Определение Конституционного Суда РФ от 23 марта 2010 г. N 356-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Вавилова Владимира Николаевича на нарушение его конституционных прав частями второй и третьей статьи 48 Закона Российской Федерации "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей"

Определение Конституционного Суда РФ от 23 марта 2010 г. N 356-О-О
"Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Вавилова Владимира Николаевича на нарушение его конституционных прав частями второй и третьей статьи 48 Закона Российской Федерации "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей"


Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, В.Г. Стрекозова, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев по требованию гражданина В.Н. Вавилова вопрос о возможности принятия его жалобы к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин В.Н. Вавилов, которому в апреле 1996 года установлена пенсия за выслугу лет, оспаривает конституционность следующих положений статьи 48 Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 года N 4468-I "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей":

части второй, согласно которой за пенсионерами из числа лиц, указанных в статье 1 данного Закона, прослуживших в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях соответственно не менее 15 и 20 календарных лет, которым пенсия (включая надбавки, предусмотренные статьями 17 и 24 данного Закона, и увеличения, предусмотренные его статьей 16) была исчислена в период проживания в северных регионах с применением соответствующего районного коэффициента, при выезде из этих регионов на новое постоянное место жительства сохраняется размер пенсии, исчисленной с учетом районного коэффициента;

части третьей, которой установлено, что пенсионерам из числа лиц, указанных в статье 1 данного Закона, прослуживших в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях соответственно не менее 15 и 20 календарных лет, проживающим в местностях, где к заработной плате рабочих и служащих районный коэффициент не установлен или установлен в меньшем размере, чем по последнему месту службы этих лиц в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, пенсии, назначаемые в соответствии с названным Законом (включая надбавки, предусмотренные статьями 17 и 24 данного Закона, и увеличения, предусмотренные его статьей 16), исчисляются с применением районного коэффициента, установленного к заработной плате рабочих и служащих непроизводственных отраслей, по последнему месту службы указанных лиц в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях независимо от времени обращения за назначением пенсии; при этом предельный размер районного коэффициента, с учетом которого исчисляются указанные пенсии, составляет 1,5.

По мнению заявителя, оспариваемые законоположения противоречат Конституции Российской Федерации, поскольку не предусматривают возможность включения в указанные 15-20 календарных лет помимо службы в органах прокуратуры периодов работы в территориальных партийных органах, протекавшей в северных регионах, допускают неравенство в пенсионном обеспечении граждан в зависимости от характера выполнявшейся ими профессиональной деятельности.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

2.1. Согласно статьям 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" Конституционный Суд Российской Федерации по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан проверяет конституционность закона или отдельных его положений лишь в той части, в какой они были применены или подлежали применению в деле заявителя и затрагивают его конституционные права; к жалобе должна быть приложена копия официального документа, подтверждающего применение либо возможность применения обжалуемого закона при разрешении конкретного дела, рассмотрение которого завершено или начато в суде или ином органе, применяющем закон.

Как следует из представленных В.Н. Вавиловым документов, часть вторая статьи 48 Закона Российской Федерации "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей" в конкретном деле заявителя не применялась и не подлежала применению, а потому его жалоба в этой части не отвечает критерию допустимости обращений в Конституционный Суд Российской Федерации.

2.2. Правоохранительная служба является особым видом государственной службы. Правовое положение (специальный правовой статус) прокурорских работников определяет Федеральный закон от 17 января 1992 года N 2202-I "О прокуратуре Российской Федерации", пункт 2 статьи 44 которого распространяет на них действие Закона Российской Федерации "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей", предусматривающего - исходя из специфики правоохранительной службы и особого правового статуса лиц, проходящих ее, - условия назначения им пенсий, порядок их исчисления и размеры, отличающиеся от аналогичных параметров трудовых пенсий: для них, в частности, предусмотрена такая мера государственной социальной защиты, как назначаемая независимо от возраста пенсия за выслугу лет, установление и исчисление размера которой обусловлено наличием определенной выслуги на правоохранительной службе.

Соответственно, только с такой службой, протекавшей на протяжении длительного времени (не менее 15-20 календарных лет) в особых природно-климатических условиях районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей, названный Закон связывает право на исчисление размера пенсии с учетом районного коэффициента. Установление такого рода льготы, непосредственно из Конституции Российской Федерации не вытекающей, как и определение в оспариваемом заявителем законоположении условий ее предоставления не могут рассматриваться в качестве такого правового регулирования, которым нарушается закрепленный в статьях 19 (части 1 и 2) и 39 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации принцип равенства при реализации гражданами пенсионных прав. К тому же за получателями пенсии по государственному пенсионному обеспечению сохраняется право на назначение пенсий на общих основаниях - в соответствии с нормами Федерального закона от 17 декабря 2001 года N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 16 ноября 2006 года N 504-О).

Заявитель, полагая, что в указанные 15-20 календарных лет помимо службы в органах прокуратуры в северных регионах, с учетом которой назначается пенсия на основании Закона Российской Федерации "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей", должна засчитываться и протекавшая там же его деятельность в аппарате горкома КПСС, фактически ставит вопрос об изменении действующего законодательства. Однако разрешение этого вопроса Конституционному Суду Российской Федерации неподведомственно.

Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Вавилова Владимира Николаевича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.


Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации

В.Д. Зорькин



Определение Конституционного Суда РФ от 23 марта 2010 г. N 356-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Вавилова Владимира Николаевича на нарушение его конституционных прав частями второй и третьей статьи 48 Закона Российской Федерации "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей"


Текст Определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.