Определение Верховного Суда РФ от 27 мая 2010 г. N 75-ВПР10-1 Дело о возложении на муниципальное образовательное учреждение обязанности оборудовать здание школы помещением для работы медицинских работников в соответствии с санитарно-эпидемиологическими правилами и нормативами передано для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции в связи с допущенными судом кассационной инстанции существенными нарушениями норм процессуального права

Определение Верховного Суда РФ от 27 мая 2010 г. N 75-ВПР10-1


Судья Верховного Суда Российской Федерации П.В.Н.,

рассмотрев истребованное по представлению заместителя Генерального прокурора Российской Федерации дело по заявлению прокурора Олонецкого района Республики Карелия к муниципальному образовательному учреждению VII вида "Специальная (коррекционная) общеобразовательная школа N 4 г. Олонца Республики Карелия" (далее - МОУ N 4), администрации муниципального образования "Олонецкий национальный муниципальный район" о возложении обязанности оборудовать здание школы помещением для работы медицинских работников в соответствии с санитарно-эпидемиологическими правилами и нормативами, установил:

Прокурор Олонецкого района Республики Карелия обратился в суд с указанным заявлением, ссылаясь на то, что постановлением Главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 28 ноября 2002 года N 44 утверждены Санитарные правила "Гигиенические требования к условиям обучения в общеобразовательных школах", СанПиН 2.4.2.1178-02, введенные в действие с 1 сентября 2003 года (далее - Правила).

Согласно п. 2.3.22 Правил медицинский пункт общеобразовательного учреждения должен состоять из следующих помещений: кабинета врача длиной не менее 7 м. (для определения остроты слуха и зрения обучающихся) и площадью не менее 14 кв.м.; кабинета зубного врача площадью 12 кв.м., оборудованного вытяжным шкафом; процедурного кабинета площадью 14 кв.м.; кабинета психолога площадью 10 кв.м. В кабинетах должно быть размещено оборудование и инструментарий, указанные в Приложении N 1 к Правилам.

В ходе проверки, проведенной прокуратурой Олонецкого района, установлено, что в МОУ N 4 медицинский пункт состоит из кабинета врача длиной 3,5 кв.м., площадью 7,35 кв.м., и кабинета психолога площадью 9 кв.м. Медицинский пункт и находящееся в нем оборудование и инструментарий не соответствуют требованиям Правил.

Решением Олонецкого районного суда Республики Карелия от 6 ноября 2008 года требования прокурора удовлетворены. На МОУ N 4 возложена обязанность в пределах имеющихся в его распоряжении денежных средств оборудовать медицинский пункт оборудованием и инструментарием на сумму 11058 руб. При недостаточности денежных средств у МОУ N 4 обязанность оборудовать медицинский пункт возложена на собственника имущества МОУ N 4 - администрацию Олонецкого национального муниципального района. Срок для исполнения указанных действий установлен до 31 декабря 2008 года.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Карелия от 12 декабря 2008 года решение суда первой инстанции отменено, производство по гражданскому делу прекращено.

Определением судьи Верховного суда Республики Карелия от 21 мая 2009 года отказано в передаче надзорного представления прокурора Республики Карелия для рассмотрения в судебном заседании суда надзорной инстанции.

5 марта 2010 года дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации.

В представлении заместителя Генерального прокурора Российской Федерации поставлен вопрос об отмене определения судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Карелия от 12 декабря 2008 года в связи с допущенными судом кассационной инстанции существенными нарушениями норм процессуального права.

В силу статьи 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

При изучении доводов представления по материалам истребованного дела установлены основания для передачи надзорной жалобы с делом для рассмотрения в судебном заседании суда надзорной инстанции.

Отменяя решение суда и прекращая производство по делу, судебная коллегия исходила из того, что в соответствии со статьей 21 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации" от 17 января 1992 года N 2202-I при осуществлении надзора за исполнением законов органы прокуратуры не вправе подменять иные государственные органы. Государственный санитарно-эпидемиологический надзор согласно статье 44 Федерального закона "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения" от 30 марта 1999 года N 52-ФЗ осуществляется органами, уполномоченными осуществлять такой надзор. Обратившись в суд в названными требованиями, по мнению кассационной инстанции, прокурор вторгся в компетенцию контролирующих органов. Поскольку заявление предъявлено государственным органом в нарушение требований пункта 1 части 1 статьи 134 Гражданского процессуального кодекса РФ, производство по гражданскому делу подлежит прекращению на основании статьи 220 Гражданского процессуального кодекса РФ.

Однако изложенная позиция судебной коллегии вызывает сомнение в ее правильности в связи со следующим.

В соответствии с положениями части 1 статьи 21, части 3 статьи 35 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации" от 17 января 1992 года N 2202-I предметом прокурорского надзора является исполнение законов, действующих на территории Российской Федерации, органами власти, а также органами управления и руководителями коммерческих и некоммерческих организаций.

В силу части 1 статьи 45 Гражданского процессуального кодекса РФ прокурор вправе обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов граждан, неопределенного круга лиц или интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований. Также заявление в защиту прав, свобод и законных интересов гражданина может быть подано прокурором в случае, если гражданин по состоянию здоровья, возрасту, недееспособности и другим уважительным причинам не может сам обратиться в суд.

Из материалов гражданского дела усматривается, что основанием для обращения прокурора в суд явились результаты проверки, проведенной органами прокуратуры с привлечением специалистов органов санитарно-эпидемиологического надзора. Данное заявление подано в интересах неопределенного круга лиц - несовершеннолетних, обучающихся в специальной коррекционной школе.

Статьей 45 Гражданского процессуального кодекса РФ право прокурора на обращение в суд в интересах указанных в ней лиц не ставится в зависимость от наличия полномочий на обращение в суд с аналогичными требованиями у иных лиц и иных государственных органов. Полномочия прокурора, вытекающие из Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации", не обусловлены наличием или отсутствием данных обстоятельств.

Прокурор Олонецкого района обратился в суд с заявлением в защиту гарантированных Конституцией Российской Федерации прав, свобод и законных интересов несовершеннолетних воспитанников МОУ N 4 в рамках полномочий, предоставленных ему федеральным законодательством, что не может расцениваться как вмешательство в компетенцию контролирующих органов.

Указанные обстоятельства, а также доводы надзорного представления заслуживают внимания и вызывают сомнение в законности оспариваемого судебного акта, в связи с чем представление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации с делом и настоящим определением надлежит передать для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 381 и 384 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, определил:

представление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации с делом передать для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.


Прокурор обратился в суд, чтобы обязать оборудовать здание школы помещением для медработников в соответствии с санитарно-эпидемиологическими правилами и нормативами.

Одна из судебных инстанций сочла, что, предъявив подобное требование, прокурор вторгся в компетенцию контролирующих органов. Органы прокуратуры не вправе подменять иные государственные органы. В данном случае такие органы власти определяются в соответствии с Законом о санитарно-эпидемиологическом благополучии населения.

При проверке оснований для передачи дела в надзорную инстанцию судья ВС РФ не согласился с этими выводами и указал следующее.

Основанием для обращения прокурора в суд явились результаты проверки, проведенной органами прокуратуры с привлечением специалистов органов санитарно-эпидемиологического надзора. Данное заявление было подано в интересах неопределенного круга лиц - несовершеннолетних, обучающихся в этой школе.

В силу ГПК РФ право прокурора на обращение в суд в интересах граждан, неопределенного круга лиц не ставится в зависимость от наличия полномочий на обращение в суд с аналогичными требованиями у иных лиц и госорганов. Полномочия прокурора, вытекающие из Закона о прокуратуре, не обусловлены наличием или отсутствием таких обстоятельств.


Определение Верховного Суда РФ от 27 мая 2010 г. N 75-ВПР10-1


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение