Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 21 апреля 2010 г. N 377-П09 Уголовное дело передано на новое кассационное рассмотрение, поскольку осужденный и его адвокат, осуществлявший его защиту в суде первой инстанции, не были извещены о дне рассмотрения его дела в кассационном порядке

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 21 апреля 2010 г. N 377-П09


Президиум Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрел уголовное дело по надзорной жалобе осужденного М.С.А. на приговор Омского областного суда от 18 января 2001 г., по которому

М.С.А., родившийся 13 мая 1970 года в с. Почекуево Большереченского района Омской области, несудимый,

осужден:

по п. "а" ч. 3 ст. 126 УК РФ к 13 годам лишения свободы,

по п.п. "а, б, в" ч. 3 ст. 163 УК РФ к 12 годам лишения свободы с конфискацией имущества,

по п.п. "в, к" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 18 годам лишения свободы,

по ч. 2 ст. 318 УК РФ к 5 годам лишения свободы,

по ч. 1 ст. 325 УК РФ к 1 году лишения свободы, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений к 20 годам лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

М.С.А.  оправдан по п. "б" ч. 2 ст. 213, ч. 3 ст. 166, ч. 2 ст. 167 УК РФ за недоказанностью участия в совершении преступлений и за отсутствием состава преступления.

Судом разрешены гражданские иски.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 15 ноября 2001 г. приговор в отношении М.С.А. оставлен без изменения.

По делу осуждены Б.А.В., Н.Н.И., Р.А.Ю., П.С.В. и Ф.О.В., в отношении которых надзорное производство не возбуждено.

Постановлением судьи Куйбышевского районного суда г. Омска от 21 января 2005 г. приговор в отношении М.С.А. в порядке п. 13 ст. 397 УПК РФ изменен, исключено дополнительное наказание в виде конфискации имущества. В остальной части приговор оставлен без изменения.

В надзорной жалобе осужденный М.С.А.  просит об отмене кассационного определения и передаче уголовного дела на новое кассационное рассмотрение.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Х.Н.Л., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание приговора и определения, мотивы надзорной жалобы и вынесения постановления о возбуждении надзорного производства, выступление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации З.А.Г., а также выступление адвоката А.А.К., поддержавшей надзорную жалобу осужденного М.С.А., Президиум Верховного Суда Российской Федерации установил:

М.С.А. осужден за преступления, совершенные при следующих обстоятельствах.

1 января 2000 г., около 23 часов, М.С.А. в состоянии алкогольного опьянения возле магазина, расположенного по ул. Майорова, 22 в пос. Лузине Омского района Омской области, подошел к автомашине, в которой находились сотрудники милиции Г. и Б., и потребовал, чтобы те предоставили ему для личных нужд их служебную автомашину. После этого, будучи задержанным нарядом милиции в составе Г. и Б. за совершение административного правонарушения, М.С.А. был доставлен в Лузинский поселковый пункт милиции Омского РОВД. С целью противодействия законной деятельности представителя власти - сотрудника милиции Б., исполнявшего обязанности по охране общественного порядка, М.С.А. применил к нему насилие, опасное для жизни и здоровья, а именно: нанес удар головой в область лица и пытался нанести ему удар ногой в пах. В результате причинил потерпевшему легкий вред здоровью в виде закрытой черепно-мозговой травмы с сотрясением головного мозга, переломов костей носа и кровоподтеков лица.

Помощник дежурного отделения милиции С. и прапорщик милиции Г. с применением физической силы поместили М.С.А. в комнату для задержанных.

В середине февраля 2000 г. Р.А.Ю. предложил М.С.А., П.С.В. и Ф.О.В. похитить частного предпринимателя Е. с целью вымогательства у него имущества в крупном размере. Ф.О.В. к участию в преступлении привлек знакомого ему сотрудника ГИБДД Б.А.В., а последний - инспектора ГИБДД Н.Н.И.

Образовав организованную группу, отличавшуюся устойчивостью, высокой степенью сплоченности, согласованностью действий и распределением ролей, все шестеро договорились похитить Е. с целью вымогательства у него имущества в крупном размере, которое намеревались разделить между собой, подыскали место удержания потерпевшего - строящийся дом с гаражом в с. Петровке Омского района, осуществляли слежку за Е., в результате которой выяснили, что Е. часто ездит один по коммерческим делам в с. Полтавку, выработали план похищения Е., в соответствии с которым Б.А.В. и Н.Н.И. в форменном обмундировании сотрудников ГИБДД остановят автомашину Е. на трассе недалеко от с. Полтавка, после чего все вшестером отвезут потерпевшего в заранее условленное место.

21 февраля 2000 г., реализуя преступный умысел, Р.А.Ю., М.С.А., П.С.В., Ф.О.В., Б.А.В. и Н.Н.И. на 2 автомашинах проследили и установили, что Е. выехал в с. Полтавку. Около 18 часов подсудимые вшестером приехали на 2 автомашинах на трассу Омск-Полтавка, где в 10 км от с. Полтавки Б.А.В. и Н.Н.И., одетые в форменное обмундирование работников ГИБДД, а также Ф.О.В. стали ждать потерпевшего, а Р.А.Ю., М.С.А. и П.С.В. поехали в село, где дождались отъезда Е. в г. Омск и последовали за ним, затем светом фар автомашины подали сигнал Б.А.В., Н.Н.И. и Ф.О.В.

Б.А.В. и Н.Н.И., злоупотребляя своими должностными полномочиями, действуя вопреки интересам службы и п. 13.7 Наставления по работе дорожно-патрульной службы ГИБДД МВД РФ, утвержденного приказом МВД РФ от 20.04.99 г. N 297, незаконно остановили автомашину ВАЗ-2109 под управлением Е. и, представившись ему сотрудниками милиции, незаконно отстранили Е. от управления автомашиной, после чего все шестеро участников организованной группы похитили Е., посадили его в автомашину ВАЗ-21099, за управление которой сел Б.А.В., рядом с ним на переднее сиденье сел Н.Н.И., М.С.А. и Ф.О.В. сели с потерпевшим на заднее сиденье, отвезли и поместили в гараж строящегося дома в с. Петровке Омского района, а Р.А.Ю. и П.С.В. завладели автомашиной Е. ВАЗ-2109, которую перегнали в пос. Марьяновку, сами на другой автомашине вернулись в с. Полтавку и присоединились к другим участникам организованной группы, также стали требовать у Е. передачи денег в сумме 100000 долларов США. При этом М.С.А. нанес потерпевшему удар кулаком в лицо, а П.С.В. и Ф.О.В. высказывали в его адрес угрозы применения насилия.

Р.А.Ю. с Б.А.В. и Н.Н.И. на автомашине ВАЗ-21099 уехали в г. Омск, Б.А.В. и Н.Н.И. разошлись по домам, ожидая получения в последующем своей доли похищенного, а Р.А.Ю. вернулся в с. Петровку, где в гараже удерживался потерпевший. М.С.А. с целью психологического воздействия и вымогательства имущества приковал Е. наручниками к рулевому колесу.

Е., выполняя требования подсудимых, позвонил по сотовому телефону в г. Омск своей жене и попросил ее собрать все имеющиеся у них в квартире наличные деньги и сбросить их в форточку, где их должен был подобрать М.С.А.

22 февраля 2000 г., около 3 часов, М.С.А., прибывший с Р.А.Ю. к дому потерпевшего, подобрал брошенные женой Е. деньги в сумме 109000 рублей, которые в с. Петровке были разделены между участниками похищения Е.

22 февраля 2000 г., около 6 часов, М.С.А., П.С.В. и Ф.О.В. во исполнение единого умысла с другими участниками организованной группы, продолжили вымогательство денег у Е. Применяя насилие, потребовали позвонить по сотовому телефону жене, чтобы она еще собирала деньги, что тот и сделал.

В результате согласованных действий М.С.А., П.С.В. и Ф.О.В. потерпевшему Е. были причинены повреждения в виде кровоподтека лица слева, двух ссадин лица справа, 20 кровоподтеков полосовидной формы на груди справа, ссадины левой боковой поверхности живота и т.д., не повлекшие вреда здоровью.

Через некоторое время М.С.А. вне договоренности с остальными соучастниками с целью убийства, сопряженного с вымогательством, а также с целью скрыть другие преступления, в том числе вымогательство чужого имущества в крупном размере, обвязал веревкой шею Е. и задушил.

После этого П.С.В. и Ф.О.В., осведомленные об убийстве М.С.А. Е., с целью скрыть данное преступление помогли М.С.А. погрузить труп Е. в автомашину ВАЗ-2108, на которой отвезли труп в пос. Лузине Омского района, и спрятали его в гараже N 297, расположенном по ул. Южной.

В дальнейшем М.С.А., П.С.В. и Ф.О.В. сожгли кожаную сумку с важными личными документами Е., паспортом Ю., 2 печатями ИЧП "Е." и ИЧП "Юртаев", а также с другими коммерческими документами потерпевшего. Кроме того, уничтожили сотовый телефон Е. стоимостью 8000 рублей.

В надзорной жалобе М.С.А. указывает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, неправильно применен уголовный закон, назначенное ему наказание является несправедливым, в кассационной инстанции нарушено его право на защиту, поскольку дело рассмотрено без адвоката, хотя он не отказывался от защитника; в кассационном определении нет ответа на довод о недопустимости его показаний на предварительном следствии.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации находит довод осужденного о нарушении кассационной инстанцией п.п. 1, 5 ч. 1 ст. 51 УПК РФ необоснованным, т.к. данный уголовно-процессуальный закон введен в действие с 1 июля 2002 года.

Вместе с тем, рассмотрев уголовное дело по надзорной жалобе и проверив производство по делу в соответствии ч. 1 ст. 410 УПК РФ в полном объеме, Президиум находит кассационное определение в отношении М.С.А. подлежащим отмене.

В соответствии с правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, сформулированной в постановлениях от 10 декабря 1998 г. N 27-П по делу о проверке конституционности части второй статьи 335 УПК РСФСР и от 14 февраля 2000 г. N 2-П по делу о проверке конституционности положений частей третьей, четвертой и пятой статьи 377 УПК РСФСР, а также в других решениях, в частности в определении от 17 октября 2001 г. N 200-О, положения части второй статьи 336 УПК РСФСР не могут служить основанием для неизвещения участников процесса, наделенных правом принесения кассационных жалоб, о дне рассмотрения их дела в суде кассационной инстанции.

Каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод, каждый осужденный имеет право не пересмотр приговора вышестоящим судом в порядке, установленном федеральным законом.

Осуществление этих прав предполагает необходимость обеспечения каждому при пересмотре его дела в вышестоящем суде возможности знать о поступивших жалобах и протестах, заявлять ходатайства и отводы, знакомиться с позициями других участников судебного заседания и дополнительными материалами, если таковые представлены, а также быть извещенным о времени и месте судебного заседания.

Такого рода возможности должны обеспечиваться участникам процесса, наделенным правом принесения кассационных жалоб, независимо от наличия просьбы об извещении о месте и времени рассмотрения дела и от уровня суда, в котором это дело подлежит рассмотрению. Иное приводило бы к нарушению права на судебную защиту и ставило бы в неравное положение участников кассационного производства в судах различного уровня, что противоречит статьям 19 (часть 1), 46 (часть 1) и 50 (часть 3) Конституции Российской Федерации.

Как усматривается из материалов дела, осужденный М.С.А., не согласившись с его осуждением, подал кассационную жалобу на приговор и дополнения к ней.

Кассационное рассмотрение данного уголовного дела в Верховном Суде Российской Федерации состоялось 15 ноября 2001 г. с участием прокурора, который просил оставить приговор суда, в том числе в отношении М.С.А., без изменения.

Сам же осужденный М.С.А., а также адвокат, осуществлявший его защиту в суде первой инстанции, не были извещены о дне рассмотрения его дела в кассационном порядке.

Вследствие этого осужденный М.С.А. был лишен возможности реализовать гарантированные законом права, в частности, поручить осуществление своей защиты избранному им защитнику или ходатайствовать о назначении ему защитника, что повлекло нарушение его права на защиту в суде кассационной инстанции.

Поэтому кассационное определение в отношении М.С.А. в соответствии с ч. 1 ст. 381 УПК РФ, п. 3 ч. 2 ст. 409 УПК РФ подлежит отмене, а уголовное дело - передаче на новое кассационное рассмотрение.

Иные доводы надзорной жалобы осужденного М.С.А., в частности, о недопустимости в качестве доказательства его показаний на предварительном следствии, о неправильном применении судом уголовного закона и несправедливости назначенного ему наказания, могут быть проверены при кассационном рассмотрении дела.

Принимая во внимание, что М.С.А. осужден, в том числе за особо тяжкие преступления, может скрыться от суда и таким образом воспрепятствовать производству по делу в разумные сроки, Президиум в соответствии со ст.ст. 97, 108, 255 УПК РФ избирает ему меру пресечения в виде заключения под стражу.

На основании изложенного, а также руководствуясь ст. 407, п. 5 ч. 1 ст. 408 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации постановил:

1. Надзорную жалобу осужденного М.С.А. удовлетворить.

2. Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 15 ноября 2001 г. в отношении М.С.А. отменить и уголовное дело передать на новое кассационное рассмотрение.

3. Избрать М.С.А. меру пресечения в виде заключения под стражу до 21 июля 2010 года.



Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 21 апреля 2010 г. N 377-П09


Текст постановления размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.