Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2010 г. N 389-П09ПР Суд изменил приговор, исключив из него указания о наличии судимости по предыдущему приговору, о применении статей уголовного закона, связанных с отменой уголовного осуждения и назначением наказания по совокупности приговоров, а также ссылку на совершение осужденным нового умышленного преступления в период испытательного срока за ранее совершенное преступление

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2010 г. N 389-П09ПР


Президиум Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрел уголовное дело по надзорному представлению заместителя Генерального прокурора Российской Федерации К.С.Г. на приговор Верховного Суда Республики Башкортостан от 17 марта 2000 г., по которому

Г., 19 марта 1980 года рождения, уроженец г. Уфы Республики Башкортостан, ранее судимый 25 июня 1998 г. по п.п. "а, б, в, г" ч. 2 ст. 158 УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года,

осужден к лишению свободы:

по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ на 10 лет с конфискацией имущества,

по п.п. "д, ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ на 15 лет. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений назначено 16 лет лишения свободы с конфискацией имущества.

На основании ч. 5 ст. 74 УК РФ отменено условное осуждение, назначенное по приговору от 25 июня 1998 г., и в соответствии со ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров окончательно назначено 17 лет лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 17 апреля 2001 г. приговор в отношении Г., оставлен без изменения.

По делу также осуждены Ф., Н., М., Х. и К., в отношении которых надзорное производство не возбуждено.

Постановлением судьи Верховного Суда Республики Башкортостан от 27 апреля 2009 г. уточнено отчество осуждённого М.

Постановлением Салаватского городского суда Республики Башкортостан от 21 марта 2006 г. приговоры от 25 июня 1998 г. и от 17 марта 2000 г. приведены в соответствие с Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ, исключены: из осуждения по п.п. "а, б, в, г" ч. 2 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г.) по приговору от 25 июня 1998 г. квалифицирующий признак "неоднократно", а по приговору от 17 марта 2000 г. из осуждения за разбой также квалифицирующий признак "неоднократно"; из осуждения по обоим приговорам дополнительное наказание в виде конфискации имущества. В остальном приговор оставлен без изменения, и постановлено считать Г. осуждённым по п.п. "а, в, г" ч. 2 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г.) к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 30 мая 2006 г. постановление оставлено без изменения.

Президиумом Верховного Суда Республики Башкортостан 29 августа 2007 г. постановление от 21 марта 2006 г. и определение от 30 мая 2006 г. изменены. По приговору от 25 июня 1998 г. наказание по п.п. "а, в, г" ч. 2 ст. 158 УК РФ смягчено до 2 лет 9 месяцев лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года. По приговору от 17 марта 2000 г. по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ наказание смягчено до 9 лет 6 месяцев лишения свободы. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ назначено 15 лет 6 месяцев лишения свободы, а в соответствии с ч. 5 ст. 74, ст. 70 УК РФ окончательное наказание назначено в виде 16 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В надзорном представлении ставится вопрос о пересмотре судебных решений.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации М.Е.И., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание судебных решений, мотивы надзорного представления и вынесения постановления о возбуждении надзорного производства, выступление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации М.В.В., поддержавшего внесенное надзорное представление, Президиум Верховного Суда Российской Федерации установил:

Г. признан виновным в совершении разбоя и убийства С.

Преступления совершены в г. Уфе Республики Башкортостан при следующих обстоятельствах.

Отец С. и сын Ф. проживали вдвоем в четырехкомнатной квартире N 5 в доме N 5 по улице Фрунзе. Между ними сложились неприязненные отношения, в связи с чем они пытались разменять квартиру, но вариантов размена, подходящих обоим, не находили. Взаимоотношения стали крайне неприязненными, и Ф. решил организовать убийство отца и завладеть квартирой.

Ф., познакомившись с Х., предложил ему за вознаграждение совершить убийство отца. Х. обещал Ф. оказать содействие в убийстве и склонил к совершению преступления за вознаграждение несовершеннолетнего К., а также М. и Г., которых привёл к Ф. и представил как исполнителей убийства.

Вступив в преступный сговор с Ф. и Х., осужденные Г., М. и К. согласились совершить убийство С. за вознаграждение в сумме 13000 долларов США.

Вечером 30 июля 1999 г. Ф. подлил отцу в чай вещество, переданное ему М. как снотворное, чтобы усыпить его и облегчить совершение преступления. Затем Ф. вынес и передал Г., М. и К., ждавшим его во дворе, ключи от входной двери, чтобы обеспечить им беспрепятственный доступ в квартиру, и паспорт отца для последующего оформления права собственности на квартиру, что также ими было обговорено заранее. Кроме того, Ф. сообщил другим осужденным, что в квартире есть сейф с деньгами, оружием и золотом, хотя в действительности ни сейфа, ни ценностей там не было. После этого Ф. написал расписку в двух экземплярах, что нанимает людей за 13000 долларов США для убийства своего отца, передал ее Г., М. и К. и уехал из г. Уфы, чтобы создать себе алиби.

Считая информацию Ф. о сейфе с ценностями и оружием достоверной, Г., М. и К., помимо убийства, решили совершить также разбойное нападение на Ф. и завладеть его имуществом.

Дождавшись удобного момента, все трое пришли во двор дома, где жил Г., и стали распивать спиртные напитки. Во дворе Г. встретил знакомого ему Н., который подъехал на своей автомашине ВАЗ-2108, и предложил ему за вознаграждение в сумме 2000 долларов США довезти их до дома С., которого они собирались убить, и оказать содействие в сокрытии следов преступления - вывезти труп С. на автомашине. Н., заведомо зная, что произойдет убийство и заранее обещая содействие, согласился предоставить свою автомашину для указанных целей. Об этом Г. сообщил М. и К.

Около 2 часов 31 июля 1999 г. все четверо на автомашине Н., за руль которой ввиду нетрезвого состояния Н. сел не знавший о предполагаемом преступлении Г. - брат Г.Р., приехали к дому N 5 по ул. Фрунзе.

Они вооружились монтировкой, которую Н., активно содействуя преступлению, достал из багажника своей автомашины и передал К., предупредив, что оставлять ее на месте преступления нельзя. К., также оказывая содействие, принес монтировку в квартиру. Поднявшись в квартиру N 5, в которой жили С., М. открыл ключом, переданным Ф., входную дверь, и все проникли в помещение.

Обнаружив, что С. в спальне, К. плечом выбил дверь, и все ворвались туда и напали на С. М. потребовал, чтобы С. лег на кровать лицом вниз, Г. связал ему руки телефонным проводом, и все стали требовать выдать сейф и деньги. При этом М. удерживал ноги С. Последний сказал, что сейфа, ценностей и оружия в доме нет.

Нападавшие стали избивать С., нанося удары ему руками и ногами.

Н., для которого разбойное нападение было очевидным, также оказывая содействие в разбое, обыскал квартиру в поисках сейфа, но не нашел, и стал подыскивать другое имущество для похищения. В кладовке нашел мешок сахара, наручники, резиновую палку и другие вещи, о чем сообщил остальным.

В это время в спальне Г., проявляя особую жестокость, заявил С., что они пришли убивать его, для чего их нанял его сын Ф., показал расписку последнего. На это потерпевший ответил, что "раз сын - убивайте".

Выхватив из рук К. монтировку, М. и Г. поочередно с целью убийства с особой жестокостью нанесли С. множество ударов по голове и телу.

Полагая, что С. мертв, Г. и М. вышли из спальни. Однако Ф., оказывая пособничество убийству, сообщил им, что С. еще жив. Тогда Г. и М. взяли на кухне ножи, вернулись в спальню и по очереди нанесли множество ударов ножом по телу потерпевшего.

От полученных телесных повреждений и развившейся вследствие этого обильной кровопотери С. скончался на месте.

С целью сокрытия совершенного убийства Г., М., К. и Н. перенесли труп С. на кухню и поместили в холодильник. К. отмыл от крови монтировку, которую забрал Н.

Г. и М. при содействии К. забрали мешок сахара, наручники и резиновую дубинку на общую сумму 248 руб. 70 коп., а также старую дубленку и вышли к машине, где их ждал Н.

В то же время из-за присутствия в машине Г.В., не знавшего о совершаемых преступлениях, они не смогли в этот раз забрать приготовленные для похищения вещи, в том числе портфель - "дипломат" с 27 аудиокассетами и телевизор марки "Голд Стар" на общую сумму 5170 рублей.

Утром М. и Г. вернулись в квартиру С., забрали портфель с кассетами и телевизор.

Всего похищено имущества на сумму 5418 рублей.

В надзорном представлении ставится вопрос об исключении из приговора при назначении наказания указания о применении ст.ст. 74, 70 УК РФ, поскольку по приговору от 25 июня 1998 г. Г. подлежал освобождению от наказания на основании постановления об амнистии от 26 мая 2000 года.

Рассмотрев материалы уголовного дела по надзорному представлению заместителя Генерального прокурора К.С.Г., Президиум Верховного Суда Российской Федерации находит судебные решения подлежащими изменению на основании ч. 1 ст. 409, п. 3 ч. 1 ст. 379, п. 1 ст. 382 УПК РФ ввиду неправильного применения уголовного закона.

Из материалов дела усматривается, что Г. 25 июня 1998 г., с учетом внесенных изменений, осуждался по п.п. "а, в, г" ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам 9 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года.

Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации 26 мая 2000 г., то есть до вступления приговора от 17 марта 2000 г. в законную силу, по которому применены положения ч. 5 ст. 74, ст. 70 УК РФ в отношении приговора от 25 июня 1998 г., было принято постановление "Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов". В соответствии с пунктом 6 Постановления лица, условно осужденные, подлежали освобождению от наказания.

Поскольку Г. по первому приговору осуждался к лишению свободы условно, он подлежал освобождению от назначенного за это преступление наказания.

Действие данного пункта не распространялось лишь на лиц, совершивших преступления, перечисленные в пункте 12 Постановления, однако преступление, совершенное Г., в нем не указано. Других ограничений для освобождения условно осужденных от наказания Постановлением не предусматривалось.

Не являлось ограничением и совершение нового преступления в течение установленного судом испытательного срока, так как действие пункта 11 Постановления не распространялось на пункт 6.

При таких данных на момент рассмотрения дела в кассационном порядке Г. подлежал освобождению от наказания по приговору от 25 июня 1998 года. В силу ч. 2 ст. 86 УК РФ лицо, освобожденное от наказания, считается несудимым, поэтому из приговора следует исключить указание о наличии этой судимости, назначение наказания по правилам ч. 5 ст. 74, ст. 70 УК РФ, а также ссылку на совершение им нового умышленного преступления в период испытательного срока за ранее совершенное преступление.

Руководствуясь ст. 407, п. 6 ч. 1 ст. 408 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации постановил:

1. Надзорное представление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации К.С.Г. удовлетворить.

2. Приговор Верховного Суда Республики Башкортостан от 17 марта 2000 г., определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 17 апреля 2001 г., постановление Салаватского городского суда Республики Башкортостан от 21 марта 2006 г., кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 30 мая 2006 г., постановление президиума Верховного Суда Республики Башкортостан от 29 августа 2007 г. в отношении Г. изменить, исключить указания о наличии судимости по приговору от 25 июня 1998 г., о применении ч. 5 ст. 74, ст. 70 УК РФ, связанных с отменой уголовного осуждения и назначением наказания по совокупности приговоров, а также ссылку на совершение им нового умышленного преступления в период испытательного срока за ранее совершенное преступление.

В остальном судебные решения в части осуждения Г. на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных п. "в" ч. 3 ст. 162, п.п. "д, ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ, к 15 годам 6 месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима оставить без изменения.



Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2010 г. N 389-П09ПР


Текст постановления размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.