Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 1 октября 2009 г. N 85-О09-27 "Установление факта обезображивания лица относится к компетенции суда и производится с учетом общепринятых эстетических представлений о нормальной внешности человека" (извлечение)

Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 1 октября 2009 г. N 85-О09-27
"Установление факта обезображивания лица относится к компетенции суда и производится с учетом общепринятых эстетических представлений о нормальной внешности человека"
(извлечение)


По приговору Калужского областного суда от 17 июля 2009 г. Р. и Д., ранее судимые, осуждены к лишению свободы по п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ; по ч. 3 ст. 30, пп. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ каждый.

Они признаны виновными в разбойном нападении на А., совершенном с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с применением предмета, используемого в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего; в покушении на убийство А., совершенном группой лиц по предварительному сговору, сопряженном с разбоем.

В кассационных жалобах осужденные, не соглашаясь с приговором, считали его чрезмерно суровым, а квалификацию их действий неправильной, в том числе оспаривали квалифицирующий признак "причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего", предусмотренный п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ, утверждали, что они добровольно отказались от совершения убийства А.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 1 октября 2009 г. оставила приговор областного суда без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения, указав следующее.

Согласно акту судебно-медицинской экспертизы у А. имелись повреждения в виде множественных инфицированных резаных и колотых ран на грудной клетке; ран мягких тканей лица, шеи, туловища и левой руки, которые могли образоваться от воздействия какого-либо острого (режущего или колюще-режущего) оружия и по признаку кратковременного расстройства здоровья определены как легкий вред здоровью. Учитывая количество рубцов на теле А., данные раны могли образоваться от 50 воздействий острого орудия. На поверхности лица А. в области лба, щеки, верхней губы, нижней челюсти с переходом на щеку имеются 10 рубцов, общая длина которых составляет 36 см. Рубцы кожи лица являются неизгладимыми. Кроме того, у А. в результате переохлаждения развилась двухсторонняя пневмония, которая повлекла длительное расстройство здоровья, что квалифицируется как вред здоровью средней тяжести.

Доводы кассационных жалоб относительно того, что Р. и Д. не желали доводить свой умысел, направленный на убийство А., до конца, добровольно отказались от совершения преступления, были предметом рассмотрения в судебном заседании.

О прямом умысле Р. и Д. на убийство потерпевшего свидетельствуют показания самих осужденных, данные на предварительном следствии о наличии между ними предварительного сговора, направленного на лишение жизни А. с целью хищения его сотового телефона, и то обстоятельство, что они тщательно спланировали убийство А.: путем обмана завлекли его в лесной массив, заранее приготовили орудие совершения преступления - нож, а также матерчатые перчатки для сокрытия следов преступления, распределили между собой роли.

Множественность нанесенных повреждений на лице и теле потерпевшего, образовавшихся от 50 воздействий острого колюще-режущего орудия, локализация ударов в жизненно важные органы: в живот, спину, лицо, голову, шею, область сонной артерии, а также выбор орудия совершения преступления - нож подтверждают выводы суда о виновности осужденных в покушении на убийство.

Более того, о прямом умысле осужденных на совершение убийства потерпевшего свидетельствует их поведение как во время совершения преступлений, так и непосредственно сразу после их совершения: после нанесения неоднократных ударов ножом потерпевшему лезвие ножа обломилось, однако, продолжая совместные действия, направленные на убийство потерпевшего, Д. и Р. продолжали наносить множественные поражающие удары А. ножом с обломанным лезвием в лицо, шею, руки, а затем, посчитав, что причиненных ими телесных повреждений достаточно для наступления смерти потерпевшего, оставили его, истекающего кровью, в ночное время в безлюдном месте, где он находился двое суток. В целях скрыть следы преступления Д. выбросил в реку улики: сломанный нож, матерчатые перчатки, окурки. Вернувшись в квартиру, виновные замочили в ванне свою одежду, чтобы застирать следы крови потерпевшего. Несмотря на неоднократные просьбы родителей, просивших сообщить им о местонахождении их сына, скрыли информацию о нем.

Доводы осужденных Д. и Р. о том, что тяжкий вред здоровью потерпевшего при совершении разбойного нападения ими не причинен, рассмотрены судом и опровергнуты всей совокупностью доказательств, надлежащая оценка которым дана в приговоре.

Суд обоснованно квалифицировал действия Д. и Р. по квалифицирующему признаку разбоя, предусмотренному п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ, - с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего.

В соответствии с Правилами определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, утвержденными постановлением Правительства РФ от 17 августа 2007 г. N 522, степень тяжести вреда, причиненного здоровью человека, выразившегося в неизгладимом обезображивании его лица, определяется судом. Судебно-медицинская экспертиза устанавливает неизгладимость указанного повреждения. Установление же факта обезображивания лица относится к компетенции суда и производится с учетом общепринятых эстетических представлений о нормальной внешности человека.

Проведя тщательный анализ всей совокупности исследованных в судебном заседании доказательств, суд обоснованно сделал вывод, что потерпевшему был причинен тяжкий вред здоровью, поскольку множественные рубцы (10 рубцов) на поверхности лица (в области лба, щеки, верхней губы, нижней челюсти с переходом на щеку) у несовершеннолетнего А. являются неизгладимыми, общая их длина составляет 36 см. Суд обоснованно, исходя из общепринятых представлений о нормальном человеческом облике, пришел к выводу, что имеющиеся у потерпевшего А. множественные неизгладимые рубцы обезображивают его лицо.

Доводы адвоката относительно того, что внешний вид потерпевшего не повлиял на отношение к нему окружающих его лиц, не влекут изменение в квалификации содеянного.

Проверив доказательства, представленные как стороной обвинения, так и стороной защиты, сопоставив их друг с другом, оценив имеющиеся противоречия, проверив все версии в защиту осужденных и правильно отвергнув их, суд пришел к обоснованному выводу о том, что квалификация действий осужденных Р. и Д. по п. "в" ч. 4 ст. 162, ч. 3 ст. 30, пп. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ является верной, а приговор - законным и обоснованным.



Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 1 октября 2009 г. N 85-О09-27 "Установление факта обезображивания лица относится к компетенции суда и производится с учетом общепринятых эстетических представлений о нормальной внешности человека" (извлечение)


Текст определения опубликован в Бюллетене Верховного Суда Российской Федерации, май 2010 г., N 5


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.