Определение Конституционного Суда РФ от 8 апреля 2010 г. N 453-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы компании "Ланкренан Инвестментс Лимитед" на нарушение конституционных прав и свобод положениями пункта 3 статьи 6, пункта 1 статьи 71, пункта 2 статьи 84 Федерального закона "Об акционерных обществах" и пункта 4 статьи 393 Гражданского кодекса Российской Федерации"

Определение Конституционного Суда РФ от 8 апреля 2010 г. N 453-О-О
"Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы компании "Ланкренан Инвестментс Лимитед" на нарушение конституционных прав и свобод положениями пункта 3 статьи 6, пункта 1 статьи 71, пункта 2 статьи 84 Федерального закона "Об акционерных обществах" и пункта 4 статьи 393 Гражданского кодекса Российской Федерации"


Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, Н.С. Бондаря, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, В.Г. Ярославцева,

заслушав в пленарном заседании заключение судьи Л.О. Красавчиковой, проводившей на основании статьи 41 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" предварительное изучение жалобы компании "Ланкренан Инвестментс Лимитед", установил:

1. Решением Арбитражного суда города Москвы от 25 июня 2007 года, оставленным без изменения судами апелляционной и кассационной инстанций, компании "Ланкренан Инвестментс Лимитед" было отказано в удовлетворении исковых требований о взыскании с ОАО "Евроцемент груп" убытков в пользу его дочернего общества - ОАО "Ульяновскцемент", акционером которого является компания "Ланкренан Инвестментс Лимитед". Суды, руководствуясь в том числе положениями статей 6 и 84 Федерального закона от 26 декабря 1995 года N 208-ФЗ "Об акционерных обществах", указали, что истцом не были представлены доказательства, свидетельствующие о совершении ответчиком действий, повлекших причинение ОАО "Ульяновскцемент" убытков. Высший Арбитражный Суд Российской Федерации отказал в пересмотре дела в порядке надзора.

Решением Арбитражного суда города Москвы от 22 февраля 2007 года, оставленным без изменения судом апелляционной инстанции, компании "Ланкренан Инвестментс Лимитед" как акционеру ОАО "Разрез Ольжерасский" было отказано в удовлетворении исковых требований к ОАО "Мечел" и дочернему по отношению к нему ОАО "Угольная компания "Южный Кузбасс" о взыскании убытков в пользу ОАО "Разрез Ольжерасский" - дочернего общества по отношению к ОАО "Угольная компания "Южный Кузбасс". Кроме того, решением от 10 сентября 2007 года, оставленным без изменения судом кассационной инстанции, Арбитражный суд города Москвы отказал компаниям "Аустро (Сайпрус) Лимитед" и "Ланкренан Инвестментс Лимитед" как акционерам ОАО "Разрез Красногорский" (еще одного дочернего общества по отношению к ОАО "Угольная компания "Южный Кузбасс") в удовлетворении исковых требований к ОАО "Мечел" о взыскании убытков в пользу ОАО "Разрез Красногорский". Как указали суды, истцы не представили доказательств того, что дочерние общества предпринимали какие-либо меры для получения прибыли, что прибыль они не получили именно по вине ответчика и что ответчик использовал имеющиеся у него право или возможность в целях совершения дочерним обществом действия, заведомо зная, что вследствие этого дочерние общества понесут убытки.

Решением Арбитражного суда Тюменской области от 29 января 2009 года компаниям "Ланкренан Инвестментс Лимитед" и "Процветание Холдинг Лимитед" было отказано в удовлетворении исковых требований к ОАО "ТНК-ВР Холдинг" о взыскании убытков в пользу ОАО "Саратовский нефтеперерабатывающий завод" (дочернего общества ОАО "ТНК-ВР Холдинг") по тем же основаниям.

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации компания "Ланкренан Инвестментс Лимитед" просит признать противоречащими Конституции Российской Федерации пункт 3 статьи 6, пункт 1 статьи 71 и пункт 2 статьи 84 Федерального закона "Об акционерных обществах", а также пункт 4 статьи 393 ГК Российской Федерации.

2. Согласно Конституции Российской Федерации в Российской Федерации гарантируется свобода экономической деятельности (статья 8, часть 1), каждый имеет право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности (статья 34, часть 1), а также право иметь имущество в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться им как единолично, так и совместно с другими лицами (статья 35, часть 2).

Предпринимательская деятельность в организационно-правовой форме акционерного общества затрагивает интересы большого числа лиц - акционеров, инвесторов, а также публичные интересы. Осуществляя регулирование порядка создания и правового положения акционерных обществ, прав и обязанностей их акционеров, а также обеспечивая защиту прав и интересов акционеров, государство действует в определенных Конституцией Российской Федерации пределах, исходя из того, что оно не вправе лишать акционерные и другие хозяйственные общества их правомочий, составляющих основное содержание конституционного права на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской деятельности (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 24 февраля 2004 года N 3-П).

Поэтому, осуществляя на основании статьи 71 (пункты "в", "о") Конституции Российской Федерации регулирование предпринимательской деятельности коммерческих организаций, включая акционерные общества, федеральный законодатель обязан учитывать, что одной из основных задач законодательства об акционерных обществах является обеспечение баланса законных интересов кредиторов и акционеров, акционеров и менеджмента, акционеров - владельцев крупных пакетов акций и миноритарных акционеров с учетом того, что Конституция Российской Федерации закрепляет принцип, согласно которому осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц (статья 17, часть 3), и гарантирует каждому судебную защиту его прав и свобод (статья 46, часть 1). Право на судебную защиту предполагает конкретные гарантии, которые позволяют реализовать его в полном объеме и обеспечивают эффективное восстановление в правах посредством правосудия, отвечающего требованиям справедливости с учетом принципа правовой определенности.

2.1. Общие положения об основных и дочерних обществах установлены Гражданским кодексом Российской Федерации. Согласно пункту 3 его статьи 96 правовое положение акционерного общества и права и обязанности акционеров определяются в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации и законом об акционерных обществах.

В частности, согласно пункту 1 статьи 105 ГК Российской Федерации хозяйственное общество признается дочерним, если другое (основное) хозяйственное общество или товарищество в силу преобладающего участия в его уставном капитале, либо в соответствии с заключенным между ними договором, либо иным образом имеет возможность определять решения, принимаемые таким обществом. Дочернее общество, являясь самостоятельным юридическим лицом с собственным обособленным имуществом, не отвечает по долгам основного. Однако, как следует из пункта 2 статьи 105 ГК Российской Федерации, основное общество, которое имеет право давать дочернему обществу, в том числе по договору с ним, обязательные для него указания, отвечает солидарно с дочерним обществом по сделкам, заключенным последним во исполнение таких указаний.

Так, в оспариваемом заявителем пункте 3 статьи 6 Федерального закона "Об акционерных обществах" определены условия, при которых основное общество вправе давать дочернему обязательные указания. Такое право должно быть предусмотрено либо в договоре, заключенном между основным и дочерним обществами, либо в уставе последнего (абзац второй пункта 3); в свою очередь, акционеры дочернего общества вправе требовать возмещения основным обществом убытков, причиненных по его вине дочернему обществу; убытки считаются причиненными по вине основного общества только в случае, когда основное общество использовало имеющиеся у него право и (или) возможность в целях совершения дочерним обществом действия, заведомо зная, что вследствие этого дочернее общество понесет убытки (абзац четвертый пункта 3).

Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 15 ноября 2007 года N 846-О-О, положения пункта 3 статьи 6 Федерального закона "Об акционерных обществах", регулирующие такие отношения между основным и дочерним обществами, которые позволяют основному обществу влиять на деятельность дочернего общества при определенных обстоятельствах, направлены на защиту интересов дочернего общества от произвольных указаний основного общества.

Компания "Ланкренан Инвестментс Лимитед" усматривает противоречие пункта 3 статьи 6 Федерального закона "Об акционерных обществах" статьям 8, 17, 19, 34, 35 и 55 Конституции Российской Федерации в том, что в отношении открытых акционерных обществ его положения ограничивают наступление ответственности основного общества за убытки, причиненные дочернему обществу, дополнительными условиями: наличием вины основного общества (товарищества) в форме умысла (а именно когда основное общество (товарищество) использует имеющиеся у него право или возможность определяющего влияния, с тем чтобы дочерним обществом были совершены некие действия, заведомо зная, что вследствие этого дочернее общество понесет убытки) и возложением бремени доказывания на участника дочернего общества, предъявившего иск в интересах третьего лица; при этом ответственность основного общества наступает лишь в тех случаях, когда убытки дочернего общества возникают в результате выполнения обязательных указаний основного общества, право на которые предусмотрено в договоре с дочерним обществом или в его уставе.

Между тем предусмотренное пунктом 3 статьи 105 ГК Российской Федерации и пунктом 3 статьи 6 Федерального закона "Об акционерных обществах" право акционеров дочернего общества требовать возмещения основным обществом убытков, причиненных по его вине дочернему обществу, возникает, вопреки утверждению заявителя, не только в случае, когда основное общество использовало имеющееся у него право давать обязательные для дочернего общества указания, но и в случае использования им иных возможностей влиять на решения дочернего общества (например, в силу преобладающего участия в уставном капитале дочернего).

При этом в отношении ответственности основного общества за причиненные его действиями убытки действуют общие принципы ответственности, установленные Гражданским кодексом Российской Федерации как для граждан, так и для юридических лиц. В частности, согласно статье 401 ГК Российской Федерации основанием ответственности является вина в любой форме (либо в форме умысла, либо в форме неосторожности); лицо признается невиновным, если оно при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась, приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства (пункт 1); доказывание же отсутствия вины в причинении убытков основным обществом дочернему возлагается указанной статьей Гражданского кодекса Российской Федерации на ответчика (пункт 2).

Из представленных в Конституционный Суд Российской Федерации материалов следует, что арбитражные суды, отказывая заявителю в удовлетворении исков о взыскании убытков, исходили не только из отсутствия заключенного между дочерним обществом и основным обществом договора, закрепляющего право основного общества давать обязательные для дочернего общества указания, и отсутствия соответствующего положения в уставе дочернего общества, но и из недоказанности заявителем факта использования основным обществом имеющейся у него возможности определять решения, принимаемые дочерним обществом, в целях совершения дочерним обществом действий, вследствие которых оно понесло убытки.

При таких обстоятельствах разрешение вопроса об основаниях и условиях привлечения к ответственности основного общества требует исследования реального положения дел исходя из фактической роли основного общества в возникновении убытков дочернего, в связи с чем объективно возрастает значение судебного контроля со стороны арбитражных судов, рассматривающих вопросы имущественной ответственности основного общества как с точки зрения наличия в его действиях необходимой степени заботливости и осмотрительности, так и риска, неоправданного по условиям оборота, наличия деловых просчетов при отчуждении имущества юридического лица по существенно заниженной цене, при выборе контрагента и (или) при подготовке условий сделки и т.п., либо признаков злоупотребления правом. Согласно части четвертой статьи 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" Конституционный Суд Российской Федерации при осуществлении конституционного судопроизводства воздерживается от установления и исследования фактических обстоятельств во всех случаях, когда это входит в компетенцию других судов или иных органов.

Что касается предполагаемого нарушения принципа равенства хозяйствующих субъектов применительно к обществам с ограниченной ответственностью и акционерным обществам пунктом 3 статьи 6 Федерального закона "Об акционерных обществах" в части, устанавливающей основания наступления ответственности основного общества за убытки, причиненные дочернему обществу, то Конституционный Суд Российской Федерации в своих решениях указывал, что, поскольку субъекты предпринимательской деятельности равны перед законом, государство не вправе вводить неоправданные льготы или преференции либо неравный правовой режим функционирования в одинаковых отношениях и ситуациях; положение статьи 19 (часть 1) Конституции Российской Федерации "все равны перед законом и судом" означает, что при равных условиях субъекты права должны находиться в равном положении; если же условия не являются равными, федеральный законодатель вправе установить для них различный правовой статус (Определение от 2 февраля 2006 года N 17-О).

2.2. Компания "Ланкренан Инвестментс Лимитед" оспаривает также конституционность пункта 1 статьи 71 Федерального закона "Об акционерных обществах", закрепляющего обязанность членов совета директоров (наблюдательного совета), единоличного исполнительного органа, временного единоличного исполнительного органа, членов коллегиального исполнительного органа общества и управляющей организации или управляющего при осуществлении ими своих полномочий действовать в интересах общества, осуществлять свои права и исполнять обязанности в отношении общества добросовестно и разумно, а также пункта 2 статьи 84 данного Федерального закона, согласно которому заинтересованное лицо несет перед обществом ответственность в размере убытков, причиненных им обществу; в случае, если ответственность несут несколько лиц, их ответственность перед обществом является солидарной.

По мнению заявителя, приведенные законоположения противоречат статьям 17, 19, 34, 35, 45, 46 и 55 Конституции Российской Федерации, поскольку ограничивают ответственность основного общества за действия выдвинутых им в руководство дочернего общества членов совета директоров, недостаточно четко регламентируют взаимоотношения членов совета директоров и выдвинувшего их акционера и не предоставляют акционерам право требовать взыскания убытков, причиненных дочернему обществу сделкой, в совершении которой имеется заинтересованность, что обусловливает возможность возмещения причиненных такой сделкой убытков необходимостью предварительного признания ее недействительной.

Между тем положение пункта 1 статьи 71 Федерального закона "Об акционерных обществах" направлено на добросовестное и разумное осуществление прав и исполнение обязанностей исполнительными органами акционерного общества и не может рассматриваться как нарушающее конституционные права и свободы заявителя, перечисленные в жалобе, равно как и положение пункта 2 статьи 84 данного Федерального закона, которое, как устанавливающее ответственность заинтересованного лица (в том числе основного общества), причинившего убытки обществу (в том числе дочернему обществу), и являющееся одним из способов защиты прав дочернего общества, направлено на защиту его интересов.

Кроме того, вопреки мнению заявителя, судебная практика исходит из наличия у акционеров права требовать в судебном порядке возмещения убытков, причиненных дочернему обществу сделкой, в совершении которой имеется заинтересованность, и наличия возможности возмещения таких убытков независимо от предварительного признания недействительной сделки, в совершении которой имеется заинтересованность. Так, Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в постановлении от 20 июня 2007 года N 40 "О некоторых вопросах практики применения положений законодательства о сделках с заинтересованностью" указал, что отказ в иске о признании недействительной сделки с заинтересованностью, предъявленном акционером или акционерным обществом, не лишает этих лиц возможности предъявить требование о возмещении убытков, причиненных обществу лицами, названными в пункте 5 статьи 71 Федерального закона "Об акционерных обществах".

3. Заявитель просит признать противоречащим статьям 17, 34, 35 и 45 Конституции Российской Федерации пункт 4 статьи 393 ГК Российской Федерации, согласно которому при определении упущенной выгоды учитываются предпринятые кредитором для ее получения меры и сделанные с этой целью приготовления. По мнению заявителя, это положение устанавливает формальные препятствия для удовлетворения иска о взыскании убытков, причиненных действиями основного общества, и не предусматривает возможность взыскания "абстрактных убытков" (разницы между рыночной ценой и ценой, по которой был реализован товар).

Между тем пункт 4 статьи 393 ГК Российской Федерации, находящийся во взаимосвязи с нормами статьи 15 ГК Российской Федерации, направлен на объективное определение размера упущенной кредитором выгоды и также не может рассматриваться как нарушающий конституционные права и свободы заявителя, указанные в жалобе.

В целом доводы, приведенные заявителем в обоснование своей позиции о неконституционности оспариваемых им норм, сводятся к необходимости внесения в действующее законодательство целесообразных, с его точки зрения, изменений и дополнений, суть которых - в установлении различного порядка для защиты прав лиц, изначально обладающих разными возможностями по отстаиванию своих интересов (исходя из их правового положения, особенностей создания и функционирования и оснований ответственности), в четком дифференцировании механизмов управления дочерними обществами, а также в закреплении возможности возложения на акционерные общества, являющиеся основными ("материнскими") обществами, ответственности за действия лиц, выдвинутых ими в состав исполнительных органов дочерних обществ.

Разрешение этого вопроса является прерогативой федерального законодателя и не относится к полномочиям Конституционного Суда Российской Федерации, как они определены в статье 125 Конституции Российской Федерации и статье 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации". Не относится к его полномочиям и проверка законности и обоснованности вынесенных по делу с участием компании "Ланкренан Инвестментс Лимитед" судебных решений, равно как и разрешение вопроса о правильности применения тех или иных норм к конкретным правоотношениям.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы компании "Ланкренан Инвестментс Лимитед", поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.


Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации

В.Д. Зорькин


Оспаривались нормы, касающиеся ответственности основной компании-АО перед дочерним обществом за причиненные убытки.

Отклоняя доводы заявителя, КС РФ дал следующие разъяснения.

Право акционеров дочернего общества требовать возмещения основной компанией убытков, причиненных по ее вине обществу, возникает не только в случае, когда материнская компания использовала имеющееся у нее право давать указания, обязательные для дочернего. Такое право имеется и в случае, когда она использовала иные возможности влиять на решения дочернего общества (например, в силу преобладающего участия в уставном капитале дочернего).

В отношении ответственности основной компании за причиненные ее действиями убытки действуют общие принципы ответственности, установленные ГК РФ. Следовательно, основанием ответственности является вина в любой форме (умысла либо неосторожности). При этом доказывание отсутствия вины возлагается на ответчика.

Вопрос об основаниях и условиях привлечения к ответственности в таком случае требует исследования реального положения дел исходя из фактической роли основного общества в возникновении убытков дочернего. Должно оцениваться как наличие (отсутствие) в действиях необходимой степени заботливости и осмотрительности, так и риск, неоправданный по условиям оборота. Нужно учитывать деловые просчеты при отчуждении имущества юрлица по заниженной цене, при выборе контрагента и (или) при подготовке условий сделки и т. п. либо признаки злоупотребления правом.

Также КС РФ рассмотрел вопрос об ответственности заинтересованного лица (материнской компании) перед АО (дочерним обществом) за убытки.

Как подчеркнул КС РФ, судебная практика исходит из наличия у акционера права требовать через суд возмещения убытков, причиненных дочернему обществу сделкой, в совершении которой имеется заинтересованность. Такое возможно независимо от предварительного признания указанной сделки недействительной.


Определение Конституционного Суда РФ от 8 апреля 2010 г. N 453-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы компании "Ланкренан Инвестментс Лимитед" на нарушение конституционных прав и свобод положениями пункта 3 статьи 6, пункта 1 статьи 71, пункта 2 статьи 84 Федерального закона "Об акционерных обществах" и пункта 4 статьи 393 Гражданского кодекса Российской Федерации"






Текст Определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.