Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 25 мая 2010 г. N 5-В10-23 Дело о признании сделки недействительной и о признании завещания недействительным по встречному иску направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции, поскольку выводы суда относительно одного и того же доказательства по делу - заключения судебно-психиатрической экспертизы, изложенные в решении, носят противоречивый характер, кроме того, суду необходимо принять во внимание всю совокупность обстоятельств дела, в том числе и то, в какой мере составление завещания соответствует действительной воле лица, его подписавшего, с учетом всех установленных судом фактов

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 25 мая 2010 г. N 5-В10-23


Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании гражданское дело по иску Щ.Г.А. к К.Л.В. о признании сделки недействительной, применении последствий недействительности сделки; по встречному иску К.Л.В. к Щ.Г.А. о признании завещания недействительным, по надзорной жалобе представителя К.Л.В. - Х.Н.К. на решение Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 16 июля 2009 года и определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 8 октября 2009 года.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации К.В.П., объяснения представителя К.Л.В. - Х.Н.К., поддержавшей доводы надзорной жалобы, представителей Щ.Г.А. - В.Н.А., А.Е.А. - М.О.В., возражавших против удовлетворения жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Щ.Г.А. обратилась в суд с иском к К.Л.В. о признании сделки недействительной, применении последствий недействительности сделки, указывая, что А.Е.А. являлась собственником квартиры, расположенной по адресу: г. Москва, Ленинский проспект, д. 3, кв. 92. 20 марта 2007 года А.Е.А. составила завещание, по которому все свое имущество, принадлежащее ко дню смерти, завещала Щ.Г.А. Завещание удостоверено нотариально. 24 марта 2008 года по договору купли-продажи А.Е.А. продала вышеназванную квартиру К.Л.В. 6 мая 2008 года А.Е.А. скончалась. Оспаривая договор купли-продажи квартиры, Щ.Г.А. сослалась на то, что по своему состоянию здоровья А.Е.А. на момент заключения договора не отдавала отчета своим действиям и не могла руководить ими.

В ходе рассмотрения дела Щ.Г.А. уточнила свои исковые требования, также просила признать недействительным свидетельство о государственной регистрации права собственности на квартиру 92 в доме 3 по Ленинскому проспекту в г. Москве, выданного на имя К.Л.В.; прекратить право собственности К.Л.В. на указанную квартиру; включить квартиру в состав наследственного имущества после смерти А.Е.А. и признать право собственности на данную квартиру в порядке наследования по завещанию за Щ.Г.А.

К.Л.В. иск не признала и обратилась к Щ.Г.А. со встречным иском о признании завещания от 20 марта 2007 года, составленного А.Е.А. в пользу Щ.Г.А., недействительным, указав, что является законным собственником квартиры, и полагает, что на момент составления завещания А.Е.А. не могла отдавать отчет своим действиям и руководить ими.

Решением Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 16 июля 2009 года иск Щ.Г.А. удовлетворен, в удовлетворении встречного иска К.Л.В. отказано.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 8 октября 2009 года решение суда оставлено без изменения.

В надзорной жалобе представителя К.Л.В. - Х.Н.К. ставится вопрос о ее передаче с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены вынесенных судебных постановлений.

В связи с тем, что при рассмотрении надзорной жалобы Х.Н.К. на основании представленных материалов возникли сомнения в законности обжалуемых судебных постановлений судьей Верховного Суда Российской Федерации П.Л.М. 1 марта 2010 года гражданское дело было истребовано в Верховный Суд Российской Федерации и по результатам изучения доводов надзорной жалобы по материалам истребованного дела определением судьи Верховного Суда Российской Федерации К.В.П. от 13 апреля 2010 года надзорная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы надзорной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда Российской Федерации находит что имеются основания, предусмотренные законом для отмены состоявшихся по делу судебных постановлений в порядке надзора.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Отказывая в удовлетворении встречного иска К.Л.В. о признании завещания от 20 марта 2007 года недействительным, суд исходил из того, что вывод экспертов, содержащийся в заключении комиссии судебно-психиатрических экспертов от 26 мая 2009 года (л.д. 158-164), в соответствии с которым при подписании А.Е.А. завещания 20 марта 2007 года с наибольшей долей вероятности можно предполагать, что она не могла понимать значение своих действий и руководить ими, носит предположительный характер, а потому не может являться доказательством, подтверждающим требование К.Л.В.

С этим выводом согласилась судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда.

С данным выводом судебных инстанций согласиться нельзя по следующим основаниям.

В надзорной жалобе представитель К.Л.В. утверждает, что суду при разбирательстве дела не были представлены доказательства, с достоверностью подтверждающие, что при подписании А.Е.А. завещания 20 марта 2007 года, она понимала значение своих действий и могла руководить ими и вывод суда о недоказанности заявленных встречных исковых требований сделан без учета установленных конкретных обстоятельств дела, требований закона и с существенным нарушением норм процессуального права. В частности при рассмотрении дела суд нарушил требования ст.ст. 12, 56, 57, 67, 86, 87, 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

По данному делу юридически значимым и подлежащим доказыванию является выяснение вопроса, могла ли А.Е.А. на момент составления завещания на принадлежащую ей квартиру, находящуюся по адресу: г. Москва, Ленинский проспект, д. 3, кв. 92, в пользу Щ.Г.А. 20 марта 2007 года отдавать отчет своим действиям и руководить ими.

Именно от выяснения данного обстоятельства зависит решение об отказе или удовлетворении встречного иска К.Л.В. о признании завещания от 20 марта 2007 года недействительным.

Однако суд, рассматривая дело данное обстоятельство, имеющее существенное значение для правильного разрешения спора, не установил и условий для его установления не создал.

В соответствии с частью 1 статьи 79 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла, суд назначает экспертизу. Доказательством по делу является заключение эксперта, сформулированное на основе проведенной экспертизы.

Согласно части 2 статьи 86 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации заключение эксперта должно содержать подробное описание проведенного исследования, сделанные в результате его выводы и ответы на поставленные судом вопросы.

Как видно из материалов дела определением Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 27 марта 2009 года по делу назначена посмертная комиссионная судебно-психиатрическая экспертиза в отношении А.Е.А. для разрешения вопросов касающихся ее состояния здоровья в момент составления завещания и последующего заключения договора купли-продажи (л.д. 151-152).

Из материалов дела следует, что узнав при разбирательстве дела о фактах и наличии обстоятельств, которые свидетельствуют о том, что при подписании А.Е.А. завещания 20 марта 2007 года она не могла понимать значение своих действий и руководить ими, представитель К.Л.В. заявил ходатайство о назначении и проведении по делу комплексной психолого-психиатрической экспертизы с целью установления обстоятельств, связанных с наличием психосоматических расстройств, в результате которых действия А.Е.А. при подписании завещания 20 марта 2007 года не соответствовали её действительному волеизъявлению (л.д. 142-143).

При рассмотрении дела определением суда от 27 марта 2009 года суд назначил комиссионную судебно-психиатрическую экспертизу, а заявление о назначении комплексной психолого-психиатрической экспертизы оставил без удовлетворения, указав, что оснований для этого не имеется отказано, при этом вывод об отсутствии оснований для назначения комплексной психолого-психиатрической экспертизы не мотивирован.

Основывая выводы об удовлетворении исковых требований Щ.Г.А. о признании недействительным договора купли-продажи квартиры от 24 марта 2008 года, по мотиву, что на момент выдачи доверенности от 11 марта 2008 года на его заключение, А.Е.А. не могла понимать значение своих действий и руководить ими, на выводах комиссии судебно-психиатрических экспертов Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского, изложенных в заключении от 26 мая 2009 года (л.д. 158-164) суд указал в решении на то, что оснований не доверять заключению экспертов не имеется, поскольку оно является допустимым по делу доказательством, эксперты предупреждены об уголовной ответственности по ст. 307 Уголовного кодекса Российской Федерации за дачу заведомо ложного заключения, в состав комиссии входили компетентные эксперты, обладающие медицинскими познаниями, имеющие большой стаж работы. Кроме того, суд указал на то, что выводы судебно-психиатрической экспертизы иным собранным по делу доказательствам не противоречат.

Вместе с тем, как указывает представитель К.Л.В. в надзорной жалобе и это отражено в решении суда, выводы экспертов о том, что с наибольшей долей вероятности А.Е.А. на момент составления завещания 20 марта 2007 года не могла отдавать отчет своим действиям и руководить ими, изложенные в заключении комиссии судебно-психиатрических экспертов Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского от 26 мая 2009 года, не были приняты судом в качестве доказательства, подтверждающего требование К.Л.В., по тому основанию, что они носят предположительный характер.

Таким образом, выводы суда относительно одного и того же доказательства по делу - заключения судебно-психиатрической экспертизы, изложенные в решении, носят противоречивый характер.

Кроме того, в надзорной жалобе представитель К.Л.В. ссылается на представленное суду кассационной инстанции заключение специалиста АНО "Центр Судебных Экспертиз" С.Т.А. от 17 августа 2009 года по мнению которой имеющиеся материалы позволяют выделить ряд фактов, свидетельствующих в пользу наличия у А.Е.А. при подписании завещания от 20 марта 2007 года выраженных психических расстройств, лишавших её способности понимать значение своих действий и руководить ими.

Специалистом сделан вывод, что возможно формулирование категорического ответа, а не вероятностного вывода в отношении психического состояния А.Е.А. на момент оформления завещания 20 марта 2007 года, для получения которого рекомендуется назначение повторной комплексной психолого-психиатрической экспертизы.

В соответствии со статьёй 87 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в случаях недостаточной ясности или неполноты заключения эксперта суд может назначить дополнительную экспертизу, поручив ее проведение тому же или другому эксперту.

В связи с возникшими сомнениями в правильности или обоснованности ранее данного заключения, наличием противоречий в заключениях нескольких экспертов суд может назначить по тем же вопросам повторную экспертизу, проведение которой поручается другому эксперту или другим экспертам.

В определении суда о назначении дополнительной или повторной экспертизы должны быть изложены мотивы несогласия суда с ранее данным заключением эксперта или экспертов.

Указав на предположительный характер выводов экспертов, изложенных в заключении от 26 мая 2009 года, суд, в нарушение статьи 87 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, не обсудил вопрос о назначении дополнительной или повторной экспертизы для выяснения указанного обстоятельства, имеющего существенное значение для правильного разрешения спора.

По мнению представителя К.Л.В. непроведением судом повторной экспертизы и отказом в назначении комплексной психолого-психиатрической экспертизы судом были нарушены положения статьи 35 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, поскольку К.Л.В. была лишена права представить доказательства в подтверждение того факта, что при подписании завещания 20 марта 2007 года А.Е.А. не могла понимать значение своих действий и руководить ими.

Данные доводы заслуживают внимания.

При вынесении решения судом не были выполнены и требования ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, в соответствии с которой суд должен дать оценку достоверности, а также достаточности доказательств и их взаимосвязи, что привело к неправильному применению нормы материального права (ст. 177 ГК РФ). При этом суду следовало принять во внимание всю совокупность обстоятельств дела, в том числе и то, в какой мере составление завещания соответствует действительной воле лица его подписавшего с учетом всех установленных судом фактов. Однако судом это сделано не было, в связи с чем суд разрешил спор с нарушением норм процессуального права, не на основе доказанных фактов.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в п. 7 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2003 года N 23 "О судебном решении" заключение эксперта, равно как и другие доказательства по делу, не являются исключительными средствами доказывания и должны оцениваться в совокупности со всеми имеющимися в деле доказательствами (статья 67, часть 3 статьи 86 ГПК РФ). Оценка судом заключения должна быть полно отражена в решении. При этом суду следует указывать, на чем основаны выводы эксперта, приняты ли им во внимание все материалы, представленные на экспертизу, и сделан ли им соответствующий анализ.

Данные разъяснения не были учтены судом при вынесении решения.

Судебная коллегия находит допущенные судом нарушения норм материального и процессуального права приведенные выше существенными, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов К.Л.В., в связи с чем состоявшиеся по делу судебные постановления нельзя признать законными и они подлежат отмене, а дело направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении суду следует учесть изложенное и в соответствии с установленными обстоятельствами и требованиями закона разрешить возникший спор.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 16 июля 2009 года и определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 8 октября 2009 года отменить и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции - Замоскворецкий районный суд г. Москвы.



Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 25 мая 2010 г. N 5-В10-23


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение