает исчисляться с момента предъявления требования, начинает течь срок исковой давности для защиты права заимодавца на возврат суммы займа.

По вопросу реализации прав супруга при наследовании акций признано, что идеальная доля пережившего супруга в праве на акции не входит в состав наследства.

При этом существуют две позиции относительно решения вопроса о порядке выделения ее в натуре.

Согласно первой - переживший супруг не вправе самостоятельно (без соглашения с наследниками или решения суда) выделить в натуре свою супружескую долю, поскольку иначе могут быть затронуты права других наследников.

Согласно второй - такой выдел допустим на основании документов, которые подтверждают право на идеальную долю пережившего супруга в праве на акции, в том числе документов, выданных нотариусом.


Рекомендации Научно-консультативного совета при Высшем Арбитражном Суде РФ (Протокол N 8 заседания гражданско-правовой секции от 15 октября 2008 г.)


Текст протокола размещен на сайте Высшего Арбитражного Суда РФ в Internet (http://www.arbitr.ru)


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.